home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава первая, в которой успехи идут рука об руку с неудачами

Чем дольше Малк жил во внутренней фракции, тем больше осознавал, как же он ото всего устал. От манипуляций вцепившихся в него точно клещами Младших Магистров, от подыгрывающих чужим интригам соучеников, от чужой жестокости и беспринципности… Ну почему нельзя просто оставить его в покое и позволить развиваться, строить новую жизнь, делать карьеру? Зачем раз за разом макать по маковку в дерьмо?!

Увы, ответ был очевиден: потому что Малк слаб. Был бы силён и не было бы ни унижений от господина Жака, ни изощрённых угроз со стороны господина Тияза. Одна лишь личная сила — и не важно, завязана она на магии, богатстве, влиянии или всём вместе взятом — лишь она определяет пределы свободы. И у Малка эти самые пределы в настоящий момент оказались какими-то чересчур уж тесными.

Поэтому ничего удивительного в том, что осознание собственной ничтожности снова подстегнуло его активность. Получив от жизни очередной мотивирующий пинок Малк стряхнул сонную одурь размеренного ритма жизни, оценил перспективы скорого обретения вожделенного могущества, ужаснулся им и…. принялся готовиться к полному погружению в практику, без отвлечений на быт и прочую ерунду.

Всё-таки в чём господину Тиязу не откажешь, так это в умении смотреть на вещи под правильным углом. Если он сказал, что Малк расслабился в учёбе, значит так оно и есть. Пусть даже на первый взгляд кажется, что совсем наоборот. Малк действительно слишком поддался очарованию обучения в комфорте, забыв, что для бывшего «пустышки» этот путь закрыт. Там, где остальные обходятся минимумом усилий, он должен выворачиваться наизнанку. И пусть время для чего-то действительно радикального ещё не пришло — да Малк и не знал ничего такого, что могло продвинуть его магические способности ещё дальше — стоило начать хотя бы с полного погружения в занятия в подходящем месте и в правильной компании.

И первым шагом в данном направлении стало получение Малком Зеркала Друзала. Гарантийное письмо господина Жака оказало поистине магическое воздействие на работников Хранилища Артефактов и в казавшихся ранее непреложными правилах моментально появились исключения. Правда цена аренды с одной драхмы в день тотчас выросла до полутора в сутки, но это была такая мелочь, что Малк не счёл её даже достойной серьёзного внимания. Или это потому, что он успел накопить неплохую бюджетную подушку, покрывающую подобного рода траты? К Йорроху, в любом случае он получил в руки так необходимое ему магическое устройство и мог перейти к следующему этапу. Причём этапу настолько для Малка важному, что одна лишь мысль о нём вызывала крайнее волнение.

Ведь он собирался просить Мастера Тияза выдать ему заклинания для формирования второго Нимба.

— Зачем тебе учитель? — в лоб спросил Больдо, когда Малк, не найдя Младшего Магистра у него дома, пришёл в «настоящую» лабораторию и обнаружил там старшего соученика.

— Думал получить от него заклинания. Одно он мне назвал обязательным к изучению, а вот два других разрешил выбрать самому, — осторожно сказал Малк.

Не то, чтобы он особо скрывал направление своего развития от Голема, но разговор с человеком в заляпанном кровью кожаном фартуке на голое тело, который к тому же увлечённо расчленяет похожую на обезьяноподобного козла тварь, требовал взвешенного подхода.

— Дозрел, наконец. Наставник уже несколько дней как свиток с Призрачными Руками вон на ту полку положил, а тебя всё нет и нет, — усмехнулся Больдо, тыльной стороной руки смахивая со лба пот.

— Но мне не только Призрачные Руки нужны… — сообщил Малк, покосившись в указанную сторону.

Помимо означенного свитка там лежала стопка потёртых блокнотов и несколько тетрадок в кожаных обложках.

— Да не вопрос. Если вдруг что, Мастер всё равно с тебя спрашивать будет, — заухмылялся Больдо и кивнул на всё ту же полку: — Выбирай.

Малк вздохнул и, не дожидаясь повторного приглашения, направился к полке. Провёл пальцем по корешкам, вчитался в названия и… нахмурился. Все чары помимо Призрачных Рук относились к разделу защитной магии. Так что ему если и был предоставлен выбор, то в весьма узком диапазоне. И от того, что среди имеющихся заклинаний присутствовало нужное Малку, легче как-то не становилось.

— Вот это возьму, — Малк потряс тонким блокнотом. — Панцирь.

— Уверен? — поморщился Больдо. — Может лучше чистый Щит? Он проще в изучении, легче встраивается в Нимб и весьма универсален в бою…

— Уверен, уверен, — фыркнул Малк. — В плане сложности соединения с чарами из первого Нимба Панцирь ни чем не отличается от Щита, зато относится к первому кругу.

— У него и энергоёмкость выше, — Голем вздохнул и пожал плечами. — Честно говоря, я бы вообще на твоём месте с защитой не торопился. Раз уж на Адепте её не взял, мог бы и до Бакалавра подождать. А там на полноценный Доспех замахнулся, который на две головы лучше Панциря. Ну да тебе решать…

Малк, которому хорошо была понятна логика старшего соученика, не без раздражения дёрнул уголком рта. Можно подумать он сам не понимает той выгоды, что даёт Доспех в третьем кольце Нимба. Да только до следующего ранга ещё дожить надо. И пусть прежние враги остались в далёком Андалоре, здесь хватает своих опасностей. Нет уж, хватит ему чужие заклинания грудью встречать, пора и о защите подумать!

— А ты случайно не знаешь, почему Мастер для обучения больше не предлагает воспользоваться его… маской… — спросил Малк, пряча свиток с блокнотом в поясную сумку.

— Говори как все, «мордой»! Учитель ей название не дал, так что имеем полное право именовать как вздумается, — заулыбался Больдо. — Что до вопроса… Знать не знаю, но догадываюсь. Суть в том, что заклинания мы должны не получать готовыми, а пропустить через себя, взращивая их в своём Духе. Этим они отличаются от Тайных Искусств, которые предполагают обязательное следование некоторому шаблону. Отошёл от него — и получай отклонение в практике. Вот потому в прошлый раз господин Тияз тебе и помог…

На последних словам старший соученик снова склонился над расчленённым телом демона.

