home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая, в которой на остров Римма приходит Ночь

Хранилище Артефактов во внешней фракции Школы Пепла представляло собой лишённое окон полуподвальное помещение со стенами из корабельной брони и входной дверью, толщине которой позавидовали бы иные банки. О магической защите и говорить не стоило — Малк даже на своём уровне развития ощущал работу по крайней мере трёх следящих заклятий.

— Опять за Зеркалом? — Из подсобки, позёвывая, выглянул работник хранилища.

— А зачем же ещё?! — поморщился Малк. — Уж точно не потому, что у меня чересчур много драхм, и я решил по доброте душевной добровольно с ними расстаться…

Ответом ему стал лишь вежливый смех работника — так и не ставший Адептом Одарённый опасался чересчур фамильярничать с Учеником.

Что до Йоррохова Зеркала Друзала, то ситуация с ним и вправду была… сложной. Руководство Школы не торопилось заниматься благотворительностью и задрало ставку аренды артефакта до одной драхмы в день. Если для дворян и детей богачей это и не было чем-то особенным, то для кого-то вроде Малка сразу ложилось весьма тяжким бременем на бюджет.

И ведь ничего не сделаешь, ничего!!

Нет, сначала Малк пытался практиковаться в новом Тайном Искусстве, что называется, «честно», без внешних инструментов. Не из каких-то идеологических соображений, разумеется, а просто за неимением денег — на тот момент вместе с полученным от старосты Мочёных Хуторов подарком у него было всего восемь драхм. Однако когда спустя месяц нашёл-таки себе источник дохода, а заодно убедился в крайне низкой результативности чистых тренировок — освоение первого слоя Трёх призрачных пульсов едва-едва сдвинулось с мёртвой точки, — то сразу же озаботился арендой Зеркала. Точнее, сначала попробовал его купить, даже съездил ради этого в Нимад и Лакон, но не найдя ничего подходящего для ранга Ученика, был вынужден воспользоваться услугами школьного Хранилища Артефактов. И теперь зная о тамошних расценках, он совсем не удивится, если кто-нибудь скажет, что это именно руководство Школы убрало с рынка техномагических устройств двухзвёздочные Зеркала.

Но и это не всё! Для получения артефакта мало иметь нужные средства, необходимо ещё и накопить некоторые квалификационные баллы. Та самая внутренняя валюта Школы, стимулирующая студентов выполнять нужные для руководства задания. И слава Святым, что Малка так удачно нагрузили работой в качестве «груши для битья». Как выяснилось, получаемых за неё баллов вполне хватало, не только чтобы покрывать ежемесячные выплаты по долгу за стабилизацию Нимба, «бесплатно» питаться в столовой и жить в собственном домике, но и иметь доступ к Хранилищу. Одно слово — повезло!

Ещё бы эти баллы шли в зачёт его кредита у господина Тияза, но увы, увы. Чёрные камни Младшего Магистра с внутренней валютой Школы никак не пересекались и от персональных заданий было не отвертеться…

Однако в данный момент всё это Малка волновало мало. И стоило заполучить в свои руки артефакт, он целиком сосредоточился на практике нового Тайного Искусства. Той вещи, что должна открыть перед ним двери могущества.

— Держите. Как всегда, возврат не позднее полуночи. Иначе штраф! — Из подсобки вернулся работник Хранилища и поставил перед Малком коробку с Зеркалом.

Малк придирчиво осмотрел артефакт на предмет повреждений — полностью прозрачный куб с двумя окулярами на одной стороне и плавающей внутри решётчатой сферой хоть и имел с одной стороны несколько царапин, но на функциональности они никак сказаться не могли, — одобрительно кивнул и, прижав Зеркало Друзала к груди, покинул подвал. Впрочем ушёл он недалеко. Зал для медитаций находился в соседнем здании, Малку потребовалось лишь пересечь аллею и зайти в первую же дверь. А там… нашёл свободный столик, снарядил артефакт к работе и начал тренировку.

Раньше ему казалось, что опыт работы с Дождём Боли и Кристаллическим Сердцем станет серьёзным подспорьем в изучении следующего Тайного Искусства. Что там может быть принципиально нового? Всё то же погружение в Дворец Духа, та же настройка на колдовские фигуры и выстраивание циркуляции Силы… Ан нет, реальная практика быстро расставила всё по своим местам. Сложность занятий Тремя Призрачными Пульсами находилась на совершенно ином уровне! И дело было не в каких-то особенно головоломных образах, цепочках символов или способности к концентрации Власти — хотя это тоже присутствовало. Нет, главная трудность в освоении «подарка» господина Тияза крылась в понимании метафизических принципов Искусства. В том, что плохо поддавалось описанию, не укладывалось в рамки примитивных словесных схем и требовало свободного владения принципиально новыми смысловыми концепциями. Не начни Малк с подачи Мастера изучать философию магии, и новое Тайное Искусство ему точно оказалось бы не по плечу!

А ещё только после начала занятий стало ясно, почему для передачи Трёх Пульсов Черепу понадобилось использовать посредника в виде загадочного лица-маски. Вместе с описанием Искусства пугающая «игрушка» давала понимание всех необходимых для тренировки первого слоя правильных настроек тонкого тела и выводила на нужные ощущения в практике. И это настолько облегчало обучение, что у Малка просто не находилось слов…

Очистив разум и отринув эмоции, Малк сформировал перед внутренним взором первый цветовой узор и, прислушиваясь к возникающим внутри Дворца Духа вибрациям, принялся корректировать ориентацию фокусирующих кристаллов и расположение пластин с колдовскими печатями. Ощутил усиление ментальной «дрожи», зафиксировал состояние и… следующий узор, следующее изменение настроек!

На двенадцатом шаге во Дворце чуть выше и левее Кристаллического Сердца возникло радужное мерцание, сложившееся в «диск» с сакральным рисунком. Внешне примитивным, но приобретающим невиданную глубину при более внимательном взгляде. Появлялось ощущение, что таящиеся за разноцветными линиями и пятнами смыслы как-то меняют мышление, капля за каплей преображают и трансформирую Дворец Духа, изгоняют лишнее и приумножают действительно ценное в тонком теле…

Увы, долго сохранить подобное состояние у Малка не получалось. Уже через час после начала тренировки, истратив пятнадцать эргов Силы, он терял концентрацию и загадочный «диск» пропадал из Дворца. Так повторялось раз за разом. И о том, что какой-то прогресс всё же был, Малк мог судить лишь по всё более и более ясному сакральному узору. Который рано или поздно обещал стать настолько чётким, что он намертво впечатается в реальность Дворца и уже больше никогда не исчезнет.

Завершения создания первого «диска» — а значит и прохождения первого слоя — Малк ждал где-то через пару месяцев. Будь у него доступ к источнику Пневмы или чистой Смерти, то было бы быстрее, но пока он мог рассчитывать только на собственные силы. Которые были, увы, не беспредельны. Те же пятнадцать эргов, уходящие на тренировку, Малк восстановил бы в подходящем источнике часов за семь, затем ещё раз повторил практику Трёх Пульсов и, как следствие, сократил оставшееся время занятий до месяца или около того… Однако ничего подобного у Малка не было. Единственный источник Школы представлял собой адскую смесь Огня со Смертью, что совершенно не подходило для его занятий. И слава Святым, что ему хотя бы пока не требовались эликсиры. Иначе совсем беда!

Ну да ничего, главное дело двигается и столь непростые в освоении вещи постепенно обретают духовное воплощениие. Сначала первый слой, второй, третий… А там и до завершения освоения всего Тайного Искусства рукой подать! И тогда Малк наконец-то снова начнёт развивать свои способности, шаг за шагом приближаясь к вершине ранга. Благо путь этот больше уже не был затянут туманом.

Единственное, что немного беспокоило Малка, это засевшее в глубине его Духа Семя. После трансформации Кристаллического Сердца оно больше никак себя не проявляло. Не помогало налаживать связи между новым и старым Искусством, не добавляло знаний, не расширяло способности и не трансформировало Три Пульса в нечто принципиально иное. Его словно бы не существовало! И если бы Малк своей Властью не ощущал слабые отголоски его присутствия в своём Дворце, он решил бы что чужое Наследие разрушилось в процессе перехода на новый ранг.

Или всё дело в том, что Три Призрачных Пульса ещё не завершены?! Кристаллическое Сердце начало сплавляться с Дождём Боли уже много позже завершения их освоения, а значит и с новым Искусством могло быть точно также. И какие-то шевеления следовало ждать не раньше, чем Малк станет Бакалавром и не пройдёт в своей практике через все пять слоёв… Так получается? Ответа Малк не знал. И хотя он рад был бы обратиться за советом к учителю, делать это всё же опасался. Непонимание мотивов господина Тияза, принявшего в помощники и ученики откровенно бесталанного мага, будило слишком много подозрений и на корню рубило любые ростки доверия…

По окончании тренировки оставлять у себя Зеркало Малк не стал и сразу же вернул его в Хранилище. И так как в этот день занятий со студентами госпожи Мины не ожидалось, сразу же направился в кабинет к Жаку Улью. С толстяком он не виделся уже больше четырёх седмиц и у того наверняка накопились вопросы.

— Давно не виделись, «ассистент»! — вместо обычного приветствия сказал его несостоявшийся наставник, едва Малк появился на пороге. — А я уже было решил, ты так увлёкся служением Черепу, что сюда совсем дорогу забыл.

Малк изобразил на лице виноватую улыбку. Возразить было нечего. Он и вправду слишком долго избегал визитов к толстяку. И оправдание придумать было сложно. Не скажешь же, что тебя вполне устраивает роль ученика и ты тяготишься необходимостью доносить на своего учителя! Причём не из-за какой-то особой верности к господину Тиязу — нет, настолько крепкие узы их ещё не связывали да и свяжут ли, — а просто из-за общей порочности подобного рода действий…

— Забыл? Как можно! — всё же попытался изобразить возмущение Малк и извиняющимся голосом добавил: — Просто всё как-то так сложилось: тренировки, учёба… С господином Тиязом, опять же, практически не виделся и заданий от него не получал…

Малку казалось, что этих слов будет вполне достаточно для оправдания, и он был совершенно не готов к взрывной реакции толстяка.

