home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 6

— Скорее нет, чем да, — произнесла я не слишком уверенно после довольно серьезных размышлений. Но сразу же уточнила: — Но только в случае, если не буду зла настолько, что перестану себя контролировать.

— То есть лучше тебя не злить? — иронично уточнил Эдриш, открывая дверь своих апартаментов и галантно пропуская меня вперед. — Что ж… Учту.

И снова это прозвучало непривычно. Так, словно он узнал нечто жизненно важное. Странный он какой-то…

— Шеф, у меня к вам крайне выгодное предложение! — тут же пошла я в атаку, пока не передумала, попутно беря курс на кухню.

У меня хватило выдержки затянуть интригу и дождаться, когда и хайд появится в дверном проеме. К этому времени я уже успела скинуть халат, расстегнуть тугой ворот блузки, повторно сунуть свой любопытный нос во все места, где имелись продукты, и с воодушевлением констатировать, что из этого можно изобразить недурственный обед.

— Так что с предложением? — первым не выдержал Эдриш и снова занял командирское место — на табурете. — Я вас внимательно слушаю.

— А давайте представим, что наше с вами знакомство началось пару минут назад и очень приятно обоим? — начала я немного издалека, не забывая доброжелательно улыбаться и расставлять на столе все необходимое для моей задумки. — Не поймите меня превратно, но начинать свой первый рабочий день с того, как у нас вышло с вами, — не в моих правилах.

— Понимаю, — напряженно кивнул Эдриш, буравя меня задумчивым взглядом. — И что же дальше?

— Дальше? — Я на секунду замерла, предпочитая изучать натюрморт на столе, а не шефа, который, как всегда, был безупречно сексуален. — Вот об этом я и хочу поговорить. Где у вас лежат ножи? Спасибо. Так вот, о чем я? Ах да! — Я начала деловито нарезать овощи и вроде как между делом озвучивала идеальный для нас обоих сценарий всего предстоящего года. — А дальше нам предстоит тесное и взаимовыгодное сотрудничество. Как бы вы ни были разочарованы в моей специализации, уверяю вас — я не безмозглая дурочка. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что станция подобных размеров таит в себе множество подводных камней, и те, что мы с вами уже обнаружили, едва ли их десятая доля. Это я сейчас о состоянии медблока.

В мультиварку отправились мелко нарезанные овощи, и я занырнула в морозильную камеру в поисках чего-нибудь мясного. О, антрекоты! Отлично!

— Да, я понял вас, — сухо подтвердил хайд. — И насколько тесное сотрудничество, по вашему мнению, нам предстоит?

От его хриплого баритона по позвоночнику промаршировали возбужденные мурашки, а от картин, вмиг нарисованных развратной фантазией, томно заныло внизу живота. На что это он намекает? Вот нахал!

Меньше всего желая изображать стервозную карьеристку, тем не менее я вынуждена была взять себя в руки и запереть собственную чувственность и желания под самый крепкий замок. И вместо томного мурлыканья с моих губ слетело суровое:

— К сожалению, тесное. Без вашей помощи я не смогу реализовать ни один пункт из своих далеко идущих планов касательно станции и моих непосредственных медицинских обязанностей. А теперь ответьте на один важный вопрос, господин Мак-Иш. — Я оторвалась от нарезки мяса и испытующим взглядом с прищуром прошлась по хмурому лицу шефа. — Чего хотите вы? Сейчас я имею в виду станцию, медблок и собственное присутствие. Вы действительно хотите оборудовать мое рабочее место последними техническими новинками или это лишь видимость хоть какой-то деятельности?

Я понимала, что в любом случае ступаю на тонкий лед, но необходимо было расставить акценты до того, как все зайдет слишком далеко. Пусть я и была достаточно молодой даже по человеческим меркам, но уже успела повидать всякое. Как и настоящих профессионалов своего дела, доводящих любой, даже самый провальный, проект до конца, так и болтунов, которые только и могли, что пускать пыль в глаза. А ведь на кону не только моя профессиональная репутация, но и деньги. Большие деньги!