— Понятно, — протянул Малк. — Тогда ещё вопросы. Ты не знаешь, где Эйша? А то на время изучения заклинаний собираюсь уйти в затворничество и хотел бы уладить возникшие у нас с ней разногласия.

— Разногласия? — Больдо коротко хохотнул. — Говори уж прямо: Змея взъелась на тебя за какую-нибудь ерунду и теперь изображает обиду.

Малк замялся.

— Не совсем ерунду… И обиделась, как мне показалось, всерьёз, — сказал он, наконец.

Больдо покачал головой и покровительственно посмотрел на Малка.

— Запомни, когда Эйша действительно на кого-то обижается, то этот кто-то очень скоро попадает в руки наших лекарей с диагнозом отравление неизвестным магическим ядом. А если обида велика, то и на кладбище, — сообщил он доверительным тоном. — А то, что ты описал… это лёгкая форма недовольства. Поэтому наплюй!

Услышанное Малка несколько шокировало. Всё-таки у него уже сложились определённые представления об Эйше и теперь Больдо не оставлял на них и камня на камне. Или Голем преувеличивает? Да вроде не похоже. Если же вспомнить о том, что он до сих пор имеет лишь весьма приблизительное представление о жизни своих собратьев по Школе, то… всё может быть.

— Ну так где она? — повторил вопрос Малк.

— Немного занята. Тоже, как ты говоришь, ушла в затворничество. А зачем и почему… вернёшься и сам спросишь, — загадочно ухмыльнулся Больдо. — Кстати. Ты со своими тренировками надолго не пропадай. Через пару месяцев Стево с Кэйталин должны вернуться, что как подсказывает практика часто сопровождается раздачей особых заданий от Мастера. Поэтому лучше в такие моменты быть рядом.

Малк изобразил на лице полное понимание, мысленно же раздражённо помянул Девятерых. Опять какие-то тайны на пустом месте. Что в истории с Эйшей, что со старшими соучениками — везде одно и тоже. И если насчёт Змеи у него были определённые догадки, то с Крысом и Птицей была полнейшая неопределённость. Ну какого Йорроха, а?! Неужели сложно сказать открыто и прямо зачем это всё?!

К господину Тиязу после разговора с Больдо Малк не пошёл — не хотел лишний раз раздражать. Достаточно того, что хоть кто-то из команды Младшего Магистра знает, чем он планирует заниматься. А вот господину Жаку после некоторого размышления пришлось отправить с курьером письмо. Слишком сильно врезалась в память прошлая воспитательная беседа с превращением в марионетку, чтобы просто взять и пропасть из виду. Вот он и, стиснув зубы, извинялся за будущие пропущенные встречи…

Последним шагом в подготовке к затворничеству стала поездка в Лакон. Тренироваться он предполагал не только за пределами внутренней фракции, а вообще в достаточном удалении от человеческого жилья, и без целой кучи вещей было не обойтись. Палатка, одеяло, сухпайки, вода — ты можешь быть хоть десять раз магом, но будучи лишённым бытовых мелочей очень быстро забудешь о волшбе.

И тут всё снова упиралось в деньги… Деньги, которых как всегда не хватало! Те пятьдесят пять драхм, что он успел накопить, после аренды Зеркала превратились в жалкую десятку. И переданные намедни бородачу двенадцать «лечилок» — всё, что он успел сделать чуть ранее, — ситуацию почти не исправили. Двадцать одна драхма и шесть оболов на фоне всех трат Малка — грядущих и нынешних — смотрелись довольно жалко.

Проблему снова предстояло как-то решать, но… потом. Пока же Малка ждали магазины и лавки Лакона.

В городок он отправился на школьном экипаже. Большую часть пути, несмотря на тряску пытался, изучать содержимое блокнота, из-за чего его немного укачало. Так что по приезду Малк сначала минут десять отпаивал себя крепчайшим кофием, и лишь затем отправился в вояж по торговым рядам.

Как Малк ни торопился, но на следующую пару часов он буквально выпал из жизни. Несмотря на небольшие размеры Лакона в городке были представлены филиалы многих известных торговых компаний Борея, и Малк не смог отказать себе в желании обойти их все. «Колониальные товары Руза», «Абрикосов и сыновья», «Часовые механизмы Буре»… Цены в них, конечно, кусались, но и качество товаров было на высоте. Малк сам не заметил, как помимо палатки, одеяла, месячного запаса сухпайков и двух корчаг воды, разжился хорошим порохом, пулями, капсюлями, тремя «десятиэрговыми» банками заряженного кристаллического песка, зачем-то набрал дорогих ганзурских сластей и уже в последнем магазине, куда зашёл «просто поглазеть», приобрёл здоровенный будильник. Последний стоил почти драхму, и Малк в иных обстоятельствах счёл бы его покупку явно лишней, но тут неожиданно вспомнил слова Эйши об опасности чересчур длительных медитаций и… не смог пройти мимо.

В результате багажный отсек экипажа оказался забит доверху, а кошелёк Малка стал легче ещё на почти восемь драхм. Размеры трат несколько выходили за рамки ожиданий Малка, но у того была весьма веская причина — во всех лавках только и говорили о пропаже какого-то корабля с грузом авалонских товаров для купеческой гильдии острова Риммы. Вроде и два Бакалавра на борту были — кто-то вовсе про целого Младшего Магистра упоминал, — и самые опасные воды судно прошло, а всё равно. Сгинул корабль в море со всем экипажем и концов теперь не найти. А торговцам приходится цены повышать, чтобы хоть как-то потери компенсировать.

Ещё Малк заскочил наконец на мыслеграф и отправил послание домой и леди Марой. Столько думал, гадал, взвешивал за и против, а всё же махнул на жадность и расщедрился на ещё почти шесть с лишним драхм. И не потому, что очень соскучился, просто… устал от ощущения одиночества. Несмотря на общение с соучениками и студентами Школы, всерьёз он ни с кем не сблизился и жил один как анахорет. Тренировка, изучение теории, походы в столовую и снова возвращение к занятиям… Теперь вот в затворничество собрался… Йоррох, при таком времяпровождении даже те редкие задания, которые он выполнял вместе с Эйшей или Больдо, уже начинают восприниматься как способ отвлечения от унылой повседневности!

