home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

Первое время шла, не особо разбирая дороги. Куда-то вперед, затем налево, направо, вниз… В груди клокотала обида, несколько слезинок все-таки скатились по щекам, а я все не могла взять себя в руки. А ведь казалось: такой умный, такой сообразительный. Пухленький, сладенький…

Тьфу!

Параноик, на всю голову двинутый!

С последним выводом я неожиданно обнаружила себя на границе фри-зоны. Зловеще прищурилась, осмотрелась и уверенно направилась в сторону ближайших бутиков с одеждой. Где там мои честно заработанные пять тысяч моральноущербных кредитов? Как раз повод спустить их все!

Но то ли звезды сегодня не в том спектре сияли, то ли настрой был не самым верным, все пять тысяч я так и не потратила. Даже половины не фукнула. От силы пятую часть.

А все бабуля и ее мудрые наставления, то и дело всплывающие в памяти.

«Не пори горячку, когда не знаешь подоплеки», — говорила она.

«Всегда думай головой, даже если не хочется, — то и дело повторяла она. — А если не можется, то трахни этого козла, а затем все-таки подумай на досуге».

И виртуозно выпускала кольца ароматного вишневого дыма из своей любимой бриаровой трубки.

Думать я пока не хотела. Остальное — тем более. Но вот незадача: к покупкам тоже душа не лежала. Так что, разжившись несколькими строгими, но светлыми и элегантными блузками и юбками, приложила к ним два комплекта белья и завершила прогулку приобретением медицинского халата моей любимой длины (до середины бедра) с легкомысленным кружевом в отделке карманов и воротничка. Последнее нашла с трудом и абсолютно случайно, видимо, товар не пользовался спросом и плавно переехал в бутик «18+». Там я несколько минут поизучала скудный ассортимент фаллосов, скептично хмыкнула над шикарным разнообразием товаров для мужчин, перекинулась парой вежливых фраз с симпатичным продавцом и отправилась на очередные поиски, но уже кафе.

Горе требовалось заесть чем-нибудь вкусным.

И плевать, что в разгаре рабочий день! Вот как оборудуют рабочее место, так и будем говорить о прогулах! А пока я… Пациентов изучаю, вот! Осматриваю, ставлю предварительные диагнозы, а если кое-кто будет возражать, то и до ручной диагностики дойду!

До полной потери контроля злилась я редко, от рождения обладая типично взрывным, но отходчивым и веселым суккубьим характером, но сейчас все никак не могла отойти от беспочвенных обвинений шефа. Как у него только язык повернулся, а? Я ж к нему всей душой!

И не только!

А он?

Третья порция суфле потихоньку подходила к концу, когда уровень моей обиды и кровожадности постепенно начал снижаться, и к работе мозга подключился разум. Бабуля всегда говорила, что умом и рассудительностью я пошла в нее, и не упускала случая похвалить, когда я проявляла это на всевозможных школьных мероприятиях, да и просто в жизни. Она вообще предпочитала разностороннее развитие, никогда не зацикливаясь на чем-то одном, и в детстве поддерживала меня практически во всех начинаниях, приговаривая, что поиск себя — дело долгое, хлопотное, но необходимое, а во взрослой жизни и вовсе ключевое. И я искала. Театральный кружок, кулинарные курсы, швейные… Даже на шахматы ходила и в клуб любителей метательного оружия!

Эх, славное было время…

Я никогда ни о чем не жалела, а если такое случалось, то на помощь всегда приходила мудрая бабуля. Иногда сочувствовала, позволяя выплакаться на своей груди, иногда отчитывала, не щадя моих и без того потрепанных чувств, но неизменно помогала разобрать ошибки и извлечь из произошедшего урок. Два года назад бабули не стало, но она, как чувствовала, подготовила меня к этому печальному событию. И в люди вывела, и завещание составила, и даже беседы по этому поводу не раз затевала, прямо запрещая горевать и плакать на ее похоронах.

«Выпей текилы и трахни горячего парня за меня, детка, — слово в слово значилось в завещании. — Я прожила славную жизнь, не порти ее послевкусие горечью слез».

