home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 21

Но конечно же в этой ситуации повода для веселья не было. Права оказалась Элла — контрабандисты почуяли запах жареного и сделали первый шаг. И на мое счастье, я оказалась этим утром не одна, а в компании хайда! Не будь его рядом, я бы даже ничего не заподозрила и с удовольствием съела бы отравленный пирог. Как в низкопробном боевике, право слово!

Хотя если хорошенько подумать, то кому, как не начальнику отдела снабжения, знать, какое оборудование используется рабочими чаще всего? Вот только если заходить с этой стороны, то получается, что в курсе практически все! И Мэнь, распределяющий поступившее оборудование, и Бигс, проверяющий подноготную персонала, и даже Саллин, отвечающий за набор этого самого персонала. О Гилте, который ведет статистику происшествий, и вообще говорить нечего — виновен по всем статьям! А начальник инженеров, толкающий корпоративное добро на сторону? Вообще мутный тип, такого заранее в карцер, а там уж пусть комиссия разбирается, кто виновен, а кто просто трус.

— О чем задумалась? — вмешался в мои безрадостные мысли шеф, неохотно располагаясь на столе МТ-сканера.

— Да так… Прикидываю, кто еще в этом замешан, — протянула я задумчиво. — И если подходить к вопросу придирчиво, то это может быть любой.

— А я говорил, — проворчал хайд. — Вот почему меня не послушала? Была бы хорошей девочкой, давно бы уже летела на какой-нибудь ВИП-курорт за мой счет.

— Хорошие девочки не спят с начальством, — уязвила я ворчуна. — Не устраиваются на работу в подобные сомнительные места и вообще — не рождаются в семье суккуб. И посему считаю спор бессмысленным и, следовательно, закрытым. А теперь лежи смирно и не мешай мне работать.

На меня поглядели, посопели, но требование выполнили, и следующие сорок минут, лишь раз отвлекшись на юркнувшего в стационар неприметного гоблина с обеденной тележкой, я изучала состояние здоровья будущего супруга. И было оно… хреновым.

— Ну хоть опухолей никаких нет, — вздохнула я без особой радости, пытаясь найти хоть один плюс в результатах обследования. Переломы, растяжения, многочисленные колотые и рваные ранения, контузии… Все старое и вроде давно зажившее, но кое-где, кое-как и не без последствий. — Теперь понятно, почему ты такой.

— Какой?

— На голову контуженный!

— Попрошу без оскорблений!

— А это не оскорбление. — Я глянула на поднимающегося со стола шефа с удивлением. — Это констатация факта. Или тебе медицинскими терминами?

— Спасибо, переживу, — скривился Эдриш. — Но можно было бы и помягче.

— Помягче будут те, кто привык стелиться и угождать, — возразила я твердо, не собираясь уступать в этом важном вопросе. — Я же тебя люблю и хочу, чтобы ты был здоров, насколько это вообще возможно. Так что будь лапой, не спорь со мной в том, где я профи. Я ведь не лезу в дела управления станцией. Хотя могла бы.

— Неужели? — Эдриш заинтересованно прищурился, не забывая одеваться.

— Конечно.

— И что бы ты сделала в первую очередь? Давай, мне действительно интересно.

— А легко! Как насчет устранения полового дисбаланса и создания подходящих условий для проживания на станции не только шахтеров, но и их семей?

— Серьезно? — Шеф выглядел искренне удивленным, словно чего от меня не ожидал, так этого. — И как ты себе это представляешь, и самое главное — зачем? Не говоря уж о том, в какие громадные деньги это все выльется. Станция и так практически на ладан дышит, последний капитальный ремонт был более ста лет назад — если подходить к делу с умом, то проще отстроить новую! А ты говоришь об увеличении численности населения. Наверное, еще и не только жен, но и детей имеешь в виду?

— Верно. — Эдриш был прав, с первого взгляда мое предложение выглядело полнейшим безумством, но если подумать… — Уверена, у многих шахтеров есть семьи на большой земле, но видеться они могут от силы раз в году и только, если рабочие не пашут в две-три смены. Это же фактически рабство! А теперь скажи мне, на сколько вырастут доходы станции, когда мы сумеем перекрыть канал контрабандной добычи и сделать его легальным? Я изучала расценки в галасети на верраниум и почему-то абсолютно уверена, что добывающие его бригады приносят своим хозяевам далеко не по пять грамм.