Нет уж, превращаться в полного мизантропа Малк не желал, и поэтому если есть возможность напомнить себе лишний раз, что он не огородившийся ото всего мира чудак, а человек, у которого есть родственники и близкие друзья, он ей обязательно воспользуется. Пусть и за такие, рог Йорроха ему в бок, деньжищи…

А ещё во время похода на мыслеграф у Малка произошла неожиданная встреча. В очереди в кассу он увидел того самого старика, с которым путешествовал несколько дней на «Яром демоноборце» и который со своим секретарём-телохранителем чудом выжил во время нападения илл-хотов. Помощник, правда, в этот раз отсутствовал, но Малк был уверен: старик именно тот самый. Желчное вытянутое лицо, застёгнутый на все пуговицы полувоенный камзол, сто лет как устаревшие башмаки с железными пряжками — такое сложно забыть. И ведь Малка этот недавний собрат-пассажир тоже узнал. Окинул таким взглядом, точно снимал мерку гроба, злобно что-то сказал одними губами и презрительно отвернулся. Ничего такого, что можно было бы счесть публичным оскорблением, но всё равно раздражало.

Можно подумать Малк сделал что-то лично ему неприятное!

Впрочем особо заморачиваться случившимся Малк не стал. Покинув защиту Школы, большую часть внимания он уделял поискам признаков появления «этого деда» Бонифация и отвлекаться на всякую ерунду считал опасным. Слишком много в Лаконе выставленных в витрины картин, изрисованных вывесок и просто открытых зеркал, чтобы терять бдительность. Чуть зазеваешься, и очередной лучник с какой-нибудь незамеченной афиши на рекламной тумбе пустит в спину стрелу. Разве Малку это надо?

Однако часы шли, а карлик всё не было. И если бы не то его появление во флактурме, Малк обязательно бы решил, что школьные запреты растянулись на весь остров. Но в чудеса он не верил, а значит… значит следовало сохранять настороженность.

Городок Малк покидал уже сильно после обеда. Вся публичная жизнь в Лаконе к тому моменту полностью засыпала, так что его экипаж выезжал через восточную жандармскую задаставу в гордом одиночестве. Да и по дороге к лесу на границе внешней фракции Школы они тоже почти никого не встретили. Несколько телег и паромобиль со знаками нимадской жандармерии не в счёт. Лишь на повороте к заброшенной лесной дороге, ведущей к памятному жальнику, они едва не сбили мужика с топором на плече. То ли пьяный, то ли полностью поглощённый мыслями о житейских неурядицах, новоявленный дровосек вывалился из кустов едва ли не под копыта лошадям. И только молниеносная реакция кучера позволила избежать смертоубийства.

Как же возница орал на этого несчастного, какими словами костерил… Малк аж заслушался. Что до мужика, когда он отошёл от шока — и надо сказать случилось это удивительно быстро, — то на все вопли лишь униженно кланялся и лепетал нечто бессвязное.

Интересно, кто он? Деревенский из местных? Так до ближайших населённых пунктов вроде далековато. Да и за дровами не с одним топором ходят, нужна ещё хотя бы лошадь. Тогда какие остаются варианты? Разбойник, идущий проверять тайник с награбленным, беглый преступник, решивший спрятаться под боком у магов, или просто браконьер, вышедший на промысел и взявший для маскировки топор… Малка так и подмывало затеять распросы, но он сдержался. Какое ему вобщем-то дело? Он не жандарм и не направленный Школой на подработку студент, он просто человек, едущий по своей надобности в лес. И его напрочь не волнуют чужие секреты!

Поэтому убедившись, что «дровосек» не имеет к нему претензий — хотя какие претензии, мужик до сих пор кланялся, — Малк приказал кучеру двигать дальше. И уже совсем скоро разминал ноги перед входом на заброшенное кладбище.

Увы, на помощь в транспортировке багажа непосредственно к Призрачному Древу рассчитывать не приходилось. Выглядевшее как обгорелый дуб магическое создание хоть и приветственно шумело Малку незримой листвой, к остальным относилось заметно иначе. И тот же возница, окажись он по ту сторону ограды, рисковал стать удобрением для хозяина жальника. Магия Древа и так уже задела его самым краем, заставляя нечеловечески зевать и словно бы прислушиваться к чему-то, доносящемуся из сердца кладбища.

Поэтому Малк сгрузил все вещи чуть в стороне от входа, наложил на кучера Рассеивание да и отправил его в Школу с наказом вернуться через месяц. Когда у Малка закончатся припасы и… желание практиковать в одиночестве. Сам же он, не тратя время впустую, принялся перетаскивать багаж под крону чёрного как уголь дуба.

— Привет, привет, — сказал он, испускающему волны довольства Призрачному Древу.

То ли сказывалось общее развитие Духа, то ли незаметно укрепилось понимание духовного резонанса, но эмоции хозяина кладбища были теперь для Малка как открытая книга. Более того, он даже начал ощущать с ним нечто вроде родства. Пусть не в буквальном смысле, а на уровне тонких вибраций, но ощущать!

— Не знаю насколько разумна вся эта затея, но попробовать стоит, — не столько для Древа, сколько для себя сказал Малк.

Мрачно посмотрел на уже касающееся верхушек деревьев солнце и со вздохом принялся устанавливать палатку под призрачной кроной. Потому как если где и имело смысл жить на лесном жальнике, то только под защитой призрачного «друга».

Вопреки собственным опасениям — навыков походной жизни несмотря на провинциальное детство у него практически не было — уложился до темноты. Оборудовал постель, подготовил место для небольшого костерка, аккуратно сложил остальные вещи. И сразу же взялся за магию.

Господин Тияз ведь говорил быть осторожнее… Что ж, он будет следовать заветам своего Мастера и выжмет максимум возможного из своих способностей.

— Не уверен, понимаешь ли ты меня, но знай — это необходимо, — обратился Малк к Призрачному Древу, обходя его по окружности.

Затем сверился с недавно приобретённым будильником, заглянул в небольшой походный астрологический справочник, прикинул уровень своей Власти, доступные резервы, подозрительно окинул взглядом практически сровнявшиеся с землёй могильные холмики… После чего выругался и в разы уменьшил аппетиты. Изначальная идея прикрыть Защитным Кругом и Древо, и палатку, теперь казалась откровенно непосильной.

Нет, простой базовый ритуал Малк выполнил бы без проблем — и руку уже набил, и знаний поднабрался, — но ему ведь надо нечто большее. Зря что ли в личных учениках у Мастера Тияза уже больше восьми месяцев ходит? Вот и приходилось выбирать между желаниями и возможностями.

