home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая, в которой герой узнаёт о себе кое-что новое

Малк сидел за столом в своей спальне и задумчиво буравил взглядом лежащую перед ним записку. Вроде бы всего четыре цифры и две буквы, а сколько всего с ними связано! Он невесело усмехнулся и принялся пальцем гонять листок по поверхности стола.

Йоррох, как же поступить?! Надо сказать в подобной ситуации он оказался впервые и потому чувствовал некоторую растерянность. Писать или не писать?

Мыслями Малк ещё раз вернулся к ситуации, в которой леди Марой передала ему этот код — её адрес в сети мыслеграфа — и покачал головой. Проклятье, ведь ничто их практически не связывает и чувств никаких друг к другу не испытывают, а выкинуть бумагу и забыть о Терри совершенно не хочется. И не важно что тому виной — пережитая близость или имеющийся перед ней долг — рвать отношения Малк не желал. А может всё дело в том, что он подсознательно воспринимает леди если не как друга, то… как партнёра? С которым можно и в бой пойти, и в развлечения с головой окунуться? Да Святые ведают! Кем он её точно не считал, так это своей девушкой.

Проблема не стояла бы столь остро, не требуй использование мыслеграфа денег. Отправил бы письмо и забыл… Да вот беда, стоимость передачи сообщения нормального размера способна пробить брешь и в более внушительных чем у него бюджетах. И значит нужно стараться ужать послание в пару-тройку коротких фраз. Но как это сделать?! Он ведь не о каких-то результатах рапортует и не распоряжения подчинённым отправляет, а подруге пишет! А раз так, раз лаконичным быть нельзя, то… проклятье, писать или не писать?!

За размышлениями Малк не увидел в окно как к его домику кто-то подошёл. И среагировал, лишь когда услышал, как хлопнула входная дверь и в прихожей раздались шаги.

Из головы моментально выдуло лишние мысли, он схватил лежащий рядом револьвер и, выскользнув из-за стола, спрятался за дверью. Школа Школой, безопасность безопасностью, но попав в засаду студентов внешней фракции, Малк избавился от последних иллюзий о спокойной жизни и вновь вспомнил об осторожности. Заглянуть «на огонёк» мог кто угодно, так что лучше чуточку перегнуть палку и потом извиниться, чем сдохнуть от руки незванного визитёра.

Створка тихонько скрипнула, открываясь. Послышался шорох одежды и гость — точнее гостья — застыл на пороге.

— Ма-аалк? — послышался подозрительный голос Змеи. — Ма-аалк! Я знаю, ты дома…

Малк мысленно помянул Йорроха и, незаметно сунув револьвер на полку, вышел из-за створки.

— Давно не виделись, Эйша! — поприветствовал он девушку.

Змея вздрогнула и стремительно повернулась к нему лицом.

— Малк, что за шутки?! — воскликнула она возмущённо. Затем неожиданно осеклась, окинула Малка оценивающим взглядом и… словно бы стала другим человеком. Изобразила томный взор, чуть приоткрыла рот и демонстративно провела кончиком языка по губам. — Или ты решил… поиграть со старшей соученицей, а? Ну так я всегда готова.

На этих словах каким-то нечеловеческим движением она сократила разделяющее их расстояние и попыталась грудью прижаться к Малку. Однако получилось это у неё не столько возбуждающе, сколько хищно, словно у ядовитой рептилии. И совершенно растерявшийся от такого поворота Малк рефлекторно выставил вперёд руку, пытаясь сохранить дистанцию. Получилось, правда, не слишком удачно. Ладонь легла девушке на шею и со стороны теперь выглядело так, будто он её душит.

— О-оо, какая экспрессия… — карикатурно закатила глаза Эйша, затем чуть отстранилась и, повернувшись к Малку спиной, неспеша направилась к постели.

В какой момент девушка успела расстегнуть сорочку и оголить правую лопатку, Малк не заметил. Зато машинально отметил удивительно белую кожу и наличие красной татуировки. Что за рисунок понять не было никакой возможности, но змеиный мотив угадывался чётко.

— Если ты не ещё не догадался, то я не возражаю продолжить разговор там… — совершенно по-деловому бросила Эйша через плечо и вильнула глазами в сторону кровати.

Всё ещё находящийся в полнейшем обалдении Малк нахмурился.

— Ты же вроде с Големом? Или я чего-то не понимаю? — спросил он.

— Я с тем, с кем хочу. Не больше и не меньше, — со знакомой хрипотцой ответила Эйша, останавливаясь. — Ну так что?

— Пожалуй в другой раз, — ответил Малк осторожно.

В отношениях он предпочитал играть более активную роль и подобный напор его как-то не вдохновлял. Как, впрочем, и вся эта ситуация. Вопрос в том, как воспримет отказ Эйша…

Однако девушка смотрела на подобные вещи с поистине мужской простотой.

— Как скажешь! — Эйша равнодушно пожала плечами и вернула одежду на место.

Затем, словно ничего и не было, повернулась к Малку лицом, обвела взглядом комнату и проследовала к единственному здесь стулу.

— Тогда займёмся делом… — Она плюхнулась на потёртое сиденье и, подперев щёку ладонью, потребовала: — Рассказывай, что там с тобой произошло пока я по делам Мастера моталась. Он вчера закончил свои эксперименты и сегодня-завтра потребует отчёта. Так что хочу быть готовой к любым его вопросам.

Мысленно обозвав гостью сумасшедшей, Малк кивнул и после короткой паузы принялся описывать события последнего месяца. Ну а так как основное, что случилось, это его столкновение с внешними студентами, то ему он и уделил больше всего внимания. Упомянул работу на Школу, описал нарастающее напряжения на тренировках и чрезмерную обидчивость своих противников. Но основной акцент всё же сделал на стычке с группой особо недовольных… Вот только Эйшу, как выяснилось, инересовало совсем не это. И установив факт драки, она моментально заинтересовалась поведением в ней Малка. Как двигался, как бил, какие чары применял… Малк даже толком всё не помнил. Однако Змея продолжала настаивать на подробностях, так что разговор затянулся.

— Ладно, я поняла. Вести правильное магическое сражение тебе пока не по силам, и во всех схватках ты делаешь упор на сочетание высокой Власти и развитого тела, — наконец вынесла вердикт Эйша и покачала головой. — Не то чтобы я одобряла такой подход… Но могло быть и хуже. По крайней мере ты не долбишь всех противников по голове здоровенной артефактной алебардой пока их защита не схлопнется, параллельно принимая контратаки на закалённые магией Земли мышцы!

— Это ты о Больдо? Мне казалось он весьма ловок в сражении… — удивился Малк.

— Сейчас да. Но до того как пришёл к учителю, не умел ровным счётом ничего! — презрительно бросила Эйша. — Это сейчас он второй по могуществу среди всех учеников господина Тияза, а до этого представлял собой удручающее зрелище.

— Ого, не знал, — нахмурился Малк.

— А ты думал почему я его Големом назвала? Именно за тупую мощь и силу! — бросила Эйша, а затем доверительно добавила: — Кстати, давать прозвища — мой талант! Всем нашим именно я придумала. — Отстранилась, выжидая, но так и не увидев нужной реакции, пояснила: — Да, тебе я тоже придумала!

Чувствуя подвох, Малк сдвинул брови.

— И какое же?

— Эттин. Сначала хотела Огром назвать, но… нет, Эттин тебе подходит лучше, — прищурив один глаз, сказала Эйша.

Благодаря колхаунским сказкам, Малк теперь неплохого ориентировался в народной демонологии. И кличка его не обрадовала. Мало хорошего, когда тебя сравнивают со злобным двухголовым великаном, но ещё хуже осознавать, что великан этот славен отсутствием интеллекта.