И я не портила. Если уж вспоминала, то всегда с теплом и благодарностью. Вот и сейчас, думая об Эдрише и о том, какую бестактность он выдал, я припоминала жизненные бабулины наставления и на ощупь подбиралась к первоистокам данного поведения хайда. На ощупь — мой конек! Не зря нарабатывала тысячи часов практики еще во время обучения — в этом я стала отменным специалистом.

И поэтому обязательно выясню, какая венерианская вошь его укусила и за какое интимное место. На что угодно готова спорить, что не обошлось без настойчивого внимания медвежьей матушки. Что он ей задолжал? Банально внуков или что посерьезнее? А происки конкурентов? Неужели на этой станции есть хоть что-то ценнее меня? Вот уж ни за что в это не поверю! Да она не развалилась до сих пор лишь потому, что тут алкоголь и шлюхи дешевле, чем где-нибудь в радиусе пяти ближайших парсек!

Но вот уже и четвертое суфле подошло к концу, а я так и не решила, как же мне быть дальше. Уволиться не позволит жаба с пятью миллионами кредитов в выпученных глазах; сделать вид, что ничего не было, — гордость. Остается занять позицию невинно оскорбленной, но при этом не забывать об исполнении непосредственных обязанностей. Пусть сам локти кусает и только мечтает о том дне, когда я снова улыбнусь ему тепло и искренне.

Приняв это решение, я почувствовала себя намного лучше и уже не уныло, а в предвкушении нового знакомства и великих открытий отправилась на поиски своих фельдшеров. Потому что не могут быть серыми и скучными работающие в паре вампир и таурин.

Периодически поглядывая на карту станции, развернутую на коммуникаторе на полную мощь, я постепенно поднялась на два уровня туда, где проживал персонал станции, и повернула налево. Направо и уровнем ниже шли бараки рабочих и их бригадиров, куда я поостереглась заглядывать даже мельком без сопровождения, а вот слева начинались как раз нужные мне апартаменты. Из той же карты я уже знала, что большинство апартаментов для сотрудников административного состава представляли собой сдвоенные боксы с общей кухней и санузлом. Изначально боксы были рассчитаны на одного-двоих, но, учитывая перенаселение станции, большинство боксов нижнего уровня давно были переделаны под бараки на пятерых, а то и десятерых рабочих. На верхнем же уровне все обстояло по-прежнему, и, зайдя в список закрепленных за сотрудниками комнат, я без труда узнала, что за Лу и Муаранау числятся апартаменты с номером Д-17а и Д-176.

А вот и они.

Привычной кнопки звонка я не нашла, так что пришлось стучать, уповая на то, что хоть кто-то из медиков дома. Ведь если рассудить здраво, то где им еще быть? Утром я особенно не расспрашивала, но все равно узнала, что из-за непригодности и неприглядности медблока прием пациентов шел у фельдшеров прямо на дому. Как и чем они лечили обратившихся, так и осталось для меня загадкой.

Дверь мне открыли довольно быстро, даже не пришлось стучать повторно. Но вот ароматы, встретившие меня густым облаком вместе с одним из хозяев апартаментов, сбили с толку секунд на десять. А может, и все пятнадцать. В итоге я глупо стояла с широко распахнутыми глазами и еще глупее молча открывала и закрывала рот. В конце концов все же выдала:

— Яблочный самогон?!

Настороженный взгляд встретившего меня Лу Донга потеплел на градус, а за его спиной горой возник Муар и одобрительно пробасил:

— Док знает толк в самогоне? А что на пороге стоим? Проходите, не стесняйтесь. Вы к нам по делу или так…

И неожиданно цепким взглядом прошелся по пакетам с покупками в моих руках, а затем и по фигуре. Но что странно — без какого-либо мужского интереса, а скорее с подозрением.

И неудивительно! Если они действительно гонят в своих комнатах самогон, и не абы какой, а качественный напиток тройной очистки, то тут впору не в гости приглашать, а пароли спрашивать! Я не сильна в межгалактическом праве, но что-то мне подсказывает, что подобная деятельность не совсем законна.

— И по делу и так, — улыбнулась я пошире и поглупее. — А вообще, хотела просто поближе познакомиться и узнать, как вы до сих пор не уволились с таким-то начальством и медблоком.