Ну а дальше всё было ясно и понятно. Проклятым ножом с одновременным контролем Власти начертить вокруг палатки один за другим три окружности. Затем поверх слабо светящихся линий насыпать тоненькие дорожки из кристаллического песка — все три банки на это ушли, едва хватило. А под конец усилить связку из трёх Кругов стандартной рунной цепочкой, подсмотренной в одной из книг. Если описывать словами, то звучит как-то просто. Однако на деле Малк едва не запорол весь ритуал. На последнем знаке Руноглифа, призванном активировать всю конструкцию, его рука дрогнула, колдовской символ «поплыл» и потянул за собой остальные. Возникла опасность, что весь рисунок, уже успевший вобрать в себя из кристаллического песка все три десятка эргов, жахнет в одной мощной вспышке. Малку потребовалось приложить все силы и вплотную подобраться к пределам своей Власти, чтобы удержать магию под контролем и завершить ритуал.

Малк прошёл практически по грани, однако результат стоил риска. Новая вариация Защитного Круга теперь не только мешала проникать внутрь разного рода магическим недругам, но и была способна выдержать несколько атак на физическом уровне. Десять-двенадцать выстрелов из штатной армейской винтовки, пара десятков ударов мечом — вроде не особо много, но этого вполне достаточно, чтобы успеть озаботиться более серьёзной защитой или бежать.

На этом тот день для Малка и завершился…

А уже утром следующего дня он сидел, привалившись спиной к стволу Призрачного Древа, и изучал оставленные господином Тиязом документы.

— Итак, с чего начать? С Панциря или с Призрачных Рук? — вслух принялся рассуждать Малк.

Вопрос был чисто риторический. При всём уважении к желаниям господина Тияза, на первом месте у Малка была собственная безопасность. Поэтому и не было изучению Панциря никакой альтернативы. И пусть содержимое свитка с описанием Рук он всё же просмотрел, основное внимание Малк сразу сконцентрировал на защитном заклинании.

— Так… знаки Руноглифа либо общеизвестные, либо легко выводящиеся через базовый набор. Это легко. А вот с надстройками над ними придётся повозиться, — задумчиво протянул Малк. — Не математика, а чистая метафизика! Ощущения, трактовки, интерпретации… Даже намёки на резонанс есть! И вот как это всё увязывать с имеющимися уже заклинаниями из Нимба?

Малк открыл чистый блокнот, записал в него названия трёх заклинаний — «лечилка», Рассеивание и Искра, — обвёл каждое кружком, а чуть ниже добавил ещё один с надписью «Панцирь». В центре же схемы поставил большой знак вопроса.

— Ладно, что такое Панцирь? Это защитное заклинание, которое одинаково эффективно как против магических атак, так и против физических. Этакий барьер из уплотнённой Силы, в котором некоторые атаки попросту вязнут, а некоторые рассеиваются или отклоняются, — Малк усмехнулся и дважды подчеркнул «уплотнённой» и «рассеиваются».

С первой попытки и попадание в десятку. Даже слишком глубоко копать не пришлось, он сразу нашёл нужную подсказку. Ведь что такое уже имеющаяся Искра? Это сжатая энергия. А Рассеивание? Нечто обратное к сжатию, его антипод. Отсюда получается, что если выделить нужные фрагменты в заклинании Панциря и выразить их через ключевые блоки рун из Искры и Рассеивания, то Малк не только получит адаптированные к его Духу чары, но и увяжет их с уже имеющимися.

Догадка не то, чтобы была особо выдающейся, однако нащупать верное решение было приятно. Малк быстро дополнил схему необходимыми описаниями, провёл связи и, полюбовавшись мгновение результатом, с энтузиазмом засел за расчёты.

Первую формулу он получил уже через полчаса. Немного чистой математики, толика старания и цепочка из двадцати одного знака Руноглифа оригинального заклинания вырастает до тридцати. Получилось красиво, элегантно и… абсолютно нефункционально. Увлёкшись чистым расчётом Малк упустил из виду то, что отделяет чары первого круга от нулевого — стоящие за алгебраической конструкцией метафизические смыслы. То есть всё то понимание и ощущение магии, что позволяет универсальное заклинание превратить в нечто особенное и сделать частью Духа мага.

На получение второго варианта времени у Малка ушло уже гораздо больше — почти четыре часа. Тридцать знаков Руноглифа подросли ещё до сорока трёх, ментальная часть заклинания обогатилась набором сложных образов, а от Духа теперь требовалась подстройка под определённые вибрации. Конструкция даже на бумаге выглядела откровенно монструозной, едва ли не на порядок сложнее в освоении чем исходные чары. Так что Малк результатом был откровенно недоволен. Да вот беда, как всё исправить он попросту не понимал.

Чувствуя что ещё вот-вот, и он взорвётся от переполнявших эмоций, Малк отложил черновики в сторону и, закрыв глаза, погрузился во Дворец Духа. Ему сейчас срочно требовалось отвлечься, и ничего лучше медитации ему в голову не приходило. Впрочем даже практика техник второго слоя Трёх Пульсов помогала слабо. Йоррохова формула так и крутилась в голове, занимая все мысли.

Однако продолжалось это недолго. В какой-то момент рядом с сознанием Малка возникло нечто большое и дружелюбно настроенное, которое принялось передавать ему череду быстро сменяемых образов. Совершенно непонятных Малку, но в то же время вызывающих у его Духа некий отклик и наполняющих разум отголосками новых смыслов. На ход размышлений это никак не влияло. Зато чуточку сдвигало точку зрения, позволяя взглянуть на проблему немного с другого ракурса. В итоге переусложнённая конструкция Панциря дрогнула, начала разворачиваться совершенно необычным образом… и вот именно в этот самый миг в голове у Малка словно бы взорвалась бомба.

Кто знает, что тому послужило причиной — перенапряжение умственных сил или вмешательство Призрачного Древа, — но полузабытое Семя Духа внезапно пробудилось и отправило в сознание Малка пакет структурированных знаний. Нечто такое, что резко расширило его понимание законов преобразования заклятий и на одном вздохе позволило ещё раз трансформировать многострадальный Панцирь.