— А что насчёт остальных? Почему у них такие имена?! — нахмурился Малк.

— У Стево — первого и старшего ученика Мастера, идущего по пути мага Пепла и потенциально способного стать долгожданным Наследником Школы… Так вот у него — Крыс. Причём по очень простой причине: в бою он сражается, натравливая на противников стаю слепленных из Пепла конструктов в виде крыс, — с готовностью принялась объяснять Змея. — Тут сам понимаешь, другое имя захочешь и не дашь.

— А у Кэйталин Птица почему? — скривился Малк, вспомнив имя ещё одной ученицы господина Тияза, с которой они до сих пор не были знакомы. — Вместо крыс стаю птиц вызывает?

— Почти, — изобразила недовольную гримасу Эйша. — В бою она управляет огненным фениксом. Да так умело, что если Больдо не врёт, может даже на время с ним сливаться в единое целое.

— О! Тогда почему бы её именно так и не назвать — Фениксом? — оценил грозное имя Малк.

И тем самым наступил на больную мозоль Змеи.

— Потому что слишком жирно будет для этой стервы! Птица она и быть ей таковой, пока я жива!! — сорвалась на шипение Эйша, разом став похожей на подарившую ей прозвище ядовитую тварь.

Вспышка гнева Эйши заставила Малка удивлённо вскинуть брови. Как-то это было чересчур бурно для просто женского соперничества. И немного приоткрывало завесу над взаимоотношениями между учениками господина Тияза. Братской и сестринской любовью там точно не пахло.

А ещё его так и подмывало ехидно пройтись по второму имени самой Эйши, но он смог сдержаться… Впрочем девушка рассказала сама.

— Что до того, почему такая замечательная я и вдруг Змея… — Она по-мужски расхохоталась. — Ну уж точно не по тому, о чём там успел тайком нафантазировать! Я — Змея, потому что я — маг Родословной. И кровь монстра именно этой породы течёт в моих жилах. Ясно?

— Да! Но… — Малк помедлил, но решил сразу расставить все точки. — Но сразу скажу, что твой Эттин меня не устраивает. Никаких двухголовых великанов! — Он принялся мысленно перебирать наиболее подходящие слова и образы. В памяти тотчас всплыла до сих пор лежащая в саквояже маска Лиса, и Малк решительно кивнул: — Если уж без прозвища нельзя, то лучше я буду Лисом!

Почему-то ему думалось, что никаких сложностей с его просьбой не будет. И потому был сильно удивлён, когда Эйша в ответ обидно захихикала.

— Ты сейчас серьёзно?! — через смех выдавила девушка. — Малк, Святые ведают кем ты там себя мнишь, но кем ты точно не являешься, так это лисом. В глазах окружающих ты — здоровенный детина с двумя мясницкими тесаками. Не больше и не меньше! — Немного успокоившись, она добавила: — Конечно, ты можешь против этого выступать… как истеричка Кэйтелин… бороться и всячески сопротивляться, но для всех всё равно навсегда останешься огром, громилой, здоровяком или вовсе бычарой. Так что поверь, «эттин» далеко не худший вариант. Хотя бы звучит красиво…

Верить Эйше Малк не хотел, она зря сотрясала воздух. И упрямо решил, что ни на какие прозвища реагировать не будет и в будущем сделает всё, чтобы отбить у подобного рода шутников всякую охоту юморить на свой счёт. Он даже задумался о том, как бы это подоходчивей объяснить Змее — вот уж кто своему второму имени соответствует, так это она! — но тут девушка вдруг отвеклась. Бросила случайный взгляд под ноги, чем-то вдруг заинтересовалась, вскочила и начала оглядываться.

— Погоди, это ведь законченный Защитный Круг на полу, да? — спросила она, наконец, ткнув пальцем в почти правильный овал вокруг кровати.

Малк недовольно дёрнул уголком рта. Заметила всё-таки! И как теперь всё объяснять?!

— Он самый. Собственными руками линии вырезал и знаки Руноглифа наносил. Люблю, знаешь ли, чувствовать себя в безопасности! — попробовал отшутиться Малк.

Однако Змея была настроена неожиданно серьёзно.

— Хоть ты и Эттин, но мозги всё же имеешь. А значит просто ради развлечения защитный ритуал проводить не будешь, — принялась рассуждать она, не сводя с Малка взгляда. — И какой отсюда вывод? Правильно, ты чего-то боишься. А раз так… раз так, Мастер обязан об этом знать. — И прервав попытку объяснения Малка, решительно бросила: — Ничего не говори. Идём к господину Тиязу, вот там всё и расскажешь!

И не дав Малку опомниться, она выскользнула из комнаты.

Йоррох! Малк представил как совсем скоро будет рассказывать лишённому лица Младшему Магистру о своём противостоянии с карликом, и его прошиб холодный пот. А ну как после его объяснения господин Тияз увидит в преследовании Малка магом или существом неизвестной силы угрозу для себя лично? Что тогда?! Уж чем-чем, а чрезмерной гуманностью он точно не отягощён. За примером даже ходить далеко не надо: достаточно вспомнить не прошедшего отбор ученика, превращённого в немёртвого рыцаря, и воображение тут же начинает рисовать ещё более мрачные картины.

А всё Эйша, поимей её воинство Пекла! Занесла же её нелёгкая…

Ничего удивительного, что к Мастеру он шёл как на казнь. Ну а так как в гостях у Младшего Магистра Малк ещё ни разу не был, то от его жилища он подсознательно ожидал чего-то пугающего и в то же время невероятного. Может быть скрытого в тенях дворца с охраной из мертвецов, спрятанной под иллюзорными барьерами маленькой крепости с призраками на страже или вовсе таящегося в пространственной складке манора с десятком подчинённых демонов у входа… В общем чего угодно, но никак не обычного двухэтажного коттеджа на берегу моря, подходящего скорее для состоятельного Бакалавра, чем для жутковатого и могущественного Тияза Черепа.

— Зачем пришли? — вместо приветствия сказал Младший Магистр, едва они вошли в небольшую гостиную на первом этаже дома. Сам хозяин в этот момент, сидя на жутко неудобном даже на вид стуле, читал какой-то околонаучный журнал и от которого он даже не удосужился оторвать взора. — Эйша, ты же знаешь, что сегодня у меня выходной, и я не люблю отвлекаться на ерунду.

— Это не ерунда! — возразила Змея, ничуть не смущённая холодным приёмом. — Я совершенно случайно обнаружила, что у вашего нового ученика есть некая проблема, из-за которой он даже во внутренней фракции спит внутри Защитного Круга! И вот…

— Тихо! — шипение Черепа, казалось заморозило всё вокруг. Во всяком случае Малку показалось, что даже часы стали тише тикать. — Я сам посмотрю.

От журнала Младший Магистр так и не оторвался. Однако чтобы вывернуть Малка наизнанку, это ему и не требовалось. Малк вдруг ощутил, как его сначало сдавило невидимыми тисками, а затем незримые щупальца проникли в голову и принялись шарить в мозгах. Впрочем это мог быть лишь выверт восприятия — насколько верным было его понимание происходящего, он не имел ни малейшего представления. Чего уж там, вздумай сейчас Малк оказать сопротивление, и он даже сделать ничего бы не смог. Слишком велик был разрыв и во Власти, и в умении ею Владеть, и, Йоррох побери, в знании!

Всё, что ему оставалось, это терпеть. И надеяться на благодушие господина Тияза.