— То есть теперь ты здесь решаешь, когда и как приходишь ко мне на доклад?! — на манер злящегося Тияза Черепа, прошипел Жак Улей. — Так получается?!

Обычно благодушное лицо толстяка вдруг исказилось и в сторону Малка выстрелил сгусток структурированной магии Жизни. Он даже вздрогнуть не успел, куда уж там защититься, как заклинание Младшего Магистра вошло ему в грудь, кислотой растеклось по жилам и заставило застыть в колдовском ступоре.

— Надо было сразу это сделать, чтобы избавить от иллюзий и указать твоё место. Но я, увы, слишком добр… И все этим пользуются! — сообщил самодовольно толстяк, понаблюдав некоторое время за потугами Малка пересилить его магию и вернуть себе способность к передвижению.

Картинно щёлкнул пальцами и… похолодевший от ужаса Малк, переставляя конечности точно деревянная марионетка, сначала пересёк комнату, а затем, вопреки своей воле, принялся передвигать тяжёлый комод около одной из стен. Не помогли ни его явное нежелание это делать, ни сопротивление с помощью Власти, ни использование Рассеивания — Малк оказался просто не в состоянии сломить колдовское воздействие Младшего Магистра. И стал его живой куклой.

— Вот, теперь в самый раз… — Жак Улей окинул критическим взглядом новое местоположение шкафа и удовлетворённо кивнул. — Знаешь ли давно собирался это сделать, да всё недосуг. А тут ты так удачно подвернулся… — И издевательски добавил: — Так что спасибо тебе!

В тот же миг Малк ощутил, как к нему вернулась способность управлять собственным телом, и он обессиленно рухнул на так удачно оказавшийся рядом стул.

— Урок понятен? — уточнил толстяк, удовлетворённо причмокнув губами.

— Понятен… господин Жак, — через силу выдавил из себя Малк, утирая льющийся по лицу холодный пот.

До настоящего момента он ещё никогда не испытывал ничего подобного. Пережитое чувство абсолютной беспомощности, слабости и тотального унижения чернильным пятном легли на его самолюбие и породили не страх, как возможно ожидал маг-призыватель, а глухую ярость. Ярость, которой он никак не мог дать выхода!

— Подобная небрежность больше не повторится, — продолжил он, приложив все силы, чтобы не показать бушующие внутри эмоции.

И, судя по реакции, господина Жака ему удалось.

— Вот и ладненько… Так что ты мне расскажешь сегодня о своём «наставничке»? — с видом пастуха, вернувшего заблудшую овцу в стадо, спросил толстяк.

Малк дёрнул щекой. После столь жёсткого прессинга со стороны куратора — пожалуй именно как к куратору от Тёмной Канцелярии к толстяку теперь и стоило относиться, безо всех этих «несостоявшихся наставников» — требовался чёткий и ясный ответ. Но вот с этим и была проблема.

— Прошу прощения, но… докладывать по большому счёту не о чем. За те два месяца, что прошли после получения от Младшего Магистра Тияза Тайного Искусства, я с ним виделся всего два раза. И за рамки короткого обсуждения моего понимания Трёх Пульсов мы не выходили, — сказал он осторожно.

Жак Улей недовольно засопел. Затем окинул Малка придирчивым взором и хмыкнул.

— Про свои успехи в тренировках можешь не рассказывать. Вижу, что даже едва прикоснувшись к изучению Искусства Смерти, ты уже получил кое-какую пользу. И дисбаланс между телом и Духом начал потихоньку исправляться…

Малк, который и сам уже заметил, что с некоторых пор ощущает себя… свободнее что ли. Словно раньше у него была некая застарелая проблема, давно привычная и потому незаметная, а теперь она вдруг стала отступать, принося вполне ощутимое облегчение. И в комментариях куратора не нуждался. Однако всё равно с подчёркнутым уважением кивнул.

— Меня Тияз интересует, понимаешь? Так что давай с самого начала всё, что про него вспомнишь. И не беда, если придётся повториться. Понял? — сказал Младший Магистр вальяжно.

— Конечно, господин Жак, — Малка аж воротило от собственной услужливости, но изменить он ничего не мог и приходилось сжав зубы терпеть. — Но сразу скажу, что интересующую вас легендарную коллекцию «лиц» Тияза Черепа я не видел! Единственное, с чем пришлось столкнуться, это артефактная маска… Но я не уверен, следует ли её считать нужным «лицом»…

— Ты про Морду? — странным голосом, в котором угадывались нотки чёрной зависти, спросил Жак Улей. — Это не совсем то, но… про неё во всех подробностях! Слышишь?! Во всех!

Малк, впервые узнавший, что загадочный инструмент, посредством которого он изучил новое Тайное Искусство, имеет название, даже немного растерялся от подобного напора. Эта… Морда настолько уникальна? Или жгучий интерес к ней куратора Тёмной Канцелярии имеет какую-то другую причину? Вопросы множились, но ответы на них никто давать ему не спешил. И он, вздохнув, в который уже раз принялся описывать свой опыт знакомства с необычным магическим инструментом Тияза Черепа…

Видимо история Малка оказалась достаточно интересна, потому как под конец встречи к Жаку Улью вернулось благодушное настроение, и он принялся посматривать на своего… видимо всё-таки агента с молчаливым одобрением. И Малк, сделавший достаточно уступок своему характеру, не удержался и повернул беседу в несколько неожиданное для толстяка русло.

— Господи Жак… А можно личный вопрос? — спросил он со всем возможным смирением.

Дождался, когда толстяк, погружённый в какие-то свои мысли, кивнул, и сказал:

— В свете того, кто является нашим общим покровителем и работодателем, хочу просто уточнить один момент в нашем с вами сотрудничестве…

— Какой же? — мгновенно насторожился толстяк.

— О, ничего особенного! Всего лишь моё вознаграждение… — Малк с безмятежным видом улыбнулся. — Нет, каково наказание я примерно понял, но… там где кнут, должен быть и пряник. Так что я получу за то, что вынужден доносить на своего наставника?

Просьба даже на слух звучала мерзко. Но, как говорил когда-то Толфан, что даже попадание в дерьмовую ситуацию не повод отказываться от получения выгод. Вот Малк и старался следовать учению своего бывшего друга. А вопросы морали и собственной верности пока предпочёл оставить на потом.

— Что, прости, получишь? — переспросил чуточку растерявшийся толстяк, который явно с особым трепетом относился к теме богатства.

— Десяток драхм за… — Малк не без презрения к себе хмыкнул, — за донос вполне пристойная цена. Сами знаете, практика требует денег. Так почему бы вам, как куратору, не сделать мой путь развития более гладким?

Это было попадание в десятку. Толстяк, до которого даже не сразу дошло, о чём Малк ведёт речь, аж задохнулся от возмущения. Покраснел, вытаращил глаза, принялся гневно трясти пальцем. Малк уже приготовился к злой отповеди или, того хуже, повторному превращению в марионетку, но… господин Жак отчего-то сдержал ярость. А как немного успокоился, ровным голосом сообщил:

— Как принесёшь что-то достойное внимание, я… обдумаю твою просьбу. А пока же… пока пошёл вон!

И выставил Малка за дверь. Попытку обогатиться за счёт представителя Тёмной Канцелярии можно было считать провалившейся.

Впрочем Малка это особо не беспокоило. Своей эскападой он не столько рассчитывал добыть денег, сколько пытался проверить границы своей свободы. Превращение в марионетку его откровенно напугало и возник страх, что помимо тела призыватель влияет ещё и на его разум. Но способность «ударить» по больному месту толстяого любителя золота эти страхи развеяла. Что уже было неплохо.

С этими мыслями Малк вышел на улицу и замер на крыльце. Несколько раз сжал и разжал кулаки, осторожно повёл плечами, хрустнул шеей — вдруг накатило ощущение, что тело снова не его собственное, а затем решительно встряхнулся и направился к одной из административной построек внешней фракции. Сегодня его ждала ещё одна встреча, так что переживания по поводу выпавшего на его долю испытания следовало до поры до времени отложить…

— Ты опоздал! — вместо приветствия сказал невысокий бородач, гремя ключами у дверей склада, куда Малк прибежал сразу после беседы с Жаком Ульем.

Малк виновато развёл руками.

— Что поделаешь, учёба… А ты деньги подготовил?

Бородач хмуро на него покосился из-под густых бровей, засопел, после чего спрятал ключи и отошёл к притулившемуся у окна столику. Ещё раз бросил мрачный взгляд на Малка и бухнул на столешницу туго завязанный кожаный кошель.

— Вот, как и договаривались… Сорок три драхмы! — буркнул он.

— И двадцать оболов, — педантично добавил Малк.

— Ладно, и двадцать оболов, — покладисто согласился бородач. И демонстративно доложил в мешок две мелкие монетки. После чего потребовал: — С тебя «лечилки». Сорок восемь штук, как обещал!

Малк в ответ широко улыбнулся и принялся выкладывать из специально захваченного с собой саквояжа коробки с кристаллическими стержнями, заряженными Малыми исцеляющими чарами.

— Здесь сорок девять. Одна для проверки, — сообщил он, наконец, когда пять упаковок заняли своё место около мешка с деньгами.

Бородач довольно кивнул и бегло проглядев содержимое, вытащил наугад один сосуд. Повертел в руках, зачем-то понюхал, разве что на зуб не попробовал, и решительно сломал. На непонимающий же взгляд Малка пояснил:

— Утром локоть ушиб, до сих пор ноет. Так что сам понимаешь…

Подождал пару минут и закатал рукав. На коже красовалась уже подсохшая ссадина и лёгкая припухлость, которая бледнела на глазах.

