home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 20

После сытного, но не самого вкусного завтрака (у меня даже в наиболее неудачные дни выходило намного лучше) мы разошлись по своим делам: Эдриш на склад, а я в медблок. И вроде не сильно задержалась, но господин Дилэнь, заканчивающий осмотр Анатоля на МТ-сканере, встретил меня таким осуждающим взглядом, что я моментально почувствовала себя виноватой.

Сконфуженно извинилась, упомянув, что за завтраком встретила княгиню Мак-Иш, и пришлось посвятить некоторое время светской беседе.

— А эта Александрин — та еще штучка, — задумчиво отметила Элла, требовательным жестом отправляя Анатоля с одного стола на другой, уже операционный. Отправились туда и мы. — Что она здесь забыла?

— Вообще-то, она — мать Эдриша, — настороженно произнесла я, удивляясь тому, как эльфийка не понимает очевидного.

— Это мне прекрасно известно, — отмахнулась наша добровольная медсестра. — Меня иное волнует: как бы она не влезла туда, куда не следует. — Элла с усмешкой глянула на меня. — В этом вы чем-то даже похожи… О чем говорили?

— О свадьбе, — призналась я сконфуженно, но удивила только Анатоля, умело присвистнувшего и задорно заигравшего бровями.

А вот эльфы лишь сдержанно переглянулись, и Элла с сочувствием произнесла:

— Мои соболезнования, Шанни. Если что, защита свидетеля у нас очень хорошая.

— Да я как бы рада… — протянула уже не слишком радостно, а скорее с опаской. — Зачем мне защита?

— Так у вас по взаимному, что ли? — ахнула эльфийка, даже не пытаясь скрыть своего изумления. — Ну ты и… сильна! Не шутишь?

Отрицательно мотнула головой, вновь смущаясь под ее пристальным взглядом. Она даже об Анатоле забыла и том, что уже прислонила к его плечу пневмошприц с медикаментами.

— Что ж, тогда поздравляю, — наконец выдала Элла с самым серьезным выражением лица. — Заодно сочувствую. Хотя даже не знаю, кому больше. И что, когда свадьба?

— Мы об этом вообще даже не думали, — вздохнула я, стараясь не принимать близко к сердцу все, что сейчас происходило вокруг нас и всей этой непростой ситуации. У всех свои представления о том, как необходимо устраивать личную жизнь. Я же в своей уверена на все сто. — Это все княгиня: пришла, взбаламутила…

— О, это она умеет, — поддержала меня Элла с многозначительным хмыком. — Слава о ее характере и методах добиваться своего бежит далеко впереди нее…

— Дамы, мы сегодня будем работать или как? — резко оборвал нашу не слишком уместную беседу Эванииль и в целом был прав. — Между прочим, пациент уже спит!

И мы приступили к сборке нижней конечности Ан-Лина.

На этот раз операция длилась куда дольше — почти пять часов. И вроде ничего сложного: собрать кость и укрепить место перелома титановыми штырями, но дело осложнялось множеством мелких осколков и задержкой по срокам. Хоть и находилась травма в стазисе, ничем хорошим это не обернулось: кровь успела свернуться, и заработала демоническая регенерация. Так что пришлось сначала все конкретно разрезать, хорошенько вычищать, затем складывать пазл из остатков костей, потом заменять отсутствующие фрагменты биологическим материалом последнего поколения, из которого со временем вырастет новая кость, укреплять конструкцию металлом и лишь под конец зашивать.

— Ох не расплатится, — зловеще пообещала сама себе Элла, устало присаживаясь прямо на пол у стены, а я мысленно отметила, что нужно заказать в операционную дополнительную кушетку для подобных случаев. — Следующий раз сразу будем ампутировать — такое проще заново вырастить, чем собирать по крупицам.

