home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая, в которой герой развивает навыки торговли

Всякий раз, когда ему приходилось наблюдать за тем, как Больдо творит волшбу — не пробуждает ставшие частью Нимба заклинания, не манипулирует своим Каменным Крушителем, а именно создаёт чары с помощью известных ему знаков Руноглифа — Малк всегда испытывал странное чувство. Вроде бы сильный маг перед ним, целый Бакалавр и владелец могучего артефакта, а значит и колдовстве дока и в заковыристых Тайных техниках специалист, но… но как доходит до дела, так на уме остаётся лишь одно недоумение. В настоящей магии, в том, что составляет саму суть Искусства и выходит за рамки боевых навыков или владения заклинаниями из Нимбов, Больдо оказался позорно слаб.

И, к сожалению, категорически не желал с этим смиряться.

— Ф-фух! Последняя строчка осталась, — пробормотал Больдо и, утерев со лба пот, затянул второе за последние сорок минут заклинание.

Малк украдкой вздохнул и, подойдя ближе, забрал две сотворённые из камня дубинки. Теперь осталось дождаться, когда Голем магией Земли сотворит для себя ещё одну пару каменных орудий и можно будет заняться тем, ради чего он уже второй месяц раз в седмицу ходит к второму по силе ученику Тияза Черепа — тренировками…

Опыт последних схваток с демонами показал Малку насколько хромает его боевая подготовка, и ему волей-неволей, но пришлось озаботиться исправлением этого изъяна в своих умениях. Благо далеко ходить не требовалось, и Больдо с удовольствием согласился за четыре драхмы в месяц — по одному золотому за занятие — подтянуть младшего соученика во владении парными тесаками.

Своих денег он стоил, учил на совесть. И если в мастерстве тому же Гарету возможно уступал, для уровня Малка его способностей хватало за глаза. Стойки, переходы, восприятие пространства, атаки и контратаки, жёсткая защита и отводящие удары — благодаря поединкам с Големом всё это заново укладывалось в голове Малка, превращая царящий там хаос в гармоничную и понятную картину. Ещё бы Больдо постоянно не искал повода попрактиковаться в собственных колдовских умениях, создавая тренировочный инвентарь, и совсем было бы хорошо!

— Готово! — наконец, объявил старший соученик, подхватил с земли свежесотворённые дубинки и… с оглушительным рыком ринулся на Малка.

Предупреждения, формальные вызовы и прочие аристократические расшаркивания Больдо считал в настоящем бою излишними, и потому Малка ими не баловал.

— Голова! — заорал он, оказавшись рядом и словно бы обозначая цель атаки.

Однако наметив одной дубинкой удар в левую скулу, кончиком правой ткнул Малка в живот. И чтобы отбить выпад, пришлось сильно постараться. Слава Святым, Малк уже успел привыкнуть к подлянкам Больдо и после провального первого занятия теперь постоянно был настороже.

Не сумев подловить Малка, Больдо тотчас сменил формат тренировки, и теперь каждый свой удар принялся комментировать. Объяснять плюсы и минусы, показывать возможные трансформации. Получалось интересно и увлекательно, так что оба не заметили, как пролетели полчаса.

И вот когда Малк максимально расслабился, Больдо снова, пусть теперь уже и молча, молниеносно сделал выпад ему в живот. Х-ха!

— Да поимей тебя всё Йоррохово воинство! — рявкнул Голем, когда его дубинка, вместо мягкого брюха натолкнулась на укреплённый Властью пресс и разлетелась на несколько осколков.

Сам Больдо не пострадал — даже ладонь не поцарапал, чего нельзя было сказать о его противнике. Малк, который выполнил защитный приём на одном лишь инстинкте, со сдавленным вздохом отступил на один шаг, прижал ладонь к пострадавшему месту и тотчас принялся активировать «лечилку». Несмотря на свою развитую Власть и зверскую по сравнению с обычным человеком жизнестойкость, специалисту по закалке тела он был не конкурент. И знакомство с дубинкой Голема было… неприятным.

— Так и знал, что под конец выкинешь что-нибудь в таком роде, — простонал он, чуть согнувшись.

— Ты мне за это деньги платишь, младший брат, — оскалился Больдо и тут же посерьёзнел: — Ты удивительно ловок с Властью для своего ранга. Аж зависть берёт. Порой даже хочется попробовать себя в жречестве, но стоит вспомнить всю ту недобрую молву, что ходит о вашем пути к могуществу, и сразу же отпускает!

После разрушения алтаря Девятерых во время штурма флактурма Толока, Больдо постоянно проходился по его «жречеству». И никакие объяснения, что Малк к священникам никакого отношения не имеет, его не трогали. Младший соученик теперь был в его глазах именно что жрец, но не из тех, что носят соответствующие одеяния и ведут службы, а… жрец-расстрига. Изгнанный из храма и теперь находящийся в сложных отношениях со служителями Девятерых. И чем это его заблуждение чревато, если свою глупость он начнёт распространять, Малк не хотел даже думать!

— Кстати о деньгах… Ты награду за защиту убежища получил? — спросил Малк, переводя разговор на больную для всех младших магов тему.

— Разумеется! — оживился Больдо и аж зажмурился от удовольствия. — Двадцать драхм за тела Трёхголового и ещё десять за оборону флактурма. Красота! — Голем перестал улыбаться и глянул на Малка: — Тебе ведь за быкоголовых тоже должно было что-то накапать?

— Угу, те же самые десять драхм… — нахмурился Малк. — Комиссия Школы сочла монстров слишком слабыми и заплатила по самой низкой ставке. Гады!

— Э, брат, тут ничего не поделаешь. Дело было в убежище, мы считались призванными на службу, а значит и трофеи принадлежали государству и Школе. Тут ничего не попишешь: надо радоваться тому, что дали, — принялся объяснять Больдо.

— Радоваться? Да если бы… Алтарь был приписан к церкви Рзавиана, и её руководство выставило счёт за разрушение святыни. Начали с двухсот драхм, но после вмешательства Школы снизили запросы до двадцати двух. И вместо награды в десять драхм пришлось расстаться ещё с двенадцатью, — раздражённо бросил Малк. — Они ведь ещё тему осквернения пытались продавить, тогда бы вообще мало не показалось!

— Слышал эту историю, слышал, — скривился Больдо и ободряюще похлопал по плечу. — Ничего и такое бывает. Главное, что ты ведь всё равно не в обиде, правильно?

Малку ничего не оставалось кроме как кивнуть. Потому что он действительно был не в том положении, чтобы жаловаться. Вместо денежного вознаграждения и ожидаемого списания некоторой части долгов перед Школой или Мастером, буквально седмицу назад ему вручили «белую грамоту» от Наместника. «Белую грамоту»! Документ, позволяющий сделать шаг к отмене чёрной звезды!

Правда, чтобы из паспорта исчезли все ограничительные отметины, таких бумаг должно быть девять, но и Варганд не сразу строился! Если Святые будут благосклонны, то и остальные «грамоты» он доберёт…

— Не знаешь, кто от Школы документы ездил заполнять? — вдруг кое-что вспомнил относительно награды Малк и подозрительно уставился на Больдо. — Это ведь не господин Тияз был, так?

Больдо лукаво усмехнулся.

— Нет. Это была Эйша, — тут он не выдержал и расхохотался: — Что, Малк Эттин в официальном документе глаза режет? Ну так поздно метаться. Теперь твоё прозвище в официальный реестр занесено. И убрать его оттуда будет ой как непросто.

Малк скривился и процедил сквозь зубы ругательство. Йоррох, проклятая змеюка всё же добилась своего! И кажется теперь он начинает понимать нелюбовь до сих пор незнакомой ему Кэйталин Птицы к стерве Эйше…

Впрочем, в Пекло Змею!

— Слушай, Больдо, а есть какие-нибудь подвижки в расследовании произошедшего во флактурме? Всё-таки столько людей погибло, — спросил Малк, взъерошив волосы.

Старший соученик помрачнел.