— Ага, работает… — довольно пробормотал бородач и, забыв о локте, принялся перекладывать коробки уже в свою сумку. — Я завтра в Немад еду, и попробую твои игрушки морякам продать: им чем дешевле, тем лучше. А то наши больно разборчивые стали. От «лечилки», сделанной из чистой Пневмы, нос воротят. Всё им Жизнь подавай… О том же, что запечатанное в сосуде заклинание сотворено Властью в оранжевом ранге, им плевать! Идиоты… Правильно говорю?

Малк кивнул. Хотя он бы сделал это, даже если бы у него и имелись какие-то возражения. Бородач, а по совместительству ответственный за закупки помощник управляющего всем хозяйством внешней фракции, вот уже второй месяц был его главным источником дохода в Школе Пепла. И портить с ним отношения он категорически не желал.

Началось всё после того дела с расследованием убийства околоточного и знахаря деревни Мочёные Хутора. «Подарок» старосты словно пробудил Малка ото спячки, напомнив, что неплохо бы задуматься о восстановлении потерянного благосостояния. И он принялся перебирать все доступные варианты… которых, увы, оказалось совсем мало. В находящемся на отшибе Школе не требовался специалист по уборке стен от низкоуровневых магических воздествий, работа грузчика предполагала каждодневные многочасовые поездки в тот же порт Нимад, а местная лечебница была полностью укомплектована сертифицированными магами-лекарями. Так что выбирать приходилось между пассивным ожиданием денежных заданий от Школы или Мастера и… изготовлением одноразовых артефактов-«лечилок» с последующей самостоятельной продажей.

Была, правда, ещё одна возможность. Малк, сколь бы это ни было унизительно для Ученика, мог тупо продавать излишки энергии Пневмы Школе. И он даже узнал расценки. Но заявленные восемь оболов за десять эргов — против одной драхмы в метрополии — заставили махнуть на данный способ заработка рукой. Мало того, что позорно для мага его уровня, так ещё и деньги приносит откровенно смешные. Нет уж, хватит с него налога на Одарённых. По доброй воле заниматься бессмысленной тратой своего потенциала он не станет!..

С заданиями, правда, тоже получалось не очень — осыпать золотом при минимуме усилий его не спешили, — и он сосредоточил свои усилия на том, что наловчился делать ещё в Андалоре, на «лечилках». Закупился в Хранилище Артефактов заготовками под сосуд, благо стоили они примерно так же как и в метрополии. Один кристаллический стержень продавался по пятьдесят оболов. И приступил к работе.

Причём математика была простая.

На его нынешнем уровне на создание заклинания «лечилки» уходила одна и шесть десятых эрга — один тратился на само заклинание и шесть десятых забирало запечатывание. Резерв же Малка составлял двадцать эргов и после ежедневной утренней тренировки с Тайным Искусством он уменьшался до пяти. В течение последующих пяти часов запасы магии Малка восстанавливались до уровня в десять с половиной эргов, и он мог себе позволить сделать четыре «лечилки». Что снова опускало уровень наполнения резерва до чуть более четырёх эргов. К сожалению, естественным путём восстановиться к следующей тренировке после подобного падения было невозможно, и Малку приходилось медитировать с формулой сбора. Три часа перед сном, которые он вполне мог бы потратить на что-то более полезное вроде чтения книг или дополнительных тренировок. Но… увы, увы! И всё опять возвращало Малка к необходимости иметь доступ к подходящему источнику. Источнику, которого рядом просто не было.

Первые свои «лечилки» Малк пытался продать сам. Нимад, Лакон… он не побрезговал заглянуть даже в пару деревень, однако наладить контакт с местными, как советовала Змея, не смог. Принимать одноразовые заклинания у неизвестного Ученика перекупщики и приказчики в лавках магических товаров явно не спешили. Малк уже даже начал было отчаиваться, как вдруг услышал разговор двух преподавателей внешней фракции про ушлого помощника управляющего и его осенило. Зачем брать на себя работу, в которой он ничего не смыслит, если можно положиться на профессионала? И пусть при наличии посредника о большой прибыли можно забыть, свой кусок пирога он всё же получит. Главное найти правильного человека.

Таким человеком и стал для Малка бородач. Его даже особо убеждать не пришлось. Достаточно было показать имеющиеся сосуды с заклинаниями, немного поторговаться, чтобы торгаш не только согласился выкупать у Малка «лечилки» по цене в сто сорок оболов за штуку, но и предложил помочь с закупкой заготовок под сосуды в счёт следующей партии…

И вот сегодня они закрывали первую их действительно крупную сделку. Сорок три драхмы и двадцать оболов! Кошелёк Малка уже истосковался по подобным суммам! Одна беда, тридцать драхм из неё сразу же уходили на оплату месячной аренды Зеркала Друзала, что оставляло Малка с жалкими тринадцатью драхмами, но и это было уже неплохо. Добавить сюда чуточку подросший запас в одиннадцать драхм и уже понятно, что Край финансовой бездны потихоньку отдаляется.

Территорию внешней фракции Малк покидал в несколько приподнятом настроении, которое не смогло испортить даже воспоминание о неожиданном повороте в «общении» с Жаком Ульем. Всегда легче жить, когда можно не думать о финансах. Тогда остаётся время и на фантазии о будущем, и на обдумывание способов достижения вполне реалистичных целей. Вроде и не в деньгах счастье, а и без них никак…

Он уже миновал ворота Школы и направился к повороту на дорогу во внутреннюю фракцию, как был неожиданно остановлен окриком.

— Чего радостный такой? Клад нашёл?

Сегодня явно был день встреч. Чуть в стороне от входа стоял знакомый экипаж и из распахнутой двери весело скалился Больдо.

— Давай сюда, дело есть! — махнул второй по могуществу ученик господина Тияза.

И Малк нехотя двинулся к карете. Он-то предполагал, что сейчас за несколько часов доберётся до дома, распечатает припасённую бутылку вину и устроит в честь завершённой сделки вечер отдыха с хорошей книгой, но… видимо сегодня не судьба.

— Что такое? — спросил он нахмурившись.

Вообще говоря, с Големом они не так чтобы сильно приятельствовали. И встреча именно с ним, а не с Эйшей, выглядела необычно.

— Задание Мастера, что ж ещё может быть? — оскалился Больдо. — Крыс с Птицей сейчас в Яванском поясе шорох наводят, Эйша с поручением на соседний островок отправилась. Вот нам за всех и отдуваться теперь…

— Задание? — переспросил Малк, усаживаясь рядом с братом по учителю. — Ночь на носу. Какие сейчас могут быть задания?!

На острове Римма и вправду неумолимо приближалось время очередной Ночи Йорроха. Местное бюро бедствий уже распространило информацию, что Пекло предпримет попытку прорваться в реальность Мритлока вечером следующего дня. И Малк даже не поленился узнать дорогу до входа в укрытие внутренней фракции Школы — чтобы не пришлось в последний момент опять бегать по улицам. Но вот чего он не предполагал, так это подобного поворота, грозящего мрачной перспективой провести ещё одну Ночь снаружи.

— В этом и вся соль, дружище! — рассмеялся Больдо. — Именно с Ночью наше поручение и связано.

Малк помрачнел, достал из сумки небольшую фляжку с отваром шуйсю — после успешного гадания в деревне Мочёные Хутора у него снова появилась демоническая отметина — и сделал солидный глоток. Едкая горечь прояснила мозги лучше крепчайшего кофия, и он наконец решительно кивнул.

— Я готов, излагай!

— Ты чего так напрягся-то? Расслабься, обычное же дело! — сказал Голем, толкнув Малка локтем.

Однако заметив, что соученик сохраняет серьёзность, вздохнул и принялся объяснять.

Новое задание было продолжением той истории с убийством околоточного и знахаря. В то время как Малк считал, что демон найден и дело закрыто, в действительности число схожих нападений продолжало расти. В Нимаде уже трижды в ходе облав уничтожали похожих на кошек порождений Пекла, ещё десяток бестелесных тварей с головами коров упокоили в сёлах по всему острову, и ещё столько же случаев только предстояло расследовать. Остров Римма словно охватила эпидемия убийств слабых Одарённых, которой не было ни конца, ни края. Жандармы сбивались с ног, пытаясь разобраться сразу со всеми случаями, и запросили помощи у Школы Пепла…

— То есть этим не только ученики господина Тияза занимаются? — перебил его Малк.

— Разумеется. Половину внутренней фракции привлекли, — Больдо хищно ухмыльнулся. — Тех, кто послабей, отправили на усиление охраны ключевых населённых пунктов. Сильных же… Мда, к сильным в Школе особый подход. Вот и задания у нас тоже свои.

— Больдо, хватит ходить вокруг да около! И не забудь про связь с Ночью, — поторопил Голема Малк.

— Ладно, ладно, — рассмеялся Больдо и, посерьёзнев, принялся объяснять: — Мастера Школы считают, что нашествие демонических тварей это лишь вершина айсберга. И за ними прячется активность одной, но довольно-таки специфической гадины. Любительницы загребать жар лапами свежеслепленных миньонов… всех этих кошкодемонов и человекобыков.

— Что-то вроде матки в улье? — уточнил Малк.

— Не совсем, — замотал головой Больдо, — но смысл похожий… Так вот, всё происходящее не более чем дымовая завеса, и главный удар ещё впереди. А раз так, то нанесён он будет в момент, когда тварь будет находиться на пике могущества. То есть в Ночь Йорроха.

— Может Мастера и о имени гадины догадываются? — спросил Малк.

— Конечно. Все сходятся на том, что это «шалит» Трёголовый с Хеймдарка, — Голем пожал плечами. — Тварь своеобразная, уровня Охотника за плотью.

— Охотник за плотью… — повторил Малк ошарашенно. С противниками, сопоставимыми по силе с Бакалаврами, он ещё не дрался. — И какая у нашего Трёхголового цель? Кто достоин его личного участия в нападении?