— А мне понравилось, — возразил ей брат, педантично осматривая итоги своей работы. — Хоть какое-то разнообразие. А то все колото-резаные да паленые…

Вмешиваться в беседу профессионалов и уточнять, на ком обычно практикуется господин Дилэнь, не стала. В лучшем случае отмахнутся, в худшем же — вновь узнаю столько всего шокирующего, что все мое представление об эльфах разрушится окончательно. Нет уж, хватит мне и своих проблем. К тому же не мешало бы позаботиться о делах более насущных, например, обеде.

Вновь посещать кафе, оказавшееся посредственным, большого желания я не испытывала, а посему, вымыв руки и удостоверившись, что мое присутствие больше не требуется, заглянула в стационар, проведала спящего Боба и поторопилась в магазин. Минимальный набор продуктов на быстрый куриный супчик, свежий хлеб, зелень, сорок минут у плиты, и на ароматы ожидаемо подтягиваются до сих пор не ушедшие эльфы. Почти не удивлена, поэтому и готовила в кастрюле побольше.

И хотелось бы думать, что задержались они лишь по одной причине, но, судя по задумчивым взглядам Эллы, бросаемым на меня куда чаще необходимого, да предусмотрительно запертым Эваниилем дверям, простым не будет и этот день.

— Эх, такой талант пропадает… — расстроенно выдала Элла, доев свой суп и запив лично заваренным чаем. — Но ты помнишь, да? Будут проблемы — обращайся. Приютим, как нечего делать. Кстати, как насчет того, чтобы оказать следствию еще немного содействия?

— Конечно. Чем могу — помогу, — ответила я без лишнего жеманства и сосредоточенно кивнула. — Что на этот раз?

— А ты говорил, будет торговаться, — хохотнула эльфийка и показала скривившемуся брату язык, на что я предпочла прикрыть глаза и списать очередной разрыв шаблона на собственное богатое воображение. — В общем, так, Шанни! Проверили мы тут твои слова, допросили Боба, сунули ночью нос, куда следует, и пришли к выводу, что кончать с этим балаганом необходимо быстро и дерзко. Потому что если не рискнем и затянем, то придут к нам в одну из ближайших ночей и попросят на выход. Прямо в космос и без скафандра. И никакие стены, замки и шефы не помогут. Понимаешь?

— Более чем. И каков же ваш план?

— Я тут вчера краем уха слышала, что завтра планируется большой турнир по дартсу, — ухмыльнулась великая комбинаторша, моментально вырастая в моих глазах. — Как насчет того, чтобы немного пошалить?

— Пошалить? — Ответная ухмылка расползлась и по моим губам. — Это запросто! Пленных брать будем?


Короче, с пленными меня обломали. Посоветовали вообще не лезть в потасовку, когда начнется, потому что если по итогам операции я заработаю хотя бы одну царапину, то не поздоровится уже всем нам. Ибо хайды… Такие хайды! Разбираться не будут.

А так как их на станции в эти дни куда больше обычного, то по части безопасности и зон ответственности Элла говорила на полном серьезе и даже прекратила усмехаться.

Что ж, пообещать-то я пообещала, но, зная свою увлекающуюся натуру, не была уверена абсолютно. К тому же Эдриш точно что-то заподозрит уже сегодня вечером, так что придется посвящать в часть плана и его.

— Хорошо, скажешь, — неохотно согласилась эльфийка. — Но лишь то, что я разрешила. Поняла? Помнишь, какие бумаги подписывала? То-то же! Ну все, спасибо за обед, мы пойдем. Кстати, по поводу санитара не беспокойся, он из наших.

Удивив меня напоследок (а я уже и позабыла о гоблине-то!), Элла подхватила брата под руку, и господа проверяющие убыли. Может, к операции готовиться, но уже не медицинской, а военной, может, еще куда… Я же бросила взгляд на часы и ахнула: почти вечер! А у меня ни романтический ужин не готов, ни обещанное белье из чемодана не вынуто! Ну и какая я после этого суккуба? Однозначно бракованная!

Так что ноги в руки, попу в кружевные труселя — и вперед, на абордаж новых эротичных свершений! То есть снова в магазин и к плите!