— Примерно полсотни обычных смертных и двадцать один Одарённый, если уж быть совсем точным. Не говоря уж о раненых… Да уж, ловушка на Трёголового, скажем прямо, не получилась!

— Ну и так какие изменения? Разобрались с причинами случившегося с господином Контом Два зеркала? Ведь с него всё началось, — уточнил Малк.

Больдо помотал головой.

— Куда там, всё только окончательно запуталось. Столько шума было, следственная группа аж с Релака прибыла, а толку ноль. Да, преступной небрежности в организации ловушки не выявлено, да, уязвимость в обороне флактурма возникла из-за демонической трансформации Младшего Магистра, и да, за несколько дней до Ночи он очевидно был заражён Скверной… И на этом всё, краткий итог почти двухмесячного расследования!

— Заражён? — уцепился за слово Малк.

— Именно. Кем-то или чем-то. Может в нехорошее место влез, способное даже Младшего Магистра сожрать и выплюнуть, может пленён был и особому ритуалу подвергся… Кто знает! — поморщился Больдо. — Мастер разрешил седмицу назад предварительный отчёт просмотреть, так там сказано, что за два дня до Ночи господин Конт плавал на один из малых островов, которых вокруг Риммы аж два десятка разбросано. Но на какой именно неизвестно. И что там с ним в действительности случилось тоже никто не знает…

— А зачем его туда понесло-то? — удивился Малк. — Красотами любоваться?

— Нет, не ими, — усмехнулся Больдо. — Со слов твоего большого друга Жака Улья, господин Конт бредил поисками демонических артефактов, способных помочь усилить его склонность к Огню. Это его навязчивая идея была, всё хотел что-то свой родне из Дома доказать… Без подробностей, конечно, но такое бывает. В чужих шкафах полно скелетов. Во всяком случае то, что в семье его не любили, это точно. Иначе родичи не ответили бы на сообщение о его смерти в том духе, что туда болвану и дорога. — Голем неодобрительно покачал головой. — И ведь вроде Дом небольшой, должны за Младших Магистров держаться, как вдруг такое отношение!

Однако Малк, помня о поведении господина Конта во внешней фракции, недоумение старшего соученика не разделял. В конце концов отличные маги, пользующиеся поддержкой Семейства или Дома, от хорошей жизни в преподаватели заштатной падшей Школы не идут. Правдоподобно звучали и причины, погнавшие его на неизвестный остров… Проблема в другом. Кто был настолько силён, чтобы не просто победить целого Младшего Магистра, но и подвергнуть его столь сложному магическому воздействию?! И как всё это соотносится с нападениями Трёхголового?!

Малк озвучил свои вопросы Больдо, однако ничего кроме разведённых рук и пожимания плечами в ответ не получил. Не знали ответов видимо и заезжая группа следователей, и Мастера Школы, а значит дело о массовой гибели Одарённых грозило и дальше оставаться открытым… Хотя с другой стороны, какое ему до этого дело? У него своих забот выше макушки!

— Может вернёмся к тренировке? — спросил Малк, приглашающее взмахнув дубинками.

— Давно пора, — осклабился Больдо, которого уже утомили разговоры.

Чего он действительно любил, так это драться. Поэтому отбросив оружие, Голем сжал кулаки и, даже не став укреплять себя магией Земли, ринулся в бой. Рукопашной схваткой заканчивалось большинство их занятий, и Малк уже знал, что сейчас можно не сдерживаться. Воин-маг был способен выдержать, не защищаясь, отдельные атаки сильных Бакалавров, что уж говорить про Учеников. И потому прежде, чем прикрыться тяжёлыми дубинками, Малк встретил старшего соученика Искрой в правое колено…

Домой Малк вернулся спустя полчаса. Упавший до пяти эргов резерв, три работающие «лечилки», два не залеченных ушиба и аж подрагивающие от усталости мышцы — вот итог занятия. Но Малк не жаловался. Сегодня он впервые за всё время смог выскользнуть из хитрого захвата Больдо и взять его на контрприём. Пусть тут же пришла расплата за ловкость — Больдо, невзирая на вовремя использованную Малком Власть, сначала кулаком вышиб из младшего соученика дух, а потом швырнул его об землю, — начало было положено. И когда-нибудь в схватках с Големом он перестанет выглядеть столь жалко!

Тем не менее, у последней тренировки была ещё одна цель. Малку крайне необходимо было истощить свои магические и жизненные силы, и он успешно с этим справился. А раз так, то дальше его ждало ещё одно занятие, теперь уже самостоятельное. И Малк очень надеялся, что сделанных приготовлений будет достаточно для достижения успеха!

Задуманное требовало не так много места, поэтому ломать голову с поиском подходящего помещения Малк не стал. Освободил центр спальни да и уселся по-стиксонски прямо на пол. Он бы даже лёг, но боялся уснуть из-за усталости. Затем дотянулся до ящика в прикроватной тумбочке, достал лежащий там флакон и поставил перед собой. Взбаламученная жидкость за закалённым стеклом отозвалась таинственным зелёным мерцанием, из-за чего возникло ощущение, что в полумраке комнаты загорелся болотный огонёк. Наверное это было красиво, но внешняя сторона Малка сейчас интересовала меньше всего. Все его мысли занимало предстоящее действо. И сохранять спокойствие у него получалось с трудом.

— Эликсир Пробуждения, уже третий за полторы седмицы. Просто рехнуться можно, — облизав пересохшие губы, пробормотал он.

После чего решительно взял флакон в руку, посмотрел на него и… выругавшись, поставил обратно. Йоррох, Йоррох, Йоррох!! Если и в этот раз не получится, то он даже думать не хочет, что с ним сделает Тияз Череп!

Эликсир Пробуждения, который ему предстояло принять, помогал магам Смерти преодолеть барьеры в практике Тайных Искусств. Такое было нередкость. Кто-то недостаточно хорошо подходил для выбранного колдовского пути, кому-то мешали травмы, а кто-то просто оказался недостаточно талантлив — магическая медицина решала многие вопросы. Малк вот, к примеру, вновь оказался чересчур живой для достижения первого слоя Трёх Призрачных Пульсов.

И ведь до последнего он верил, что справится сам! Но нет, едва появились признаки завершения формирования первого диска рядом с Кристаллическим Сердцем, как прогресс немедленно остановился. Сила впустую рассеивалась, ментальные формулы не оказывали никакого эффекта, а каждое занятие с Зеркалом Друзала заканчивалось зверской головной болью. Тупик, настоящий тупик!

Впустую промучавшись седмицу, Малк отправился за советом к господину Тиязу. Он ожидал всего — насмешек, обвинений в никчёмности и угрозы изгнания, но не понимающего кивка и… выставленного перед ним флакона с эликсиром Пробуждения.

— Ты — не гений, чтобы обходиться без поддержки. И слишком живой! — вот единственный комментарий, который дал Мастер.

— И сколько мне он будет стоить? — помня о главном законе магов, спросил Малк.

— Пять чёрных камней, — припечатал Тияз Череп.

И Малку ничего не оставалось, как смириться с предложенной ценой. В свою бытность Адептом он достал аналогичное зелье лишь, как выяснилось позже, с протекцией госпожи Леары. Заполучить в руки алхимические препарат гораздо более высокого ранга для него было и вовсе невозмно… ну или настолько затруднительно, что надежды на полное освоение первого слоя следовало отодвинуть далеко в будущее!

После того разговора, Малк почему-то не думал, что одного эликсира Пробуждения ему может не хватить. Видимо слишком был рад, надеялся взять недоступную вершину одним махом. Но, увы, увы, первый приём алхимического средства ничего хорошего не принёс. Нужный образ сформировался, стал более явным, но закрепиться во Дворце Духа не смог и снова исчез. Малк же опять отправился на поклон к господину Тиязу.

— Гении осваивают первый слой сами, таланты — после первого эликсира, обычные маги — после второго, а посредственности — после третьего, — расщедрился на очередное пояснение Мастер, выставляя следующий флакон.