— Доктор О’Нелл. — Эдриш заговорил не сразу, но тон его не предвещал ничего хорошего. Он был тих, но так проникновенен, что пробрало моментально. И захотелось тяпнуть чего-нибудь покрепче валерьянки. — Я прощаю вам ваши слова прежде всего потому, что обстоятельства говорят сами за себя: вас нанимают при сомнительных обстоятельствах, контракт противоречит даже самым устаревшим нормам права, а медблок в таком состоянии, что проще все спалить, чем восстановить. Но вот что я вам скажу: я здесь не для того, чтобы разворовывать последнее и закрывать глаза на халатное отношение к важнейшим объектам станции. И пусть я сам здесь всего четвертый месяц, но запомните мои слова: не пройдет и полугода, как все изменится, и из аутсайдеров станция по праву займет место среди лидеров. Я больше семи лет занимал руководящий пост в крупной корпорации, так что знаю, о чем говорю.

Каждое сказанное слово тяжело ложилось между нами, и становилось понятно, что в дальнейшем хайд не потерпит даже намека на собственный непрофессионализм и двойные стандарты. Что ж, не самым легким путем, но я выяснила главное. Теперь необходимо разрядить обстановку и похвалить медвежонка за альтруизм, пока он меня не загрыз.

— Прощаете — это хорошо, — с умным видом кивнула я, вновь возвращаясь к нарезке мяса. — Это говорит о том, что вы не только грамотный, но и мудрый руководитель. — И с лукавой улыбкой подмигнула Эдришу, мигом руша весь его грозный настрой. — И раз уж дело обстоит так, как я и надеялась, то давайте сразу обговорим и иные рабочие моменты. Все равно рагу будет тушиться не меньше получаса.

Взяв небольшую паузу, чтобы предварительно обжарить мясо до золотистой корочки и уже затем закинуть его к овощам, мысленно поцокала с сожалением, обнаружив отсутствие большинства необходимых специй, но вслух ничего говорить не стала. Вместо этого закончила колдовать над мультиваркой, засекла время и чинно устроилась на втором табурете напротив шефа, чье настроение из грозно-негодующего перетекло в задумчиво-подозрительное.

— Помнится, вы хотели обсудить список необходимого оборудования, — напомнила я, извлекая из кармана свой коммуникатор и деловито забивая в поисковик нужный запрос. — Учитывая текущее положение дел и с неохотой сдерживая собственные представления об идеальном медблоке, для начала хочу предложить вам приобрести лишь самое необходимое.

На экран вышел сайт крупной фирмы, занимающейся поставками медицинского оборудования в нашем краю галактики, и я быстро отыскала нужные мне позиции. Одну за другой вывела их на большой экран и подняла взгляд на шефа, готовясь отстаивать каждую единицу оборудования до последнего. Но шеф…

— Господин Мак-Иш, куда вы смотрите? — недовольно проворчала я, без труда распознавая конечную точку взгляда хайда, прочно поселившегося в моем более чем скромном декольте. — Будьте добры, сосредоточьтесь на деле!

— А я сосредоточен, — медленно кивнул Эдриш, нехотя скользя взглядом выше до тех пор, пока мы не встретились глазами. — И не считая того, что полностью согласен с вами по поводу требуемого оборудования, хотел бы обсудить еще один немаловажный вопрос.

Тут уже настал мой черед хмуриться. Просто повеяло от хайда… тем самым.

Тем самым ароматом неудовлетворенности и с трудом сдерживаемой страсти, от которого кружилась голова и подкашивались ноги. И если он и дальше продолжит в том же духе… То, боюсь, всякое обсуждение оборудования на этом и закончится.

