home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 14

К счастью, мне удалось взять себя в руки и даже найти сканер. И даже без дрожи в коленях войти в стационар. Так и тянуло взглянуть в сторону Анатоля, и не только взглянуть, но я одернула себя построже и покрепче стиснула зубы. Не девочка уже, хватит, Шанни! Ты — взрослая и состоявшаяся личность! Тебя не смутить запоздалыми признаниями какого-то там демона. Ты и сама кого угодно смутить сможешь, благо опыта за эти девять лет набралось достаточно. А не было бы ему плевать, так отыскал бы уже давно. Хотя бы в те же двадцать один, когда уже все можно и никто не указ. Так что все, хватит! А ну быстро откопала в себе профи и за работу!

Последняя мысленная пощечина сделала свое дело, и к кровати, где спал Боб, я подходила уже без тремора в мыслях. Внимательно осмотрела пациента, с одобрением отметила чистое и глубокое дыхание, позу на боку ко мне спиной и попыталась разбудить. Сначала мягко — тихо позвав и потрепав по плечу. Затем посильнее… Но Боб, видимо, был настолько вымотан болезненными приступами и отработанной сменой, что все мои усилия были как мертвому припарка.

Тьфу-тьфу!

Прикинув и так и эдак, в итоге я немного отступила от первоначального плана и занялась осмотром спящего. К тому же лежал он достаточно удобно для моих целей, и ничто не помешало тщательному сканированию. И если первоначальный диагноз подтвердился практически сразу: камень в почке, причем очень коварный и того самого типа, который невозможно растворить инъекциями, да еще и бурно прогрессирующее воспаление, то один из параметров, ярко подсвеченный красным, ввел меня в ступор.

Посидела. Подумала. Засомневалась в исправности сканера и просветила себя. Выяснила, что в крови превышено содержание кортизола, гормона стресса, и еще не критичный, но весьма существенный недобор эндорфинов, гормонов счастья. Не удивлена, после подобных-то новостей!

Но что все-таки с пациентом?

Я просветила Боба еще раз и еще, но показания не изменились. Собственной базы знаний катастрофически не хватало, и я отправилась за помощью в галасеть. Потребовалось не меньше получаса, чтобы отсеять самые нелепые и фантастические предположения, но оставшиеся три пахли куда хуже самой захудалой канализации.

И я обратила свое внимание на ширму в дальнем углу стационара.

А ведь и с Анатолем не все чисто… Может ли это быть взаимосвязано? Учитывая мое феноменальное везение находить неприятности на ровном месте — легко!

И я, вздохнув поглубже, отправилась на глубину. Туда, где увязну не одной ногой, а всем телом. Туда, где выясню все.

— Анатоль? Не помешаю? — Я обратилась к другу детства, скептично изучающему потолок, так, будто не было никаких признаний, переворачивающих мой привычный мир. Так, словно мы все еще друзья не разлей вода и с последней встречи прошли не годы, а считаные дни. — Как твоя беседа с начальством?

— Пообещали оторвать голову лично и лишить годовой премии, — печально вздохнул Ан-Лин, явно подыгрывая, но я успела заметить в его взгляде нервное напряжение. А на пострадавшей ноге — кокон стазиса военного образца, позволяющий пациенту дождаться помощи без последствий для организма. Даже если эта помощь сможет прибыть только через месяц. — Но в остальном все по-прежнему — от меня так просто не избавиться.

— А как же хирург?

— О, детка! Это — меньшая из моих проблем, — как-то странно хохотнул он, качнув головой и ловко пряча ногу под одеяло. А на мой немой вопрос ответил: — Будет. Все будет. Так что запасаемся терпением и ждем оборудование. Когда оно, кстати, планируется?

Я не знала, радоваться или огорчаться этой неожиданной новости, так что ответила сдержанно:

— Обещали к концу недели. Но, если хочешь, я узнаю точнее.

— Хочу. Очень хочу. — Анатоль задумчиво поджал губы и секунд десять думал о чем-то своем. Затем встрепенулся, улыбнулся и похлопал по кровати рядом с собой. — Ты что-то хотела или так? Решила развлечь своим сиятельным обществом убогого меня?

Можно было бы отбросить все свои хмурые мысли куда подальше и просто окунуться в прошлое: подурачиться, повспоминать… Может, даже пообниматься, потешив свое женское самолюбие. Но я поступила иначе.