А Малк принялся кивать, точно глиняный болванчик с Койдана…

Этот флакон был уже третий, долг перед Тиязом Черепом с сорока пяти чёрных камней вырос до шестидесяти, и четвёртая попытка не предусматривалась. Видимо поэтому Мастер сделал несколько подсказок, способных помочь в прорыве через слой. С его слов Малку требовалось избавиться ото всех помех, способных нарушить нужные ощущения внутри Дворца Духа. Убрать излишки жизненных сил, снизить объёмы резерва до того уровня, ниже которого невозможна тренировка с использование эликсира, и ни в коем случае не пользоваться Зеркалом Друзала — то есть сделать всё то, что по мнению Малка должно было максимально усложнить стоящую перед ним задачу!

Ну и как в таких условиях тренироваться?!

— А! В Пекло всё! — рявкнул Малк, наконец решившись и опять взяв в руки флакон. Криво усмехнулся и добавил: — Твоё здоровье, Кетот!

И на этих словах опрокинул содержимое посудины в рот. Зажмурился, сдавленно выдохнул — горло и пищевод ожгло точно кислотой, — после чего скользнул разумом во Дворец и принялся повторять уже давным-давно заученные формулы. Без Зеркала, так без Зеркала — хуже уже не будет!

Реакция на приём алхимического препарата возникла практически сразу. Сначала в районе желудка возник сильный жар, затем он распространился на живот и перетёк на копчик, где сконцентрировался в небольшой горячий шар. Пара ударов сердца, и уже этот шар как по мосту принялся подниматься по позвоночнику к голове. Здесь Малк больше не был безучастным свидетелем и помогал продвижению своей Властью. Наконец, достигнув макушки, сгусток таящейся в эликсире Силы скользнул внутрь черепа и… перед глазами Малка взорвался калейдоскоп красок.

Сознание так и норовило поддаться гипнотическому влиянию мельтешения цветов, однако Малк волевым усилием избавился от наведённых ощущений и погрузился во Дворец Духа. Начиналась самая важная часть. И он с максимально возможной концентрацией принялся воссоздавать уже десятки раз сотворённый «диск» с сакральным узором.

Во время тренировки с Зеркалом большую часть работы брал на себя артефакт — с ним легче было манипулировать энергией, фиксироваться на нужных схемах, сохранять от распада уже готовые части картинки. И поначалу было не очень понятно, зачем господин Тияз так настойчиво рекомендовал Малку на финальном шаге освоения первого слоя Трёх Пульсов полагаться только но свои силы. Однако дальше… дальше ответ нашёлся сам собой.

Как выяснилось артефакт жутко фонил, забивая «шумом» от своей работы те тончайшие вибрации, что вызывала практика Искусства. И пусть без него процесс грубого преобразования Духа мог затянуться на годы, с ним Малк за границы внешней формы практики точно бы не переступил. И не заметил то, что следовало бы заметить.

То ли сыграл опыт прошлых неудачных прорывов, то ли сказался эффект накопления от приёма уже третьего эликсира, но едва «диск» принял мало-мальски законченный вид, как Малк ощутил — совершенно ясно и отчётливо! — испускаемые кристаллическим солнцем в небе Дворца волны. Они были полностью незримы, однако менее реальны от того не становились.

Всё, что требовалось, это настроиться на «частоту» Сердца и… и остальное произошло словно само собой. Свежесотворённый «диск», как зримое воплощение освоенного первого слоя Искусства, начал испускать точно такие же вибрации. Они наложились друг на друга, после чего моментально произошло их кратное усиление и взаимная сонастройка образов. Весь Дворец вздрогнул, само его пространство пошло рябью, возникла череда вспышек. Малку даже показалось, что вот-вот всё рухнет, но предчувствие оказалось ложным. Несколько мгновений и всё успокоилось, а о произошедшем напоминали лишь висящий чуть выше и левее Кристаллического Сердца «диск» с сакральным узором и разросшийся до размера огромного луга участок с голубыми цветами — след Тайного Искусства, полученного от маски Мастера.

Первый слой Трёх Призрачных Пульсов был полностью завершён!

— Даже не верится! — простонал Малк, вытирая со лба пот и медленно поднимаясь.

На душе была не столько радость, сколько облегчение от взятия вдруг показавшейся недостижимой вершины. И ведь какая удивительная штука: знай он Адептом, что когда-нибудь сможет сделать этот шаг, то с ума сходил бы от счастья, а теперь всё на что его хватает, это мысль о том как будет заниматься на следующий день. Детство закончилось, да? Началась взрослая жизнь?

Докладывать господину Тиязу об успехе Малк направился в тот же день. Можно было и не спешить, но слишком уж задела его собственная бесталанность, слишком хотелось как-то реабилитироваться в глазах Мастера. Вот он, едва успев принять душ да легко перекусив, и рванул к уже хорошо знакомому коттеджу.

— Неплохо. Хорошая основа получилась. — Господин Тияз встретил Малка в своей фирменной манере. Никаких вопросов, один единственный пронзительный взгляд и сразу же вердикт. — И каково это впервые ощутить резонанс двух Тайных Искусств?

— Незабываемо, — усмехнулся Малк, вспомнив как содрогнулся весь Дворец Духа и возникло ощущение, что вот-вот и всё рухнет. Затем посерьёзнел и спросил: — Мастер, вы ведь не просто так об этом спросили, да?

Тияз Череп впервые на памяти Малка открыто рассмеялся. Тихо, не разжимая челюстей, но рассмеялся. И получилось у него это настолько холодно, зло и страшно, что на голове шевелились волосы.

— Разумеется, — с прежним равнодушием шепнул он. — Потому как если есть желание освоить остальные слои Искусства, тебе придётся данное ощущение всячески поддерживать и развивать. Понял?

Малк ответил вежливым поклоном. В том пакете информации о Тайном Искусстве, что он получил через лицо-маску, про резонанс тоже было кое-что сказано. Однако не так явно и менее убедительно. Поэтому напоминание господина Тияза точно не было лишним.

— Это ведь и есть та изюминка Трёх Пульсов, о которой вы однажды говорили? — помедлив, всё-таки спросил Малк.

— Узнаешь, когда придёт время, — хмыкнул господин Тияз и, отвернувшись, принялся греметь колбами на алхимическом столе.

Их разговор происходил в лаборатории Младшего Магистра, куда он пригласил Малка, едва тот появился на пороге. И как оказалось, сделал это неспроста. Разговор, который на вкус Малка уже можно было заканчивать, кажется плавно перетекал в очередной урок. Зная же натуру Мастера, простым он точно не будет!

— Расслабься, проверять твоё понимание основ философии не буду, — с интонацией Больдо, зовущего поохотиться на могучего демона, сообщил господин Тияз и сунул в руки Малка извлечённый из завалов… кусок сморщенной плоти, как-то очень сильно напоминающей язык. Очень даже может быть, что человеческий. — Раз ты сдвинулся с мёртвой точки в освоении Пульсов, пришла пора задать тебе ещё одно направление для учёбы… Положи на ладонь и попробуй исторгнуть в него часть своей жизненной силы!

Малк, никогда и ничем подобным не занимавшийся, вздрогнул. Требование было настолько неожиданным, что он даже безропотно принял вручённую ему гадость. Не уронил, не отбросил брезгливо, а взял в руку и… после минутного раздумья молча выполнил приказ Мастера.

Ларчик открывался неожиданно просто. Единственным способом манипуляции жизненной силы, известным Малку, было использование «лечилки». И вся разница с заданием господина Тияза заключалась конечной цели заклинания. Обычно он направлял энергию своего тела в место травмы, а теперь конечная точка сдвигалась чуть дальше. Потери при этом обещали быть жуткие, но… приказы Мастера не обсуждаются, да?

Малк активировал чуточку видоизменённую «лечилку» — пластичность чар ещё немного повысилась и это удалось без особых сложностей, — возникший же тёплый поток направил в ладонь. Когда же появилось чувство жара, попробовал Властью протолкнуть энергию дальше, за пределы кожи… И с некоторым удивлением увидел, что у него получилось. Да в высохший кусочек плоти вошла лишь капля жизненной силы, но ведь вошла же!