— Это все, конечно, очень увлекательно, но я бы не рекомендовал делить шкуру неубитого медведя, — грубовато оборвал мои радужные мечты шеф. — И вообще — лучше бы ты пока не произносила слово на букву «в» вслух. Даже если мы сумеем задержать сегодня хотя бы часть контрабандистов, потребуется еще несколько месяцев на проверку всего остального персонала. Я не хочу рисковать всем из-за банального недосмотра. Параллельно будет вестись расследование состава преступления, разведка открытых месторождений, оценка рисков, заказ нового безопасного оборудования, медицинское обследование и обучение персонала. Это займет месяцы, если не годы. Так что даже если корпорация и прислушается к твоей задумке, то к ее реализации приступят не раньше чем через несколько лет. Вот так-то.

— А я разве тороплю? — улыбнулась я невинно, будто все сейчас услышанное не стало для меня неприятным открытием, а учитывалось заранее. — Ведь главное что? Предложить! А остальное зависит уже от того, насколько расторопно и профессионально начальство!

— Ах ты лиса! — расхохотался хайд, когда понял, как ловко я переложила созданную проблему на его плечи. — Ну ничего, вот сделаю тебя сегодня на турнире — сразу признаешь, кто тут профи!

— Ты сначала сделай, — усмехнулась я, не собираясь спорить впустую. — Кстати, как насчет небольшой разминки? Последний раз играла в дартс несколько лет назад. Не хотелось бы вылететь еще на отборочном туре. Где тут можно потренироваться?

Эдриш ненадолго задумался. Судя по всему, он и сам был не прочь размяться.

— Думаю, лучше будет сделать это вдали от посторонних глаз. Может, даже в твоей гостиной. Жди, я скоро. Можешь пока что-нибудь приготовить на обед.

И ушел, так и не сказав, куда именно. Хотя вариантов особо не было: или к Мэню на склад, или на нижние уровни экспроприировать запасную мишень у главных организаторов мероприятия. По большому счету — особой разницы нет.

А вот что быстренько приготовить на обед — это еще надо придумать!

Но я была бы не я, если бы не вышла из ситуации с блеском: сбегать в магазин — двенадцать минут; потушить заранее мелко нарезанные замороженные овощи — десять; обжарить филе цыпленка, обвалянное в смеси пряных трав, — еще семь. Нарезать хлеб, накрыть на стол — еще минута, и я справилась даже быстрее, чем вернулся Эдриш, прошедший на запах прямиком на кухню.

— Не был бы уже влюблен — полюбил бы только за эти волшебные запахи! — заявил хайд и, отставив в сторону добытую мишень с пучком дротиков, метнулся за стол. — Корми добытчика, женщина!

— Руки мыть, добытчик! — шутливо замахнулась на него полотенцем, вовремя заметив, что пальцы Эдриша в чем-то испачканы. — Не собираюсь еще и от дизентерии тебя лечить! А ну, кыш в ванную!

— А тут кормят безвинно страдающих от посредственной бюджетной кормежки? — подозрительно жалобно проблеяли от двери, и мы оба удивленно обернулись на голос.

Что ж, следовало полагать, что манящие запахи обжаренных пряностей привлекут всех, у кого есть нос: в дверном проеме стояли оба моих пациента, нелепо выглядевшие в зеленых стационарных пижамах. И если Анатоля я еще могла накормить, то Боба…

— Это что за наглость? — вмешался шеф, когда я уже почти открыла рот. — Доктор О’Нелл вам не кухарка! Ваш обед был по расписанию час назад, я лично видел санитара с едой.

— Вы бы ее еще лично попробовали, — скривился Анатоль, одновременно пытаясь разжалобить меня взглядом. — В тюрьме баланда лучше. В таких условиях не только не выздоровеешь, а окончательно загнешься. Боб, подтверди.

— Да!

— А вам, Боб, вообще диетический стол положен! — нахмурилась уже я, раздражаясь на то, как слаженно спелись эти двое больных. — И если уж такие голодные, то подходите через полчаса: будет вам персональное меню, но с учетом диеты. И только попробуйте не съесть все, что я вам приготовлю!

— Шанни, зачем… — попытался унять меня Эдриш, но я вскинула руку.