— Вижу старую метку на Духе… Работа сложная, хитрая, сильно завязанная на Смерти и Иллюзиях. Раньше, до перехода в ранг Ученика, с ней вполне можно было что-нибудь сделать, но сейчас… сейчас поезд уже ушёл. Она уже часть тонкого тела. И может быть разрушена лишь в ходе череды трансформаций Духа и тела, — заговорил господин Тияз бездушным голосом. — Что до остального… Нет ни следов вселения, ни потустороннего влияния или духовного перерождения под влиянием иномирной скверны. Он чист!

— Чист?! Но ведь есть метка! — воскликнула Эйша, отодвигаясь от Малка.

Господин Тияз издал свистящий звук, видимо заменяющий ему вздох, аккуратно закрыл журнал и отложил его в сторону.

— Теперь рассказывай, — приказал он Малку.

И Малк не без внутреннего напряжения принялся излагать свою историю взаимоотношений с этим дедом Бонифацием. Знакомство в поезде во время нападения террористов и последующие столкновения на почве контактов со Смертью, ожившие картинки, кошмарные сны и всевозможные подлости, завязанные на потусторонней активности — на эти темы Малк говорил максимально открыто, не скупясь на подробности. Умолчал он лишь о Семени Духа — раз уж исследование господина Тияза его не обнаружило, то и знать о нём ему не следовало.

— Дух из-за грани, вот уже год тебя преследующий и жаждущий сожрать… к тому же специалист по Смерти и Иллюзиям… Хм, это может быть кто угодно. Начиная от случайного обитателя какого-нибудь плана и заканчивая неправильно убитым демоном или бегающим от конечной смерти магом. Последние, кстати, встречаются довольно часто. В молодости с одним таким был даже знаком. При жизни он был Бакалавром Школы Песчаных бродяг, а после смерти пока не смог захватить себе подходящее тело полсотни лет преследовал род убийцы, — после короткого размышления принялся объяснять господин Тияз.

— То есть этот проклятый Святыми карлик жаждет украсть моё тело? — осторожно спросил Малк. Кажется его история никого здесь не удивила и уж тем более не напугала, а значит подобно Хордолу умывать руки никто не станет.

— Не обязательно. Укрепление собственного тонкого тела, похищение некоторых особых навыков, создание жизненно-важной призрачной марионетки, часть эволюции особо редкого Тайного Искусства в конце концов… Причин может быть великое множество! — развёл руками господин Тияз, что в его случае выглядело верхом эмоциональности.

— И как мне тогда быть? Чего ждать и с чем бороться? — спросил Малк озадаченно.

— А как ты раньше действовал? Беречься, осторожничать, а попутно становиться сильнее и набираться знаний, по возможности в самых разных сферах магии. Тогда, со временем, глядишь и либо метку уберёшь, либо карлика этого грохнешь… — Малку показалось, что Младший Магистр хищно усмехается, однако челюсти черепа были всё так же сомкнуты. — Защитный Круг, кстати, вполне себе действенная мера. Во внутренней фракции, как ты сам убедился, несколько излишняя, но вне Школы — обязательная.

Череп замолчал и снова потянулся к журналу. Словно ни Малк, ни Эйша его больше не интересовали.

— Мастер, и это… всё? Вы мне не поможете? — спросил Малк разочарованно.

Только-только пришло понимание, что жизнь его свела с достаточно сильным и знающим чародеем, чтобы не бояться «этого деда», как вдруг такое крушение надежд.

— Наличие врага или соперника — великолепный стимул к развитию. Другим приходится подобные ситуация специально организовывать, а у тебя уже всё само собой сложилось. Такую удачу надо ценить! — ответил господин Тияз и снова появилось ощущение хищной усмешки.

Про «стимул к развитию» Малку уже приходилось слышать раньше — аналогия была неприятна, и он недовольно нахмурился. Немедленно собрался возразить, принялся подбирать доводы, но… но затем глянул на то, что было у Тияза Черепа вместо лица, вспомнил про его падение и не произнёс ни слова. Если кто что-то и понимал в стимулах, то именно Младший Магистр. И не Малку с ним спорить.

Он уже решил было, что беседа окончена, когда господин Тияз вдруг снова повернул к нему голову.

— К слову о развитии… Ты закончил стабилизацию Нимба?

— Два последних посещения «давилки» хоть и не принесли никаких изменний, но… не знаю, — неуверенно ответил Малк.

Застой в уплотнении Нимба совпал с исчерпанием его запасов «Слизи илл-хота», так что в данный момент он ломал голову над тем, где раздобыть ещё пузырёк. И к такой постановке вопроса оказался не готов.

— Покажи как работает сбор! — приказал Череп.

Малк кивнул и мысленно активизировал формулу. До того медленно вращающийся Нимб моментально набрал скорость, и впитываемые Духом крохи Силы сменились на тоненькие ручейки. Причём произошло это гладко, ровно и совершенно естественно, без внешнего принуждения. Словно подобное было присуще Духу Малка с момента рождения.

— Отлично, — сказал господин Тияз удовлетворённо и, жестом отправив Эйшу прочь из комнаты, кивнул Малку на стул: — Раз фундамент для следующего рывка готов, пришло время обещанного тебе разговора. Садись.

Малк занял место по ту сторону стола, за которым сидел Младший Магистр, и выжидательно на него уставился.

— Ты уже убедился, что прежние методы тренировок не работают? — спросил господин Тияз, откинувшись на спинку стула.

Малк кивнул. О том, что Кристаллическое Сердце позволяет Духу развиться только до стадии Ученика, а дальше бесполезно, он знал и раньше. Но Мастер прав: принять данный факт он смог лишь сделав несколько пустых попыток.

— И что думаешь? — спросил господин Тияз.

— Нужно искать Тайное Искусство, максимальное близкое к тому вектору развития, что задало Кристаллическое Сердце, — пожал плечами Малк, немного помедлил и добавил: — И которое не будет вредить моему и без того… пострадавшему организму.

Последние слова понравились господину Тиязу, и он хрипло засмеялся.

— О да, отравление Жизнью не менее неприятно, чем отравление Смертью… или любой другой Стихией. И при неправильном выборе направления развития чревато самыми пугающими отклонениями в практике!

Намёк был понятен. Падение бывшего Наследника Школы Пепла очевидно было связано именно с отравлением Стихией, и, учитывая предпочтения Дома Черингар — врага Школы, Малк даже догадывался какой именно.

— И где ты думаешь брать нужное тебе Искусство? — продолжил импровизированный допрос господин Тияз. — Учитывая отсутствие связей и свою чёрную звезду в паспорте?.. Да-да, я знаю про твои проблемы с законом Борея…

Малк вздохнул. Ведь понятно, что Мастер подводит его к конкретной мысли, но зачем-то делает это окольными путями. Почему бы не сказать что нужно прямо?!

— Рассчитываю на вашу помощь. Благо после моего испытания на кладбище вы что-то подобное говорили…

Малк открыто встретил взгляд господина Тияза, но спустя пару ударов сердца отвернулся. Плещущаяся в глубине глаз Младшего Магистра Бездна откровенно пугала.

— На самом деле при наличии денег, времени и некоторого понимания того, как устроен этот мир, ты можешь достать несколько неплохих и вполне подходящих тебе Тайных Искусств. Достаточно добраться до хотя бы того же Содружества Ганзур, и местные за пять-шесть тысяч драхм продадут отличную трёхзёздочную методику развития… если не решат, что выгодней тебя продать на тот же Фэйду или не сдадут тамошней Тёмной Канцелярии, разумеется! — небрежно бросил в ответ господин Тияз и веско добавил: — Это я к тому, что есть возможность выбора и тебя никто не принуждает принимать мою помощь…

Младший Магистр замолчал, словно давая подумать. На что Малк едва не расхохотался ему в лицо. Никто не принуждает?! И это после того, как его уже поставили ранее перед выбором между ученичеством у Тияза Черепа и изгнанием с острова?! Подобное лицемерие он разве что в исполнении госпожи Леары наблюдал…

Впрочем в эту игру можно играть и вдвоём.