— Отлично! — кивнул господин Тияз, от которого не укрылся успех его студента. — Теперь смотри.

Вытянув руку, он прямо в воздухе написал цепочку из восьми знаков Руноглифа и заставил её слабо светиться. После чего требовательно посмотрел на Малка.

— Базовая форма заклинания Рассеивания, — пожав плечами сообщил Малк. — Давно стало частью моего Нимба…

— Верно, — возникло ощущение, что господин Тияз зло усмехается. — А теперь?

Младший Магистр в быстром темпе последовательно прикоснулся к каждой руне, отчего те буквально вывернулись наизнанку. Немного полюбовался получившимся результатом, добавил сверху и снизу несколько дополнительных знаков, после чего сгребающим движением собрал всё в кучу, сжал и… выстрелил светящейся точкой в лежащий на руке Малка язык.

Прошла секунда, другая. Ничего не происходило, и Малк недоумённо перевёл взгляд с куска высохшей плоти на Мастера.

— И что дальше… — начал было он, но тут заклинание наконец пробудилось, и ему резко стало не до разговоров.

Капля жизненной силы внутри «языка», которую Малк до сих пор ощущал, внезапно сжалась ещё больше, следом усилился жар в центре ладони и по руке снова потекла энергия, чтобы затем прорваться наружу. Не по воле Малка, но подчиняясь магии Мастера.

Он попробовал сопротивляться, воздействовать Властью и собственным Рассеиванием — бесполезно. Волшбу Младшего Магистра ему было не пересилить. А пока он пытался бороться, некогда мёртвая плоть наливалась жизнью, расправляла складки и… всё больше походила на самый настоящий язык.

— Что я сделал с Рассеиванием? — чеканя слова, спросил Младший Магистр.

Выглядел Мастер настолько пугающе, что хотя как Малк подозревал, чтобы освободиться от чар, достаточно отбросить подальше заколдованный кусок мяса, сделать это он так и не решился.

— Преобразовали его в… в Сбор или что-то вроде этого? — ответил Малк, после нескольких секунд лихорадочных размышлений.

— Именно! — довольно закхекал Младший Магистр. И отток жизненной силы моментально прекратился. — Рассеивание превратил в его полную противоположность… Понимаешь куда я клоню?

Малк потрясённо выдохнул короткое да. Возможность превращать заклинания в их зеркальные аналоги… Не заучивание дополнительных рун, а преобразование уже имеющихся… Йоррох, да у него слов не хватает, чтобы описать открывающиеся перспективы!

— Разного рода недомаги ограничиваются изучением небольшого набора знаков Руноглифа, формируют на его основе заклинания, входящие в Нимбы, и этим ограничиваются. Те, у кого в башке есть хоть немного ума, идут дальше — расширяют своё знание рун, адаптируют их под себя и через них выводят формулы стандартных ритуалов и чар. Я же предлагаю шагнуть ещё дальше и добавить к строгому языку математики чуточку творчества, — ровным голосом сообщил господин Тияз и с намёком добавил: — Всё, что от тебя требуется, это научиться слушать «звучание» чар и… правильно подбирать их антиподы. И шаг в нужном направлении, освоив первый слой Тайного Искусства, ты уже сделал.

Малк бросил изумлённый взгляд на Мастера и тут же потупился. Похвала от Черепа? Это что-то новенькое. А где привычная мотивация в виде плохо прикрытых — или совсем не прикрытых — угроз?

— И какой шаг должен быть следующим? — спросил он, не поднимая глаз.

Младший Магистр покровительственно фыркнул.

— Тренироваться дальше и… да, и расширять своё понимание Руноглифа. Без этого всё же никак, а твои полсотни базовых знаков — это… это просто какой-то позор! — Господин Тияз немного помедлил и, предвосхищая следующий вопрос Малка, сказал: — Можешь обращаться за помощью к старшим соученикам. Этими знаниями я им делиться разрешаю… А теперь свободен!

Момент, когда он снова оказался перед входом в дом Мастера, Малк опять пропустил. Пространство мигнуло, секундное головокружение, и вот он уже стоит на улице, едва ли не уткнувшись носом в дверь. Словно Малк был в гостях не у бывшего знатока магии Пепла и нынешнего некроманта, а у специалиста по локальной телепортации.

Интересно, а есть в магии темы, в которых господин Тияз не разбирается? Иллюзии, могущественные артефакты, разного рода проклятия, духи-марионетки — список знаний Мастера падшей Школы внушает уважение. Теперь вот добавилось умение работать с духовным резонансом и весьма глубокое понимание законов построения заклятий. В другой ситуации Малк сходил бы с ума от радости, что у него такой учитель, но полнейшее непонимание планов господина Тияза на его счёт, приучало к сдержанности. За всё надо платить, даже за сущую мелочь, а раз так, то какова же будет цена всего того, что на него свалилось? Прошло уже столько месяцев с начала его ученичества, а ясности больше так и не стало…

Несмотря на рекомендацию Мастера обратиться за помощью в изучении знаков Руноглифа к остальным соученикам, сразу к ним Малк не пошёл. Сначала решил узнать о соответствующих курсах во внешней фракции Школы — надеялся обучение по официальным каналам окажется выгоднее. Однако когда увидел, что за сорок драхм предлагается всего пять уроков по изучению почти сотни рун, к идее моментально охладел. Новые знаки отличались от базовых гораздо большей сложностью. С первого раза изучить их было решительно невозможно и даже помощь Бакалавра на пике ранга ситуацию не исправляла.

И он проторенной дорогой отправился к Больдо. Вот только там его ждал неприятный сюрприз.

— Э-ээ, брат Малк. Чистая магия не моя тема! Поднатаскать тебя в боёвке, дать кому-нибудь по башке, помочь с экскурсией по самым дрянным местам острова — это я всегда готов, но Руноглиф… Нужные тебе руны я, конечно, знаю, но передать их кому-то… Слишком муторное дело, — огорошил его Голем, едва понял суть просьбы. — Ни за какие деньги не соглашусь. И не проси!

Воин-маг возражал столь решительно, что аж раскраснелся. Чувствовалось, что младший соученик невольно задел больную тему, и отступать он не намерен.

Впрочем, как и Малк.

— А если не за деньги? — вкрадчиво сказал он, невольно копируя голос Толфана, торгующегося с охранником интерната о разрешении на тайную отлучку.

— Извини, но что ты можешь мне предложить? — немного обидно ухмыльнулся Больдо.

Однако Малка ему смутить не удалось.

— Например… помощь в сборе трав из списка Мастера. Эйша говорила, что у тебя с выполнением поручений учителя возникли какие-то сложности? — вернул он улыбку.

И не смог сдержать смеха, когда увидел как вспыхнул интерес в глазах Голема.

— Ты видел мой список заданий? Он немал! — со значением сказал Больдо.

— Так я его весь выполнять и не собираюсь, — осклабился Малк, — но с парой-тройкой позиций помочь точно смогу!

— Шесть видов трав или плодов. На меньшее я не согласен! — тут же бухнул Голем, словно и не он совсем не давно отказывался даже говорить на тему учёбы.

— Три. Мой максимум — три позиции из списка. И уступать я не намерен, — покачал головой Малк.

На какой-то миг ему показалось, что он перегнул палку — слишком уж сильно помрачнел от его слов Голем, — но только на какой-то миг. Спустя пару секунд раздумий, Больдо сверкнул улыбкой и протянул руку для рукопожатия. Похоже Малк-таки получил своего учителя Руноглифа!

— Только сразу предупреждаю: все известные мне руны нацелены либо на защиту, либо на укрепление тела. Хочешь чего-то большего — иди к кому-нибудь другому, — словно спохватившись вдруг сказал Больдо.

Скрыть удовольствие от того, что ему удалось утаить от Малка столь важную информацию, он даже не пытался.

— С моими заклинаниями такой набор знаков будет в самый раз, — дёрнул уголком рта Малк и, будто невзначай, спросил: — А к кому, ты говоришь, подходить, если вдруг… большего захочу?

Больдо понимающе подмигнул.