— Господин Мак-Иш. — Я попыталась отсрочить неизбежное и рискнула вразумить начальника, но собственный голос звучал откровенно жалко. — Не думаю, что это хорошая идея…

— Я еще ничего не сказал, — сдержанно удивился Эдриш, но его глаза, в которых загорались те самые звериные отблески, говорили об обратном. — А вы уже решили, что идея плоха. Чем же?

Действительно. Чем? Собственные доводы, которыми я успешно руководствовалась раньше, сейчас казались глупыми и неправдоподобными. Кто в своем уме отказывается от подобных предложений? А от такого мужчины? А что, если…

Но нет! Это тело может предать, но разум просто обязан оставаться верным своей хозяйке даже в такие сложные моменты. А разумом я против!

И я выдохнула. Глубоко, протяжно. Поздравляя себя с крохотной победой над инстинктами и откровенно удивляя шефа твердым взглядом еще секунду назад затуманенных ответным желанием глаз.

— Хорошо. — Скупая улыбка тронула мои губы. — Что-то я действительно слишком много на себя взяла. Так какой вопрос вас волнует?

И шеф… Вздохнул. Почти так же протяжно и даже немного расстроенно. Или мне показалось?

Привалился спиной к стене, сложил руки на груди и снова нахмурился. Забавно. Такое ощущение, что хмурость для него — обычное состояние. Неужели все так плохо?

— Ты меня волнуешь, Шанни.

Судя по всему, шеф решил пойти с козырей, чем немало удивил. Я-то уже приготовилась к многочасовым танцам с бубнами вокруг доисторического костра, а он… Никакой логики на него не напасешься!

— И надо что-то с этим делать, — все так же хмуро добавил шеф, когда я стоически перетерпела длинную паузу. — Твои предложения?

Но тут уже я не удержалась.

— Мои?! — Брови потерялись в кудрях, а возмущение вырвалось наружу. — Я и тут должна предлагать?

— Могу и я, — хищно усмехнулся хайд, вновь сверкая своими пожелтевшими глазами. — Но если я правильно понял твои намеки, ты против. И вот тут возникает проблема…

Можно, конечно, поупираться и изобразить недоумение, но что-то не хотелось после всего уже произошедшего изображать из себя глупышку. Да и вряд ли поверит. Так что придется немного попотеть.

— Знаете, меньше всего я хочу становиться вашей проблемой, — произнесла я мягко, пуская во взгляд побольше врачебного сочувствия. — У меня нет сертификата психолога, но многие мои пациенты не раз отмечали, что я прекрасный собеседник и даже просто слушатель. Расскажите мне, что именно вас волнует, как часто и с какими последствиями, и я обязательно подберу вам соответствующее лечение.

По мере того как я говорила, звериная страсть в сверкающих глазах Эдриша постепенно сменялась возмущением, а запах самца, вышедшего на охоту, тускнел и развеивался. Отлично! А то уже дышать становилось тяжело.

— Лучше бы, конечно, дождаться МТ-сканера и провести полноценный осмотр, — продолжала я деловито, — но начать можно и с простой беседы.

Напустив на себя еще больше важности, я свернула все открытые информационные окна, чтобы не мешались, и создала новый файл, который назвала незатейливо, но понятно: «Эдриш Мак-Иш». Открыла его и вновь сфокусировала внимание на хайде, стараясь не выдать еле сдерживаемый смех даже взглядом.

— Если вам тяжело сразу приступить к сути проблемы, то давайте начнем с того, что уже обсуждали. К тому же мне все равно придется заводить на вас медицинскую карту, и, думаю, сейчас как раз подходящий момент.

— Серьезно???

Это все, на что хватило шефа. Остальное свое негодование он выразил приглушенным рычанием, пыхтением и просто гневным взглядом.

Серьезно, медвежонок, абсолютно серьезно. Или ты думал: помани пальчиком, и растекусь у твоих ног лужицей? Вот еще! Может, ты и грозный начальник у себя на станции, но ни разу не мой командир в делах, работы не касающихся!

— Что-то не так?