Времени у меня оставалось не так много, так что я не стала распыляться по мелочам и уделила основное внимание главным блюдам: себе и мясу. Причем начала с мяса, наделав побольше порционных отбивных под сырно-овощной шубкой и отправив их в духовку, а закончила собой, любимой. Освежающий и бодрящий контрастный душ с фруктовым гелем, питательная масочка на лицо, маникюр, педикюр и контрольный выстрел — обещанное белье под халатик. Над последним (в смысле, халатиком) думала дольше всего, но решающим фактором стал визит коллеги с нижних уровней, и пришлось временно упрятать все свое богатство под верхнюю одежду.

Джим вел себя немного нервно, но почти сразу раскрыл секрет своего поведения:

— Знаете, я тут много думал… Ваше предложение еще в силе?

— Конечно, — тоном профессионального дилера подтвердила я. — Какой результат вас интересует? Абсолютное равнодушие ко всему женскому полу, к конкретной женщине или частичное воздействие на ваше либидо? Но в последнем случае гарантий не дам, все очень индивидуально.

— Давайте ко всем, — отчаянно взмахнул рукой док. — Так, чтоб уж наверняка! А это не опасно?

— Джим, ну вы как маленький, честное слово. Когда это медикаменты были абсолютно безопасны? — Я взглянула на него с легкой укоризной, но сразу же подбодрила: — Хотя в данном случае побочек минимум, и те — необязательны: легкая сонливость, возможно, небольшое расстройство желудка и раздражительность. Решать вам.

Судя по хмурому и решительному виду дока, он уже все решил, и даже это не стало аргументом для отказа. Что ж, мое дело предупредить.

Сходив к себе и покопавшись в секретном отделе собственной аптечки, я вынула сразу две ампулы с полулегальным содержимым и вернулась в приемную, где меня дожидался Джим. По дороге захватила сканер и вручила со словами благодарности сначала его. Затем настал черед лекарств, и о них я поведала лишь необходимый минимум.

— Одной ампулы феминобромультра, — я положила в его ладонь ампулу с легким голубоватым отливом, — хватает на три-четыре дня, что, опять же, зависит от расы, возраста и веса. Она снижает общее влечение и потенцию в целом. А вот эта штучка под рабочим названием «Су-Ка-13» помогает конкретно против демониц секс-ветки. Сроки те же самые. К сожалению, без первой не действует, и принимать необходимо с интервалом в пять-десять минут. Внутримышечно. Помочь или сами?

— Сам. Спасибо.

И больше не сказав ничего, Джим ушел менять свою жизнь к лучшему, а я уже встречала нового посетителя.

— Кто это был? — Эдриш проводил Джима подозрительным взглядом. Второй достался мне и был куда более пристальным. На мгновение даже показалось, что меня просветили рентгеном. Чуть не вспотела, хотя и вины-то особой за собой не чувствовала!

— Коллега с нижних уровней, — отмахнулась я как можно беспечнее. — Это у него я одолжила ручной сканер. Вот зашел забрать. А что это у тебя в коробке?

Успешно переключив внимание ревнивого медвежонка на куда более безопасные вещи, я сунула нос в содержимое коробки, не прикрытой крышкой, и расплылась в довольной улыбке. Кроме обещанных свечей разных цветов, там лежали свежие лепестки роз (и где только взял?!), полукилограммовая упаковка заказанного еще в начале недели кофе и маленькая, но очень бархатная коробочка в форме сердца.

Когда рассмотрела последнее, даже замерла. Неужели это то, о чем я думаю?

— Мы так и будем стоять или все-таки пройдем в более подходящее место? — проворчал шеф, отводя руку с коробкой в сторону. — Мне еще украшательством заниматься. Где, кстати, будет удобнее?

— Наверное, сразу в спальне, — протянула я немного разочарованно, больше всего в этот момент желая отобрать у него ношу и сунуть нос в содержимое подарочной коробочки.

Кольцо или нет? Кольцо или… А если кольцо, то какое???

Потому что врученное его матерью я сняла еще утром перед операцией, да так и не надела. Мало того что не по размеру, так еще и совершенно не в моем стиле: слишком большое, слишком дорогое, слишком… Все слишком.