— К Эйше, конечно. Это она у нас всё за рамки пути мага Родословной вырваться хочет. Значит с ней и разговаривать надо. — Старший соученик немного помедлил, но всё же продолжил: — А ещё можешь попробовать с Крысом пообщаться, когда тот вернётся. Он больше всех знает и может, только вот… делиться этим не любит. И помощью в сборе нескольких травок ты не отделаешься! Ясно?

О Кэйталин Птице Больдо не сказал ни слова, а переспрашивать Малк не захотел. Хватало и того, что он уже услышал. Да и не до того было — его ожидал очередной раунд торговли, правда, на этот раз из-за содержания заданий, которые предстояло выполнять в качестве «помощи». И что-то подсказывало: упёртость Голема в важных для него вещах раскроется здесь во всей своей полноте…

Чтобы не откладывать взятые на себя обязательства в долгий ящик, на поиски «травок» Малк отправился уже на следующий день. Почему-то ему казалось, что лень — единственная причина отставания Больдо от графика исполнения распоряжений господина Тияза. И зная названия колдовских растений, их описание и район произрастания, при должном усердии можно управиться весьма быстро. Надо только стараться. Ну и думать головой, когда выбираешь что и, главное, где ищешь.

Малк вот думал, и поэтому в ходе торговли с Больдо нацелился именно на те ингредиенты для будущих зелий, что росли как можно ближе друг к другу. Всё боялся старший соученик будет возражать, подсовывая растения на разных концах острова. Однако тот оказался неожиданно покладист, и теперь, если удача от Малка не отвернётся, он мог рассчитывать закончить с карьерой травника всего за день.

— «Адский цикорий, пальцы мёртвых, демон-и-демоница — все три считаются растениями Смерти, для устойчивого развития требуют наличие в окрестностях повышенного энергетического фона и вне кладбищ встречаются весьма редко», — ещё раз перечитал описание Малк и торжествующе усмехнулся.

После разговора с Больдо он сразу заглянул к одному специализирующемуся на зельеварении студенту внутренней фракции — тоже личному ученику Мастера и Младшего Магистра. И тот всего за полдрахмы показал на карте все старые и новые кладбища, подходящие под требования «травок» из списка. Отметок получилось довольно много, но Малк сразу уцепился за ту, что ближе всего располагалась к внутренней фракции. Это был тот самый жальник, где росло Призрачное Древо и где его способности проверял господин Тияз. Место уже знакомое, вроде бы безопасное… Так почему бы с него и не начать поиски?!

Сказано сделано, и уже в девять утра Малк стоял перед проходом в ограде, а доставивший его до места возница разворачивал экипаж для возвращения в Школу. Обратно младший ученик господина Тияза собирался возвращаться самостоятельно.

— Что ж, начнём! — Малк аккуратно спрятал документ за пазуху, одёрнул жилет и ненадолго замер, прикрыв глаза.

Вряд ли столь ценные травы, что могут заинтересовать даже Младшего Магистра, будут находиться на виду и ждать, когда их сорвут. Нет, поиски их наверняка будут сродни охоте, а значит подходить к ним надо со всей тщательностью. Не пренебрегая даже советом, который вложил в уста одного бывалого травозная создатель Сборника колхаунских народных сказок. И раз согласно ему, шерстя всевозможные укромные местечки травник должен мысленно постоянно представлять образ нужной травы, значит так Малк и будет поступать.

Вдруг поможет?!

В том, что далеко не всем приметам и советам, пусть даже из десять раз древних и сто раз засекреченных сборников, стоит верить он убедился спустя восемь часов. Малк обошёл все могилы, сунул нос во все мало-мальски привлекательные заросли, даже у подножия Призрачного Древа покопался — всё без толку. Ни одна из «травок» в руки ему так и не далась. Дошло до того, у Малка появилась мысль, что возможно и с неудачливостью Больдо в плане сбора не всё так просто. И лень не единственное оправдание его неудач с выполнением заданий.

— Йоррох! — выдохнул Малк, устало распрямляя спину.

По ощущениям в полусогнутом состоянии он провёл никак не меньше пяти-шести часов, и тело просило отдыха. Ещё раз окинув взглядом уже казалось вдоль и поперёк исхоженный жальник, Малк подошёл к Призрачному Древу и уселся у его подножия. После той истории с вонзённым в ствол проклятым ножом, прикидывающееся старым обгорелым дубом дерево не только больше не проявляло по отношению к нему никакой угрозы, а наоборот всячески выказывало своё расположение. Не пряталось за мороками, не натравливало пучки щупалец, не атаковало с помощью Власти, а когда Малк оказывался в непосредственной близости, и вовсе старалось создать вокруг него максимально комфортную атмосферу.

Это было… странно. Призрачное Древо словно бы видело в Малке своего дальнего родственника и теперь всячески пыталось его поддержать. О причинах можно было только догадываться. Необычное соединение испорченного Жизнью тела и стремящегося к Смерти Духа, какие-то неуловимые вибрации от его Власти, просто личные симпатии полуразумного создания к победителю — это могло быть что угодно. Однако Малк, честно говоря, вникать в подробности не желал. Драться не надо и ладно, он сюда не ради исследований приехал.

Просто сидеть, скучать, деятельная натура Малка считала излишним расточительством. И пока тело отдыхало, сознанием он скользнул во Дворец Духа — проверить изменения после достижения первого слоя Тайного Искусства и немного попрактиковаться в техниках следующего. В конце концов без Зеркала прогресс в освоении Трёх пульсов хоть и двигался вперёд черепашьим шагом, но ведь двигался же!

Полюбовавшись парившим рядом с кристаллическим солнцем «диском», Малк быстро пробежался по последовательности образов — они облегали настройку Духа на тренировку, — и сконцентрировался на чувстве резонанса. Именно от него следовало отталкиваться при дальнейшей практике Трёх пульсов, а значит данное ощущение следовало тщательно развивать и взращивать.

Нужное состояние пришло почти сразу, и внутренний мир Малка тотчас преобразился. Кристаллическое Сердце, Нимб и входящие в него заклинания, «диск» — все они предстали в виде определённых вибраций, складывающихся в нечто единое и не диссонирующее друг с другом. И оттого вдвойне удивительнее, что рядом, но всё же за пределами Дворца Духа, Малк внезапно обнаружил ещё один источник духовных колебаний. Причём источник очевидно созвучный его Духу!

Призрачное Древо?

Влекомый любопытством Малк осторожно подстроился под новую волну, затем потянулся навстречу Властью и… ощутил немедленный отклик. Его тонкое тело словно бы слилось с телом колдовского дуба — теперь это было уже совершенно ясно, — стало больше, массивнее и обрело некие дополнительные способности. Прежде всего те, что отвечали за поглощение Силы.

Малк машинально выполнил формулу сбора и какое-то время наблюдал за тем, как энергия ручейком вливается в его резерв. Затем прикинул размер входного потока и мысленно присвистнул. Без Зеркала точно не скажешь, но то, что скорость поглощения магии увеличилась более чем в полтора раза, тут никаких сомнений. Да, это конечно ещё не источник, но однозначно лучший из известных Малку Очагов!

От мысли, что он нашёл себе идеального помощника в его занятиях с Зеркалом, Малка охватило возбуждение. Йоррох, если всё правильно организовать, то он и два раза в день практиковать сможет!!!

Эмоции переполняли, и сохранять необходимое для нахождения во Дворце Духа сосредоточение дальше было невозможно. Так что Малк, стряхнув с себя навеянную возвращением в тело сонную одурь, медленно раскрыл глаза… чтобы тут же с проклятиями зажмуриться. Когда он садился медитировать уже начинался вечер, и солнце только-только зашло за верхушки деревьев, теперь же оно приближалось к зениту и светило прямо в лицо.

— Святые демоноборцы, целую ночь что ли просидел?! — пробормотал Малк, со стоном поднимаясь. Конечности затекли от долгоой неподвижности и теперь со стороны его движения напоминали шевеления паралитика. — Вибрации, резонанс, совместимость… Кажется с этими штуками следует быть поосторожней. Иначе сядешь так потренироваться и не заметишь как седмица пролетит.