— Хотела. Скажи, что ты думаешь об этом?

И протянула демону сканер, где алели последние снятые показания. Голографический вывод данных я предусмотрительно свернула, и теперь информация высвечивалась на маленькой панели непосредственно на сканере.

И вновь я успела заметить мгновенное преображение вальяжно-расслабленного ловеласа в сосредоточенного хищника, почуявшего след. Всего несколько раз я видела такое у своих пациентов, но навсегда запомнила этот стальной запах опасности. Она была не явной, но это точно была именно она.

— Это данные сканирования рабочего? — напряженно уточнил Анатоль, мигом вникнув в суть.

Кивнула.

— А сама ты в них уже разобралась?

Кивнула вновь.

Скулы демона обозначились резче, во взгляде промелькнуло что-то очень похожее на сожаление, но вслух прозвучало то, что я точно не ожидала услышать:

— Когда, говоришь, у тебя отпуск?

Я даже не нашлась сразу с ответом. Удивленно уставилась на Анатоля… А затем разозлилась. Ну уж нет, голубчик! В этот раз ты так просто от меня не отделаешься!

— Господин Ан-Лин, а дайте-ка мне сканер. — И ловко выдернула прибор из его рук. Одним движением пальца стерла последние данные и с ледяной улыбкой резким жестом пресекла все возможные возражения. А они, я видела, уже рвались с его губ. — Никаких отпусков и увольнений. Либо мы сотрудничаем, либо…

И многозначительно умолкла, позволяя ему додумать самому.

— Шанни, это не игрушки. — Голос Анатоля бы тих, но пробирал до мурашек. Как и взгляд. — Ты даже представить себе не можешь, во что хочешь ввязаться. Если им покажется, что ты помеха, — прямой билет в открытый космос тебе обеспечат в ту же секунду.

— Я? Помеха? — По большому счету я бравировала, прекрасно осознавая правоту друга, но вместе с тем не собиралась сдаваться, даже не начав. И вообще! На что они надеялись, когда брали в штат врача? Первый же массовый медосмотр, и все тайное вмиг станет явным! — Дорогой, я бываю помехой лишь в том случае, когда это выгодно мне. А теперь давай расскажи, что именно мне выгодно! Мм?

— У меня нет выбора? — с недовольной гримасой уточнил Ан-Лин.

— У тебя нет выбора, — подтвердила я его догадку.

— Твои условия? — Голос демона звучал напряженно, но я видела, что он уже сдался. Мы слишком хорошо знали друг друга, чтобы обманывать и обманываться. По крайней мере, в этом деле.

Надеюсь!

— О, на самом деле они куда скромнее, чем ты опасаешься, — улыбнулась я, мысленно потирая руки и прикидывая (опять же мысленно), на каком повороте Анатолю все-таки удастся от меня избавиться. — Мне всего лишь нужен хирург. Для Боба. Это ведь реально?

— Вполне. — Демон согласился моментально, словно дело не стоило и выеденного яйца. — Что-нибудь еще?

— Еще? — Я изобразила глубочайшую задумчивость… и пожала плечами. — Пока все. — С улыбкой похлопала недоверчиво прищурившегося Анатоля по плечу, доверительно наклонилась ближе и, глядя глаза в глаза и едва не касаясь кончиком носа его, вкрадчиво прошептала: — Но ты ведь не откажешь своей милой Шанни, если вдруг случится беда, с которой она не сможет справиться сама?

— Заранее сочувствую второй стороне конфликта, — с хриплым смешком выдал демон, но взгляда не отвел и уже тверже закончил: — Гарантирую, моя милая Шанни. Если ты попадешь в беду, в чем я, к сожалению, уже почти не сомневаюсь, то я приду на помощь. И спасу. Чего бы мне это ни стоило. А теперь разогнись и изобрази непринужденный вид, иначе твой Мак-Иш сломает мне вторую ногу.

А я-то думаю, что за ветер мне волосы на затылке шевелит последние пять секунд. Ну вот зачем он опять подкрадывается? Сам себе злобный бяк!