— Какие запахи-и-и! — тем временем простонал шеф, по инерции сворачивая на кухню, а не в спальню, как собирался. — С самого утра мечтал об этом! Не поверишь, но после твоей еды на другую даже смотреть не хочется! Обедал сегодня, уже не помню чем.

— Ну почему же не поверю… очень даже поверю, — польщенно смутилась я, но не дала сделать ему следующий шаг, принудительно развернув в нужную сторону и дополнительно ткнув пальцем. — Спальня там! А то подумаю, что ходишь ко мне столоваться, а не как к любимой женщине! Обижусь!

— Я ей комплимент, а она — обижусь! — снова проворчал Эдриш, и лишь сейчас я поняла, что он немного нервничает.

Ой ли? Суровый и грозный хайд нервничает? Запротоколируйте этот момент, я внесу его в историю!

— И тем не менее!

— А если я скажу, что ты прекрасна во всех смыслах и талантлива во всех сферах? — начал подлизываться медвежоночек, подхватив меня за талию и увлекая за собой. — Красавица, умница, отменная хозяюшка, великолепный доктор и просто шикарная любовница!

— Пр-р-родолжай, — заурчала я удовлетворенно и поплотнее прижалась к нему грудью.

— А ножки, а попка, а грудь… Фигурка — загляденье! Характер вообще всем на зависть! — с небольшой заминкой добавил Эдриш, и я с подозрением прищурилась. Складывалось впечатление, что…

Ай, ладно, не буду смущать еще больше. Говорит — уже хорошо. А то, что, возможно, в галасети подборку подходящих комплиментов искал, так это мелочи, недостойные внимания. Старался! И это уже само по себе чудесно!

— Хорошо, ты прощен, — смилостивилась я и игриво шепнула ему прямо в губы: — И даже заслужил приз! Вуаля!

Несколько умелых движений пальцами, и халатик отлетает в сторону, а я предстаю перед ним в обещанном кружеве в редкую и очень прозрачную сеточку. Шаг назад, чтобы оценил и чулки, поворот вокруг себя с прогибом, озорства во взгляд, язычком по губам… И, кажется, украшать комнату и ужинать мы будем потом.

Потом. Все потом!

Даже о том, что мы не закрыли двери и снова пропустили лечебный сеанс, вспомнили лишь после того, как утолили первую вспышку страсти. Меня прикусили за шею, осуждающе обозвали на ушко балбеской, под конец звонко шлепнули по попе, но я даже не подумала обижаться, справедливо отметив:

— Кто бы говорил!

— Я ослеплен страстью, женщина! — попытался возразить шеф, нагишом отправляясь в гостиную, чтобы заблокировать первую дверь. Сделав дело, вернулся ко мне, нашел взглядом коробку, уже с ней подошел ко мне, встал перед кроватью на оба колена и немного смущенно попросил: — Только не смейся. Я честно искал достойный способ реабилитировать себя в твоих глазах, но за два часа поисков в галасети чего только не нашел. Из приличного так и совсем ничего. Так что позволь импровизировать.

Молча кивнула, подбадривая его взглядом, и неосознанно затаила дыхание. Может, он и не был опытным соблазнителем, но его искренность была дороже любых изысков.

— Драгоценная моя, — сбивчиво произнес Эдриш, быстро расставляя свечи на тумбочке, рассыпая между ними лепестки и поджигая все необходимое, — удивительная и неповторимая… Я до сих пор не верю, что это происходит со мной и вообще реально. И наверное, ты сама никогда даже не мечтала о том, что однажды на твоем пути появлюсь я и… В общем, вот. Мне показалось, что кольцо матери тебе не очень подошло, и я решил исправить ситуацию. Тебе нравится?

В красной бархатной коробочке действительно лежало кольцо. Ободок из белого золота, украшенный хризантемой из россыпи янтарных капель, а в центре игриво сверкал необычной огранки изумруд в форме сердечка. Наверняка оно было куда дешевле первого кольца, но вместе с тем в нем чувствовались индивидуальность и забота при выборе. В нем я видела себя. Уверена, Эдриш увидел в нем то же самое.