Вернув членам былую подвижность и хорошенько проморгавшись, Малк двинулся было в сторону выхода с кладбища, как вдруг едва ли не споткнулся о пять похожих на белые сосиски отростков, торчащих из земли. Пару ударов сердца тупо таращился на них — на какой-то миг ему показалось, что это мертвяк тянет из-под земли руку — и лишь затем с удивлением узнал в необычном растении потребные ему пальцы мертвеца.

Они что, под самым носом у него росли что ли?

Травник из Малка конечно ещё тот, но пропустить находящиеся под ногами колдовские «травки» даже для него было чересчур. Потрясённый он перевёл взгляд дальше и тотчас наткнулся на нечто и вовсе невообразимое — в пяти-шести саженях от Призрачного Древа десяток кустиков адского цикория окружал могильный холмик, сплошь затянутый множеством пучков демона-и-демоницы. Тут уже стало понятно, что ни о какой случайности не могло быть и речи. Малк наблюдал плоды стараний хозяина жальника. И уже не важно, поспособствовал ли колдовской дуб росту этих растений, или просто убрал мешающие его двуногому «другу» мороки, главное другое — Малк получил возможность собрать все нужные ему травы одним махом.

И отказываться от этого подарка он не собирался! Поэтому поблагодарив Призрачное Древо коротким духовным импульсом и услышав в ответ явственный скрип от покачивающихся веток, Малк опустился на колени и принялся рыхлить землю вокруг пальцев мертвеца. Первый кандидат на отправку в коробку для хранения особо ценных ингредиентов уже определился, и теперь Малк пытался понять, хватит ли у него нефритовых шкатулок, чтобы собрать урожай всех растущих перед ним трав…

Кладбище Малк покидал с ощутимо потяжелевшим мешком и уверенностью, что он не только закрыл свой долг перед Больдо, но и разделался с некоторыми пунктами уже из собственного списка заданий. И это было настолько здорово, что Малк поддался охватившей его эйфории и позволил себе немного помечтать о будущем. О том, как освоит Тайное Искусство, как разнообразит арсенал ритуалов и чар, как расплатится с иными долгами — в том числе моральными, — и как станет по-настоящему свободным!

Малк сам не заметил, как увлёкся, и перестал следить за окрестностями. Шёл себе и шёл, лениво переставляя ноги, и был совершенно не готов встретить на полузаброшенной лесной дороге кого-либо ещё.

Он только-только вывернул из-за кустов, густо разросшихся на обочине, как вдруг словно гром среди ясного неба внезапный крик:

— Святые, и кого же я вижу? Неужели запропастившегося демоны знают где Малка Эттина?!

Малк вздрогнул, цапнул рукояти тесаков и только потом узнал голос. Разумеется это была Змея — только она так цеплялась за проклятое прозвище. Девушка стояла на подножке застрявшего в выбоине экипажа и энергично махала ему рукой.

— Сиськи Дораны! Разве можно так пугать?! — пробормотал Малк несвойственную для себя грубость и уже громче сказал: — И тебе не хворать, Эйша! Не скажешь, чего забыла в такой дыре?

— Фу как неприветливо! — ответила Змея, соскакивая на землю и направляясь навстречу младшему соученику. — А где же «рад тебя видеть, моя дражайшая Эйша»?

Малк досадливо поморщился. Какая ещё к Йорроху «дражайшая»?! После Эттина в «белой грамоте» она для него навсегда станет «занозой в заднице» или ещё кем похлеще.

— Ты сегодня непривычно одета, — вместо этого сказал он. — Что изменилось?

Старшая соученица вместо традиционного брючного костюма щеголяла в чёрном мужском жилете поверх белой сорочки с закатанными рукавами, чёрных же бриджах для верховой езды и коричневых высоких ботинках. Но больше всего привлекали внимание два тёмно-зелёных браслета, охватывающих оба запястья девушки. За те восемь месяцев, что Малк знал Эйшу, с подобными украшениями она появилась впервые.

— Пока ничего, но скоро, очень скоро… — хрипло рассмеялась Эйша, любовно поглаживая один из браслетов.

Несмотря на отсутствие магического фона, у Малка начало крепнуть подозрение, что это артефакты. И получила их Змея явно в одной из тех поездок, в которые Мастер периодически отправляет старших учеников. Интересно, какие у них свойства? Защитные, атакующие или какие-то ещё?

— Больдо говорит, ты тут старшим товарищам надумал помогать? — вдруг спросила Эйша, провокационным тоном.

Малк нахмурился.

— Если договоримся о цене, — осторожно проправил он старшую соученицу. — Ты за этим сюда приехала?

— Почти, — усмехнулась Эйша. — Вообще думала подождать, когда вернёшься, но тебя всё нет и нет. Вот я и забеспокоилась.

На языке хоть и вертелось, что они не в тех отношениях, чтобы беспокоиться друг о друге, но озвучивать данную мысль Малк не стал. Вместо этого равнодушно пожал плечами и бросил:

— С чего бы это? Меня дома всего сутки не было…

— Серьёзно? А вот согласно записям в журнале охраны, ты уже три дня как покинул пределы внутренней фракции, — изобразив на лице задумчивую мину сообщила Эйша, чем привела Малка в состояние крайней растерянности.

— В смысле три дня?! Я же только вчера медитировать сел… — осторожно сказал он.

Чем вызвал у Змеи странный смешок.

— О, кто-то чересчур увлёкся практикой… С некоторыми Искусствами такое бывает, да. А уж если человек «везунчик», то при неосторожности процесс может настолько затянуть, что самостоятельно из ментальных дебрей и не выбраться! Так что ты там поосторожнее.

Акцент на «некоторых Искусствах» хоть и был едва уловим, но всё же был. Малк сделал мысленную пометку хорошенько обдумать этот момент, однако вслух спросил:

— Может у старшей сестры по Мастеру есть какой-то более практичный совет?

— Как ты заговорил… — восхитилась Эйша. — Ну да ладно, вежливость надо ценить. Совет простой: либо практикуй с Зеркалом Друзала — с той моделью, где есть контроль времени, либо покупай магический будильник и перед медитацией цепляй себе на руку. Без артефактов не тренируйся! — Видимо для большей значимости девушка поводила перед носом Малка указательным пальцем. Затем с улыбкой спросила: — Такой совет тебя устроит?

Малк кивнул. И Эйша тут же весело скомандовала:

— Тогда если с расспросами покончено, помоги вознице развернуть экипаж и поехали. Раз ты теперь охотник за редкими травами, хочу показать одно «рыбное» место… Из тех, что для меня в данный момент «закрыты». Понял?.. А! Ни Йорроха ты не понял!! Ладно, приедем на место и сам со всем разберёшься… Главное, пошевеливайся! Нам надо до вечера успеть…

Малк несколько оторопевший от напора Змеи, поначалу хотел было послать нахалку со всеми её инициативами подальше, но затем прикинул, что ему и вправду в будущем придётся договариваться с ней насчёт её порции знаний о Руноглифе, и… молча кивнул. Раз уж Эйше так хочется его куда-то отвезти, что она лично отправилась на его поиски, то почему бы не пойти даме навстречу? Вдруг попутно удастся узнать кое-что сверх того, что ему отмерила хитрая как демоническая змея Ученица?

И он с показной ленцой направился в сторону кареты…

Несмотря на то, что Эйша говорила об одном вполне конкретном месте, к нему они поехали далеко не сразу. Сначала девушка долгие несколько часов возила младшего соученика по самым укромным урочищам на востоке острова Риммы, пригодным для произрастания колдовских «травок». И лишь когда Малк отметил их все на карте, попутно уяснив ценность полученных знаний, лишь тогда велела вознице править на Змеиный холм.

— Что это за место? — устало спросил Малк, которому уже остодемонело мотаться по бездорожью и слушать лекции о бесчисленных сорняках.