Малк, несмотря на нарастающую головную боль, торопливо открыл глаза и принялся записывать новую версию заклинания. Сорок три знака Руноглифа уменьшились в ней до тридцати пяти, ментальная составляющая исчезла вовсе, а Дух в процессе освоения чар теперь нуждался в дополнительной «подстройке». Результат всё равно смотрелся довольно тяжеловесно, но больше его менять Малк не собирался. Как он ни крутил получившуюся формулу в голове, а всякий раз ощущал одно и то же — некое внутреннее сродство, которое делает заклинание подходящим именно ему и никому другому.

— Это уже что-то… — пробурчал Малк.

О спровоцированном посторонней помощью озарении — то же Семя Духа своим он до сих пор не считал — Малк старался не думать. Да и какая разница, если в итоге всё обязательно упирается в тяжёлый труд. Хочешь чего-то добиться — работай так, чтобы устрашились шахтёры в забое! Вот он этим в ближайшие дни или даже седмицы и собирался заняться…

Потянулись рабочие будни. Утро, обед, вечер… Малк практиковал постоянно. Если не заклинание, то медитация на восполнение резерва, если не сбор энергии, то чтение полученного от господина Тияза блокнота. Он набрал столь хороший темп, что порой забывал обо всём. Пропускал приёмы пищи, не умывался — каждую свободную минуту тратил на занятия.

Вот только отдача от вложенных усилий была не слишком велика, и учёба давалась Малку непросто. Не помогали ни поддержка Призрачного Древа, ни активное использование Зеркала Друзала и детальная проработка структуры заклинания. Рунные цепочки рвались, энергетические связи запутывались, а требуемое состояние Духа при малейшей ошибке так и норовило ускользнуть. Нет, определённый результат всё же был, и через две, а то и три седмицы столь интенсивной учёбы Малк надеялся освоить-таки базовый уровень Панциря, но… после семи дней интенсивных занятий первоначальный запал успел иссякнуть. И чтобы продолжать дальше ему требовался перерыв.

Ещё в Андалорском Обществе магов учителя в таких случаях рекомендовали хорошенько расслабиться и озаботиться получением новым чувственных впечатлений. Прогуляться по городу, заглянуть в музеи или выставочные залы, посетить хорошую ресторацию, провести ночь с любимой женщиной — в общем заняться всем тем, что может как-то разгрузить голову и снять напряжение Духа.

Совет однозначно хорош, вот только какие развлечения могут быть на заброшенном лесном кладбище? Малк выспался, повалялся в постели, побаловал себя остатками сладостей — на этом культурная программа закончилась. Дальше начиналась такая скука, что любая работа была только в радость. Поэтому чтобы хоть как-то развеяться Малк отправился бродить по окрестностям. В лес особо углубиться, правда, не получилось — пространство между деревьями оказалось завалено непролазным буреломом, — но периметр жальника он обошёл… И в какой-то момент искренне пожалел, что не сделал этого раньше.

Потому что вокруг кладбища творилось нечто непонятное. На коре многих деревьев присутствовали бессмысленные узоры и знаки — причём не столько вырезанные, сколько вырубленные топором, в паре мест на траве и листьях темнели следы засохшей крови, а к стволам трёх самых высоких рябин неизвестный живодёр гвоздями прибил тушки крысы, дворового кота и лисы. Малк счёл бы это подготовкой к неизвестному для него ритуалу, но ни следов Власти, ни эманаций Силы он не нашёл. Всё выглядело так, словно здесь поработал сумасшедший, к тому же лишённый художественного таланта и чувства вкуса.

Разумеется Малк первым делом вспомнил про встреченного недавно лесоруба, но кроме подозрений никаких реальных улик у него не было. Не будешь же обвинять человека в йоррох знает чём только на основании того, что он гулял в лесу с топором? Правильно? Вот и Малк так думал. Тем не менее все имеющиеся проходы на кладбище на предмет чужих следов он проверил, а вернувшись в лагерь заново перезарядил револьвер и тщательно изучил целостность своего тройного Защитного Круга. Ничего не нашёл, но бережёного Святые берегут, ведь так?

— Будем надеяться, что твои мороки нас прикроют. И чужак, кто бы он ни был, просто не сунется в сердце кладбища, — сообщил Малк Призрачному Древу.

И тотчас получил в ответ одобрительное покачивание ветвями. Из хозяина жальника собеседник был так себе, но эмоции он ощущал и соотственно реагировал. Малк вообще всё больше и больше симпатизировал Древу. Никаких подвохов, никаких упрёков или условий — одна лишь помощь, причём в данный момент весьма уместная. Понятно, что это всё не просто так, но… тем не менее Малк полуразумному растению был искренне благодарен.

Историю с загадочными следами вокруг кладбища Малк уже на следующее утро выкинул из головы и снова сосредоточился на обучении. Разве что на этот раз не пытался освоить опостылевший до зубовного скрежета Панцирь, а взялся за Призрачные Руки. Без какой-то конкретной цели, из одного лишь желания ненадолго отвлечься и переключится на что-нибудь другое.

Быстро набросал формулу, затем вывел её через обратное к имеющемуся у него Рассеиванию уплотнение и… удивился полученному результату. Заклинание хоть и выросло до сорока пяти знаков Руноглифа, тем не менее совсем не казалось неказистым или переутяжелённым. Более того, наработанный контроль над Рассеиванием по выкладкам должен был не только сохраниться, но и достичь новых высот. А значит регулируя плотность Силы, Руки действительно можно было сделать «призрачными».

Несмотря на оставшееся у него недовольство — слишком уж не хотелось тратить одно из мест во втором Нимбе на «ненужное» заклинание — Малк принялся увлечённо проверять ход вычислений. А когда убедился, что всё верно, тотчас попытатлся сформировать нужное заклинание во Дворце Духа.

В отличие от плохо поддающегося усилиям Малка Панциря работа с Призрачными Руками далась ему гораздо легче. Руны хоть и дрожали, но всё же одна за другой занимали полагающиеся места, а духовные вибрации шаг за шагом подстраивались под нужный ритм. Малк даже растерялся от такой лёгкости, попутно начиная подозревать, что и требование господина Тияза обязательно изучить Руки видимо тоже возникло не на пустом месте.