— Оно восхитительно, — произнесла я осипшим голосом и позволила надеть на палец, куда оно село как влитое. — Как же я тебя люблю!

До ужина мы добрались лишь к ночи, но ели все равно в спальне — так вышло намного уютнее. А затем валялись, говорили и говорили… Впервые со дня знакомства мы снова говорили. О предстоящей операции, где нам отводилась роль не только зрителей, но и помощников (сначала медвежонок возмутился, но после моих разумных доводов сдался, хотя и крайне неохотно), о том, как прошло детство, какие увлечения интересны до сих пор, и даже о том, когда все-таки поженимся и как это будет происходить.

И что удивительно, ни мне, ни Эдришу не хотелось глобального торжества. Права была его матушка — дай нам волю, мы бы тихонько расписались и отпраздновали бы это феноменальное событие в очень узком кругу на двоих. Но матушка…

— Давай подумаем об этом потом, сейчас у меня просто нет на это сил, — взмолилась я под самое утро, когда прикинула, что не спала толком уже вторые сутки. — А вечером еще турнир по дартсу. Вдруг удача улыбнется и я выиграю?

— Максимум — второе место, — не согласился жених, подгребая меня под себя и обнимая, как любимую мягкую игрушку. — Потому что выиграю я. У меня звание гранд-мастера по этому виду спорта, у нас в каждой казарме был уголок для дартса. И не спорь со мной, женщина, спи!

Интересно, что он скажет, когда поймет, что я действительно умею метать все, что мечется, и это не пустое бахвальство? А то, что звания нет, так это мелочи, не стоящие внимания. Клуб-то наш был неофициальный, и, по слухам, его мастер вообще на учете в полиции состоял. А кто-то говорил, что даже и сидел. Но то слухи. Кто им будет верить? Ох уж и удивлю я своего медвежоночка на турнире! Ох удивлю!


Утро воскресенья началось поздно и почти идеально. Почти — потому что оба наших коммуникатора возмущенно пищали неотвеченными звонками, пока мы неторопливо и с удовольствием предавались почти законному разврату.

Была бы одна — ответила бы сразу! Но я была подавлена. В смысле, под прессом. То есть под шефом, тьфу!

Короче — занята!

И освободилась очень не скоро. И почему-то сразу оказалась в районе плиты.

— И все-таки ты ходишь ко мне, чтобы поесть, — обличительно припечатала я, когда Эдриш с энтузиазмом приступил к позднему завтраку: вчерашней отбивной и омлету с зеленью.

— Тебе жалко, что ли? — возмутился в ответ хайд с набитым ртом. — Радуйся, женщина! Я ценю все без исключения твои достоинства!

— А недостатки? — коварно поинтересовалась я.

— А они у тебя есть? — притворно удивился шеф, хотя я точно знала, что тут он лукавит. — Хотя да, наверное, все-таки есть — ты ведь не голограмма золотого стандарта. — И уверенно вгрызся в мясо. — Но я о них не знаю.

— Ой, льстец…

— Да ла-а-адно, — протянул Эдриш и подмигнул. — Просто я осознал одну глобальную истину: не суди и не судим будешь. Мне кажется, к нам это применимо, как ни к кому другому. Как считаешь?

И тут я задумалась. Прикинула, припомнила, едва не смутилась… И кивнула. Как мы друг друга еще не поубивали — вопрос! Но, видимо, это все-таки волшебство любви — ничем иным происходящее просто не объяснить.

— А ты умеешь быть тактичным, — отметила в итоге. — Никогда бы не подумала.