— Мастер, я всё понимаю. И готов самым внимательным образом выслушать любой ваш совет, — изобразив поклон, произнёс Малк.

— Хорошо, — удовлетворённо прошипел Череп. — Тогда слушай… Я хочу, чтобы ты занялся изучением Трёх Призрачных пульсов. Это голубое трёхзвёздочное Тайное Искусство, добытое мною в одном брошенном стиксонском форте в Яванском поясе. Оно укладывается во все имеющиеся у тебя ограничения на развитие и идеально состыковывается с Искусствами, в основе которых лежит Кристаллическое Сердце… Ясно?

Как здорово, «я хочу»! Не «тебе больше подходит», «не у меня есть подходящее для тебя Искусство», а именно «я хочу». Но главное… главное, что никто никого не заставляет! Малка так и тянуло выругаться, но он молчал и крутил услышанное в голове. Йррох! Голубое трёхзвёздочное Тайное Искусство… Это ведь всего два шага до фиолетового ранга, которым владеют лишь высокие Дома! Мало того, если он его примет, то ему и о дальнейшем развитии не придётся задумываться. По крайней мере до пика ранга Бакалавра он точно сможет дорасти.

— И в чём особенность Трёх Пульсов? Какие выгоды даёт в ходе практики? — спросил Малк заинтересованно.

— Главная особенность в том, что это упрощённая версия гораздо более серьёзного Тайного Искусства — Восемь Призрачных пульсов. Которое имеет имеет фиолетовый ранг и является частью той ветви развития, что практикуют некроманты нескольких Школ Стиксона, — со значением ответил господин Тияз.

— Некроманты… — протянул Малк.

О том, что для него жизненно важно на уровне Ученика изучать Смерть, он знал давно, но становиться некромантом… как-то это на его вкус было чересчур. В Борее такие маги почётом не пользовались.

— Чистый некромант из тебя уже не получится, можешь расслабиться. У всех следующих путями немёртвых магов в центре первого Нимба всегда ключ на план Смерти — таково требование Восьми Призрачных пульсов и других подобных Искусств, но вот упрощённая версия… здесь всё гораздо проще. И требования к практике далеко не столь жёсткие, хватит склонности Духа к Смерти, — принялся объяснять господин Тияз.

— А кто получится? — подозрительно спросил Малк.

— Неплохой марионеточник, — пожал плечами Младший Магистр. — С уклоном в Смерть и способностью на пике Бакалавра управлять одновременно тремя куклами… Ну а что именно это будут за куклы — артефакты, духи-элементали или специальные марионетки — зависит от тебя.

Малк озадаченно наморщил лоб. Всё что он знал о марионетках сводилось к паре параграфов из учебника для студентов андалорского Общества магов и короткому сотрудничеству с кукловодом-неудачником в бытность работы грузчиком на вокзале. И образцом для подражания чародеи данной специализации ему не казались.

Хотя другой стороны… господин Тияз ведь тоже марионеточник, который совсем не выглядит слабым или недостаточно влиятельным. Наоборот, по умению нагнать жути он далеко обогнал всех знакомых Малку магов. Авалонский Младший Магистр, давший бой демону, и тот внушал меньше уважения и страха, чем «какой-то кукловод» Тияз.

Так что может быть не всё так и плохо?

— Кажется мне не остаётся ничего другого, кроме как поблагодарить Мастера за щедрость, — с поклоном сказал Малк. — И я с радостью принимаю это Тайное Искусство!

Однако сказанного было явно недостаточно. Малк перехватил требовательный взгляд Младшего Магистра, и лишь тогда запоздало вспомнил о цене. Магический мир Мритлока стоял на том, что за знания надо платить и ничто не даётся даром. А значит имелась своя стоимость и у Трёх Призрачных пульсов…

— Мои долги перед вами только растут. И я понятия не имею как буду расплачиваться, — торопливо добавил Малк, разводя руками.

Сказанного оказалось достаточно, чтобы Тияз Череп перестал буравить Малка взглядом и медленно кивнул.

— Если ты про помощь со стабилизацией Нимба, то это долг перед Школой. Его ты выплачиваешь, работая во внешней фракции, — сообщил Младший Магистр. — К этому я не имею никакого отношения. — Далее он встал, подошёл к окну и замер, скрестив руки за спиной. — Что до обязательств передо мной… У Эйши есть список заданий, выполнения которых я жду от своих учеников. Настоятельно рекомендую заглядывать в него почаще!

Несмотря на то, что совет звучал как неприкрытая угроза, Малк несколько приободрился. Во взаимоотношениях с господином Тиязом наконец-то появилась некоторая определённость. И теперь больше не надо гадать, зачем Младшему Магистру вообще понадобился кто-то вроде него. Нужные ответы он сможет найти в списке Эйши… ну или хотя бы попытаться это сделать!

— А сейчас пойдём со мной. Раз уж ты решил практиковать Три Призрачных пульса, то чем раньше начнёшь, тем лучше! — бросил задумавшемуся Малку господин Тияз и, немного прихрамывая, направился в соседнюю комнату.

Причём о её существовании Малк узнал, лишь когда Младший Магистр самолично открыл дверь. До этого момента на месте входа виделась ровная стена, а в голову не приходила даже мысль о наличии на первом этаже коттеджа ещё одного помещения. Какой-то морок? Если добавить сюда же тот хитрый финт с обманкой из поединка с Жаком Ульем, то… то становится понятно, что интересы господина Тияза в магии выходят далеко за рамки общепринятых путей развития. И это делает его ещё более привлекательным в качестве наставника.

— В виде записей нужное тебе Тайное Искусство я не храню, но как ты сейчас убедишься при наличии хорошего инструмента они и не требуются, — проскрипел господин Тияз из глубины тайной комнаты, а когда Малк переступил порог, встретил его неожиданным: — Надеюсь ты лишён глупых предрассудков?

Малк вопроса не понял, да и не до того ему было. Помещение, куда его пригласил Младший Магистр, оказалось лабораторией, так что он — помня указание своего «начальника» от Тёмной Канцелярии — вовсю глазел по сторонам. Заставленные неизвестными реактивами столы, несколько несгораемых шкафов, сложная конструкция из медных трубок, магических кристаллов и циферблатов на одной из стен, колбы с уродцами всевозможных форм и размеров на добром десятке полок и… йоррох побери, парящее над колдовским рисунком в центре комнаты лицо. Просто одно лицо с провалами на месте глаз и рта, подсвеченное изнутри розовым светом.

— Ч-что? — переспросил Малк, уставившись на самый яркий экспонат в лаборатории учителя.

— Предрассудков, спрашиваю, лишён? — уже раздражённо спросил господин Тияз и, поманив пальцем лицо, заставил его перелететь к одному из столов. — Сам с моим самым ценным инструментом работать будешь или тебя заставлять придётся?

— А что делать надо? — спросил Малк, сглотнув.

История про коллекцию, которой его пугала Змея, приобретала совсем иное звучание.

— Ничего особенного: надеть маску и влить в неё пару эргов Силы, — пояснил господин Тияз и показал пальцем на стул. — Но сначала сядь!