А потом рядом снова появилось чужое присутствие. Заинтересованно прикоснулось духовным вниманием к тонкому телу Малка, дождалось разрешения и тут же с ним слилось, чтобы спустя считанные удары сердца подхватить и увлечь в какие-то неведомые глубины. Разум моментально затопили всевозможные образы, философские концепции и магические принципы, большую часть которых Малк попросту не успевал осознать или хотя бы даже уловить. Но и того, что ему удавалось выхватить из общего потока, хватало, чтобы изменить мозаику представлений Малка.

Призрачное Древо понимало изучаемые им чары совсем иначе, не так как он сам или даже господин Тияз. И это понимание отличалось трудноуловимой, но фундаментальной инаковостью, влияющей не только на восприятие Призрачных Рук, а и вообще на все чары Малка.

Во Дворце Духа поднялся страшный ураган изменений. Небо затянули белые облака, Кристаллическое Сердце принялось тревожно мерцать, а зелёные лужайки накрыло чем-то вроде лебяжьего пуха. Однако сильнее всего преобразилась рунная цепочка Призрачных Рук. Сохранив форму и количество знаков Руноглифа, она изменилась качественно. Стала чем-то большим, чем была раньше… и замерла в одном шаге от завершения. До полного освоения начального уровня заклинания не хватало какой-то капли, последнего толчка.

Малк напрягся, лихорадочно выискивая что-то такое, что могло бы продвинуть практику чуточку дальше. Успел расстроиться, когда понял, что у него нет на сей счёт ни малейшей идеи, а затем с опаской принялся наблюдать за уже вторым по счёту пробуждением Семени. На этот раз лёгким и ненавязчивым, но всё равно достаточно мощным, чтобы завершить начатые Призрачным Древом преобразования Рук.

— Святые Демоноборцы! — с чувством прохрипел Малк, разлепляя глаза.

Горло адски пересохло и жутко саднило, язык еле ворочался, руки ноги ощутимо затекли. Машинально запустив «лечилку», Малк сначала надолго припал к валяющейся рядом фляге с водой, а, утолив жажду, посмотрел на часы. Изделие компании Буре полностью оправдывало свою репутацию: судя по дате, он просидел в медитации чуть больше трёх дней, и будильник до сих пор продолжал работать. И теперь он испытывал двоякие ощущения. С одной стороны, забыв настроить звонок и опять зависнув в трансе, он едва не вляпался в неприятности, а с другой… с другой иначе он бы не смог совершить невозможное и освоить заклинание «на одном дыхании».

Криво усмехнувшись потрескавшимися губами, Малк медленно встал — подстёгнутая «лечилкой» жизненная энергия быстро вернула ему подвижность, — сосредоточился и принялся читать заклинание. Заняло это у него никак не меньше половины минуты, а резерв опустел на семь эргов. В финале же внутри возникло нечто похожее на щекотку и из центра его груди вылезла полупрозрачная длань. Ощущаемая как-то странно, однако вполне подчиняющаяся мысленным командам. Не живая рука, но нечто отдалённо похожее!

Развлекаясь, Малк наклонился и попробовал поднять лежащий на траве тесак. Призрачные пальцы послушно сжали рукоять и… проскользнули внутрь. Клинок даже не шевельнулся. Малк нахмурился и принялся перебирать остальные свои вещи. Пистолет, носовой платок, фляга с водой… свежесозданная рука не оказывала на них ровным счётом никакого воздействия. Проклятье, да она даже траву была не способна пошевелить!

Окончательно разозлённый Малк схватился за проклятый нож. И с теми же последствиями. Сердце Малка предательски дрогнуло. А он так надеялся, что хоть артефакты будут подчиняться новой магии, и она не окажется совсем уж бесполезной. Но увы, увы. Расстроенный, он бездумно подстроился под резонанс клинка, ощутил его духовную составляющую и попробовал взяться теперь уже за неё… Мгновенно ощутил какой-то отлик, и с довольной руганью принялся наблюдать за взмывшим в воздух ножом.

Получилось, всех Святых к нему в гости! Получилось!! Мало того, управление самой Рукой давалось ему всё легче и легче, и тот же клинок Малк с некоторым усилием смог заставить выписывать сложные кривые.

Ф-фух!!! Испытывая не столько восторг, сколько облегчение, Малк медленно побрёл к палатке. После такого следовало как минимум хорошенько отдохнуть. И, да, пожалуй, поесть.

Погружённый в свои мысли, он не заметил, что на кладбище больше не один. Так что внезапно раздавшийся голос едва не заставил его подпрыгнуть.

— Поздравляю. Для «пустышки» у тебя удивительно хорошее понимание данного заклинания, — каким-то совершенно безжизненным голосом сказал неизвестный.

Малк стремительно развернулся в сторону говорившего и увидел того самого дровосека. Больше не кланяясь, он стоял со всё тем же топором на плече на границе действия Власти Призрачного Древа и мерзко скалился.

— Ты хорошо придумал здесь заниматься. Но прятаться от этого деда за иллюзиями… это как-то уж чересчур смело! И глупо! — продолжил говорить гость.

До Малка с некоторым запозданием дошло, о каком деде идёт речь. Карлик? Здесь карлик?! Но как…

Последнее он видимо сказал вслух, потому как казавшийся ранее таким жалким мужик с прежним безжизненным лицом одной рукой развязал на рубахе завязки и открыл голый торс. Торс, на котором из линий старой татуировки складывалась мерзкая рожа Бонифация.

— Что тебе надо? — зло спросил Малк, медленно наклоняясь и поднимая с земли тесаки с револьвером.

— Ты ведь знаешь ответ, — захихикал карлик.

Зрелище получилось жуткое. Вроде мимика подвижная, губы шевелятся, а звук издаёт не уродец, а попавший в его когтистые лапы человек.

Стараясь не отвлекаться, Малк прислушался к излучаемым тандемом дровосека и карлика вибрациям. До последнего боялся узнать, что ранг «этого деда» достаточно высок, чтобы сделать бессмысленным любое сопротивление. И потому испытал облегчение, когда увидел в лучшем случае пиковый уровень Ученика. Даже не Бакалавра. Правда, если попробовать ощутить ранг непосредственно Властью, то ответ получался гораздо более расплывчатым — Бонифаций то казался страшно могучим, то вдруг наоборот жутко слабым.

Интересно, это издержки нынешнего состояния или последствия неких травм?

— Ты ведь когда-то был магом, да? — наугад спросил Малк и по непроизвольно вздрогнувшему карлику понял, что попал в точку. — Сильным, могучим. Возможно даже Младшим Магистром или кем-то постарше… Но что-то пошло не так… Что-то случилось: ты проиграл битву, заболел, заработал отклонение в практике, и это сделало тебя… ничтожным. Я прав?