— Настоящая жемчужина в нашей сегодняшней коллекции, — с загадочной улыбкой сказала Эйша, выглянув на мгновение в окно. Возникло ощущение, будто она хотела убедиться, что день уже клонится к закату. — Кстати единственная точка в этой части Риммы, с которой в любую погоду можно увидеть Левого и Правого Братьев… Если смотреть на них с любого другого места, то они всегда затянуты туманом, а вот если отсюда, уж не знаю по какой причине, то оба как на ладони.

— Эйша, какие ещё к Йорроху Братья? — спросил Малк почти ласково. — Нас вроде как колдовские травы интересуют. Или уже нет?

Змея с едва заметной улыбкой покачала головой.

— Братья — это два острова. Небольших, почти крохотных. На одном перед Восстанием рыбацкий посёлок располагался, а на другом — усадьба Младшего Магистра Школы. Однако после Гражданской войны ничего не осталось… И да, к нашей поездке они никакого отношения не имеют, просто забавный факт, — сообщила она и деловым тоном добавила: — Но вот что нам действительно важно, так это наличие на вершине холма крохотного источника Пневмы. Его даже полноценным первым классом назвать сложно, к тому же он загрязнён смесью Жизни и Смерти. Но именно благодаря ему Змеиный холм считается раем для тех травников, кого интересуют весьма специфические травки…

— То есть я правильно понимаю, что такое хорошее место известно всем и каждому, благодаря чему там теперь не найти даже самого завалящего цветочка? — скептически уточнил Малк.

— Если бы! — снисходительно усмехнулась Эйша. — Холм не просто так называется Змеиным. И любой неосторожный любитель пособирать редкие колдовские растения рискует встретить очень рассерженных его обитателей.

— Обычных змей? — поморщился Малк.

— Нет, призрачных. Которых не берёт ни обычная магия, ни доступное простым смертным оружие, — с намёком сказала Эйша. Немного помедлила, не сводя с Малка глаз, а затем пояснила: — Я, как ты уже знаешь, с бестелесными созданиями пока справиться не в силах. Чего нельзя сказать о тебе…

Малк нахмурился.

— Это ты на экзорцизм намекаешь?

— Может на экзорцизм, а может на твою чересчур сильную Власть или удивительную способность противостоять охотящемуся на тебя бестелесному карлику. Сам думай… — Эйша хитро ему подмигнула и тут же деловито поинтересовалась: — Ну так что, проверишь силы или боишься?

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: Змее зачем-то очень надо затащить Малка на этот холм в вечернее время, причём ради этого она готова пойти на любые ухищрения. И с одной стороны надо бы от подобных дел держаться подальше, а с другой — кто знает, ответы на какие вопросы найдёт Малк, когда поднимется на вершину?

А, к Йорроху всё!

— Так что, мне одному идти? — чувствуя, что он обязательно о том пожалеет, спросил Малк с кривой усмешкой.

— Разумеется. Я ведь уже всё объяснила, для меня Змеиный пока «закрыт», — с видимым облегчением заулыбалась Эйша.

— Ну тогда проследи за вещами? Хорошо? — небрежно бросил Малк, кивая на лежащий рядом мешок с урожаем кладбищенских трав.

Уже сделал было движение, чтобы вылезти из салона экипажа, но вдруг кое-что вспомнил и вернулся обратно. После чего снова потянулся к своим вещам.

— Что такое? Боишься ценности твои украду? — обиделась Змея.

Малк помотал головой.

— Нет. Просто хочу кое-что забрать.

И на этих словах достал из горловины мешка две «авалонки». Сражение во флактурме кое-чему его научило, и наряду с идущими на продажу артефактами он сделал несколько штук и для собственного использования. Две «лечилки» и восемь Искр — ровно столько, чтобы поместилось в две стандартные сумки-«авалонки». Причём, сосуды с боевым заклинанием он создавал на свой страх и риск. Изготовление оружейный артефактов без имеющихся на то разрешений и лицензий каралось властями самым решительным образом. Но когда приходится выбирать между спасением жизни и проблемами с законом, выбор очевиден.

Прицепив обе сумки себе на пояс, Малк отсалютовал странно поглядывающей на него Эйше и энергично зашагал к холму. Призрачные змеи, говорите? Что ж, он готов на них посмотреть. Как и на то, что в действительности находится на вершине…

Впрочем сразу наверх Малк не полез. Поначалу он прошёлся вдоль основания, разыскивая подходящие тропинки. И лишь когда ни одну не нашёл — что косвенно подтверждало слова старшей соученицы о непопулярности Змеиного среди смертных сборщиков трав, — лишь тогда принялся карабкаться по заросшему склону.

— Не забывай про призрачных тварей!!! — донёсся до него крик Эйши, когда в особо сложных для подъёма местах он начал помогать себе руками.

И Малк едва сдержался, чтобы не ответить грубостью. Советчица йоррохова! Чем заботу изображать, лучше бы объяснила за каким демоном в действительно его наверх послала!

Впрочем раздражение раздражением, а совету он внял и стал более внимательно поглядывать по сторонам. И когда из-за неприметной кочки вдруг прямо по воздуху в его сторону выстрелила полупрозрачная вытянутая тень, к её появлению он оказался полностью готов. Поймал гадину защищённой Властью ладонью и без затей отшвырнул прочь. Мог бы вовсе убить, но честно говоря пожалел энергию на Рассеивание. И как оказалось не зря. Ни эта конкретная змея, ни и её товарки больше не нападали. Да и вообще при виде Малка все обитатели Змеиного холма в дальнейшем спешили убраться прочь, превращая потенциально опасный подъём едва ли не в увеселительную прогулку.

Наконец Малк оказался наверху, если верить духовному чутью — в трёх саженях от центра упомнутого источника Силы. Он был готов к чему угодно — к нападению всех призрачных змей разом, к открытию портала в Пекло и даже к появлению господина Тияза собственной персоной. Чего он точно не ожидал, так это того, что после подъёма на холм ровным счётом ничего не произойдёт. Будто всё, что ему до того сказала Эйша, было сущей правдой, и единственное чего она хотела, это прояснить саму способность Малка преодолеть кордоны бестелесных защитников Змеиного.

— Проклятье, это как-то даже обидно… — протянул Малк, чувствуя себя жертвой розыгрыша.

Ещё раз огляделся, нашёл взглядом несколько знакомых ему колдовских трав — их здесь было действительно немало, даже пальцы мертвеца имелись — и помянул Йорроха. Нет, что-то здесь не так! Точно не так! Раздражённо мотая головой, Малк решительно направился к источнику. Если и надо искать где-то подвох, то именно в нём!

Однако спустя несколько минут он убедился, что и здесь всё тоже было в порядке. Как и говорила Эйша, это был слабенький природный источник Пневмы, настолько загрязнённый всевозможными флюидами, что Малка передёргивало при одной мысли зачерпнуть из него Силу. Ничего опасного или хотя бы просто подозрительного.

Если бы Малк не был так нацелен на поиск всевозможных странностей, явно выбивающихся из общего фона, он бы, наверное, так и отправился обратно. И даже потом выяснять отношения с Эйшей не стал бы. Но он именно что искал всё необычное. И наконец нашёл. По непонятной причине в центре источника не было ни одного растения, требовательного к повышенному магическому фону. Вместо ожидаемых колдовских трав, там росли более чем обычные полевица, овсяница и ситник. Ни тебе следов магических мутаций, ни признаков химеризации, ни последствий отравления Силой. Всё нормально настолько, что это уже само по себе вызывало подозрения.

Уже догадываясь, что сейчас увидит, Малк приблизился к необычному участку, присел на корточки и кончиком тесака подцепил участок дёрна. Надавил, потянул и вот уже вслед за клинком поднимается целая полоса, кем-то заботливо вырезанная и аккуратно размещённая в источнике. А под ней… под ней в неглубокой яме лежал скелет человека.

Малк снова помянул Йорроха, а следом и всех Девятерых поимённо. Встал, посмотрел вниз — Эйша вместо того, чтобы скучать в салоне, увлечённо копалась в багажном отделении позади экипажа — и снова повернулся к своей находке.