— Про достоин это ты хорошо сказал, — скривился Больдо. — Подобного рода твари на мелочи не размениваются. Им подавай резню и ручьи крови, никак не меньше…

— Убежище! — догадался, наконец, Малк. — Мастера думают, что в Ночь Йорроха этот грёбаный Трёхголовый нападёт на Убежище… Нигде больше столько смертных и слабых Одарённых, собранных в одном месте, ему точно не найти! — Однако тотчас пришедшая в голову мысль заставила нахмуриться. — Но разве это возможно? По идее стены должны даже Слушающего Бездну без проблем останавливать, а наша тварь…

— …а наша тварь для этого слишком слаба! — с полуулыбкой кивнул Больдо. — Вот мы и посмотрим, как Трёхголовый собирается выкручиваться.

Увы, добираться до места назначения пришлось долго. Убежище, где Малку с Больдо предстояло встречать Ночь Йорроха, располагалось на северной оконечности острова в городке под названием Толок. И дорога туда заняла почти десять часов.

По приезду сразу же направились гостиницу — местный мэр заранее распорядился подготовить им лучшие номера, — так что к гигантскому трёхбашенному флактурму у них получилось отправиться лишь утром следующего дня.

— Слушай, я вчера ещё заметил: ты чего грудь трёшь? Рана? — неожиданно спросил Больдо, когда они после завтрака, наконец, оказались перед входом в убежище.

И замерли, меланхолично наблюдая за вереницей людей, входящих в чёрный зев широко распахнутых врат. Местная власть очевидно не любила, когда население ударяется в панику, и предпочло провести эвакуацию заранее.

— Ерунда. Я крепкий да и «лечилка» помогает. Так что сегодня-завтра всё заживёт, — отмахнулся Малк, но поймав серьёзный взгляд Голема со вздохом пояснил: — На занятие, где я вместо «груши» подрабатываю, заявился студент, который уже четыре года во внешней фракции учится. И…

— И показал тебе, куда Святые Йорроха гоняют! — засмеялся Больдо. — Это нормально. А то ты небось уже себя непобедимым возомнил. Решил, что сильней тебя Учеников больше и нет…

Малк, у которого и в мыслях не было ничего подобного, лишь неопределённо дёрнул плечом. Опыт опытом, но особо сильным он себя не считал. Разве что так, самую малость. Поэтому и к поражению от коллеги, успевшего продвинуться в развитии чуточку дальше, отнёсся философски. Он ведь по большому счёту всё тот же Ученик: ни освоенного Тайного Искусства, ни новых заклинаний, ни расширенного арсенала ритуалов и знаков Руногоглифа. Единственное, чего достиг за шесть с лишним месяцев обучения в Школе Пепла — это расширил своё понимание принципов магии и… по большому счёту всё. Начало тренировки первого слоя Трёх Призрачных пульсов не в счёт. А раз так, то и поражения неизбежны. Сегодня его раскатал в блин маг-элементалист, владеющий Огненной Ладонью, завтра заставит сдаться призыватель, а послезавтра… что ж, возможно, что послезавтра уже он возьмёт реванш и считать синяки и трещины в рёбрах будут уже его противники.

— Жаль, конечно, что ты не идёшь по пути закалки тела, — продолжил рассуждать Больдо. — Для такого здоровяка как ты трансформация в неуязвимого воина, который кулаками крушит высокоранговые Щиты и до определённого момента не боится атакующей магии, самое оно. — Здесь соученик с усмешкой покосился на Малка. — Будешь… как там тебя Эйша назвала… Эттином не по имени, а по сути!

— Больдо, хоть ты-то не начинай, — поморщился Малка, который за прошедшее время уже устал ругаться со Змеёй из-за придуманного ею прозвища.

— А что? Нормальная кличка, боевая! — совсем уж неприлично заржал Больдо. — Ничего, ты подожди. Эйша девчонка деятельная, рано или поздно доберётся до внешней фракции и сделает всё, чтобы о твоём втором имени знало как можно больше народа. Вот тогда ты запоёшь…

Малка при этой мысли аж передёрнуло. И он постарался свернуть разговор с раздражающей темы.

— К Йорроху Эттина! Лучше про своё развитие расскажи… Эйша что-то про артефакт говорила, и на мой вкус это гораздо более удивительно, чем путь закалки тела!

— Да, я парень особенный, — ухмыльнулся Больдо, однако продолжил всё же серьёзно: — Насчёт артефакта Змея правильно сказала. Это Каменный Крушитель — магическая четыёхзвёздочная алебарда синего ранга. Она уже четыре века в нашей семье от отца к старшем сыну передаётся и служит основой развития как магов. Но вот насчёт сравнения с путём закалки тела… Малк, одно другому не мешает. Крушитель игрушка серьёзная и просто так в руки не даётся. Чтобы полноценно владеть ей нужно быть Младшим Магистром. Если же начинаешь с ней работать раньше, то… возможны проблемы. Вплоть до смертельного исхода…

— Почему? — перебил Малк.

— Организм не выдерживает мощи артефакта, — скривился Больдо. — Так что слава Святым, что жизнь меня свела с господином Тиязом. Именно он показал мне дорогу развития тела, и именно благодаря ему я стал тем кто есть сейчас и с оптимизмом смотрю в будущее. Не будь его, и кончил бы как мой дед, не дожив до сотни. Теперь же… — Голем поднял валяющийся под ногами камень, демонстративно его сжал и… высыпал из ладони песок. — Теперь многим Бакалаврам на моём пути лучше не становиться!

Малк задумчиво посмотрел на его руку, потом на свою — у него лапища была никак не меньше, но камни крошить в песок он не мог — и едва слышно хмыкнул. Действительно впечатляет. Добавь к этому устойчивость к магии, магическую броню, разного рода усиления, вручи заговорённый меч или как у Больдо алебарду, навесь пару амулетов и… и получится настоящая машина смерти. Может и вправду засунуть куда подальше Три Призрачных пульса да и попросить господина Тияза помочь перейти на путь закалки тела?

А, к Йорроху! Коней на переправе не меняют. К тому же Малк ко всем этим отклонениям от ортодоксального развития мага, где Дух первичен, а тело вторично, относился весьма скептично. Не по душе ему это, слишком противоречит внутренним устремлениям и жизненным ориентирам! Всё-таки цель мага — развитие не тела, но Духа…

Малк ненадолго задумался, перестав обращать внимание на окружающих. Поэтому пропустил момент, когда Голем обратился к нему с вопросом. И старшему соученику пришлось повторить сказанное ещё раз.

— Говорю, всё забываю у тебя спросить, зачем ты к Жаку Улью ходишь. Мне уже несколько человек донесли, что «украденный» нашим Мастером ученик что-то зачастил к своему прежнему учителю. Вот и интерересуюсь, — сказал Больдо с некоторым недовольством.

И Малк мысленно помянул Йорроха. О том, что равно или поздно, но объяснять свою «дружбу» с Младшим Магистром всё-таки придётся он знал, но почему-то надеялся, что время это настанет несколько позже.

— Даже не знаю как это объяснить. Просто… просто в период учёбы в Андалорском Обществе магов, когда мне как провинциалу очень нахватало поддержки, и господин Жак очень помог со своими поисками ассистента. Уж не знаю какие там у руководства Общества взаимоотношения с Младшим Магистром, но они очень искали того, кто согласится отправиться к нему на остров Римма. Сам понимаешь, желающих было мало. И мне удалось в обмен на своё согласие выбить некоторые льготы… — озвучил Малк заранее заготовленную легенду. Врать было неприятно, тем более относительно общения со столь мерзко показавшим себя Младшим Магистром, но… какой у него выбор? — Ну а теперь я всего лишь выполняю свой долг перед своим… благодетелем. Помогаю в некоторых его опытах, выполняю мелкие поручения. Понимаю, что это может несколько огорчить господина Тияза, поэтому — какие бы истории не рассказывали доносчики — и встречаюсь с Жаком Ульем не так чтобы часто.

— А… долг, обязанность, прочая ерунда, — поморщился Больдо, выслушав Малка. — Ты ещё не понял, что обязательства у мага могут быть лишь перед Учителем, родом и государством — да и то с оговорками — всё остальное лишь препятствия на его пути к могуществу. Ну да ничего, рано или поздно поймёшь! — Старший соученик коротко хохотнул. — Что до возражений господина Тияза… расслабься, ему наплевать. Он считает себя выше подобных мелочей. И пока твои увлечения и посторонние занятия не мешают его планам, в том числе на тебя, можешь заниматься чем угодно.

Проявленное Больдо равнодушие Малка, конечно, порадовало, однако само объяснение его видения ситуация откровенно настораживало. То есть получается, что доверие между магами на его взгляд невозможно? Всё решает выгода? Как бы там ни было, но Малк подобный цинизм принять не мог. Даже в условиях, когда один Младший Магистр в любой момент готов его превратить в марионетку, а другой завоёвывает точно вещь, не давая никакого реального выбора, необходимость лгать и двурушничать Малка несколько угнетала. Интересно, а окажись Больдо на его месте, он бы чувствовал хоть какую-то неловкость или считал частью пути мага? Действительно, вопрос… Хорошо хоть теперь ясно одно — слишком доверять Голему пожалуй что не стоит!

Продолжить свой разговор они так и не успели. Рядом с воротами флактурма открылась неприметная дверка и к ним вышел младший офицер. Военный быстро проверил их жетоны магов, поводил над головами жезлом-детектором и пригласил войти внутрь. И хотя действия его выглядели вполне профессионально, ощущалось, что к службе он всё же относится с некоторой прохладцей. Словно ему давно уже всё остодемонело, и единственное, о чём он думает, это скорое завершение его дежурства. Если и остальные члены гарнизона убежища были такими же, то… Йоррох побери, план неизвестного Трёхголового о проникновении во флактурм больше не казался таким уж невозможным. В конце концов лазейку можно найти всегда.