От резкого ответа Эдриш воздержался. Но вот скрип зубами был таким громким, что я всерьез запереживала за сохранность его моляров. А ведь мы только начали. Чем же в итоге закончим?


Что толкнуло Эдриша на это, он и сам не понимал. То ли длительное вынужденное воздержание аукнулось, то ли накопившаяся усталость… То ли то, как Шанни непринужденно вела себя на его кухне, умудрившись всего за несколько минут соорудить из случайного набора продуктов заготовку для обеда, то ли ее нарочито строгая одежда, под которой (он точно знал!) скрывалось шикарное юное тело. То ли все разом.

И тут такой финт!

И ладно бы она была не права… Права! Тысячу раз права! Не он ли сам буквально вчера выговорил ей за это? А сейчас практически вынуждает уступить и сдаться.

Вот дерьмо!

Но как же хочется вновь прижать к себе ее податливое тело, вновь скользнуть губами по шелковистой коже и оставить по всему телу свои отметины. Мое!

Но нельзя…

Что ж, он обязательно что-нибудь придумает, а пока попробует подыграть и не сорваться.

Слишком уж велик соблазн… Слишком!


— Так что там с заполнением карты? — наконец неохотно проворчал Эдриш, когда пропыхтелся и несколько минут просидел с закрытыми глазами.

Явно пытался взять себя в руки. И даже взял, молодец. Удивлена, если честно.

— Сомневаюсь, что на станции имеется база медкарт сотрудников, так что давайте начнем с основ, — дружелюбно подхватила я идеально нейтральную тему, и мои пальчики забегали по голографической клавиатуре. — Имя, возраст, место рождения, пожалуйста.

На заполнение ушло минут десять, а то и все пятнадцать. Для меня это было в новинку, но проблемой не стало — найденный в сети формуляр был понятен даже студенту, а во время обучения куда я только со своим неуемным любопытством ни совалась. Так что «получите-распишитесь», как говорится.

— Так, а теперь давайте уточним еще пару нюансов, — деловито подытожила я, когда записала данные по всем без исключения травмам и скупые жалобы (хотя скорее неохотные признания под давлением) на самочувствие. — Не смею настаивать, но рекомендовала бы вам пройти полный лечебный курс, который включит в себя как медикаментозное воздействие, так и манипуляционную терапию. Состояние вашего позвоночника — не просто ужасно, а на грани катастрофы. Я понимаю, вы уповаете на расовые особенности ускоренной регенерации, но даже у нее есть свой предел. И когда он наступит — принимать меры будет уже поздно. Вы меня понимаете?

— Понимаю, — медленно кивнул хайд, все так же расслабленно прислонившись к стене со сложенными на груди руками. Но аромат напряжения и откровенного недоверия, сгустившегося вокруг него, выдавал шефа с головой. Не верит. Не хочет. И будет сопротивляться до последнего.

Вот баран!

— Отлично! — воскликнула я с воодушевлением, не собираясь показывать, что давно раскусила своего первого пациента на станции. — Тогда назначаю вам повторный сеанс на шесть вечера. Помнится, первый вам понравился. Верно?

Эдриш вновь неохотно кивнул, явно ожидая подвоха. Нет, медвежонок. Я тебе даже не намекну. А когда ты поймешь, в чем он, — уже никуда не сбежишь! Знаю я вас, суровых и крепких военных. До последнего будете тянуть, пока не парализует! А затем обвините в этом всех, но только не себя.

— Вот и прекрасно, — по-прежнему воодушевленно прощебетала я, сохраняя данные о пациенте и вновь разворачивая голографические окошки с аппаратурой. — Тогда на этом закончим и займемся составлением заявки. Примете участие или доверите мне сделать это самой?

— Доверю. При условии, что вы уложитесь в бюджет, — неожиданно пошел мне навстречу Эдриш, тут же озвучивая довольно скромную сумму, и под конец одобрительно заметил: — Не хочу хвалить заранее, но уже чувствую, что вы, доктор О’Нелл, действительно ценное приобретение для нашей станции. — Встретил мой ошалелый взгляд ироничным прищуром и весомо кивнул. — Да-да, у меня нюх на такие вещи.