Голос не располагал к пререканиям, так что Малк быстро выполнил распоряжение учителя. Стоило ему плюхнуться на сиденье, как маска мгновенно выстрелила в его сторону и «прилипла» к лицу. Он даже дёрнуться не успел. Пересилил первое желание сдёрнуть «обновку» и прислушался к себе. Каких-то неприятных ощущений необычный инструмент Черепа не дарил — на ощупь он был бархатистым и тёплым, — но всё равно вызывал подсознательное отвращение. И корни его крылись в происхождении маски. Почему-то Малк ни на мгновение не сомневался, что когда-то она была лицом живого человека.

— Не спи! — зло проскрипел Череп, и Малк, опомнившись, принялся выполнять нужную последовательность действий.

Сосредоточился, обхватил маску Властью, наполнил её двумя эргами Силы… и едва не выругался, когда в его Дворец Духа ворвался поток структурированной энергии. Процесс занял всего несколько секунд, но был настолько болезненным, что вся спина Малка покрылась потом.

— У тебя три дня на то, чтобы хорошенько всё изучить и закрепить в памяти. Иначе, полученное знание будет отторгнуто. Ясно? — небрежно бросил господин Тияз, жестом возвращая маску обратно в центр колдовской фигуры.

Малк, уже собравшийся было потребовать подробностей, вместо этого догадливо кивнул и скользнул сознанием в Дворец Духа. Быстро огляделся и среди имеющейся там зелени неожиданно обнаружил небольшой участок с голубыми цветами. Хватило одного касания вниманием, чтобы перед внутренним взором возник образ древнего рукописного фолианта и голос господина Тияза принялся читать описание Искусства Трёх Призрачных пульсов…

— Да, Мастер, яснее не бывает! — сообщил Малк, раскрывая глаза. И хотя следующий вопрос задавать ему не хотелось, всё же спросил: — Как быстро я должен освоить это Тайное Искусство?

Младишй Магистр издал холодный смешок.

— В нём шесть слоёв. Три изучаются на уровне Ученика, ещё три — на Бакалавре. И хотя, обычно после перехода в ранг Ученика маги расслабляются и начинают тренироваться спустя рукава, я этого не одобряю. Поэтому жду, что ты доложишь о завершении изучения первого слоя, через четыре-пять, может быть семь месяцев, — небрежно сказал господин Тияз, словно речь шла о сущей ерунде, а не об изучении трёхзвёздочного Тайного Искусства. — И как можно скорее подошёл к изучению того, что составляет истинную ценность Трёх Пульсов.

— Мастер, я буду стараться, но… после изучения Искусства ещё будет время вырасти до пика ранга Ученика. Десять лет же впереди! — осторожно возразил Малк.

Но Череп не желал ничего слушать.

— В Школах Стиксона настоящие таланты за два года не то что Тайное Искусство осваивают, а пика ранга достигают! — жёстко припечатал он.

— Но я не талант! — воскликнул Малк.

— Я знаю! Но если через полгода или около того не увижу подвижек в освоении первого слоя… Тебе это точно не понравится! — рявкнул господин Тияз.

После чего сделал повелительных жест, перед глазами Малка всё завертелось, и он осознал себя стоящим на крыльце дома Мастера, уткнувшимся носом в запертую дверь.

— Выставил? Бывает… — раздался насмешливый голос Эйши, которая как оказалась никуда не ушла и ждала его здесь. — По слухам Стево Крыса он однажды своей артефактной тростью отходил и тот две седмицы с постели не поднимался. Так что считай повезло.

Однако Малк от слов Змеи лишь отмахнулся и осторожно спросил.

— А в какого Святого верит учитель?

Отношение господина Тияза к угрозам, привычка магией выставлять надоедливых гостей за порог — со всем этим Малк уже сталкивался в Андалоре в храме Кетота. Если же вспомнить про любовь другого Младшего Магистра — Жака Улья — к месту и не к месту поминать Рзавиана, то вопрос веры могущественных магов было далеко не столь праздным, как могло показаться.

— Учитель? Верит? Да плевать он хотел на всех Святых вместе взятых. Он сам по себе. И верит только в себя, — засмеялась Эйша и знакомым движением потянула Малка за рукав. — Пойдём, наставник раньше говорил, что тебя надо приобщать к делам соучеников. И думаю сейчас самое время этим заняться…

Впрочем в тот день Малк с Эйшей не пошёл. Мозги кипели от внедрённого в них знания: полученную информацию было необходимо срочно «переварить» и сделать частью своей памяти. Причём уложиться следовало в три дня, и Малк до последнего не был уверен, что он справится.

Однако и бесконечно оттягивать знакомство с заданиями тоже не получилось.

Уже на четвёртый день Эйша сама заявилась в дом к Малку, сунула ему под нос стопку листков, буркнула «Разбирайся!» и бесцеремонно завалилась на кровать. У Малка мелькнуло было желание выгнать нахалку прочь, но он заглянул в первый же документ и… забыл, что хотел. Слишком любопытным оказался список заданий Мастера, чтобы обращать внимание на прочую ерунду.

— Восемь стеблей кровавника шестицветного, три корня зелёной лохматки, одиннадцать унций коры зелёной берёзы, один жёлудь Призрачного Древа… о, последнее я знаю! — пробормотал Малк, пробегая глазами по строчкам.

— Да, благодаря твоему испытанию ближайшие полгода никому из нас не надо будет ездить на это йоррохово кладбище, — сообщила Змея, закинув руки за спину и уставившись в потолок. — Ещё бы как-то с травами разобраться… Хотя мне только за корой зелёной берёзы осталось съездить, а вот Больдо за свою часть из списка трав даже не брался. Неудачник! Не уложится в срок — Мастер ему такой пистон под хвост заправит, что мало не покажется…

Малк заглянул в следующие шесть листов и в них также были перечислены каких-то редкие растения. Однако содержимое седьмого уже отличалось — там требовалось достать непонятную сущность крови демонического воина, а на восьмом и вовсе шло перечисление необходимых частей тела демонов и монстров уровня Охотник за плотью и даже Сборщика душ.

— Этим тоже ученики господина Тияза должны заниматься?! — спросил Малк ошарашенно и встряхнул потрясшей его бумагой.

— Ты про охоту на демонов? — Змея даже не повернула головы. — Да, но это не обязательные задания и за них идёт оплата. Если мне не изменяет память, то заказ на сердце Охотника за плотью оценивается в тридцать драхм и десять чёрных камней, а палец Сборщика душ стоит почти восемьдесят драхм и сорок камней…

— Не понял, что за камни? — нахмурился Малк, мимоходом отметив, что цены в драхмах страшно занижены.

— А, забыла… — Эйша покосилась на Малка и тяжело вздохнула. — Так господин Тияз оценивает те знания, что нам даёт. На тебе вот сейчас долг в пятьдесят камней, на Больдо почти в сотню, а на мне в три десятка.

— Чем дальше, тем хуже, — пробормотал Малк, растирая вдруг заломившие виски. Оказывается его долг имеет зримое воплощение в собственной валюте Мастера. Очень интересно. — А что насчёт Птицы и Крыса?

— Знаешь, вообще говоря, чужой карман это чужой карман, и лезть в него не следует. Но раз уж мы начали, то… Ни Стево, ни Кэйталин ничего Мастеру давно уже не должны: Крыс выплатил сам и помог Птице, — с плохо скрытым раздражением сказала Эйша. — И теперь их связывают с Мастером совсем иные чем нас отношения.

— Здорово, — криво усмехнулся Малк и отложил стопку листов в сторону.

Чем немедленно возмутил Эйшу.