— Я вообще полон сюрпризов, — горделиво задрал нос медвежоночек, а под моим заинтересованным взглядом рассмеялся. — А ты думала, за эти годы я только команды «бежать, стрелять» выучил? Нет, радость моя, не только. Матушка, спокойствие ее нервам (и подальше от нас!), в свое время вложила в меня столько всего, что можно только диву даваться. И знаешь… — Эдриш задумчиво поковырялся в тарелке, словно посетившая его сию секунду мысль была чересчур странной даже для него. — Наверное, все-таки я был к ней чересчур пристрастен — она действительно старалась всегда действовать в моих интересах. Только обычно проблема состояла в том, что она о них понятия не имела.

— Но сейчас все изменилось?

— Пока да, — задумчиво согласился хайд. — Последние годы ее преследовало желание женить меня во что бы то ни стало. Она даже смирилась с выбором профессии, в основном уповая на то, что я не буду лишний раз рисковать жизнью. Но, как сама знаешь, я уже несколько лет как в запасе. И скорее всего, навсегда. — Хмурая складка на лбу Эдриша разгладилась, когда он поднял взгляд с остатков завтрака на меня, а в глазах засветились искорки лукавства. — Теперь мне есть ради кого себя беречь.

И я снова растаяла под этими влюбленными глазами, как школьница. Что он со мной делает?!

— Чуть не забыла! — Я даже по лбу себя шлепнула, но легонько. Подскочила с места, перебралась на колени к озадаченному жениху и обняла крепко-крепко. — Я люблю тебя, мой сладкоголосый медвежонок! А теперь доедай, допивай и сделай мне еще чуть-чуть приятно!

Судя по крадущейся по моей спине руке, приятно мне собрались делать прямо сейчас, но я ловко выскользнула и наставила на шефа палец.

— Но-но, больной! Вы все не так поняли! Забыл, что я собиралась сканировать тебя на новом оборудовании? Если у тебя, не приведи космос, есть неучтенные защемления и опухоли, то мы обязаны выяснить это как можно быстрее! Я не желаю выходить замуж за развалюху! Понял меня?

— Еще не жена, а уже раскомандовалась, — расстроился Эдриш, жалуясь в пустоту. — И как я такую деспотшу полюбил?

— Поговори мне тут еще! — рассердилась я, но больше для вида. — А то, как твой персональный лечащий врач, ка-а-ак запрещу все не прописанные в плане лечения физические нагрузки! Будешь знать!

— Только не это! Где твой сканер? Я готов!

Подскочил, подхватил хихикающую меня на руки и, не слушая никаких возражений, понес работать. Хорошо хоть в платье была! А то так бы и вынес навстречу Свонам в одном белье!

— День добрый, — немного натянуто улыбнулась Наира, чьи руки были заняты очень симпатичным ягодным пирогом. Как и в прошлый раз, она была безупречна — обтягивающий фиалковый комбинезон с акцентом на тонкую талию, умело подвитые локоны и идеальный макияж. Не то что я — даже не расчесалась еще с утра. — Мы не вовремя?

Шеф аккуратно поставил меня на ноги и лично одернул все, что задралось. Я же пыталась стереть смущение с лица и придумать достойный выход из ситуации.

— Да, немного, — в итоге ответил Эдриш. Невозмутимо, словно минуту назад не грозился соблазнить меня прямо на столе МТ-сканера. — Доктор О’Нелл планировала провести экстренную диагностику. А то что-то спину прихватило… А вы к нам зачем?

Судя по растерянному переглядыванию четы Свонов, не одна я обратила внимание на прозвучавшее «к нам». Вот только почему на их лицах я вижу не просто удивление, а присоединившийся к нему испуг? Или мне показалось?

— Ну, так… — Наира явно не могла подобрать верных слов, и тут ее взгляд упал на пирог. — Мы на чай. Шанни на днях приглашала. И вот… Как-то… Так.

— Ой, мне так жаль! Такой конфуз! — воскликнула я расстроенно, чтобы хоть как-то сгладить ситуацию. — Но вы бы хоть позвонили заранее.

— Я звонила.

— Правда?

— Пять раз, — кивнула госпожа Свон.

— Пять, — подтвердил ее супруг, только-только отошедший от шока. — Думали, может, с коммуникатором проблемы, и в итоге решили прийти без приглашения. Вот и ошиблись. Ну, с кем не бывает.