— А смысл увольняться? — подал голос Лу Донг, жестом предлагая мне пройти на кухню. Говорил вампир очень мягко, с незнакомым акцентом, забавно растягивая гласные и слегка приглушая шипящие. — Жилье есть, зарплату платят вовремя. Времени вот только много свободного.

— Поэтому и варим, — весомо пробасил Муар, с гордостью обращая мое внимание на гигантскую самогонную установку, занявшую большую часть кухни. — Док, вы не думайте, мы сами-то непьющие. Просто скучно тут бывает, хоть вой. А так вроде развлечение. Ну и доход, естественно. Хотите попробовать?

— Да я как бы тоже непьющая, — попыталась я отнекиваться, но по хмуро сдвинутым бровям таурина поняла, что выбрала неверную позицию. — Хотя давайте! Судя по аромату, сегодня у вас кальвадос?

И без задержки одним махом выпила все, что мне вручили. Сто пятьдесят грамм чистейшего яблочного самогона.

— Мне кажется, мы сработаемся, — с тщательно скрываемым удивлением крякнул Лу Донг, когда вместо кашля и слез я блаженно выдохнула и протянула одобрительно «м-м-м». — Док, может, закусите? Яблочко, сырок, ветчинка?

— И испортить все послевкусие? Нет, спасибо. — Отказалась я не из вредности, а потому что действительно так считала. К тому же я все равно переела суфле, и в меня банально больше ничего не лезло. — Бабуля, мир ее развратному праху, если чему толковому меня и научила, так это не закусывать после первой.

— Умная была женщина, — похвалил ее таурин и жестом предложил налить еще.

— Нет-нет, спасибо! И рада бы продолжить, но на шесть вечера у меня сеанс с пациентом. — Я вовремя вспомнила о шефе и немного помрачнела. — Давайте лучше обсудим кое-какие рабочие моменты, и я пойду дальше. Столько дел, столько дел…

И недвусмысленно указала на пакеты с покупками.

— Да, дела — они такие, — глубокомысленно поддержал меня Лу Донг и буквально из воздуха вынул один табурет за другим, располагаясь поудобнее и предлагая то же самое сделать и мне. Муар предпочел сесть прямо на пол, но даже так оказался чуть выше меня. — Так что там с работой?

— Для начала мне хотелось бы узнать об уровне вашей подготовки, — начала я сразу с главного. — Не поймите меня превратно, вас в любом случае никто не уволит (по крайней мере, в ближайшие месяцы), но мне необходимо знать, в чем именно я могу на вас положиться.

— Разговор по душам, док? — прищурился вампир, вмиг став похожим на земного азиата. — Хотя… такой женщине, как вы, я, пожалуй, и доверюсь. Что скажешь, Му?

— Дева, разбирающаяся в самогоне, достойна быть нашим товарищем не только по скальпелю и рюмке, но и в делах духовных, — глубокомысленно изрек таурин, повергая меня в шок подобными речевыми изысками. — Начинай Лу, я следом.

— С чего бы начать… — подхватил вампир велеречивость коллеги, но, к счастью, я расслышала в его тоне тщательно скрываемую иронию и тихонько выдохнула. Да они просто развлекаются за мой счет! Вот клоуны! Хотя нет. Вот медики! — Лет мне уже немало, но и не слишком много. Юность свою я провел беспутно и развратно, а зрелость встретил в морге. — Косой взгляд на изумившуюся в очередной раз меня и многозначительный кивок. — Да-да, юная леди, именно в морге. Подрабатывал я там. Но злой рок был неумолим и настиг меня в тот самый момент, когда я уже было решил, что жизнь чудна и прекрасна. — Вампир театрально вздохнул, прикладывая запястье ко лбу, но не забывая косить на меня внимательным взглядом. Вздохнул снова, убрал руку и посерьезнел. — Неудачной вышла смена — привезли мертвым одного из боссов нашей местечковой мафии, а я возьми и польстись на парочку побрякушек, оказавшихся знаковыми для его окружения. Вот так я потерял работу и три коренных зуба. Чтобы не распрощаться и с жизнью, отправился на первом же попавшемся рейсе в путь. И девять лет назад я оказался здесь. Познакомился с Му, нашел себе дело по душе и в целом ни о чем не жалею. Иногда, правда, тянет назад, но, вспоминая банду Серого Бэрта, тянуть прекращает. Что же до профессиональных навыков, то благодаря вашему предшественнику, интересующемуся преимущественно качеством наркоты, у нас было достаточно практики. И вывихи вправляли, и переломы лечили. Болячки простейшие диагностировали, благо ни я, ни Му на обоняние не жалуемся. Пару раз аппендицит вырезали. Удачно. С чем посложнее — отправляли на чартерные рейсы к тамошним медикам. Так что сами смотрите, что именно решитесь доверить. От работы не бежим, главное, чтобы она от нас сама не улепетывала.