— Эй! — воскликнула она, приподнимаясь на локте. — Ты до самого важного не дошёл! Самый последний листок…

Малк нахмурился, достал нужную бумагу и вчитался в текст.

Йоррох! Он действительно едва не пропустил то, что пропускать совсем не следовало. Своё первое персональное задание, стоящее к слову целых пять чёрных камней.

— Расследовать пропажу скота в деревне Мочёные Хутора, найти виновного и покарать. К работе разрешается привлекать местные органы правопорядка и представителей власти. Избегать любых сопутствующих жертв среди населения и массовых разрушений, — вслух прочитал Малк и посмотрел на Змею: — Расследовать? Серьёзно?!

Эйша пожала плечами.

— Остров Римма находится в зоне ответственности Школы Пепла. И власти имеют право просить о помощи в случае появления любой вредоносной магической активности. К тому же… — Эйша фыркнула. — Ведь именно ты первым столкнулся с источником данной проблемы, значит тебе эту тему и развивать!

— Я?! — вырвалось у Малка.

— Дорогой Эттин, не заставляй в тебе разочаровываться! — грозно сказала Эйша.

И только тогда до Малка дошло, что речь шла о его столкновении с кошкодемонами. Которые непонятно откуда появились в окрестностях внешней фракции и решили разнообразить рацион молодыми магами.

— А там точно те же самые твари? — спросил он подозрительно и принялся снова вчитываться в текст задания. Затем опомнился и добавил: — И я не Эттин!

— Эттин, Эттин… — отмахнулась как от мухи Эйша и продолжила: — Что до дела… Приедешь — узнаешь. Но можешь радоваться! Чтобы помочь втянуться в работу, в первый раз я буду тебя сопровождать. Радуйся!

Тут Малк не выдержал и помянул Пекло, заставив Змею хрипло расхохотаться…

В Мочёные Хутора они отправились в тот же день. Взяли уже знакомый экипаж и двинули вдоль побережья по направлению к Лакону. Однако до самого городка пару вёрст не доехали, свернули вглубь острова. И почти полтора часа тряслись по ухабистой дороге до нужной деревни.

— Нормального транспорта разве нет? — в какой-то момент спросил Малк, не выдержав болтанки и отбив все бока о стены кареты.

— Внутренним Мастерам и этого хватает, у них другие приоритеты в жизни и личному комфорту отводится крайне мало места. Что до остальных… остальные терпят. Или на свои деньги покупают то, что им больше по душе, — пожала плечами Эйша и, доверительно наклонившись к Малку, добавила: — Хотя если честно, то у остальных едва-едва хватает денег на собственное развитие, какая уж тут роскошь?!

Малка объяснение не устроило, на его вкус с аскетизмом Школа явно перебарщивала. Вот только кто он такой, чтобы лезть со своим мнением?

Как бы там ни было, но до Мочёных Хуторов они всё же добрались. Экипаж не без лихости затормозил перед домом старосты, сначала Змея, а потом Малк выбрались наружу, и немедленно принялись разминать затёкшие члены. Впереди их ждало весьма утомительное времяпровождение, заниматься которым ни один из них не желал. И оба старательно оттягивали тот момент, когда им придётся идти и искать представителей местной власти.

Однако те их нашли сами.

— Господа! Вы маги Школы Пепла, да благословят её директора и Мастеров Девятеро?! — из калитки в заборе внезапно выскочил бородатый мужик лет пятидесяти и принялся раболепно кланяться. — Я староста деревни, и счастлив видеть в ней столь славных чародеев!

— Маги, маги… — со вздохом сказала Эйша, покосившись на Малка. С одной стороны задание было его, но с другой… Именно Змея должна была учить Малка работать над заданиями Школы, а значит и общаться с местным населением предстояло тоже ей.

— Вот и славно, вот и славно, — запричитал староста и тотчас услужливо распахнул перед ними дверь. — Тогда прошу во двор. Только-только самовар поставили, за чаем будет ой как удобнее о нашем деле говорить…

Однако тратить слишком много времени на пустые беседы Малк не желал. И поняв, что Змея возражать местному начальству не собирается, планируя сделать их пребывание в йорроховых Хуторах максимально невыносимым, взял переговоры в свои руки.

— Где околоточный? — спросил он решительно.

Староста осёкся.

— Так ведь… я почему запрос в Школу-то отправил? Тварь, что к нам в деревню заглянула, именно околоточного-то первым и порвала, — с осторожностью начал он. — Сначала его, а потом знахаря нашего…

— И всё? — нахмурился Малк.

— Слава Святым, да! — поклялся староста, приложив ладонь к сердцу. И перевёл непонимающий взгляд на Эйшу.

Та пожала плечами.

— У господина Малка Эттина это первое задание, так что его невнимательности при чтении материалов вполне простительна… — со показным сожалением сказала Змея, повернулась к Малку и, достав из поясной сумки несколько заполненных бланков, помахала ими в воздухе.

Вот ведь стерва! Малк едва не взорвался. Значит были ещё бумаги, которые девушка из желания над ним поиздеваться даже не соблаговолила показать?!

Но демон уже вырвался из ловушки и толику уважения в глазах старосты он уже потерял, так что не оставалось ничего другого кроме как продолжать гнуть свою линию.

— Я не книжный червь, чтобы ковыряться в бумажках! Рассказывайте как всё было, — с каменным лицом сказал Малк.

И местный начальник с готовностью закивал…

Со слов старосты всё началось седмицу назад, когда местный околоточный во время обхода деревни пересёкся с неизвестной тогда хищной тварью и был зверским образом убит. Сначала все грешили на волка или рысь, случайно забредших в деревню, но затем из Лакона вернулся местный знахарь, провёл вскрытие, и… у жертвы обнаружилось отсутствие сердца и обычных почек. Что для жертв дикого зверя было несколько странно.

Знахарь сразу заподозрил демона, а вот староста больше грешил на заглянувшего в их глушь культиста. И настаивал на самостоятельных поисках — хотел выслужиться перед Школой. Что, как скоро выяснилось, было большой ошибкой. Они только успели пару раз пройтись с проверками по дворам, прочесали ближайшие рощи, как следующим утром тварь — теперь уже были свидетели, которые разглядели истекающий кровью призрак человека без кожи, но с головой быка — наведалась в дом уже знахаря и устроила там бойню…

— Знахарь был магом? — спросил Малк.

— Только-только вытянул на Адепта, а вот околоточный тот почти до пика ранга добрался… — с непонятной гордостью сообщил староста.

— А ещё Одарённые есть? — подала голос Эйша.

— Да чего им в нашей дыре делать-то? Они все в город рвутся… — грустно сообщил староста.

Малк и Змея переглянулись.

— Ну тогда новых убийств больше быть не должно. Тварь уже добралась до всех, кто её интересовал. И скорее всего сейчас она уже далеко отсюда! — сказала Эйша.

И Малк не стал ей возражать. Благодаря книгам, которые он последние месяцы читал по рекомендации Мастера, Малк отлично знал зачем кому-то могли понадобиться почки и сердце Одарённых. Всё дело в жизненной силе, которой у магов в разы больше, чем у простых смертных. И раз обладателей колдовских способностей в деревне не осталось…

Малку неожиданно пришла в голову идея.

— А где останки жертв? — спросил он, чувствуя как внутри разгорается азарт.

Староста странно на него посмотрел и перевёл взгляд на Эйшу — кажется он считал её в паре магов наиболее адекватной. Та успокаивающе кивнула.

— Дык, похоронили их давно. Три дня уже как… — осторожно сказал староста Малку.

— Веди! Хочу посмотреть на могилы, — потребовал Малк, подчёркнуто игнорируя поведение деревенского начальника.