— Кстати, чего-то мы тогда заболтались, а я так и не спросил тебя насчёт Трёхголового. Кроме его ранга и привычки загребать жар чужими руками ты ведь так ни о чём не сказал, — вполголоса обратился к Больдо Малк, направляясь следом за офицером. — Ни как выглядит, ни как предпочитает сражаться…

Больдо, до того о чём-то задумавшийся, недовольно нахмурился.

— А, да… точно, — протянул Голем и потёр шею. — Я сам с ним никогда не сталкивался, но от Мастеров слышал, что у него три человекоподобных тела и весьма неплохая телесная мощь. Швыряться магией по идее не должен… Вроде всё.

— Три тела?! — удивился Малк, покосившись на ушедшего чуть вперёд офицера.

— Чего ты удивляешься? Одна личность и несколько тел, бывает и не такое. Тут их хотя бы всего три. И далеко друг от друга они обычно не уходят. Так что можно избавиться от них одним махом, — немного рассеянно ответил Больдо и вдруг сказал: — Меня другое интересует… Почему у встреченных нами солдат нашивки нимадского флактурма? Это что за нововведение?

Малк к своему стыду данный факт пропустил и развёл руками. Вместо него ответил сопровождающий.

— Это не нововведение. Ещё вчера пришёл приказ усилить наш гарнизон, вот парней с Нимада сюда и перебросили. С ними ещё Младший Магистр вашей Школы прибыл. — Офицер усмехнулся. — Так что теперь мы самое защищённое убежище острова.

— Про Младшего Магистра мы в курсе, — кивнул Голем и специально для Малка сказал: — Господин Древ Два Зеркала из внешней фракции. Ты должен его знать.

Малк промычал нечто одобрительное. Древа Два Зеркала он и вправду знал, несколько раз пересекались в коридорах внешней фракции. И этот преподаватель боевой магии Огня оставил у него самое неприятное впечатление, которое сводилось к трём словам — «высокомерный напыщенный болван». Перспектива работать с таким его совсем не радовала.

Но в данный момент заботило его совсем не это.

— Офицер, а среди нимадского усиления смертные есть? — вдруг спросил Малк. — А то я сейчас начал присматриваться, и вдруг понял, что мне только Одарённые встречаются.

— Смертные? — переспросил офицер и странно посмотрел на Малка. Сам он явно относился к слабым Адептам. — Вроде нет. Но разве в этом есть что-то неправильное? Так мы будем только сильнее…

— Мы-то да, а как насчёт нимадского флактурма? — медленно роняя слова произнёс Малк, глядя на Больдо.

Тот помрачнел и ничего не сказал в ответ. Да и что тут скажешь: ослаблять одно убежище ради усиления другого явно было плохой идеей… Если, конечно, тут нет какой-то хитрой ловушки, о которой никто не счёл нужным сообщать двум внутренним студентам.

На подземном этаже, куда их привёл офицер, было многолюдно и несколько тесновато. Вопреки ожиданиям — всё-таки надземная часть выглядела внушительно даже для метрополии — при строительстве нижнего уровня создатели флактурма нещадно экономили. Вместо множества герметичных секций, отделённых друг от друга бронированными переборками, с постами охраны у проходов и магическими оборонительными формациями, был всего один зал. Сильно напоминающий из-за множества скамеек театр или колизей. И пусть на потолке присутствовала громадная защитная фигура, а в центре возвышался обязательный алтарь Девятерых, выглядело всё это как-то слабовато. Для обычной Ночи Йорроха, какие приходили в Мритлок последнюю сотню лет, этого хватит, но если вернутся прежние времена, то… то Малк лучше будет встречать прорыв Пекла снаружи.

— Интересно, сколько людей здесь будет? — пробормотал он ни к кому особо не обращаясь, но офицер его услышал.

— Четыре тысячи восемьсот один, практически весь Толок. И триста солдат гарнизона, — отчеканил он, помедлил и тихо добавил: — Среди гражданских тоже полно Одарённых. Согласно прошлой переписи — никак не меньше четырёхсот человек…

— Действительно полно, — подал голос Больдо, оглянулся и с намёком сказал: — Не справимся — и тварь очень большой «урожай» собрать сможет.

Здесь Малку следовало бы выдать что-нибудь бравурное, в духе «значит справимся!», но он промолчал. Чем дальше, тем подозрительней ему казалось происходящее. И самое разумное здесь было держать рот на замке да поглядывать по сторонам.

— О, вижу господина Древа Два Зеркала! Надо пойти поздороваться и договориться о взаимодействии, — неожиданно бодро воскликнул Голем и двинул к компании военных, окруживших довольно скромно одетого господина.

Малк не без труда узнал в нём Младшего Магистра из внешней фракции — в Школе тот предпочитал носить нечто более нарядное и соответствующее моде, чем костюм из серого сукна и кожаные сапоги. Да и вообще выглядел сейчас каким-то потерянным и болезненным. Лицо бледное, глаза запали, щёки ввалились, а движения стали какими-то нервными и дёрганными. Связываться с находящимся в таком состоянии Младшим Магистром себе дороже, так что Малк предпочёл остаться в стороне. Благо он не в армии, чтобы докладывать о прибытии.

Вместо этого, попрощавшись с выполнившим свою задачу дежурным офицером, Малк отправился в центр зала к алтарю Девятерых. Не то, чтобы с профессиональным интересом, но… Клятву Кетоту он дал, часть Наследия принял — считай свой человек для жречества, и игнорировать данный факт не стоило. Тем более, что рано или поздно, но ему придётся озаботиться поисками методики развития Власти на оранжевом ранге. И хорошие отношения со слугами Девятерых тут точно не помешают…

Говорят раньше у каждого алтаря всех Святых имелся собственный служитель, который проводил нужные обряды и ритуалы. Однако со временем должность упразднили и данные обязанности стали брать на себя жрецы из располагающихся поблизости храмов. Ну и так как флактурм находился в зоне «ответственности» храма Рзавиана, именно его последователь и готовил подземный алтарь к скорой службе.

На появление Малка жрец по началу никакого внимания не обратил. Поток людей, вливающийся в убежище, нет-нет и приносил верующих, жаждущих прикоснуться к мощи Святых перед приходом Ночи. Они совершали ритуальный обход вокруг кольца из девяти колонн, прикладывались лбом к тому камню, что символизировал выбранного ими покровителя, и уходили. Надолго никто не задерживался. Так что Малк, который сразу проследовал к столбу с именем Кетота да там и замер, сильно выбивался из общей картины.

— Благословят вас Девятеро и покровитель мой Рзавиан, — нараспев сказал жрец, поворачиваясь к Малку. Подошёл ближе, прочитал имя Святого на колонне и нахмурился: — Плохая идея просить о помощи у Покровителя малефиков, тем более в Ночь Йорроха.

— Да, и почему же? — немного невпопад спросил Малк.

По уму бы следовало смолчать, но в этот момент он ощутил текущую в столбе Силу, сродни той, что активизируется во время экзорцизма, коснулся её Властью и… с интересом принялся наблюдать за тем, как Дух отзывается на контакт слабой вибрацией.

— Потому что лекарство страшнее болезни! — припечатал жрец, затем присмотрелся к Малку, а точнее к тому, чем он занимается, и словно выплюнул: — А-аа, так ты послушник Четвёртого… И как же это я сразу-то не понял?.. С-семя зла!

Жрец демонстративно расправил изображённый на накидке знак Рзавиана и, резко развернувшись, направился внутрь круга из колонн Святых. Наладить контакты явно не получилось. Малку ничего не оставалось кроме как досадливо покачать головой, в качестве протеста стряхнуть с имени Кетота накопившуюся пыль и оставить алтарь в покое.

— Чего со жрецом не поделил? — спросил нарисовавшийся рядом Голем. — Ты его не обижай, он дядька безобидный. Даром, что Бакалавр, а Власть лишь на пике оранжевого ранга и заклинаниями владеет только бытовыми. Поэтому на рожон никогда не лезет и конфликтов избегает. Зато проповеди читает… Заслушаешься!

— Ничего особенного. Просто видимо я не любитель проповедей, — недовольно ответил Малк, затем спросил сам: — Что господин Древ сказал?

Теперь пришёл черёд хмуриться Больдо.

— Велел смотреть в оба и не путаться у него под ногами, — сообщил он, немного помедлил и добавил — А вообще, странный он. Говорит как-то невпопад, весь дёрганый, злится на пустом месте. С вояками ещё нормально общается, я же только подошёл, как сразу же окрысился.

— Может Ночь в этом убежище какие-то его планы поломала? — предположил Малк, который хоть Древу Два Зеркала и не симпатизировал, но раньше за ним подобного поведения не замечал.

— Может и так, — протянул Больдо и глубоко задумался.

Кажется происходящее в убежище нравилось ему всё меньше и меньше. Однако обсуждать это Голем очевидно не желал, и потому к подготовленным для них местам у поста охраны они добирались молча. Хотя какой смысл в разговорах? До начала сопряжения сфер и прорыва Пекла в Мритлок оставалось всего ничего, и скоро они сами всё узнают…

Эвакуация жителей Толока проходила на удивление организованно. Люди были разделены на группы, сообразно адресу проживания, за порядком следили выбранные главы уличных комитетов, авторитетные старшины, и они же отвечали за соблюдение очерёдности прохода в убежище. Ни тебе паники, ни хаоса или давки — всё происходило чинно и спокойно. И даже на лицах хоть и присутствовало некоторое напряжение, страхом или ужасом его назвать было сложно. Горожане просто занимались унылым и неприятным делом, если и грозящим неприятностями, то только потенциально. Главное не нарушать порядок вещей и слушаться начальство, а там всё будет в порядке.