— Не сломает, поверь. Он тебя просто загрызет. Он ведь хайд. — Я вновь похлопала вмиг скисшего после моих «обнадеживающих» слов Анатоля по плечу и медленно села в исходное положение. О том, что эти слова услышит и Эдриш, я не беспокоилась. Ничем предосудительным (пока!) мы здесь не занимались, а значит, и подслушивать он права не имел. И поэтому я обернулась, широко улыбнулась и радостно поприветствовала посетителя: — Ой, шеф! И снова здравствуйте. А мы тут меню на вечер обсуждаем. Присоединитесь? Кстати, о насущном. Мне нужен санитар! Сами видите — больные нуждаются в уходе. Меня одной на всех не хватит.

И скорбно вздохнула.

Ну-с, господин большой начальник, подкравшийся бесшумно не в самый подходящий момент, ваш ход!


Его раздражало буквально все. Сама комиссия, их запросы и даже станция. Но больше всего остального его практически бесила мысль о том, что именно сейчас происходит в медблоке.

Они там вдвоем! Шанни и этот… Р-р-р!

Наверное, что-то такое все-таки мелькало в его взгляде и тоне, потому что эльфы, зачем-то осмотрев место происшествия, затребовали в выделенный кабинет определенный список документов и милостиво разрешили заняться своими делами.

А какие у него могут быть сейчас дела? Правильно!

Шанни!

Сам не понимая зачем, последние метры он практически крался. Как в былые времена.

Ее запах был повсюду, но тихий шепот доносился лишь из-за ширмы. Воображение, вмиг ставшее чересчур буйным, враз нарисовало ему все, чего он так опасался, но… Что-то было не так. Запах. Их выдавал запах. Не страсти и даже не легкого флирта, хотя со стороны демона пахло куда подозрительнее, чем от Шанни, но запах… заговора? Этот запах был знаком ему не понаслышке — не один год нюхал. И знал едва ли не пятьдесят его оттенков. Конкретно сейчас пахло самой его завязкой.

Это еще что за новость?

— Не сломает, поверь. Он тебя просто загрызет. Он ведь хайд.

Он разобрал каждое слово, хотя это оказалось непросто. И покрепче стиснул зубы. Опять забавляешься, милая? Зря ты так. А ведь он может и загрызть. Было дело однажды. Давно, правда, и совершенно по иному поводу, но… Может. Глядя в бесстыжие глаза Ан-Лина — точно может.

А Шанни все забавлялась.

— Ой, шеф! И снова здравствуйте. А мы тут меню на вечер обсуждаем. Присоединитесь? Кстати, о насущном. Мне нужен санитар! Сами видите — больные нуждаются в уходе. Меня одной на всех не хватит.

Перевел тяжелый взгляд на нее, мысленно обкатал последние сказанные слова, выделил из них главное, снова изучил демона и размеренно кивнул:

— Будет вам санитар, доктор О’Нелл. И не только. Я как раз хотел обсудить с вами сложившуюся ситуацию. Вы уже закончили с пациентом?

— Да, мы закончили. — В ее глазах промелькнула тревога, рыжая заноза явно ожидала иной реакции и поэтому немного нервничала. Бросила быстрый взгляд на демона, решившего ровно секунду назад закрыть глаза и притвориться спящим, беспокойно одернула край халата и излишне резво поднялась. — Идемте, господин Мак-Иш, не будем мешать господину Ан-Лину своими разговорами. К вам или ко мне?

Как же он хотел услышать этот вопрос, но с совершенно иным подтекстом.

Долгие пять секунд он смотрел ей в глаза, пытаясь донести эту мысль до нее. Но то ли сегодня фортуна была не на его стороне, то ли в целом телепатия не являлась его сильной стороной (вообще не владел), но в ответном взгляде Шанни он не увидел ничего, кроме сдержанного ожидания.

Зараза. Как есть зараза. Стойкая и неизлечимая.

— Лучше ко мне в кабинет, заодно решим и вопрос о грядущем прибытии оборудования. Идемте, доктор.


Я шла за медвежонком и недоумевала. Что за странные взгляды? Что за несвойственная ему реакция? Я что-то пропустила? Откуда столько звериной тоски и одновременно невозмутимости? Или он…

Сканер до сих пор был у меня в руке (как-то само собой получилось), и я бессовестно воспользовалась ситуацией, направив его в спину шефу и торопливо отдернув, когда он озадаченно на меня покосился. Невинно улыбнулась, изобразила повышенное внимание, а когда он размеренно зашагал дальше, украдкой глянула на высветившиеся данные.