— Твое я готов съесть даже с закрытыми глазами! — торопливо согласился Анатоль, а Боб только кивнул, но не слишком уверенно.

— Вот и договорились. Полчаса!

Меня сложно разозлить всерьез, но вот сделать так, чтоб пожалели о своих необоснованных претензиях — легко! Я ради них! А они…

— И что ты им приготовишь? — спросил хайд, настороженно следя за тем, как я, криво усмехаясь, достаю кастрюлю побольше. — И самое главное — зачем?

— А затем, чтоб неповадно было, — ухмыльнулась я пошире, вынимая из холодильника необходимые продукты. Как чуяла, что понадобятся уже сегодня, когда прихватила с другими покупками! — Лечи их, заботься… А стоит дать слабину, так сразу готовы на шею залезть! Нет уж, тут или по-моему, или никак!

— Но ты же не собираешься их травить? — с опаской уточнил Эдриш.

— Не по адресу вопрос. — Я погрозила ему пальцем, намекая на чету Свонов. — Я, может, и зараза, но не отравительница. А от рисово-печеночного паштета, заправленного постным баклажанно-шпинатным соусом, еще никто не умирал.

— Это даже звучит неаппетитно, — скривился хайд. — Но я слышал, что некоторые любят шпинат. Говорят, он очень полезен. Да и печень, если правильно обжарить… Со сметаной там…

— Никакой жарки! Никакой сметаны! Только на пару и через блендер, только хардкор! Все для моих дорогих пациентов, все ради их здоровья!

— Я больше никогда не буду болеть. Клянусь! — решительно заявил жених и, как только я окончательно сосредоточилась на готовке, торопливо начал подчищать собственную тарелку.

Бедняга… Неужели подумал, что рискну отобрать? У голодного-то хайда? Я себе не враг.

Зато сразу двух зайцев убила: познакомила со своим мстительным характером поближе и показала, что будет, если он решит заболеть. Так что все верно, медвежоночек. Не болей!

Закончила я аккурат за минуту до контрольного срока. Эдриш уже давно поел и даже убрал за собой со стола, а вот мой обед безнадежно остыл, но я не спешила к нему приступать. Воспитывать, так с душой. А вот и взыскательные голодающие. Настороженные, недоверчивые…

— Проходим, не стесняемся. — Я требовательным жестом указала им на повторно накрытый стол, присаживаясь сама, чтобы у них не возникло соблазна покуситься на мою тарелку с цыпленком. — Как и обещала — ваш обед. Приготовлен исключительно из высококачественных и бесспорно полезных продуктов. Приятного аппетита, господа.

— Это что? — Боб в растерянности уставился на стоящую перед ним тарелку с бурдой неопределенного цвета. Принюхался и с отвращением отодвинул от себя. — Это даже пахнет ужасно!

— Шпинат, конечно, на любителя, но ничего ужасного в нем нет, — сухо отметил шеф, вставший немного в стороне, но так, чтобы контролировать всех, находящихся за столом. — Как доктор О’Нелл и обещала, она приготовила вам очень полезный и питательный обед. — Краем глаза я заметила, что Эдриш считывает информацию со своего коммуникатора, но с очень уверенным видом. — Печень богата белком, железом и витамином А, что очень полезно для ваших почек, Боб. В баклажане вообще феноменальный состав витаминов, и это при отсутствии холестерина и каких-либо жиров. А уж о пользе шпината не слышал только ленивый — он просто незаменим при интоксикации организма и полезен даже после тепловой обработки. Так что ешьте, господа. Ешьте. Не расстраивайте своего лечащего врача.

Мне одной послышалась в голосе шефа угроза и не произнесенное «иначе…»? Хотя мне-то что беспокоиться? У меня в тарелке все прекрасно: и курочка, и картошечка, и стручковая фасолька. И даже хлебушек — чудо как хорош!

А вот господа больные так не считали. Нет, они съели. И что поразительно — смели все подчистую. Но без удовольствия и явно через силу. Под конец Боб сдавленно попросил кусочек хлеба, чтобы зажевать явно противный для него вкус шпината, но я дала ему лишь половинку. Анатоль же ел молча, уткнувшись в свою тарелку и явно обидевшись. Уж чья бы корова мычала!