Последний человек вошёл внутрь флактурма примерно за час до начала Ночи. Ещё через пятнадцать минут завершились последние проверки и была дана команда задраивать ворота. На фоне бардака в андалорском флактурме, заложником которого стал Малк, происходящее казалось чем-то невероятным. И было совершенно непонятно — это заслуга коменданта убежища или особенность местного менталитета.

В изолированном укрытии следить за явлениями, обычно предвещающими приход Ночи — кровавыми отблесками на тучах, ледяным ветром, утробный воем, — по очевидным причинам было невозможно. И все до последнего момента не знали, открылись ли проходы в Пекло или нет. Лишь когда ноги ощутили слабую вибрацию пола, в обычно ровном течении Силы появились странные колебания, а в коридорах и залах флактурма с пятиминутной задержкой зазвучала сирена, лишь тогда стало понятно — началось.

— Как дальше действовать будем? Обходы организуем или может в боевой зал поднимемся? — спросил Малк, едва смолкли звуки системы предупреждения.

— Пока сидим. К чему суетиться, если в общем зале всё и так как на ладони, а к управлению защитными контурами нас просто не допустят? — равнодушно бросил Больдо.

Сам соученик, правда, был далеко не так спокоен, как пытался показать. Не успела Ночь Йорроха начаться, как он тотчас натянул кожаные перчатки, материализовал свою алебарду и словно бы принялся сканировать окружающее пространство всеми органами чувств. Да не просто так, а уделяя весомую часть своего внимания одному конкретному человеку — Древу Два Зеркала.

— Думаешь с ним что-то не так? — спросил Малк, одними глазами показав на Младшего Магистра.

— С ним точно что-то не так! Весь вопрос в том, как это связано с нашей задачей… — мотнул головой Больдо.

Малк, разделяющий опасения старшего товарища, кивнул. Чем больше он на этот счёт думал, тем ярче перед его глазами появлялась сцена в храме Кетота, где переродившийся милес Драго пытался скрыть произошедшие с ним изменения. Непонятное поведение господина Древо от той ситуации, конечно, заметно отличалось, но и сказать, что не было ничего общего, Малк тоже не мог. Было, точно было!

Он хотел было предложить Больдо перебраться поближе к Младшему Магистру, как его внимание внезапно привлёк жрец Рзавиана. Ненавистник Четвёртого Святого только-только завершил ритуальный обход всех девяти колонн, зажёг закреплённые на них светильники — считалось, что их пламя отгоняет порождения Пекла, — и уже шагнул внутрь алтаря, как вдруг со странной поспешностью вернулся и принялся бегать от камня к камню. Малк поначалу даже не понял в чём дело и лишь спустя десяток секунд до него дошло: одна за другой гасли посвящённые Святым лампы. И это никак нельзя было списать ни на плохое масло, ни на внезапно налетевший сквозняк.

Тем временем запаниковавший было жрец на мгновение замер, успокаиваясь, затем выдернул из петли на поясе позолоченный жезл и, прикоснувшись к колонне с именем Рзавиана, выкрикнул скороговоркой магический ключ. Артефакт в его руке — а это был несомненно артефакт! — отозвался жёлтой вспышкой. Дым от погасших ламп закрутился воронкой, собрался в небольшое, но очень плотное облако, и тотчас перетёк в форму стрелы. Стрелы, указывающей куда-то в сторону… Древо Два Зеркала!

— Больдо!!! Алтарь! — крикнул Малк, вскакивая.

Соученик, от которого происходящее на алтаре до того оставалось скрытым, бросил быстрый взгляд в указанном направлении, и, изменившись в лице, встал рядом.

— Не хорошо! — выдохнул он, повернулся к Младшему Магистру и зло припечатал: — Всё-таки он…

Сейчас уже не понять, что стало первопричиной — Древо Два Зеркала начал изменяться под воздействием магии светильников или его изменения сказались на жреческом ритуале, — важен сам факт преображения. Младший Магистр, одним своим появлением способный переломить ход боя, вдруг побагровел, выпучил глаза и, схватившись за горло, повалился на пол. Изо рта у него пошла жёлтая пена, на лице вздулись чёрные вены, ногти на руках посинели и словно бы удлиннились. Но самые пугающие метаморфозы начались с тонким телом. В обычном состоянии пылающее от распирающей его Силы, сейчас оно стремительно усыхало и рассыпалось на истаивающие в воздухе части, а накопленная энергия уходила куда-то вовне. Куда-то в те сферы, к которым не было доступа у всех магов ниже уровня Младшего Магистра.

Где-то Малк подобное уже видел или скорее даже читал…

— Больдо, убей его!!! — заорал Малк, вспомнив, наконец, одну из глав «Философии магии», где автор рассуждал о круговороте магических энергий, влиянии на него Скверны Пекла и о том какие фокусы могут выкинуть демонологи в Ночь Йорроха, имея под рукой правильно подготовленный сосуд с жизненной силой. — Он — маяк!

Голем на мгновение замешкался — как бы там ни было, но Малк предлагал ему убить мага на ранг выше чем у него, — а когда всё же решился и взялся за алебарду, было уже слишком поздно. Младший Магистр до того просто бьющийся в падучей, вдруг свернулся в клубок, пошёл мелкой дрожью, затем замер и… взорвался облаком брызг и кровавых ошмётков. Под удар попал не только десяток находившихся рядом солдат и офицеров, но и полтора десятка или даже больше мирных горожан. Никто вроде бы не погиб, но легче от этого не стало. В подземном зале начался сущий кошмар.

Едва до людей доходило, в чём заляпаны их лица и что стекает с их рук и одежды, как они принимались выплёскивать под ноги содержимое желудков. И не имело значения, о ком идёт речь — о военном или о гражданском. Боевой дух потеряли абсолютно все. Не лучше себя вели и те, кому повезло не попасть под дождь из плоти. Они вскакивали с лавок, кричали, пытались убраться как можно дальше от места трагедии и… сеяли, бесконечно сеяли панику.

Однако даже не это в случившемся было самым плохим. Взрыв запустил какие-то странные и малопонятные для Малка процессы на духовном плане, расходящиеся во все стороны и влияющие на всё вокруг. Люди, вещи, само пространство зала — незримая магия всё пробовала «на зуб». В большинстве своём это ни к чему не приводило, но были и исключения. В тех, кто пострадал от взрыва господина Древо, выпущенная на волю Сила будто вцеплялась клещами, разжигала в их душах странный огонь и заставляла буквально истекать в духовном зрении… Скверной Пекла!

— Тих-ха-а-а-а!!! — заорал Больдо, указавая вверх остриём алебарды.

С кончика лезвия сорвался белый луч и вонзился в центр потолка. Тотчас адски грохнуло, зал хорошенько тряхнуло, а прокатившаяся по залу взрывная волна раскидала самых не стойких по полу. Меньше всех как ни странно пострадали лишь те, на кого попала кровь Младшего Магистра. Наоборот! Теперь они не выворачивали внутренности в приступе рвоты и не бились в падучей. Словно спровоцированные действиями Голема, они медленно выпрямляли спины, крутили конечностями и… оглядывались вокруг с видом хищника.

Всё происходило настолько быстро, что Малк к своему стыду несколько запаздывал с реакцией. И слава Святым, что в зал был человек, который по крайней мере догадывался, что надо делать.

— Бейте их! Они больше не люди!! — завопил жрец Рзавиана и первым подал пример, подскочив к ближайшей жертве взрыва.

И пусть Больдо отзывался о нём как о совершенно безобидном маге, драться он немного умел. Короткое заклинание, и валяющийся на полу солдатский шлем впечатывается в голову цели — крепкому на вид бойцу. А пока тот, ошеломлённый, пытается восстановить равновесие, его товарищу на макушку обрушивается жреческий жезл. Малк со своего места видел как полетели осколки треснувшего черепа, и будь противник жреца человеком это была бы гарантированная смерть. Но… человеком он больше не был. Раненый солдат, взревев по-звериному, ринулся на последователя Рзавиана, сбил его с ног, навалился сверху и попробовал вцепиться зубами в шею.

Однако удалось ему это или нет Малк уже не разглядел. Потому как начинался второй акт разыгранной перед ними пьесы, и для праздного любопытства не осталось никакой возможности.

Извне, из мира, где сейчас бушевала Ночь Йорроха, в магические барьеры вокруг флактурма ударила чужая магия. И если в обычной ситуации она бы их даже не поцарапала — уровень Силы был недостаточно высок, — то теперь, после выпущенной на свободу со смертью Младшего Магистра волшбы, потустороннее колдовство пронзило защиту, точно игла гнилое полотно. Оно как будто шло на свет маяка, обходя Щиты, избегая ловушек и ускользая от ловчих чар. Да, это был не полноценный прорыв обороны, а не более чем единичное проникновение, но… проклятье, врагу большего и не требовалось. В воздухе над местом гибели Древо Два Зеркала возникла кровавая трещина, её края на какую-то пядь раздались в стороны и внутрь зала скользнула изломанная тень, будто слепленная из трёх разных тел.

Трёхголовый, ради которого Малк с Больдо и прибыли в Толок, явился во флактурм собирать урожай жизненной силы…

— А я ведь до последнего надеялся, что всё обойдётся, — зло прорычал Больдо, направляясь к месту появления демона.

От него всё больше и больше фонило активной магией. Сначала донельзя уплотнилась аура, затем начало заворачиваться в небольшие Щиты Земли тело. Два или три удара сердца, и вот уже по залу шагает не здоровяк Больдо, а самый настоящий каменный голем. Финальной точкой в преображении стала алебарда — она мало того, что засветилась алым, так ещё и принялась испускать такое давящее чувство, что просто находиться с ней рядом было уже невозможно.

Малк только теперь понял слова Больдо о том, что его родовое оружие слишком обременительно для тела. Без магической закалки к артефакту даже соваться не стоило!

— Что мне делать? — крикнул Малк в спину Голема.

С его рангом начинающего Ученика и фактической силой Адепта в бою, где появлялись тяжеловесы уровня Бакалавра и выше делать было нечего.