Тот ещё раз вздохнул, помянул Девятерых и, закрыв калитку в свой двор на навесной замок, повёл их к деревенскому кладбищу. Оно располагалось в полуверсте от окраины деревни у самой опушки леса, так что многие могилы прятались среди деревьев. Привычной ограды здесь тоже не было — мир живых от мира мёртвых отделяло кольцо камней, почти потерявшихся в траве. Впрочем внутрь заходить и не понадобилось. Обе жертвы твари, даром что при жизни они считались в деревне уважаемыми людьми, были похоронены чуть в стороне от основного кладбища.

— Они… слишком плохо умерли, нельзя их к остальным, — набычился староста, поймав осуждающий взгляд Малка, а Эйша небрежно бросила:

— Местный обычай…

Малк равнодушно дёрнул плечом. В Колхауне у них тоже было полно заморочек с суевериями, но к своим, пусть даже мёртвым, они относились со всем уважением!

До двух свежих могил компания, к которой уже присоединились десятка полтора местных зевак, всё же не дошла. Остановилась в паре саженей. И Малк отправился дальше один — Эйша предпочла играть роль безучастного зрителя.

Присел на корточки у ближайшего могильного камня и, убедившись, что здесь похоронен именно бывший околоточный, запустил пальцы в рыхлую землю. Сосредоточился, сконцентрировал Власть на кончиках пальцев и с удовлетворением ощутил близость холодного сгустка энергии Смерти, смешанной с остатками жизненной силы. Недостаточно плотный, чтобы измерять его эргами, но вполне подходящий… для гадания.

— Что ты собрался делать? — спросила Эйша, всё же не сдержав любопытства и подойдя ближе.

— Просто небольшой эксперимент… — огрызнулся Малк.

Постороннее внимание его раздражало. Будь у него сейчас под рукой гадательные кости, так выручавшие его в Андалоре, всё было бы гораздо проще. Артефакты из демонической плоти сами брали на себя большую часть работы, и ему оставалось лишь правильно воздействовать Властью да не жалеть Силу. Но костей с ним больше не было, и Малк снова находился на перепутье, безуспешно пытаясь понять — сработает очередной ритуал или нет. И пусть теперь он понимал в прорицании много больше и мог избежать самых распространённых ошибок, гарантировать успех всё же не мог.

А тут ещё зрители, поимей их Йоррох своим флуром!

Волевым усилием стряхнув раздражение, Малк снова сосредоточился и нащупал найденный сгусток энергии смерти. Сформулировал чёткое намерение узнать местоположение убийцы, принялся шептать нужную гадательную формулу и… к своему потрясению вдруг осознал, что категорически не хочет заниматься здесь прорицанием. Не потому что боится, чувствует угрозу или предполагает неудачу — наоборот, надежда на успешное гадание вдруг сменилась твёрдой уверенностью! — а просто не хочет. Словно задуманное противоречило каким-то внутренним его принципам.

От понимания абсурдности происходящего с ним Малк ошеломлённо выпрямился и медленно отряхнул ладони. Насколько было бы проще, будь это результатом внешнего воздействия, но… увы, ничего такого он не замечал. Странное нежелание гадать, используя посмертную энергию околоточного, было его собственным, пришедшим из глубин разума, оттуда, где хранилась память о…

— Клятва!!! — прошептал Малк потрясённо.

Клятва всегда и везде быть верным Человечеству и не вставать под знамёна Пекла — вот корень проблемы. Используя посмертную энергию околоточного, Малк приближался к той области магии, за которую традиционно «отвечали» демоны, и это пусть не напрямую, но конфликтовало с данным перед лицом статуи Кетота словом. И именно поэтому Малк подсознательно не желал гадать на остатках жизненной Силы, густо замешанной на энергии Смерти, несчастного околоточного.

— Что случилось? — спросила Змея обеспокоенно.

Однако Малк лишь отмахнулся.

— Ничего… — Затем повернулся к старосте и ни на что уже точно не надеясь, спросил: — А могильник для падшей скотины у вас есть?

Начатое следовало доводить до конца. И раз насчёт людей у него нарисовались неожиданные запреты, следовало проверить силы на животных.

— Есть как не быть. Аккурат вон за тем ельником… — вместо старосты ответил какой-то мужик, и остальные зрители одобрительно загудели.

Малк благодарно кивнул и решительно отправился в указанном направлении… Чтобы спустя десять минут замереть перед участком свежевскопанной земли.

— А здесь что? — спросил он подозрительно. — Почему комья ещё сырые…

— Так мы ж это… корову знахаря здесь закопали, и коня околоточного тоже… — вдруг став жутко косноязычным, заговорил староста.

И тут уже не утерпела Эйша.

— А кто говорил, что только околоточный и знахарь погибли?! — зашипела она точно змея.

Староста принялся переступать с ноги на ногу, пряча глаза.

— Разве скотина это люди? — наконец выдал он, заставив Эйшу шептать ругательства.

— Как они умерли? — пресёк бессмысленное выяснение отношений Малк, опускаясь как и у могилы околоточного на корточки.

Староста со вздохом пожал плечами.

— Да кто же его знает… Ни крови, ни требухи по стенам… Просто сдохли и всё. Ну а мы, жадничать не стали и сюда их сволокли. Что там и как не понятно, но то что тварь тому виной, даже немагам понятно…

Дальнейшее Малк уже не слушал. Снова запустил пальцы в землю, ощутил сгусток посмертной энергии, сконцентрировался на гадании… и через секунду вскочил.

На этот раз всё было по-другому. Никакого внутреннего отторжения, никакого сопротивления Силы… Магия с неожиданной готовностью подчинилась его воле, словно он не Ученик с изуродованным Даром, а опытный прорицатель. И тому могло быть всего два объяснения. Либо так проявляло себя использование гадательных костей в ритуале трансформации Власти — хоть Малк о подобном и не слышал, но оно вполне укладывалось в логику законов магии, — либо… либо запрос «где убийца» производился в непосредственной близости от объекта поисков.

Словно подтверждая данные выводы, ритуал вытянул из его резерва единственный эрг Силы, соединил его со сгустком посмертной энергии, таящимся под землёй, и… заставил выплеснуться куда-то вовне, попутно создав в воздухе перед Малком сотканную из тумана стрелку.

Стрелку, наконечник которой смотрел строго вниз.

— Назад!! — даже быстрее Малка среагировала Эйша, абсолютно верно интерпретировавшая происходящее.

И сама подала пример, отскочив подальше от участка свежевскопанной земли. Малк с радостью последовал бы за ней, но из-за ритуала его немного повело. Так что он оступился и упал на одно колено. А когда поднялся, отступать было уже поздно. На глазах у остолбеневших зрителей из-под земли выплыла тварь из рассказа старосты. Полупрозрачная, напоминающая лишённого кожи мускулистого человека с головой быка, и очень, очень злая!

— А-ааа!!! — истошный вопль кого-то из деревенский нарушил оцепенение, и пришедшие поглазеть на работу магов зеваки с завываниями рванули по направлению к деревне. Попутно едва не стоптав Эйшу.

Так что на какое-то время Малк остался с тварью один на один.

Быкоголовый, продемонстрировав зачатки разума, выгоду ситуации моментально оценил и кинулся к кажущемуся беззащитным магу. На лету уплотняясь и приобретая черты вполне реального, а не бестелесного монстра.