Ага. Ага. Ага… Нет, не пил. И лекарств никаких подозрительных не принимал. Лучше бы, конечно, провести полный комплекс анализов, но для начала и этого достаточно. Значит, что-то задумал. Или… Не приведи космос! Догадался? Унюхал?

Вот дерьмо!

Он же хайд, военный! У него наверняка просто нюх на такие вещи!

И что делать?

До кабинета оставались считаные метры, так что пришлось мобилизовать все свои внутренние ресурсы и в очередной раз принимать непростое решение буквально на ходу.

Какой сегодня все-таки тяжелый день выдался…

А может, к черту все?

Принципы, эгоизм, шило в попе, наконец? Ведь если сейчас он покажет, что все знает, а я буду отрицать, то… Нет, не смогу. Впрочем, смогу, но ничем хорошим это не закончится. А я, как ни странно, очень хочу, чтобы все закончилось хорошо. Точнее, не все.

Ай, в бездну!

— Доктор О’Нелл? С вами все в порядке?

Мы уже прошли в его кабинет мимо бдительной мисс Джиллиан, проводившей нас пристальным взглядом, а я все не могла определиться. Эдриш уже устроился за своим столом, предложив присесть и мне — напротив. Уже сосредоточенно изучал какое-то сообщение, только-только пришедшее на коммуникатор, а я все смотрела на него и пыталась решить самый главный вопрос.

Да или нет? Если нет, то проще уволиться и плевать на грабительские штрафные санкции. Если да, то… открывается ветка с еще сотней вопросов, решить которые прямо сейчас я просто не в силах. Он ведь хайд. Грубый, властный, требовательный.

А еще нежный и надежный. А когда смеется — безумно красивый. И я хочу…

Как же я сейчас хочу не ошибиться!

— Шанни?

Когда Эдриш позвал меня по имени, причем, наверное, уже не в первый раз (его лицо было встревоженным, а он сам склонился ко мне), пришлось брать себя в руки.

К сожалению, пока только себя. Хотя если бы он заблокировал дверь…

Стоп! Рано!

— Да?

— Все в порядке? — В его голосе я без труда различила искреннюю обеспокоенность, и это окончательно выбило меня из колеи.

То ли успокоительное неправильно легло на коньяк, то ли все-таки сдали нервы, но неожиданно для самой себя я судорожно выдохнула, подавляя всхлип, и отрицательно мотнула головой.

И не заметила, как оказалась у него на коленях, прижатая к широкой груди и стиснутая обеими руками нежно, но очень крепко. Так, что не смогла бы ни соскользнуть, ни вырваться.

— Ну-ну, не надо… Все будет хорошо.

Я почувствовала на своих волосах его руку и затем — легчайшее поглаживание.

— Все образуется, обещаю.

Наверное, это было глупо, но я зачем-то переспросила. Тихо-тихо. Практически одними губами.

— Обещаешь?

— Гарантирую.

С моих губ сорвался второй судорожный выдох, но в нем было куда больше радости, чем остального. Ты мой медвежоночек… Мой! Только мой!

И я позволила себе закрыть глаза и поверить.

Не знаю, сколько мы так просидели: десять минут или полчаса. Говорят, счастливые часов не наблюдают, вот и я разрешила себе забыть о времени и отдаться во власть чувств. И дело совсем не в том, что я суккуба. Я женщина. И иногда нам просто жизненно необходимо твердое мужское плечо и не менее твердое обещание, что все образуется. И не просто обещание — гарантия.

— Знаешь, иногда мне так хочется вернуться на несколько дней назад и снова повторить ту сумасшедшую ночь… — проговорила я тихо, но по сбившемуся дыханию и моментально участившемуся сердцебиению Эдриша поняла, что он прислушивается к каждому произнесенному мной звуку. — Почему в жизни все не так, как хочется?

— Потому что это жизнь, — вздохнул хайд и чуть отстранился. Так, что мы теперь могли видеть глаза друг друга. — А она, зараза, такая сложная штука…

— Как думаешь, сможем ли мы ее хоть немного упростить? Хотя бы чуть-чуть.

Эдриш молчал. Смотрел на меня, но я не могла понять, о чем он думает. Без единой эмоции. Даже запаха. И это пугало куда больше, чем его молчание.

— Если захотим оба? — наконец произнес он тихо, словно громкие звуки могли нарушить нечто хрупкое. Нечто, что зарождалось вокруг нас прямо сейчас.