Правда, когда встал из-за стола, все равно сказал спасибо, но о том, что было очень вкусно, врать не стал. И не надо. И без него знаю, что та еще гадость. На очень большого любителя.

— Ужин вам готовить? — не без легкого злорадства поинтересовалась я, когда из-за стола поднялся и Боб.

— Нет-нет, спасибо, не надо! — зачастил шахтер. — Зачем вы будете утруждаться, да еще и в свой законный выходной? Вы и так нас лечите, куда уж больше?

— Анатоль?

— Ты очень добра, — буркнул демон, глядя в сторону. — Но у тебя же наверняка столько дел… Да и нас из кафе кормят. Спасибо, не надо.

— Тогда прошу пройти в стационар и занять свои места, — холодно закончила я воспитательный момент. — На обход подойду перед сном. И чтобы никакого нарушения режима! Идите.

— Я тебя почти боюсь, — шепотом признался Эдриш, когда стихли шаги удаляющихся пациентов. — Может, не надо было так жестоко?

— Жестоко? — Я удивленно вскинула брови. — Медвежоночек, жестоко будет дать им свободу волеизъявления и жареного цыпленка. Больные должны выздоравливать, а не капризничать, как дети малые, нарушая диету. Но с их питанием, вообще говоря, надо разобраться, мне еще забастовки с голодовкой не хватало. Только чуть позже, когда закончим с нашим главным делом. Так, куда будем вешать мишень и есть ли в местных правилах нюансы?


Отличительных особенностей Эдриш не припомнил, но, чтобы не быть голословным, открыл объявление о предстоящем турнире на своем коммуникаторе, и мы вместе изучили не только основной текст правил, но и мелкий шрифт. Что ж, все стандартно, это радует.

— А ты действительно кое-что умеешь, — раздосадованно признал Эдриш спустя час тренировок, когда на одном из кругов я сумела обойти его на пару очков. — Мое почтение твоему мастерству.

— Что я слышу? Меня снова хвалят?

— Ой, да ладно! Не так уж и часто я ворчу! — возмутился шеф, а затем начал коварно подкрадываться, и увернуться не вышло — меня схватили и повалили на диван. — Только по поводу. Кстати, может, все-таки не пойдешь? Ну очень прошу.

— Прости, но… пойду, — огорчила я его. — На мне самое главное — отвлечь общественное внимание от маневров группы захвата.

— И хотел бы я заранее знать, как это будет… Но не хочу, — нахмурился хайд. — И почему мне кажется, что ты сказала далеко не все?

— Потому что у тебя прекрасная интуиция и отменный нюх, — подластилась я. — Но, видишь ли, я подписала кое-какие бумаги. Так что остальное узнаешь на месте. Как и остальные. Кстати, нам не пора собираться? Хочу посмотреть, где это вообще будет происходить, и заодно оценить соперников.

— Можно уже и начинать собираться, — согласился Эдриш, неохотно сползая с меня и дивана. — Особенно учитывая эту вашу способность краситься по полчаса…

— Какую такую «нашу»? — возмутилась я. — Кто не так давно говорил умные слова «не суди…»?

— Просто у меня три старшие сестры, — покаялся шеф. — И все три делали это ну очень долго! А ты — нет?

И хитро прищурился.

— А я — по настроению, — выкрутилась я и упорхнула в спальню. — Это вам, мужчинам, хорошо! Проснулся — и уже красавец. А нам, женщинам, приходится столько усилий для этого прикладывать, что просто ужас! И кто б еще их ценил!

— А я тебя ценю не за накрашенные ресницы, — ворчливо пробурчал шеф, но продолжать спор не стал. Как и следовать за мной в спальню. — Ладно, собирайся, я пока немного поработаю тут. Как закончишь — выходи.

Между прочим, управилась я быстро, что бы он там ни говорил и ни думал! А все потому, что заранее продумала образ, и его воплощение заняло минимум необходимого времени. Красивое свежее белье, ультракороткое красное платье, обтянувшее каждый изгиб, как вторая кожа, черные колготки в мелкую сетку, густой вечерний макияж, и отвлекающая бомба замедленного действия готова к выходу в свет!

— Ты никуда в таком виде не идешь! — взревел шеф, когда понял, что это мой итоговый образ. — Ты… ты… ты на шлюху похожа!