— Если можешь драться — дерись, нет — просто постарайся не сдохнуть. Это будет жаркая Ночь! — тяжело бросил Больдо и уже забыв о соученике взмахом алебарды отправил в Трёхголового алый полумесяц из до предела сжатой Силы.

— Почему-то я так и думал, — одними губами усмехнулся Малк.

На этих словах пущенный Больдо заряд магии прошёл через тело Трёхголового и, не причинив ему никакого вреда, пошёл дальше. И слава Святым, что траектория его движения проходила над головами впавших в ступор людей — в отличие от демона обычные смертные встречу с заклинанием бы точно не пережили.

Несмотря на отсутствие внешнего эффекта, опасаться себя Больдо всё же заставил. Тварь хоть и не удостоила Голема взгляда, повторения атаки ждать не захотела и… с поразительной лёгкостью разделилась на три тела, каждое из которых ринулось в разные концы зала.

— Дерьмо! — донеслось до Малка, однако дальнейших действий старшего соученика он уже не видел.

Заранее прикинув свои действия в случае плохого развития событий, Малк кинулся к алтарю. Когда своих силёнок не хватает, не стыдно пользоваться и чужой. Тем более если опыт применения мощи того же Кетота у него уже был — подаренная милес Драго филактерия однажды спасла ему жизнь. Так почему бы не попробовать повторить прежний успех?

Он уже был на полпути к алтарю, когда по залу прокатилась волна утробного воя — он даже перекрыл шум уже отошедших от шока и бьющихся в истерике гражданских — и переродившиеся жертвы самоуничтожившегося Младшего Магистра принялись завершать свою трансформацию. Одна за другой они удивительно мощными движениями срывали с себя одежду — причём вместе с огромными кусками кожи! — их лица вытягивались, а из висков начинали расти небольшие рога. Коварная схема, соединившая в одну цепь жертвоприношение Древо Два Зеркала, заражение магией множество неспособных к сопротивлению людей и прибытие во флактурм Трёголового, была успешно завершена. И тварь из Хеймдарка, если верить Больдо, получила под своё начало небольшую армию быкоголовых.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! — теперь уже у Малка не выдержали нервы, и он прямо на бегу принялся изрыгать проклятия.

Кажется кое-кто считал, что нет ничего хуже, чем тварь уровня Охотника за плотью в замкнутом пространстве убежища? Что ж, сегодня их горизонты будут расширены!

— И главное, зачем меня сюда притащили?! Что человек с моими навыками может сделать в такой… мясорубке?! — бормотал Малк, не столько жалуясь на судьбу, сколько сбрасывая накатывающее напряжение.

Хотя доля правды в его словах тоже была. Несмотря на имеющуюся в своём активе победу над одним быкоголовым, Малк не обольщался. Экзорцизм он тогда смог провести только потому, что монстра сдерживала Эйша и она же потихоньку воздействовала на него своей ядовитой магией. По силам ли ему провернуть то же самое в одиночку… это он узнает совсем скоро!

Он уже был почти у цели, когда дорогу внезапно перекрыла толпа бегущих гражданских, которую преследовали сразу два быкоголовых. Твари не успели переродиться, как сразу же занялись охотой. И робкие попытки солдат из гарнизона флактурма им не были в том помехой. По паре быкоголовых вели огонь из ружей и револьверов сразу пятеро бойцов, однако твари не обращали на огонь ровным счётом никакого внимания. Чего не сказать о Малке. Одна из пуль, на излёте, чиркнула его по плечу, а другая прожужжала над самым ухом.

Лёгкое ранение, ради исцеления которого пришлось запускать «лечилку», привело Малка в ярость. И он, безжалостно расшвыривая заступающих ему путь людей, ринулся к ближайшему быкоголовому. В три прыжка преодолел разделяющее их расстояние и с размаху обрушил на гадину сразу два укреплённых Властью тесака. На особый успех не надеялся — лишь бы от гражданских отвлечь, — а потому был крайне удивлён, когда лезвия, почти не встречая сопротивления, прошли через демоническое тело и отсекли одновременно обе руки.

Х-ха!! Подшаг с одновременным разворотом, новый удар, наискосок и сверху вниз, и один из клинков играючи смахивает с человеческих плеч всё более похожую на бычью голову. Монстр упал как подкошенный.

И этот тот самый быкоголовый, которого удалось одолеть только с помощью экзорцизма?!

Малк аж растерялся. Правда, тотчас пришла догадка, что так легко крушить можно только новорождённых тварей, ещё не вошедших в силу и не развивших способности вроде перехода в бестелесное состояние, однако стоит дать им время и… чего там дальше он додумать не успел. Второй быкоголовый, опровергая все его рассуждения, сиганул в воздух и так влепил ему в грудь сразу обеими ногами, что его сшибло на пол точно после выстрела картечью. Затем, правда, гадина сглупила: наклонилась над Малком, протянула когтистую лапу к груди — будто намереваясь вырвать ему сердце, но подобные ошибки в бою можно было только приветствовать. И Малк, перехватив лапу за запястье, потянул нечисть на себя, одновременно наносят удар остриём удачно выхваченного из ножен проклятого клинка.

Прошлый раз это не сработало, ну так и других вариантов у него не было. Так что Малк вогнал нож прямо в раскрытую пасть твари и изо всех отмеренных ему сил принялся втягивать Властью всю доступную Скверну.

Вопреки его страхам у Малка снова всё получилось. Усиленная версия быкоголового всё равно уступала той твари, что он победил лишь вместе со Змеёй. Так что сначала её башка, а потом и всё остальное тело посерело, сморщилось, а затем и вовсе развалилось на куски. И он смог подняться на ноги…

В зале царил хаос. Всюду бегали, кричали и плакали люди, кто-то жался к стенам, а кто-то наоборот ломился к выходу. Несколько десятков уже лежало на полу, залитые кровью, а над ними стояли, склонившись, быкоголовые. Были жертвы и среди тварей. Трое солдат с нашивками нимадского флактурма пронзили одну такую сразу тремя явно зачарованными мечами прямо на глазах у Малка, а ещё одной в башку в упор разрядил что-то вроде ручной мортирки унтер уже толокского убежища.

Так что с быкоголовыми вполне можно было справиться и даже обычным военным, но… но вокруг находилось слишком много гражданских. И именно их убийство было главной целью монстров. Малк машинально переключился на духовное зрение, и увидел — пусть расплывчато и нечётко — собирающуюся где-то под потолком подземного зала багровую тучу. Тучу, из которой к поверженным людям тянулись похожие на хоботы энергетические отростки и жадно выкачивали из них остатки жизненных сил. И чем больше «глотков» они делали, тем гуще и плотнее становилось облако над головами.

Йоррох, а где Больдо?! После гибели Младшего Магистра именно на него, как на самого старшего представителя Школы, должна лечь вся ответственность за охоту на Трёхголового. И Малк, честно говоря, очень рассчитывал, что он не подкачает! Потому как если не выгорит единственная имеющаяся у него задумка, то… то, полюби его все демоны Пекла, Малку останется лишь доблестно сдохнуть.

Голема он обнаружил почти сразу. Старший соученик с блеском доказывал статус второго по силе среди подопечных Тияза Черепа и сражался точно машина смерти. За считанные секунды он сначала снёс одну бычью башку ударом алебарды, затем прыгнул вперёд и сокрушил всем своим закованным в каменную броню тушу второго демона, ну и наконец, выпустив очередной луч с острия своего оружия, поразил одно из тел Трёхголового. Убить, правда, не убил. Тварь оказалась крайне крепкой, словно занимающийся закалкой тела маг, и магия разве что оставила на её плече ожог. Однако своего Больдо всё же добился: гадина выпустила из лап кричащего от боли солдата и стремительно развернулась в его сторону.

Вряд ли с ней удастся расправиться столь же быстро, как и с остальными, а значит и о Големе на время можно было забыть. Рассчитывать следовало только на себя. И Малк снова направился к алтарю, безжалостно расчищая себе дорогу ударами кулаков и радуясь, что комплекция ему вполне это позволяет.

Второе тело Трёхголового он увидел уже находясь в двух шагах от входа в круг из каменных колонн. Тварь, при более внимательном рассмотрении оказавшаяся химерой — она сочетала в себе одновременно черты человека, прямоходящей ящерицы и богомола, — яростно билась сразу то ли с шестью, то ли с семью солдатами и… вот ведь сюрприз… жрецом Рзавиана. Непримиримый ненавистник Кетота, даром, что уже весь был залит кровью, дрался врукопашную. Не обращая внимания на удары когтистых лап, неперерывно читая молитвы своему покровителю, он бешено гвоздил гадину светящимся золотом жезлом. И не безуспешно. Во всяком случае Малк был готов поклясться, что если бы не он и не покровительство Святого, Трёхголовый наверняка бы уже если и не разорвал наглых людишек, то точно бы сбежал.

Мысленно порадовавшись за успехи «коллеги» и пожелав ему додавить мерзкую гадину, Малк ещё раз оглянулся. Получалось, что неизвестным оставалось местоположение лишь третьего тела Трёхголового. Вместо того чтобы открыто броситься в битву, тварь поступила хитрее — коварно перешла в бестелесное состояние и затаилась. А значит теперь любой, кто будет представлять угрозу для её планов, станет первоочередной целью.

Йоррох! Мысль, что рядом свободно шатается демон уровня Охотника за плотью, как-то совсем не грела. Малк чувствовал бы себя гораздо спокойнее, если бы каждое из тел Трёхголового было занято своим противником. Вот чего бы им всем сразу на Больдо не навалиться?! Он бы точно выдержал!

Будто соглашаясь с Малком, в той стороне, где Голем сражался со своим противником, громко бахнуло, после чего истошный нечеловеческий визг сообщил о ранении монстра. И все находящиеся поблизости быкоголовые ринулись на помощь к своему демоническому хозяину. Надеясь, что возросшее число врагов не станет проблемой и вслух пожелав теперь уже Больдо удачи, Малк, наконец, добрался до алтаря и скрылся внутри. Пришла пора и ему внести свою лепту в разгром противника!