Отрывисто кивнула, не рискнув согласиться вслух. Уверена — голос бы сорвался.

— Смо…

Я знаю, что он хотел сказать. Видела это в его глазах. Но нас бесцеремонно прервали.

Госпожа Эллаида Дилэнь, даже не потрудившись постучать в дверь начальника станции, распахнула ее во всю ширь и обличающим изваянием замерла в проеме.

Оглядела застывших нас и без тени сожаления уточнила:

— Я помешала?

— Да, — хмуро согласился Эдриш, но рук не расцепил. Пришлось делать вид, что переговоры на коленях у шефа тут в порядке вещей. — Вы что-то хотели?

— Да. — Отметив, что никто не собирается менять дислокацию (а я бы сменила, если честно), эльфийка закрыла за собой дверь и дошла до нас. Не падая в обморок и даже не морща свой идеальный носик при виде столь вопиющей наглости в рабочее время, член комиссии сдержанно поинтересовалась: — Скажите, где я могу взять отчет по входящим и исходящим объемам топлива за последний год? В ранее выданных документах их нет.

— Странно. — Сидящий подо мной шеф напрягся явно не из-за близости моего юного девичьего тела. — Я распорядился, чтобы выдали все в точности по заявке. Может, какие-то бумаги задержались в экономическом отделе?

— Думаете? — Эльфийка была сама сосредоточенность, как будто от этих документов зависела жизнь всей вселенной. — Что ж, возможно, и так. Зайду к ним.

И уже в дверях госпожа «порву шаблон» позволила себе немного иронии:

— Продолжайте, не буду мешать.

Дверь закрылась.

— Медвежоночек, ты мне сейчас ребро сломаешь. Зачем я тебе со сломанным ребром?

— Ты мне любая мила, — сконфуженно проворчал шеф, ослабляя захват. — Но лучше, конечно, целая и невредимая.

— Правда?

— Абсолютнейшая.

Я уже хотела было расцеловать медвежонка (такой трогательный момент!), но коварный разум решил иначе. Мало того что Эллаида всю романтику испортила, так еще и собственная рассудительность внезапно рванула в первые ряды. В общем, я абсолютно неромантично уточнила:

— Эдриш, а скажи-ка мне честно, кому на станции можно доверять? Так, чтоб от и до. Вот ты, например. На кого сможешь положиться в критической ситуации?

Хайд воззрился на меня в немом изумлении. Он явно не ожидал столь стремительного перехода от нежностей к суровой прозе жизни, но так уж сверкнули звезды. Ну, не виновата я, что у них тут бедлам, а я вся в белом оказалась в самом его центре!

— Не считая тебя и мисс Джиллиан? — наконец уточнил он, удивив ответом. Нет, по поводу кандидатуры мисс Джиллиан я нисколько не сомневалась. Но своей…

Я даже переспросила:

— Ты мне настолько доверяешь?

Смутился. Не явно, но точно смутился: чуть сморщил нос, прищурился, чуть-чуть прикусил губу и кивнул. И даже попытался объяснить, впрочем запутав еще больше.

— Ты очень чисто пахнешь. Поверь, предатели и подлецы пахнут совсем иначе. Так что да — я тебе доверяю. — И тут же посуровел. — Так что там насчет остального доверия? Что происходит? Это как-то связано с травмой Ан-Лина?

— Возможно. Но я хотела поговорить не о нем, а о Бобе и предстоящем медосмотре.

— Кто такой Боб?

— О, ты же не знаешь…

Окончательный переход на «ты» произошел как-то сам по себе. Просто сложно было продолжать выкать шефу, сидя у него на коленях. Он хоть и ослабил объятия, но не настолько, чтобы я смогла пересесть. Пришлось рассказывать так.

Сначала сбивчиво, в основном перечисляя все несуразности и нестыковки и присовокупляя к ним собственные наблюдения и выводы. Но шеф слушал внимательно и не перебивал. И даже не думал обвинять меня в бурном воображении и полном отсутствии логики. Это приободрило, и о результатах сканирования Боба я рассказала уже без утайки. Как и о странном поведении Анатоля, серьезности полученной травмы и его уверенности в дальнейших действиях.

Да, он мой друг. Кумир детства и любовь всей юности. Но мы не на Земле, и здесь, на станции, полной подозрительных мужчин, необходимо верно расставить приоритеты. Хотя бы даже для того, чтобы дожить до следующего дня.