— А было и такое?

— Бывало, — ухмыльнулся таурин, загадочно переглянувшись с вампиром, но подробности раскрывать не стал. Вместо этого, как и обещал, подхватил эстафету и немного рассказал о себе.

Как и у Лу, у него оказалась своя непростая история. Бывший боец смешанных единоборств, у себя на планете Муар был знаменитостью, восходящей звездой. И как зачастую бывает в подобных кругах, связался с нечистым на руку менеджером, но отказался сливать заведомо выигрышный бой, и с тех пор его жизнь пошла под откос. Неожиданно вскрылись чудовищные долги, таблоиды пестрели разоблачающими заголовками, мощные ребята в неприметной одежде то и дело поджидали его за углом, бросила девушка, отвернулись друзья и даже родные. И Муар, раздав напоследок долги переломанными конечностями, отправился в космос за новой жизнью. Некоторое время путешествовал без цели, много пил, дебоширил, а однажды после очередной грандиозной пьянки обнаружил себя на этой станции. Без документов, без денег и без вещей.

Ему повезло, бармен из заведения напротив оказался знакомцем предыдущего дока, а у того как раз уволился очередной фельдшер. Так Муар стал медиком. В те времена док еще изредка исполнял свои обязанности и даже обучил таурина кое-каким вещам: элементарной диагностике и вправлению вывихов. Но в основном Муар конечно же исполнял роль силовой поддержки. Спустя год на станции появился Лу, и мужчины сдружились. Док все сильнее отходил от дел, все чаще пациенты посещали не медблок, а комнаты фельдшеров, и все больше практики становилось у единственных штатных медиков станции.

— Док, вы не думайте, я не жалуюсь, — добродушно пробасил Муар, когда рассмотрел на моем лице выражение сочувствия. — Да и предыдущий док был не совсем уж чтобы сволочь опустившаяся. Просто не его это было. Соблазны там всякие, пространство замкнутое. С общением опять же тут не всегда хорошо. А мы-то парни простые. Жилье есть, деньги есть. Развлечений хоть и маловато, но нам хватает. Подпольные бои тут еженедельные, тараканьи бега, казино, женщины… Хобби никто заниматься не мешает, мы иногда даже в бары свою продукцию поставляем, а они нам бартером пшеницу, фрукты и ягоды. Единственное, что плохо — с медоборудованием беда совсем была. Но сейчас-то все изменится?

— Очень на это надеюсь, — кивнула я как можно увереннее и поднялась с табурета. — Что ж, была очень рада познакомиться. В ближайшие дни в медблок не жду, все равно работать не с чем. Наверное, даже сама к вам завтра загляну ближе к вечеру. Может, даже с пирогом, надо же хоть как-то отметить знакомство и за начальствование проставиться. Вы ведь едите пироги?

— Мы все едим, — одобрил мою задумку таурин и подал пакеты с вещами. — И, док…

Последовавшая за этим пауза насторожила и заставила повнимательнее присмотреться к фельдшеру. Что такое?

— Совет вам хочу дать, — немного замялся Муар и даже, кажется, смутился. — Красивая вы женщина, яркая. Не сомневаюсь, даже постоять за себя можете, но не ходили бы вы по нашим уровням одна. Всякое может случиться.

— Всякое?

— Ну… всякое, — повторил таурин и напряженно переглянулся с вампиром.

— Му хочет сказать, что мужиков тут много, а красивых молодых женщин — мало, — пришел ему на помощь Лу Донг, явно не так стесняющийся столь щекотливой темы, как товарищ. — Шлюх-то на развлекательных уровнях полно, на всех хватает, но некоторым недостает совсем не денег, а мозгов. Вы меня понимаете?