Как не сморозила глупость — не знаю. Наверное, от шока. А кто буквально вчера на меня рычал за обман при устройстве? Что такого произошло за эти сутки, что он так резко изменил свое мнение? Ох, темнит что-то мой медвежоночек! Ох, темнит!

Ну да ладно, пока поверю и сделаю вид, что польщена. А заодно постараюсь оправдать доверие и не буду заказывать ничего сверх необходимого. Хотя как же хочется… Вот, допустим, этот УФ-излучатель. Разве не прелесть? Две минуты, и ни одного микроба в радиусе его действия! А полевой хирургический комплекс? Да тут и сертификат хирурга необязателен — справится даже младенец! Но цена…

— Какие-то проблемы? — прозвучало обеспокоенно и слишком близко.

Вскинулась, чересчур глубоко уйдя в изучение сотен страниц умопомрачительной медицинской техники, и с удивлением обнаружила нависающего надо мной шефа. Встревоженного и с непривычно участливым выражением лица. Это было так странно, что я растерянно кивнула и пожаловалась:

— Я хочу УФ-излучатель. И хирургический комплекс. И кушетку. Анатомическую. Две. А бюджета хватит лишь на МТ-сканер, анализатор и стерилизатор. Если постараться и пообещать поставщику, что это не последняя закупка, то можно будет почти бесплатно выпросить у них новые холодильные шкафы для медикаментов. А если мне самой удастся пообщаться с менеджером по сбыту, — я недвусмысленно повела плечом и облизнула губы, — то и кое-что из медикаментов.

— А вот это лишнее. Для общения с подобными сотрудниками у нас имеются специалисты отдела снабжения. — Лицо шефа моментально окаменело, и он практически отобрал у меня коммуникатор. — Так, давайте заново. Для чего используется МТ-сканер, я знаю, пользовался многократно. А анализатор?

— Это для собранных анализов, — охотно пояснила я. — Кровь, кожа, слюна, моча и все такое. Современные анализаторы заменяют собой полноценную лабораторию прошлых веков. Достаточно лишь грамотно взять необходимый анализ, чтобы…

— Стерилизатор? — перебил меня шеф, даже не думая о вежливости.

А ведь я могу рассказывать об оборудовании часами! Одно время даже хотела менять специализацию на технологическую, так меня все это захватило. Но затем мудрая бабуля разложила мне все плюсы и минусы по полочкам, и я продолжила стезю мануальщика.

— Это для обработки многоразовых инструментов и одежды, — разъяснила я уже суше. — Сами понимаете, если этого не делать в медблоке, где концентрация больных на один квадратный метр иногда просто зашкаливает, то недалеко и до эпидемии.

— Понимаю, — согласился шеф, неторопливо листая открытые вкладки и вчитываясь в характеристики выбранного мной оборудования. — Мне другое не понятно: зачем вам две кушетки? Еще и анатомические.

Вздохнула. Как же с ним непросто. Ясно, что радеет за каждый кредит, но зачем же быть таким въедливым?

— Все дело в моей специализации, — терпеливо проговорила я и, поднырнув ему под руку, развернула две голограммы, разместив их рядом. — Первая кушетка — основная. Для визуального осмотра и пальпации рас, относящихся к человекоподобным. Это средний рост до двух метров и средний вес до ста пятидесяти килограммов. Но, как я уже видела на примере своего фельдшера, да и в барах станции, которые посетила по прибытии, среди сотрудников немало и более крупных существ. Вот для них мне и нужна вторая кушетка.

— Кушетка стоимостью пятнадцать тысяч кредитов всего лишь для осмотра? — возмутился хайд.