Он замер в центре круга из каменных колонн и попробовал отрешиться от происходящего снаружи. Досчитал до девяти, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, а потом принялся настраиваться на работу с той Силой, что ощущалась во всех священных для культа Святых предметах. Получилось почти сразу — пара ударов сердца и в сознании один за другим зажглись девять золотистых огоньков. Восемь отдающих обжигающим холодом и один испускающий потоки тепла. И Малку не надо было объяснять, какому именно Святому принадлежало «дружелюбное» пламя.

Первый шаг был сделан!

Вообще жреческая магия до сих пор оставалась для Малка большим секретом. Все его знания о возможностях последователей Девятерых демоноборцев сводились к ограниченному набору примитивных навыков по работе Властью, ритуалу экзорцизма и воспоминанию о необычайно могучем артефакте-филактерии. С одной стороны крайне мало, а с другой… с другой большего ему и не требовалось. Во всяком случае сейчас. Потому как именно экзорцизмом Малк планировал ударить по неистовствующим во флактурме демонам и именно энергию алтаря он собирался использовать в качестве источника Силы ритуала. Если хватит духу, способностей и знаний, разумеется.

Далее следовало сделать изобразить хотя бы подобие круга. В любом другом месте он его попросту нацарапал бы проклятым ножом прямо на полу, но идея использовать в сосредоточении могущества Святых осквернённый предмет показалась кощунственной. Поэтому Малк, не задумываясь, полоснул клинком по левой ладони и собственной кровью прочертил неровную линию. Потом от неё добавил цепочки из знаков Руноглифа к каждой колонне — получилось этакое кровавое солнце, — пару мгновений полюбовался результатом и торопливо выпрямился.

Шум за пределами алтаря нарастал, так что следовало поторапливаться, и Малк, мысленно потянулся к огонькам в своём сознании. Сначала сразу ко всем девяти, но затем, прислушиваясь к в голос кричащей интуиции, всё же сосредоточился на том, что соответствовал Кетоту. И откликнувшееся золотое пламя моментально заслонило собой всё остальное.

Начиналась самая нелюбимая часть Малка, однако ритуал есть ритуал, и он со вздохом принялся читать гимн Кетоту. Славил великого Святого, его деяния и просил помочь пройти по проторенному пути в борьбе с Пеклом. Вроде ничего особенного, обычные слова, но каждая рифмованная строфа вызывала в ментальном пламени заметный отклик. Когда же Малк добавил к чтению гимна ещё и мысленный образ закрытой книги, то связь с Силой Кетота увеличилась многократно. Считанные мгновения, и вот уже испускающая свет книга — на вид неотличимая от настоящей — из разума перекочёвывает в пространство между ладонями Малка, медленно раскрывается и… исчезает во вспышке. Вовне же выплёскивается поистине потустороння мощь, многократно превышающая способности Малка.

Один за другим от него побежали девять расходящихся кругов разных оттенков жёлтого. Проходили, не затрагивая, сквозь каменные столбы алтаря и исчезали в глубине зала, каждый раз порождая всплески истошного рёва и тяжёлого как от огромного костра гула. Откуда-то Малк знал, что это горят быкоголовые. И от одной мысли у него становилось приятно на душе.

Однако в йорроховом мире не бывает бесплатных подарков. Свою цену имело и использование заёмной Силы. Так что не успел исчезнуть последний круг света, как Дух уже самого Малка охватило белое пламя. И он упал на колени, рыча от боли. Какой-то реально опасности его тонкому телу пламя не несло — возможно перенапрягшееся сознание Малка просто в такой форме отобразило сделанный им шаг за пределы дозволенного, — однако легче от этого не становилось. Пытка Духа отражалась и на теле, вызывая ожоги-стигматы и заставляя сочиться кровью руки, грудь и почему-то живот Малка.

Превозмогая себя он попробовал запустить «лечилку», но тотчас разразился бессильными проклятиями. Экзорцизм забрал из резерва аж девятнадцать эргов Силы и сейчас он был откровенно не способен творить волшбу. Немного выручали запущенные ранее для исцеления раненого плеча чары, но вложенный в них эрг энергии вот-вот должен был закончиться, и Малку скоро предстояло надеяться только на жизнестойкость своего тела…

Однако словно случившегося было недостаточно, у входа в алтарь появились две человекоподобные фигуры. На секунду замерли, изучая обстановку внутри, а потом с утробным воем ворвались в круг.

— Да какого флура?!! — зарычал Малк, рывком поднимаясь с пола и несмотря на боль вновь хватаясь за оружие.

Тесаки он потерял раньше, так что в левую руку он взял проклятый клинок, в правую — револьвер, и двинул навстречу тварям.

И ведь он перед самым экзорцизмом думал, что как бы не пришлось драться с Трёхголовым! Боялся этого, считал, что оставшееся в резерве тело вполне может выбрать его своей целью… Так вот на, получай! Да не одно из тел, а сразу два. Причём второе, судя по ранам и покрывающей его крови, ещё недавно было противником жреца Рзавиана. Как так, а?! Какого Йорроха этот ненавистник Кетота так опростоволосился-то?!

Именно раненую гадину Малк и выбрал своей целью, благо та двигалась чуть впереди. Направил в её сторону револьвер и последовательно разрядил все шесть стволов. Все разы попал — одна из пуль ухитрилась оторвать монстру нижнюю челюсть, — однако на его активности это никак не сказалось. И уже через мгновение Малку пришлось ударом ножа встречать выпад когтистой лапы.

Пекло! Ну почему Больдо валит тварей с такой лёгкостью и небрежностью, а ему для каждого боя приходится едва ли не наизнанку выворачиваться?! Может попросить дать несколько уроков?

Совершенно неуместные в данной ситуации мысли шли фоном, ничуть не отвлекая от разгорающейся схватки. Выпад, уклонение, котратака, снова уклонение… Малк даже одной гадине проигрывал в чистую, а в драку вот-вот должна была вмешаться вторая! Единственная хорошая новость — куда-то ушла боль и стихло полыхающее вокруг Духа пламя, но в сложившейся ситуации радоваться ей вряд ли стоило.

Спасение пришло откуда не ждали. Как и в случае с памятным нападением кошкодемонов, противник Малка внезапно замер на середине движения, в его груди проклюнулось острие алебарды и он, закатив глаза, рухнул на пол.

Увы, оценить подарок судьбы он не успел. Второе тело Трёхголового, ничуть не устрашённое случившимся, перепрыгнуло через мёртвую тушу и врезалось в Малка. Оба тут же оказались на полу, причём тварь сверху. И Малк моментально познакомился со всеми «достоинствами» чудовища из Хеймдарка. Щёлкающие у самой шеи зубы, вцепившиеся в руку с ножом лапы, давящая на мозги ментальная мощь… Последнее было особенно неприятно, и хорошо, что только неприятно. Закалённое Кристаллическим Сердцем сознание приобрело некоторую устойчивость к подобного рода атакам и с наскоку взять Малка под контроль не получилось. Со временем возможно, но вот его-то как раз у Трёхголового и не было: раздался топот и на входе в алтарь появился Больдо.

Однако застать тварь врасплох не вышло. Она тут же отскочила от Малка, попутно с возмутительной ловкостью освободившись от его захвата. С ненавистью на него посмотрела и… растворилась в воздухе.

— Цел?! — с ходу крикнул Голем, с сожалением проводив взглядом истаявшую мерзость.

— Вроде цел, — отозвался Малк немного растерянным голосом. Перед самым исчезновением Трёхголового ему показалось, что он похож на кого-то хорошо знакомого. Но вот кого именно, память умалчивала.

Он поднялся с пола с болезненной гримасой, окинул взглядом сначала себя, потом Голема и теперь уже с сожалением подумал, что для боёв подобного рода его навыков определённо не хватает.

— Ну и слава Святым! Потому как жалко будет, если человек, ухитрившийся грохнуть сразу всех быкоголовых, сдохнет от рук неполноценного Охотника за плотью! — хохотнул Больдо, возвращая себе алебарду.

Внутри алтаря он задерживаться не стал и сразу же вышел наружу. Малк же замешкался. Зачем-то глянул себе под ноги, на натёкшую из-под дохлого Трёхголового лужу крови и… замер. В ней, точно в зеркале, отражался такой знакомый силуэт этого деда Бонифация. Вот только на этот раз не было издевательского оскала. Карлик с безумной жадностью и одновременно душевной болью в глазах таращился куда-то за плечо Малка.

Он не выдержал, оглянулся и мрачно помянул Пекло. Облако жизненной силы, которое так старательно собирали быкоголовые, уже втянуло в себя все хищные хоботы и теперь закручивалось спиралью. Быстро, стремительно и не оставляя наблюдателям никакой возможности как-то этому помешать. Малк даже рта не успел раскрыть, чтобы предупредить Больдо, как похожая по цвету на кровь субстанция собралась в плотный шар, затем вдвое или даже втрое сжалась, а потом и вовсе исчезла в возникшей на какой-то миг трещине в пространстве. То, ради чего всё затевалось — Малк в этом уже почти не сомневался — благополучно уплыло из их рук.

Единственной хорошей новостью могло бы оказаться исчезновение из отражения в луже «этого деда», однако Малк на это почти не обратил внимания. Ему как-то резко стало не до того, Словно жирная точка во всей этой истории, восемь из девяти колонн прямо у него на глазах внезапно осыпались мелким крошевом, оставив на месте священного круга лишь камень Четвёртого Святого. Кетота, Повелителя малефиков.

И к Малку пришло чёткое понимание, что по крайней мере на острове Римма на дружбу с жрецами Девятерых ему можно не рассчитывать.


Глава шестая, в которой герой узнаёт о себе кое-что новое | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава восьмая, в которой герой развивает навыки торговли