— Очень хорошо, — улыбнулась я немного кривовато. — Сама в подобном районе выросла, но только на Земле. Спасибо за беспокойство, обязательно учту. Но раз уж зашла тема о безопасности, то тоже хочу поделиться кое-чем из своего прошлого. — Слегка заинтриговав мужчин, я залихватски усмехнулась и доверительно поведала: — Два года подряд я занимала призовые места в клубе метательного оружия. Занимала бы и дальше, однако увлеклась айкидо и медициной. Но даже сейчас, случись какая неприятность, сумею вырубить противника до того, как пойдет тесный замес. Поверьте, в этом непростом деле иногда даже женская туфелька, снятая вовремя, может сыграть решающую роль.

— Док, я знаю, куда мы с вами отправимся в ближайшие выходные, — неожиданно обрадовался Лу, заинтриговав уже меня. — Как насчет посещения квартального турнира в дартс? Обещают такой замес, какой не всегда на подпольных боях бывает! Ну как? Вы с нами?

Чтобы я и пропустила метательный замес?

— Конечно, я с вами!

Мой энтузиазм пришелся по душе обоим фельдшерам, и, заверив, что подробности я узнаю уже завтра вечером, Лу вежливо, но плотно закрыл за мной дверь. Что ж, первое впечатление от знакомства скорее положительное, нежели наоборот. Пусть они и не дипломированные профи, как я втайне надеялась, но и не мерзавцы, как некоторые. А первый месяц активных приемов покажет, стоит ли мне и дальше любезничать с этими неординарными парнями или придется все-таки подавать заявку в ближайшее трудовое бюро. В любом случае сама я тут как минимум на год, а это значит, что необходимо обезопасить себя со всех сторон, включая и тылы.

Погруженная в свои мысли, я неторопливо дошла до медблока. Судя по тому, что входная дверь была открыта, а внутри сновали незнакомцы, ключи были не у меня одной. А вот это нехорошо!

Кто такие, что творим?

В ту же секунду меня нетерпеливо похлопали по плечу.

— Эй, мисс. Дорогу.

Пришлось торопливо отступать, и не зря — еще двое мужчин в непритязательной рабочей одежде тащили кровать. Следом вплыли матрас, тумбочка, больше десятка коробок с неизвестным содержимым, и завершил процессию единственный знакомый мне персонаж: господин Мэнь Звонген.

В руках у сосредоточенного сильфа был лишь планшет, с которым он то и дело сверялся. Мне достался один мельком брошенный взгляд, после чего сильф неожиданно громким и отчетливым голосом раздал кучу указаний. Даже заслушалась немного.

Я всегда питала слабость к нескольким вещам: широким плечам, крупным ладоням, волосатой мужской груди и командным голосам.

И если первыми тремя природа сильфа обошла, то последним — щедро одарила. И как в таком щуплом теле столько звучной мощи?

Я прошла за заинтересовавшим меня мужчиной вглубь апартаментов, но предпочла остановиться в коридорчике между кухней и спальней, чтобы не мешать рабочим распаковывать и устанавливать мебель и технику. Заодно мысленно пробежалась по списку заявленного и так же мысленно фыркнула. А джакузи и кровать с массажем шеф все-таки зажал. Ну и какой он после этого медвежонок? Да самый настоящий хомяк!

— Так, доктор О’Нелл, сверьтесь с заявкой, пожалуйста.

Откуда возник сильф и как умудрился подкрасться ко мне незаметно — я так и не поняла. Вздрогнула от неожиданности, выпустила пакеты из рук и немного испуганно уставилась на завхоза. Смутилась под его лениво-скептичным взглядом, нервно поправила воротничок и попыталась оправдаться:

— Вы так тихо подкрались…

— Мисс, если я вздумаю подкрасться, то точно не для того, чтобы известить о своем присутствии, — сухо произнес сильф, пугая меня подобной фразой еще больше. — Будьте любезны, сверьтесь с заявкой, у меня еще очень много работы.