Узнав о ранге недруга Малк несколько успокоился и, раз уж ему выпала такая возможность, захотел поговорить.

— О, мальчик поумнел, — расплылся в противной улыбке карлик.

И почему-то остался стоять на том же самом месте. Малк же, наоборот сделал осторожный шажок к палатке.

— Куда уж мне. Я всего лишь в твоё отсутствие… — Он презрительно усмехнулся и повторил: — В твоё вынужденное отсутствие… смог хорошенько подумать и сложить из имеющихся фактов максимально связную картинку… — Здесь он резко посерьёзнел и требовательно спросил: — Ты ведь не за мной, ты за Семенем Духа охотишься? Точнее, за твоим Семенем Духа, да?

Уродец мерзко оскалился.

— Думаешь, тебе это знание чем-то поможет?

— Кто знает, кто знает… — продолжая двигаться в сторону палатки, сказал Малк. — Теперь я хотя бы догадываюсь, почему ты меня сначала чужими руками убиться пытался, а потом личных встреч стал удостаивать.

— И почему же? — словно давая Малку выговориться, спросил «этот дед».

— Очевидно же. До обретения Дара Семя Духа просто хранилось в моём тонком теле и после моей смерти любой желающий мог наложить на него лапу. А вот затем… затем Семя начало сливаться с Духом, и убийство стало бесполезно. Так? — продолжил озвучивать свои предположения Малк.

— Может ещё скажешь, зачем мне это Семя нужно? — с нарастающей злобой в голосе поинтересовался «этот дед».

— Конечно скажу. Потому что ты огрызок кого-то более великого. И для скорейшего возрождения тебе нужно вернуть как можно больше частей своего Духа. — Малк остановился на границе своего Защитного Круга и немного подумав добавил: — Или сожрать части чужого… Такой вот паразит!

— Да как ты смеешь… — сорвался на шёпот карлик, однако в конец осмелевший Малк его перебил.

— Отчего нет? Ты всего лишь Ученик, оседлавший бесталанного смертного. Что ты мне сделаешь?

— Что я могу сделать? Что я могу? — особенно выделяя «я», вскипел карлик и тотчас вскричал: — Ничтожная креветка, да что ты вообще знаешь о мире и о магии?!

Оба начали действовать одновременно.

Яростно орущий голосом Бонифация дровосек замахнулся топором, Малк же стремительно отступил внутрь Защитного Круга. И не прогадал. Карлик так и не решился перешагнуть через некую незримую границу, отказавшись от рукопашной схватки. Вместо этого он со страшной силой швырнул своё оружие в Малка, и если бы не магический барьер, отклонивший топор в сторону, обязательно бы попал.

— Теперь мой черёд, — улыбнулся одними губами Малк, начиная стрелять из револьвера.

Голова, сердце… Малк сделал шесть выстрелов и всеми попал в цель. Вот только на носителя «этого деда» смертельные ранения не произвели никакого впечатления. Попадающие в тело пули лишь оставляли аккуратные отверстия, из которых даже не вытекала кровь.

В ответ карлик нечеловечески захохотал, после чего молниеносно растворился в облаке набежавшей неизвестно откуда молочно-белой мглы. Свободной от тумана остался лишь участок под кроной Призрачного Древа, но и то казалось, что под напором чужого колдовства граница будет прорвана и неизвестная субстанция ворвётся внутрь.

Йоррох!!! Малк до того напряжённо вглядывавшийся в мутные глубины чужой волшбы вздрогнул и отшатнулся. Во мгле он увидел двигающееся гигантское змееподобное тело, неотвратимо стягивающее кольца вокруг воздвигнутых хозяином кладбища барьеров. Однако прежде, чем он успел по-настоящему испугаться, чудовищный змей взорвался гигантским бордовым фонтаном, моментально заляпавшим всё вокруг отвратительными воняющими сгустками. Не помогла никакая защита. Кровавые потёки покрыли Призрачное Древо, палатку, самого Малка. А когда стало казаться, что это единственные последствия странного колдовства, вся эта грязь превратилась в мелких, шевелящихся червей. Каждый из которых так и норовил забраться под кожу.

Боль была сумасшедшая. Привычно активировав «лечилку» и сожалея о так и незавершённом Панцире, Малк принялся смахивать червей руками. Спустя секунду понял, что это у него не получается, а спустя ещё несколько, догадался воспользоваться Рассеиванием. По телу прокатилась волна колючей магии, и все до единого черви растворились в воздухе.

Так просто? Но почему тогда зашита не сработала?! Малк наморщил лоб, затем нарисовал в воздухе несколько рун, влив в них последние остатки Силы, и с удовлетворением принялся наблюдать, как перестраивается встроенная в тройной Круг рунная цепочка. Ещё два удара сердца, и изменилась вся структура магического барьера, отрезая все внешние влияния. Стоило же процессу завершиться, и пространство вокруг палатки полностью очистилось от колдовской дряни.

Малк вздохнул спокойнее. У него даже мелькнула предательская мыслишка, что теперь он вполне может отсидеться за защитой, но потом глянул на ползающих по стволу Призрачного Древа червей и мрачно покачал головой. Бросать в такой ситуации союзника последнее дело!

Туман тем временем немного поредел, сгущаясь в череду тонких вихрей, закручивающихся над могилами. И вращались они не просто так, а явно что-то из земли вытягивая, что-то незримое и трудно уловимое. Ну а добившись желаемого, тут же сливались вместе, образуя всё более и более крупные объекты.

Наконец осталось лишь три, слегка подсвеченных изнутри красным, вихря, которые принялись медленно вращаться, ожидая непонятно чего. Однако продолжалось это недолго — откуда-то из-за пределов кладбища в их сторону потёк тонкий ручеёк вполне живых тварей. Собранные чужой волей мыши — их было больше всего, — лисы и непонятно откуда взявшиеся в лесу кошки. Каждое животное подходило к одному из трёх вихрей, чтобы затем исчезнуть внутри длинным прыжком. Обратно они уже не появлялись, зато сами сгустки тумана приобретали всё больший объём, плотность и… форму. В какой-то миг Малк осознал, что наблюдает не за крутящимися столбами, а за вполне человекоподобными фигурами.