Скелет, серьёзно?! Змея хотела, чтобы он нашёл обычный скелет?

Малк торопливо расчистил подобие могилы от остатков дёрна и после минутного изучения подтвердил прежний вердикт: кости действительно принадлежали человеку. Смертному, без травм и магических отметин. И это… это превращало происходящее в абсолютную бессмыслицу. Кому понадобилось помещать находящиеся в идеальном состоянии человеческие останки в центр слабенького природного источника? Будь здесь следы ритуала или окажись вместо скелета тело целиком, Малк бы понял. Проведя восемь месяцев во внутренней фракции Школы, где полно кукольников, и имея в учителях самого настоящего некроманта, сложно не знать о некоторых нетрадиционных методах создания немёртвых марионеток. Но кости…

Или это такая маскировка? Малк нахмурился, сотворил в ладони самое мощное своё Рассеивание — восемь эргов не пожалел — и шлёпнул его в середину грудной клетки своей находки.

Реакция последовала незамедлительно. Место, куда он применил чары, засветилось серебром, от него потекли во все стороны струйки тумана, и так до тех пор, пока весь скелет не скрылся от взгляда Малка. Затем короткая вспышка и… и Малк с проклятиями отшатнулся от могилы, на ходу вытягивая сразу из обеих «авалонок» сосуды с Искрами. Морок, прикрывавший кости исчез, и открылся истинный облик умершего. Хотя почему умершего? Вполне себе живого и здравствующего! Вместо смертного человека из ямы на Малка свирепо сверкал глазами самый настоящий демон. Да не какой-то неизвестный, а старый знакомец Трёхголовый — эта омерзительная смесь человека, ящерицы и богомола.

— Вот куда ты раны приполз зализывать, — процедил Малк, продолжая пятиться. — Лучше места не нашёл или именно такой источник тебе больше по вкусу приходится?

Ответа он не ждал, болтая больше для собственного успокоения. Поэтому когда монстр неожиданно распахнул пасть и выдохнул протяжное: «Ты-ыыы!!», аж растерялся. Гадина настолько разумна, что способна говорить? В убежище она ему показалась несколько менее развитой… Или тогда просто было не до того?

Знакомое лицо словно бы разбудило Трёхголового от спячки. Издав утробный вой, он одним прыжком вылетел из могилы и с каким-то металлическим скрежетом вместо рычания ринулся на Малка. Четыре шага — вот сколько их разделяло друг от друга. И три из них демон преодолел за какую-то секунду. Он сделал бы и четвёртый, но тут Малк раздавил между пальцами сосуды с чарами и практически в упор выпустил в грудь Трёхголовому сразу две заряженных до предела Искры. Тварь споткнулась, едва не упала и… получила в то же самое место ещё два магических снаряда. А затем ещё два и ещё.

Несмотря на всю сложность ситуации, каждый истраченный одноразовой артефакт отзывался в сердце Малка самой настоящей болью. Учитывая, сколько сейчас стоил сосуд с боевым заклинанием нулевого круга, он не заклинания бросал в демона, а полновесные драхмы… И ладно бы был какой-то результат! Израсходовав все свои запасы, единственное чего Малк добился, это остановил атаку Трёхголового. Да и то временно. Если он собирался выйти из драки победителем, следовало придумать нечто более действенное!

Вопреки словам Больдо о том, что демон из Хеймдарка не владеет серьёзной магией, тварь вдруг замерцала, пошла рябью и разделилась надвое. Так что перед похолодевшим Малком оказалось сразу два противника. Мысль, что лишённая большей части тел гадина достаточно восстановилась, чтобы вернуть себе хотя бы часть потерянных сил, ужасала. Враг, владеющий третью мощи Охотника за плотью это совсем не то же самое, что враг, владеющий двумя третями!

Мысленно уже прикидывая, как будет бежать со ставшего ловушкой холма, Малк взялся за револьвер. Шесть следующих друг за другом выстрелов, затем ещё четыре Искры, теперь уже «честно» наколдованные самим Малком и под конец два Рассеивания, высосавшее последние остатки свободных эргов.

Свою ошибку при выборе атак он понял уже в конце, когда пара выпущенных в конце чар накрыла обоих Трёхголовых и те вдруг лопнули, точно мыльные пузыри. Только тогда стало понятно, что демон если и восстановил часть своего могущества, то явно не настолько, чтобы создавать реальные тела. И то, и другое тело были иллюзиями, а настоящий Трёхголовый в этот момент подобрался к Малку на расстояние вытянутой руки и попытался вцепиться ему в горло.

Спасли Малка лишь наработанные в схватках с Больдо инстинкты. Слишком он привык к подлым атакам, чтобы забывать о защите. Так что когтистая лапа впустую скользнула по защищённой Властью коже, а Малк моментально контрактовал слитным ударом обеих тесаков. Тяжёлые лезвия вспахали демону грудь, рассекли нижнюю челюсть и под конец сшибли кончик рога на левой скуле.

Трёхголовый, явно не ожидавший такого поворота, тотчас потерял весь задор, заметался, начал хаотично размахивать лапами, и тут же заработал ещё одну рану — обратным движением Малк отсёк твари левую кисть.

Увы, но праздновать победу было рано. Полученные раны Трёхголового если и ошеломили, то лишь на какой-то миг. Боль и страх моментально сменились исступлённой безумной яростью, демон, наплевав на возможные новые раны, ринулся вперёд и… всем телом сшиб Малка на землю. Сам же навалился сверху и, даже не пытаясь снова добраться до горла, вонзил ему когти грудь, аккурат напротив сердца.

— Я сожру твои сердце и почки!!! — глядя прямо в глаза Малку, то ли прошипел, то ли передал ментально Трёхголовый, вновь становясь похожим на кого-то неуловимо знакомого.

Однако если он надеялся поселить в сердце противника страх, у него не получилось. Стиснув зубы, Малк продолжал упорно сопротивляться. Одной рукой он перехватив терзающую грудь лапу, а другой, точнее зажатым в ней клинком, принялся наносить слабые удары по шее демона.

В борьбе на какое-то мгновение наступило хрупкое равновесие, когда ни одному из сражающихся не удаётся завоевать решающее преимущество. И спроси сейчас кто Малка, дать точный ответ кто победит, он бы не смог. Всё решало время и способность бойцов терпеть боль.

В какой-то миг и он, и демон явно настроились на долгое противостояние, но… но тут башка Трёхголового внезапно взорвалась, забрызгав кровью и мозгами лицо Малка, а следом ветер принёс эхо выстрела. Эйша, пусть и столь неожиданным образом, всё-таки вмешалась в битву.

— Проклятье! Проклятье! Проклятье! — прорычал Малк, стирая с лица содержимое черепной коробки демона и едва сдерживая рвотные позывы.

С трудом спихнул рухнувшее на него тело твари в сторону и медленно поднялся на колени. В который уже раз за сегодняшний вечер глянул вниз и увидел довольную Змею. Очевидно довольная девушка сидела на крыше экипажа, держа на коленях здоровенную винтовку, и махала ему рукой.

— Цел?

Цел?! Она издевается?! Хоть Малка никто на холм и не тащил — сам залез, влекомый любопытством, но сейчас ничего кроме злости он не испытывал. Эйша всё знала, не могла не знать. И про скелет в источнике, и про того, кто им притворялся. А раз так, то к чему был весь этот йоррохов балаган?!

Малка так и подмывало спуститься вниз и высказать всё, что накипело Змее в лицо. Но… но вместо этого он решительно выдохнул, успокаиваясь, достал проклятый нож и склонился над телом демона. Скандалы, выяснения отношений, взаимные обвинения — всё это эмоции, для которых всегда можно найти время. Трезво смотрящий на вещи маг должен уметь верно расставлять приоритеты. Например, в данный момент Малк ясно понимал, что на первом месте у него стоит сбор трофеев. И да сожрёт его сердце и почки возродившийся Трёхголовый, если он упустит хоть что-то из полагающейся ему добычи!


Глава седьмая, в которой на остров Римма приходит Ночь | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава девятая, в которой к герою возвращается однажды утерянное