— Но внимание привлекаю? — возразила я резонно.

— Ты. Никуда. Не идешь! — зло процедил хайд снова. — Моя невеста не будет выглядеть как шалава!

— Хорошо, — согласилась я сухо, хотя что-то такое и предполагала. Но на этот случай у меня был предусмотрен план «Б». — Что именно мне изменить?

— Все! — глухо рыкнул Эдриш, покрываясь пунцовыми пятнами и с трудом выравнивая дыхание.

— Что именно? — повторила я, решив немного повредничать, чтобы было потом чем контраргументировать.

— Длину, цвет, макияж! Длиннее и бледнее!

— Как скажешь, любимый, — промурлыкала я с затаенной угрозой и вновь скрылась в спальне.

Будет ему длиннее и бледнее! Вот только не факт, что приличнее!

Понадобилось еще шесть минут, чтобы подправить макияж на чуть менее агрессивный, снять колготки и надеть чулки, переобуть туфли да сменить одно платье на другое. Было у меня еще одно. То самое: до ужаса красивое, но никуда не подходящее. Узкий корсет с открытыми плечами и длинной юбкой-полусолнце. Так почему бы не выгулять его сегодня? К тому же оно, как и заказывали, бледное, длинное…

— Ты… Ты… — У хайда, кажется, кончились слова. Остались лишь звуки и нецензурные бульканья. — Издеваешься???

— С чего бы? — Я глянула вниз и покрутилась, позволяя рассмотреть жениху все подробности своего коктейльного платья цвета игристого шампанского. — Длинное? Бледное? Все, как заказывали.

Ну а то, что полупрозрачное… Так об этом разговора не было. К тому же все стратегически важные места прикрыты кружевом, и я даже в белье, хотя оно под такое платье не предусматривается. Но я еще из ума не выжила, поэтому и трусики, и бюстье без лямок на положенных местах.

— Давай ты снова переоденешься, а? У тебя же есть нормальная одежда, — подавленно попросил Эдриш без особой надежды на положительный ответ. — Да хотя бы медицинский халат!

— Ты еще о банном вспомни! — фыркнула я возмущенно и приблизилась к жениху. Сменила гнев на милость, то есть вызов на ласку, и погладила его по плечам, нежно улыбаясь. — Дорогой, ну что ты как маленький? Ты же прекрасно знаешь, что я люблю тебя и только тебя. На остальных мне плевать совершенно. Это всего лишь турнир по дартсу, а я всего лишь выполняю дружескую просьбу Эллы. А платье… ну, рассматривай его как камуфляж, идеально подходящий именно к этому мероприятию.

— Сомневаюсь, что она просила тебя надеть именно это платье.

— Это — не просила. Но отметила важность того, что я обязательно должна привлечь внимание не только своим присутствием, но и видом. А теперь перестань дуться, поцелуй меня, и идем, а то опоздаем.

— Идем, — с тяжким вздохом сдался шеф, чем немало удивил. А я-то думала, что придется уговаривать не меньше часа. — Но больше никогда… Ты слышишь? Больше никогда ты не будешь участвовать в подобных операциях!

— Все может быть, — ответила я уклончиво, но это хайда не устроило. — Хорошо-хорошо! В таких — никогда.

— И подобных!

— И подобных, — неохотно повторила я за ним, скрещивая пальцы за спиной. — Но за это будешь развлекать меня сам.

— Поверь, я найду тебе занятие, — с угрозой в голосе пообещал шеф, интригуя не на шутку. — Как насчет тройняшек через девять месяцев? И никаких нянь и домработниц!

— Умеешь ты озадачивать, — хмыкнула я скептично. — Только сомневаюсь, что получится. Чудо зачатия — такое сакральное действо, знаешь ли…

— А мы будем стараться, — заверил меня жених. — Закончим со всем этим дерьмом и будем стараться. Пять раз в сутки, не меньше!

— А работать?

— А это уже не так важно, как остальное, — отмахнулся Эдриш, крепко подхватывая меня под локоток и направляясь в нужную сторону. Заодно зверем глядя на всех редких встречных, которые проходили по одному коридору с нами. — Скорее бы уже этот день закончился!

Учитывая, что только отборочный тур продлится два часа, то сомневаюсь, что скоро.


ГЛАВА 20 | Аромат страсти | ГЛАВА 22