Которые почему-то с яростью кидаются на Призрачное Древо!

— Пошла жара, — прорычал Малк, подбадривая себя и перехватывая поудобнее тесаки.

Кажется кто-то хочет лишить его единственного союзника, а заодно редкой возможности срезать углы в развитии, да?! А не слишком ли много этот кто-то на себя берёт?!

К тому моменту, когда Малк выбрался за пределы Защитного Круга, фигуры из тумана уже были под кроной Призрачного Древа. Не обращая внимания на активное противодействие хозяина кладбища, две из них принялись дубасить неожиданно здоровыми кулачищами по стволу, а третья нацелилась на Малка.

— Ах ты ж сволочь!! — выдохнул он, принимая удар сразу обеих рук противника на скрещенные тесаки.

Догадываясь о природе творения чужой магии, он заранее укрепил оружие Властью. Поэтому обычная сталь и смогла составить конкуренцию наколдованной плоти. Однако это был единственный его успех.

Сила в руках творения карлика оказалась необычайной, как впрочем и ловкость. И следующие несколько минут Малк только и мог, что отбиваться под свирепым напором противника. Когда же попробовал сменить рисунок боя, то монстр моментально поймал его на ошибке и вцепился пальцами в запястья.

— Пусти, девять болячек тебе на задницу!!! — заорал Малк, бешено вырываясь.

Но чудовище держало крепко, к тому же постоянно наращивая давление. И в какую-то секунду Малк осознал, что ещё чуть-чуть, и его кости не выдержат. Он и так сопротивлялся слишком долго для человека, чурающегося пути закалки тела. Нужно было срочно что-то делать.

Внезапно пришло понимание, что внутри его груди до сих пор таится активированное заклинание Призрачных Рук. И если он очень постарается и дотянется до проклятого клинка… На этой мысли монстр сдавил конечность Малка как-то особенно сильно, и стало резко не до размышлений. Поэтому вместо того, чтобы нашаривать превратившийся в заготовку под артефакт клинок, Малк согнул пальцы на Призрачной Руке на манер кошачьей лапы, сконцентрировал Власть на подушечках, зажёг там духовное пламя и ударил ими противника сверху вниз.

То, что произошло дальше, стало для Малка полнейшей неожиданностью. Такой могучий и опасный враг вдруг лопнул точно мыльный пузырь, не оставив после себя ровным счётом ничего. Словно его никогда и не было.

Пока Малк растерянно пялился на место гибели монстра, Призрачное Древо тем временем исхитрилось и острыми как копья ветвями пронзило вторую фигуру из тумана. С точно таким же результатом. На поле боя остался третье чудовище, но именно оно и добилось наибольших успехов. Воспользовавшись тем, что и Малк, и Древо немного отвлеклись, оно вдруг выломало огромный кусок коры, сунуло руку в обнаружившуюся под ним трещины и с силой выдернуло оттуда что-то светящееся.

Энергетическое сердце?! Целью созданий карлика было получение энергетического сердца Призрачного Древа?!

Впрочем можно было и не спрашивать. Достаточно посмотреть на хозяина кладбища, который трясся мелкой дрожью и испускал вовне похожие вопли боли духовные импульсы.

Союзника срочно надо было спасать! Малк огляделся в поисках чересчур ловкого монстра и с некоторой оторопью понял, что тот точно пассажирский экспресс мчится к выходу с жальника. Когда ж он успел, рог Йорроха ему в бок?!

Мысль эту Малк обдумывал уже на бегу. Отбросив мешающие бежать тесаки, он рванул следом за беглецом. Пересёк всё так же затянутую туманом границу влияния Призрачного Древа и… едва не полетел кубарем, когда осознал, что никакой мглы вокруг нет. Мутное марево присутствовало на крайне узком участке вокруг центра кладбища, лишь создавая иллюзию масштабной атаки.

— Вот ведь лживая тварь, — не без восхищения прорычал Малк, прибавляя скорости.

И к собственной радости понял, что нагоняет. Казавшийся таким грозным монстр не просто замедлялся с каждым сделанным шагом, но и словно бы сдувался. Принимая облик измученного и измождённого человека. Человека, которому не посчастливилось стать носителем калеки.

Наконец, он окончательно упал, выпустив светящийся сгусток из рук. Затем сделал попытку встать, не смог и перевалился на спину, открыв подбегающему Малку высохший до состояния мумии торс. Однако жертва «этого деда» волновала сейчас Малка в последнюю очередь. Потому как вытатуированное изображение Бонифация вдруг поплыло, возвращаясь к прежнему виду, а сам карлик вдруг завис над телом дровосека невесомым призраком, который уже успел завладеть сердцем Древа.

— Да чтоб тебя!! — заорал Малк, надсаживаясь и пулей пролетая оставшиеся сажени.

Бонифаций только и успел сделать один укус, как взмах укреплённого Властью проклятого клинка отсёк ему руку, и энергетическое сердце упало на землю. Вот только карлика действия Малка не особенно-то огорчили. Сделав глотательное движение, «этот дед» буркнул что-то полупрезрительное, крутанулся на месте и… просто исчез.

Йоррох! Пожалуй сравнивая «этого деда» с Младшим Магистром, Малк как-то слишком уж занизил его способности. Познания карлика в магии ужасали. Слабый, потерянный, лишённый практически всех способностей, он и в таких условиях ухитрился создать настоящий колдовской шедевр. Малк даже отсюда ощущал клочья чужой магии, клубящиеся вокруг тех самых деревьев с бессмысленными знаками. Магии, с помощью которой Бонифаций смог создать удивительно грозную мистификацию и… получил шанс вернуть себе ещё кусочек могущества.

Малк ещё раз выругался, поднял Призрачной Рукой остатки сердца и зашагал обратно к Древу. Проклятье, сам того нежелая он навёл на своего единственного союзника весьма грозного врага. И кто знает, как такой поворот теперь скажется на их с хозяином кладбища взаимоотношениях.

Впрочем одно Малк знал совершенно точно. Когда он вернёт растительному монстру сосредоточие его мощи, то обязательно вернётся к телу дровосека и самым внимательным образом изучит его татуировку. Татуировку, которая изображает кого-то столь сильно смахивающего на Трёхголового.


Виталий Зыков Школа Пепла. Выбор | Школа Пепла. Выбор | Глава вторая, в которой героя учат жизни