Пришлось брать себя в руки и сверяться. И вместе с тем стараться не обижаться на странного мужчину, который, похоже, тоже решил развлечься за мой счет. А я смотрю, всем тут так скучно, да? Вот погодите у меня! Как устрою всем тотальный медосмотр! Поглядим, кто будет смеяться последним!

— Вы и йогуртницу мне принесли? — Я не смогла сдержать удивления, когда ознакомилась со всем списком. — А ее вы где взяли?

Вместо ответа сильф лишь тонко улыбнулся, давая понять, что его возможности куда больше, чем мне думается.

Что ж…

— А где тогда джакузи? — включила я стерву, не поленившись даже заглянуть в ванную комнату. — Мы с господином Мак-Ишем утверждали джакузи!

— К сожалению, джакузи на складе не оказалось, — с оттенком недовольства в голосе проговорил завхоз и жестом потребовал свой планшет обратно. — Но его уже заказали. Прибудет с первым попутным рейсом не позднее конца недели. Как и запрошенная вами кровать. Та, что ставим сейчас, — временная мера. Не будете же вы спать на полу. Да, мисс? Если на этом ваши претензии исчерпаны…

Стерву пришлось экстренно выключать и пытаться исправить ситуацию.

— Простите.

Не уверена, что сильфа пронял мой раскаивающийся взгляд, но я старалась.

— Просто столько всего разом навалилось… Я искренне благодарна вам за столь быструю замену испорченного. Скажите, вы едите пироги?

— Пироги? — Тонкая бровь сильфа изумленно поползла вверх. — Какие пироги?

— Любые. — Я была само радушие. — Хотите — с мясом испеку. Хотите — с рыбой. Но лучше всего у меня получаются ягодные и чизкейки. Понимаю, вы очень занятой начальник, но ведь и отдыхать когда-то надо. Как насчет уютного чаепития с пирогами послезавтра ближе к вечеру?

Судя по тому, что с ответом не спешили, подобное сильфу предлагали редко. Я бы нисколько не удивилась, откажись он от приглашения в резкой форме, но он, лишь строго глянув на подслушивающего нас рабочего, медленно кивнул.

— Спасибо, доктор О’Нелл, польщен. Загляну к вам послезавтра в восемь. И да — пироги я предпочитаю с мясом.

Уф!

С распаковкой и установкой рабочие справились очень быстро. Еще быстрее вынесли за собой мусор, так что мне оставалось лишь запустить по их следам робота-уборщика, чтобы он вычистил даже малейшую грязь. А заодно задержать завхоза, который был уже в дверях.

— Господин Звонген, минутку! — Со всеми этими внезапными обновками я совершенно позабыла еще об одном немаловажном деле. — Подскажите, у вас на складе имеется что-нибудь из одежды для моих фельдшеров?

— Что-нибудь? — Во взгляде сильфа промелькнула ирония, но он сдержанно кивнул. — Имеется. Что именно вас интересует?

— Мм… — Реакция завхоза была весьма интригующей, так что я не удержалась от вопроса: — А могу я лично взглянуть на имеющееся и определиться уже на месте? — Лицо Звонгена посуровело, и я поторопилась заверить его в своей благонадежности: — Обещаю, никаких джакузи! В смысле ничего сверх положенного по нормативам.

Он скупо усмехнулся, показывая, что шутку оценил, и неохотно произнес:

— Желаете сделать это сейчас?

Я мельком глянула на время и чуть поморщилась. И рада бы разобраться с текущими делами как можно быстрее, но до шести осталось не так много, а мне еще необходимо сбегать за продуктами. Технику-то установили, но в новехоньком холодильнике даже мышь не висит.

— К сожалению, сегодня уже не получится. Может, завтра с утра?

— Договорились, — куда охотнее согласился сильф, у которого, видимо, уже были планы на этот вечер. — Как соберетесь — наберите меня на коммуникаторе, — Звонген продиктовал свой внутренний номер, — за вами зайдут.

Я удивилась, на что завхоз любезно пояснил:

— Сами в первый раз можете заблудиться. Карта, загруженная в базу данных, не всегда верно отражает текущую действительность. А что по поводу того, как я сам попал в запертый медблок… — Я удивилась еще больше, попутно восхитившись проницательностью сильфа, который явно заметил мое раздражение в самом начале. — У меня имеется универсальный чип-ключ от всех помещений станции. Такой же есть у господина Мак-Иша и господина Бигса, нашего начальника по безопасности.