Только Малка неожиданными поворотами было не удивить. Немалый опыт даже в таком положении позволил сохранить голову трезвой, и, оценив перспективу схватки с обретшей плоть тварью, он сам рванул ей навстречу. Согнул пальцы на манер когтей, сконцентрировал на самых кончиках Власть и сложным движением вцепился человекубыку в грудь. Находящийся в пограничном состоянии монстр ничего не почувствовал и расплылся в уродливой улыбке, стереть которую получилось, лишь когда за физическим ударом последовала атака Рассеиванием. Для призрачного тела, разрушающая энергитические структуры магия оказалась весьма неприятным сюрпризом. Тварь истошно завыла и резко отшатнувшись, последним усилием воплотилась в реальном мире. Как знак успешного удара, на груди у неё осталась рваная рана, лишь самую малость не доставшая до сердца.

Вот только Малка теперь устраивал и такой вариант. Плавным движением вытянув из-за спины проклятый нож, он снова сократил дистанцию и в длинном выпаде попробовал довершить начатое. Клинок нацелился точно в центр раны — если бы атака Малка закончилась успехом, то на этом бы бой и закончился! Однако списывать тварь со счетов было ещё рано. В последний момент быкоголовый перехватил руку с ножом за запястье, а когда немного растерявшийся Малк попробовал освободиться, ответил мощный пинком в грудь.

В тот миг Малку показалось, что его лягнула настоящая корова. Рёбра протестующе затрещали, дыхание перехватило, и он точно пушечное ядро отлетел в соседние кусты. Причём противник и не думал ему давать шанс прийти в себя. Быкоголовый сразу же кинулся за ним следом и… и с ходу влетел в возникшее перед ним облако сине-зелёного тумана. В облако, которое не только смогло его удержать лучше иных цепей, но и принялось разъедать его тело точно сильнейшая кислота.

— Малк, Йоррохов ты сын!! Вылезай и вжарь этой мерзости всем, что у тебя есть в запасе!! — сквозь стиснутые зубы простонала Эйша, чья магия и спасла Малка от новых травм. — Долго я его не удержу, мой яд его плохо берёт!

Девушка замерла в трёх саженях от монстра и, вытянув в его сторону отсвечивающие сине-зелёным пламенем руки, словно бы стискивала пальцами нечто невидимое. И судя по искажённому напряжением лицу, справлялась она с трудом.

— Уже иду, — прорычал Малк, выпутываясь из кустов и одновременно запуская «лечилку». — Мне нужна пара минут!

Боль в груди тут же сменилась ощущением как от сотен и тысяч муравьёв, запущенных под кожу. Но он этому не уделил ровным счётом никакого внимания. Главное сейчас было разобраться с тварью, всё остальное — потом!

С тоской посмотрев на так и не выпущенный из руки проклятый нож, Малк покачал головой и его остриём принялся вычерчивать вокруг пленённого монстра оградительную линию. Благо набив руку с Защитным Кругом, он мог это делать весьма и весьма быстро.

— Идиот, что ты делаешь?! — процедила Эйша. — Просто зарежь бычару!!!

— Рад бы, но боюсь против него это всё же не сработает… — пыхтя ответил Малк.

И дополнив рисунок десятком знаков Руноглифа, замер, сложив перед грудью ладони и мысленно настраиваясь на необходимое для экзорцизма ощущение. Сформировал эмоциональный посыл к силе Четвёртого Святого, вложил в него более половины резерва, скрутил всё Властью и… и хлопнул засветившимися золотом ладонями по земле за границей нарисованного круга. Линии колдовской схемы отозвались мощной вспышкой жёлтого света, вторя которой человекобык тоскливо завыл и принялся вырываться с утроенной силой.

Однако было уже поздно. Уже изрядно поредевшее облако магии Эйши вдруг заиграло всеми оттенками радуги, закрутилось вихрем, а затем словно бы втянулось в тело твари… чтобы спустя удар сердца обернуться столбом пламени, очень похожим на то, что терзало Дух Малка во время ритуала трансформации Власти.

Когда же оно опало, то от человекобыка не осталось ни следа.

— Не знала, что ты владеешь экзорцизмом, — сказала Эйша хриплым голосом и осторожно опустила подрагивающие руки. — Вроде слабый гад, а неудобный просто сил нет. Скользкий, противный… Самый неудачный для меня противник. Во всяком случае пока не стала Бакалавром…

— А что изменится тогда? — не удержался от вопроса Малк, разглядывая ладони.

Пропущенная через них Сила повредила кожу и ту теперь ощутимо жгло.

— Бестелесные перестанут быть для меня проблемой, — пожала плечами Змея. — Знаешь ли, одно из преимуществ мага Родословной в том, что ты всегда знаешь, какой маршрут выберешь, шагая по дороге развития… — После чего прищурившись посмотрела на Малка. — А вот с тобой всё гораздо интереснее. Мало того, что жреческие штучки знаешь — хоть это и нередкость, — так ещё и умеешь к месту их применять! Вот откуда тебе было известно, что экзорцизм против этого человекобыка сработает?!

— Я и не знал, — Малк усмехнулся. — Но догадывался. В Андалоре в схожих ситуациях он меня пару раз выручал, так почему бы не повториться этому и здесь?

— Да? Ну тогда кажется знаю, на какое задание тебя следует выманить, когда прорвусь в Бакалавры. Там твои навыки будут в самый раз! — совершенно серьёзно заметила Змея, но пояснять свои слова категорически отказалась. Лишь на вопрос о своей странной уверенности в скором повышении ранга, покровительноственно улыбнулась: — Что поделаешь, такой удел гениев!

Малку оставалось только сдавленно выругаться…

Увы, никаких трофеев победа над быкоголовым им не принесла. Демоническая плоть после смерти твари моментально распалась в грязную жижу, которая быстро впиталась в землю. И ни костей, ни каких-то иных полезных частей не осталось.

Единственная радость, это благодарность селян. После того, как вернувшиеся в деревню Малк и Эйша смогли убедить прячущегося в доме старосту в гибели демонического монстра и даже сопроводили его с инспекцией на кладбище, довольный глава Мочёных Хуторов вдруг так расчувствовался, что вдобавок к бумаге о завершении задания расщедрился ещё и на денежную награду. Малк и Эйша получили по три драхмы, что может и выглядело как сущая мелочь для богача вроде Жака Улья, но для сильно поиздержавшегося Малка стало настоящим спасением. Как и для готовящейся к переходу в Бакалавры Змеи.

Так что домой студенты Тияза Черепа возвращались несколько повеселевшими.

— Слушай, Эйша… А как здесь вообще зарабатывают? — неожиданный денежный приз натолкнул Малка на новую мысль. И он поспешил её озвучить.

— Если нет хорошей профессии с устоявшейся клиентурой, то выполняют задания, конечно, — по-мальчишески ухмыльнулась Змея.

— Но этого мало! — возмутился ответом Малк.

— Так бери больше! — парировала Эйша, словно сетуя на непонимание Малка. После чего рассмеялась: — И учись находить общий язык с местными. Как видишь, это полезно!

— Да кто спорит… конечно полезно! Только если постоянно работать, времени на тренировки может и не хватить! — нахмурился Малк.

И услышав вполне ожидаемое «Старайся успевать!», отвернулся к окну. Он весь прошлый год так старался, и больше что-то не хотелось! Но с другой стороны… если Эйша не знает ответа на его вопрос, это ведь не означает, что его не существует, правильно? А раза так… раз так, то этим следует заняться. Во всяком случае потом, когда появится чуть больше свободного времени. Сейчас же дома его ждала практика нового Тайного Искусства, и Малк был уверен, что пока не достигнет в ней хотя бы минимального понимания, ни чем серьёзным заняться не сможет!


Глава пятая, в которой герой живёт спокойной мирной жизнью | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава седьмая, в которой на остров Римма приходит Ночь