В прошлую нашу встречу добродушный толстяк Ульрих Свон запомнился мне своей фонтанирующей жизнерадостностью, сейчас он явно нервничал. Неужели то, что я оказалась не одна, а с начальником станции, да еще и в такой двусмысленной позе, так их встревожило? Странные они какие-то.

— Мне действительно очень жаль, — повторила я и вспомнила о вечернем мероприятии. — А знаете что? Сегодня же большой турнир по дартсу на нижних уровнях! Почему бы всем нам не встретиться там? Говорят, мероприятие будет шикарным, а призовые места впервые финансируются головной корпорацией. Я даже заявку на участие подала. Чем космос не шутит! А вы как?

— Дартс? — Супруги вновь переглянулись, и Наира задумчиво кивнула: — Да, слышала что-то такое… Но раньше мы никогда подобные мероприятия не посещали. — Она едва уловимо сморщила носик. — Может, и зря. Говорите, будет шикарно? А во сколько начало?

— В пять вечера начнутся отборочные туры — уже подано больше двухсот заявок, — подхватил беседу шеф, имеющий доступ к корпоративному чату и конкретно к этой ветке полуофициальных мероприятий. — А в семь уже основное действо. Вы и правда подходите, зрелище обещает быть незабываемым.

— Да, зрелищ тут, что и говорить, порой не хватает, — согласился Свон.

Наира вручила мне пирог, я еще раз извинилась, и чета, возглавляющая отдел снабжения, ушла восвояси, предварительно заверив, что они обязательно подойдут к началу основного тура.

А затем случилось странное: Эдриш сунул нос в еду, причем едва ли не пропахав им начинку, глубоко вдохнул, и его лицо окаменело. Медленно отстранился, осторожно, словно имел дело с взрывчатым устройством, взял пирог из моих рук и отнес угощение на кухню. Под моим недоумевающим взглядом положил на стол, накрыл самой большой крышкой и что-то торопливо набрал на коммуникаторе. Почти отправил… И стер сообщение. Ругнулся, тяжело уставился на меня, снова сосредоточился на коммуникаторе и снова застрочил, но на этот раз уже другому абоненту. Перечитал, отправил и шумно выдохнул.

И лишь когда стало ясно, что на этом все, я осторожно поинтересовалась:

— Ты объяснишь мне, что происходит?

— Пирог отравлен, — глухо произнес хайд, глядя на меня так пронзительно, что я встревожилась не на шутку. Но не за себя. — И если мои догадки подтвердятся, я загрызу их обоих. Лично. А теперь идем к сканеру, милая, тебе надо отвлечься — совсем лица нет.

Да какое тут, в бездну, лицо! Меня отравить хотели! Всякое бывало, но травить… Нет, это впервые.

— А что за яд? — спросила я задумчиво, пока мозг в экстренном режиме выдавал один вариант мести за другим. И почему-то все как один заканчивались членовредительством. Не верить Эдришу и его феноменальному обонянию профессионального военного? Да я скорее себе не поверю, чем ему! Ой, и не завидую я вам, Своны…

— Многокомпонентный, замедленного действия. Очень дорогой и редкий. Противоядие имеется, но действует лишь в том случае, если принять его до яда.

— А нас ценят… — усмехнулась я жестко и задумчиво пробормотала: — Говоришь, многокомпонентный? Как интересно… Надо взять на заметку.

Судя по хмурому лбу хайда, я сказала не совсем то, что следовало. Поэтому резко себя оборвала, напустила побольше деловитости и поторопила:

— Что стоим, кого ждем? А ну на стол, больной! Осмотр тебя уже заждался! Враг не дремлет, и нам не резон — озадачим его своим дружелюбием и здоровьем! Ошеломим, деморализуем и контратакуем!

— Я женюсь на исчадии ада, — тихо пробормотал мне в спину Эдриш, когда я первая направилась в смотровую.

— О да! О да!!!

Му-ха-ха!


ГЛАВА 19 | Аромат страсти | ГЛАВА 21