И, вежливо кивнув, оставил меня одну в легком недоумении. А вот интересно, что еще на этой станции не отражает действительность? Со стороны кажется, что сильф — тот еще уголовник со стажем, а как немножко пообщаешься — так милейшей души мужчина. На мой вкус, излишне хмурый и замкнутый, но это вполне укладывается в рамки характера его расы.

Так, а что это я тут стою да все о мужиках думаю? А ну, бегом за хлебом насущным! С шефа станется исполнить свою угрозу и нагрянуть на ужин.

До ближайшего продуктового магазина я долетела за семь минут. Чуть больше времени потребовалось на то, чтобы определиться с главным блюдом. Местный супермаркет хоть и носил гордое название «Центральный», но большого выбора предоставить не мог, и я решила на первый раз не раскатывать губу (где же он взял ту ветчину, а?) и набрала продуктов для ленивой лазаньи и простенького салата из овощей. Сверху накидала чая, кофе, специй, крупы для утренней каши, концентрированного молока и немного сладостей: шоколада и вяленых фруктов.

Работу оператора на кассе исполнял роботизированный терминал, так что расплатилась я быстро, но выкладывать и убирать все пришлось самой. И вроде брала немного, да и тележка получилась совсем не с горкой, но как только разложила все по пакетам, то их оказалось аж четыре. Ну и в кого я такая запасливая? Или просто забыла об очередном мудром совете ба: не ходить за покупками на голодный желудок?

Донести-то все не проблема, сил во мне куда больше, чем кажется на первый взгляд, спасибо суккубьей выносливости. Вот только не очень хочется раскрывать свои маленькие девичьи секреты окружающим прямо так сразу. А их вокруг, кстати, немало, и в основном заинтересованно поглядывающие мужчины с внешностью работяг. Причем с интересом отнюдь не помощи!

— Мисс? — басовито раздалось над головой почти в унисон с моими хмурыми мыслями, и я подняла голову от пакетов. Выше. Еще выше… — Здравствуйте, — поздоровался-прорычал… орк. — Доктор О’Нелл, как я понимаю?

Странно. Халат я не надевала. Как он узнал?

— Меня зовут Хосе Бигс, — тем временем важно продолжил амбал с лицом, не раз встречавшимся с более крепкой поверхностью, чем подушка.

Сплющенный и откровенно уехавший вправо нос, глубоко посаженные черные глаза, старый шрам через всю левую бровь и отломанный кончик нижнего левого клыка практически заставили изобразить повышенное внимание и радость знакомства. Крупная железная серьга-кольцо в левом ухе намекнула, что передо мной отставной военный из краповых беретов, а короткая стрижка в черных волосах с проседью — на возраст за пятьдесят и отсутствие второй половины. Одет господин Бигс был скромно — в черные брюки военного образца с множеством карманов, обтягивающую мощную грудь футболку и жилет. Тоже черные. На поясе я заметила кобуру, но тип оружия разобрать не смогла — его хорошо прикрывал удлиненный жилет.

Пока я настороженно рассматривала мужчину, он в два счета изучил меня и без разрешения забрал пакеты с покупками. А затем, словно так и надо, взял курс на медблок.

— Начальствую я тут над безопасниками, — наконец успокоил меня орк, обозначив свой статус. — А вы что одна по нижним ярусам ходите?

— Так… — Я даже слегка растерялась — слишком уж осуждающим был тон незваного помощника. — За продуктами я пошла. Сами видите.

— Не сказал, значит, никто, — еще сильнее нахмурился и без того не слишком дружелюбно настроенный Хосе. Скосил на меня один глаз и скупо выдал: — Начальство у нас в иных местах столуется.

— Так мне не надо кафе. Я сама готовить люблю.

На меня удивленно скосили второй глаз. Смотрелось это жутковато, но почти сразу до меня дошло, что один из них, в смысле — глаз, искусственный. Немного отлегло. Но лишь немного.

Матерь моя блудливая, тут вообще нормальные существа работают?


ГЛАВА 6 | Аромат страсти | ГЛАВА 8