— Не только. Во-первых, она анатомическая, — я стоически выдерживала ровный тон, понимая, что в первую очередь это необходимо мне самой, — а это существенно сказывается на качестве моих манипуляций. Во-вторых, кушетка необходима не только для осмотра пациентов, но и для лечения. Со стороны сложно будет понять все тонкости между обычной поверхностью и специальной, но прошу поверить мне на слово — они существенны.

— Поверить? — Шеф окинул меня настолько пронзительным и вдумчивым взглядом, что я против воли поежилась и напряглась. — Хорошо. Но давайте для начала возьмем основную, а со временем присмотримся и ко второй. Вас это устроит?

Устроит ли это меня? Да я уже практически боготворю вас, наидобрейший и наищедрейший шеф!

А через семь минут он утвердил и излучатель с хирургическим комплексом, и даже один холодильный шкаф. Еще через пять мы согласовали список вакцин, медикаментов, инструментов, вспомогательных и перевязочных средств первейшей необходимости. Я перестала понимать что-либо, так как это превысило изначальный бюджет в два с половиной раза, а шеф даже не рвал и совсем не метал. Лишь дотошно выспросил обо всем, перекинул себе на коммуникатор собранную заявку, присовокупил к ней одобрительную резолюцию со своей цифровой подписью и отправил все это в отдел снабжения.

А затем смешно повел носом и заглянул мне за плечо.

— Доктор О’Нелл, как там наш обед?

В то же мгновение тихо тренькнул таймер на мультиварке, оповещая о полной готовности, и по кухне поплыли ароматы мясного рагу.

Обед прошел в молчании. Я до сих пор не могла избавиться от чувства, что хайд что-то затеял, и именно поэтому такой покладистый, а Эдриш бессовестно наслаждался едой. Хотя, на мой вкус, специи бы не помешали.

— И все-таки есть в тебе что-то зловещее… — вдруг расстроенно выдохнул шеф, абсолютно не по этикету облизывая ложку и возвращая уже идеально чистый столовый прибор в пустую тарелку.

— А это-то вы с чего взяли? — растерялась я не столько от слов, сколько от тона, каким они были произнесены.

— Ну, вот сама посуди: готовить умеешь, в запросах неприхотлива, массаж опять же, — начал задумчиво перечислять шеф, при этом глядя на меня так пронзительно, что хотелось отодвинуться подальше. И вообще — исчезнуть. — По мелочам не придираешься, заявку на оборудование и медикаменты грамотно составила, пахнешь вкусно, фигура и личико — просто загляденье. А о позапрошлой ночи и говорить нечего — до сих пор вспоминаю, и заметь, лишь приятное.

Я уже решила было смутиться, но его последние слова перечеркнули все предыдущее.

— Признавайся, тебя мать наняла?

— Кто? — Мое озадаченное моргание ему не понравилось. Как и закономерный вопрос. — Зачем?

— Значит, не она? — напряженно прищурился Эдриш и вновь принюхался, пуская во взгляд изголодавшегося по шпионским играм зверя. — Тогда кто? Конкуренты компании? Признайтесь лучше сами, доктор О’Нелл, я ведь все равно выясню всю правду. И тогда…

Последнее он произнес с откровенной угрозой и даже рычанием.

Этого я уже вытерпеть не смогла. Вскочила, горя праведным гневом, и выпалила:

— Ну вы даете! Да у вас не только позвоночник не в порядке, вы еще и с головой не дружите! Еще межгалактический заговор эльфов сюда приплетите! Не знаю я ни вашу мать, ни каких-то там конкурентов! Саллина своего спросите, он сам меня нашел! И вообще! Уйду я от вас! Вот!

И повыше задрав подбородок, чтобы он только не увидел подступающих к глазам слез от незаслуженной обиды, выскочила с кухни, а затем и из его апартаментов прочь. Как он мог такое только подумать? Как он посмел только такое сказать?! Чтобы я! Отдала ему частичку себя по чьей-то указке?!

Мерзавец!


ГЛАВА 5 | Аромат страсти | ГЛАВА 7