— Значит, радиация класса «Альфа-Зет»… Ты права, не так много вариантов, где и как он мог получить эту дозу, — угрюмо проговорил шеф и впал в хмурую задумчивость на несколько минут. — И как давно?

— От года до пяти, точнее подскажут только специальные анализы, сканер на подобное не способен. Кстати, когда прибудет оборудование?

— Ах да, оборудование, — не слишком радостно спохватился шеф и поморщился. Пристально уставился на меня и хмуро выдал: — Завтра в течение дня прибудут два транзитных лайнера: в одном доставят хирургический комплекс, во втором — почти все остальное. Но знаешь что, солнце мое…

Последние слова прозвучали почему-то с угрозой. И даже ласковое «солнце» вышло совсем не ласковым. И почему-то я сразу поняла, что он собирается сказать. Мужчины! Как вы предсказуемы!

И я с неменьшей угрозой уточнила:

— Что?!

— Собирай вещи, ты уволена. Сегодня ночуешь у меня, а завтра улетаешь прочь на первом же транзите. Компенсация будет переведена на твой счет в течение суток.

Даже несмотря на то что чего-то подобного я ожидала, его слова ледяными глыбами легли на сердце. Знала ведь. Понимала, с кем связываюсь. В таких ситуациях любая женщина для хайдов лишь помеха и обуза. А от всего такого они предпочитают избавляться сразу.

Вот только я — не любая. И чем раньше он это поймет — тем лучше для нас обоих.

— А на каком основании, позволь уточнить? — произнесла я с вызовом, резким жестом отвоевывая право встать на ноги и воззриться на шефа сверху вниз. — В подписанном договоре нет пункта «по взбалмошному желанию начальства»!

— Считаешь заботу о тебе взбалмошным желанием? — рыкнул Эдриш, тоже поднимаясь на ноги и моментально меняя расстановку сил. — Я защитить тебя хочу! А если тебя ранят? Или, не приведи космос, что похуже?

— А остальную жизнь ты тоже за меня жить будешь?! — пошла я ва-банк и задрала подбородок повыше. — Может, мне и месячными с тобой поделиться? Знаешь — это больно! А настроение вообще порой скачет так, что всех окружающих удавить хочется! Гормоны — они такие! А рожать? Представляешь, еще больнее! А я, между прочим, хочу как минимум троих малышей! И что прикажешь делать? Тебе искусственную матку вживлять, лишь бы самой не мучиться?

Моя ярость росла с каждой секундой, а Эдриш хмурился все сильней и сильней, но после последнего вопроса удивленно замер и сдавленно переспросил:

— Почему это мне?

— Догадайся! — рявкнула я и ткнула пальцем ему в грудь, чуть не сломав ноготь. — Ты же у нас мудрый начальник, за всех все решающий! Кому, как не биологическому отцу, можно доверить настолько важное дело?!

— То есть… Ты… Мы…

Кажется, я немного перестаралась и поторопилась с озвучиванием своих самых сокровенных желаний, потому что шеф… Завис. Смотрел на меня большими круглыми глазами, сбивчиво перебирал местоимения, слоги и звуки, но никак не мог сложить из них хоть что-нибудь связное. Моя ярость утихомирилась как-то сама собой, и на смену ей пришло сочувствие. А ведь я еще бронебойными не заряжала. Неужели не придется?

— У меня коньяк есть. Хочешь?

— Ты беременна?! — наконец выдохнул он одновременно со мной.

— Вот еще! — пренебрежительно фыркнула, остужая его чересчур эмоциональный пыл. — Женщины моего рода никогда не беременеют случайно. Только по большому желанию и от мужчины, в которого как минимум влюблены. — Зыркнула на него из-под ресниц, растерянного и озадаченного, и доверительно сообщила: — Но в последние дни я все чаще думала о том, что уже нашла идеального отца своим будущим детям. Правда, я еще не услышала его мнения по этому поводу… Кстати, что скажешь? Ты не против? Если против, то ничего страшного, я пойму. Ты только ответь честно. Глядишь, и сама уволюсь, так что твоя совесть будет чиста и компенсацию выплачивать не придется. Так как?

— А…

С шефом творилось что-то странное.


ГЛАВА 13 | Аромат страсти | ГЛАВА 15