home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 8

Пока поднимались на нужный нам уровень С, где кроме медпункта располагалось и большинство остальных административных помещений (кабинеты инженеров, финансовый сектор, непосредственно кабинет шефа и прочее), господин Бигс скупо, но емко просветил меня насчет всего, что, по его мнению, было связано с безопасностью.

То есть на нижние уровни одной не ходить, если что понадобится — составлять заявку Звонгену или Свону, продукты приобретать в магазинчике на своем уровне (на карте его не было!), кафе посещать там же или с сопровождением в фри-зоне.

— Складывается впечатление, что я не на стандартной космической станции, а в какой-то тюрьме, — проворчала я больше для проформы, но по сдержанному хмыку безопасника поняла, что недалека от истины. — Неужели все действительно так плохо?

— Если соблюдать эти нехитрые правила, то все хорошо, — «успокоил» меня орк, терпеливо ожидая, когда я открою дверь. — И если вы, мисс, заверите меня, что все поняли, то будем считать, что инструктаж я провел.

— Я все прекрасно поняла! — с воодушевлением заверила я Хосе Бигса, спорить с которым не было ни малейшего желания. И тут кое-что вспомнила. Бигс уже прошел на кухню, где с одобрением осмотрел новенькие, блестящие хромом бытовые агрегаты, положил пакеты около стола, и там я его и озадачила: — Господин Бигс, подскажите, а как обстоят дела с моим чемоданом?

— А что с ним? — Орк уставился на меня так, словно я потребовала у него нечто немыслимое. Например, зарплату.

— Его украли, — довольно сухо пояснила я, так как помнила, что именно с ним хайд общался утром. Вряд ли на станции имеется второй господин Бигс. — Вчера. Рабочие, которые прибирались в медблоке.

— А разве господин Мак-Иш вам еще не сообщил? — искренне удивился Бигс. — Велено было вернуть к обеду, что я и сделал. Задержался, правда, слегка, но к трем уже все было у него. Одно только плохо, — помрачнел орк, при этом не сводя с меня испытующего взгляда, — не нашли мы ни гарнитуров золотых, ни травки. Как в космос канули.

Наверное, тут надо было смутиться и признаться, что я все выдумала, но момент был до ужаса неподходящим, как и кандидат. В итоге я печально сдвинула брови, покачала головой и раздраженно признала правоту безопасника:

— А у вас тут и правда опасно. Даже не знаю, может, стоит поставить дополнительную дверь с сигнализацией и визором? Как думаете?

— Можете и поставить, — безразлично согласился он, но тут же охладил мой пыл: — Но за свой счет. — Я недовольно поджала губы, давая понять, что разговор принимает неприятный оборот, но орку на это было плевать. — Вообще-то, у нас не воруют, а ваш инцидент — нонсенс. Не забывайте двери запирать, и ничего подобного больше не произойдет.

— Учитывая, что ключи есть у многих… — пробормотала я вроде как вполголоса, но достаточно громко, чтобы это услышал Бигс.

— Запасные ключи от медблока имеются только у меня, Звонгена и Мак-Иша, — моментально насупился безопасник, пронзая меня негодующим взглядом. — Так что ничего из ваших шмоток больше не пропадет, мисс О’Нелл! В этом я вас уверяю! Если же подобное все-таки произойдет, то клянусь — найду вора и лично выпишу ему билет в открытый космос! В один конец! Хорошего вечера!

Выпалив последнее уже на взводе, безопасник широким стремительным шагом покинул сначала кухню, а затем и рабочую зону медблока.

М-да, вот и поговорили. Странный он какой-то… Чересчур бурная реакция на вполне очевидное замечание. Темное прошлое с делами давно минувших дней или что-то из свеженького? И не сказать, что очень хочется покопаться в местном грязном белье, но любопытство никуда не деть. Скандалы, интриги, расследования! Интересно же! Одними из любимых галапередач ба были как раз ток-шоу, посвященные полосканию грязного белья селебрити, которые буквально через одного оказывались связаны то с мафией, то с наркотиками, то с работорговлей, на что у мудрой прародительницы всегда было свое, зачастую саркастичное мнение. К нему я, кстати, прислушивалась куда чаще, чем к великим галактическим разоблачениям.

Но к чему мне прислушиваться сейчас?

И словно в ответ на мои размышления запиликал коммуникатор.

— Слушаю, — произнесла я с прохладцей, уже зная, кому понадобилась.

— Доктор О’Нелл, где вы сейчас находитесь? — официально, словно еще позавчера не сопел мне на ушко, произнес Эдриш.

— На своем рабочем месте конечно же, — с легким недоумением проговорила я, мысленно показывая хайду кукиш. А вот не дождешься! Не уволюсь! — А что случилось?

Возникла буквально секундная заминка, но ее мне хватило, чтобы самодовольно усмехнуться. Не ожидал? Знай наших!

— Просто хотел напомнить о назначенном вами сеансе, — донеслось из коммуникатора уже менее официально. И совсем уж не по-рабочему у меня поинтересовались: — И еще… Мне взять что-нибудь из продуктов на ужин? Помню, грозился стать нахлебником, но у тебя ведь до сих пор толком ничего нет…

Резкий переход на дружеское «ты» заставил покрепче поджать губы и ответить уже с толикой сарказма:

— Спасибо за заботу, господин Мак-Иш, но вы зря беспокоитесь. Господин Звонген уже обустроил мой быт, а господин Бигс был настолько любезен, что помог донести из магазина покупки. Оказывается, на станции очень много отзывчивых мужчин, чему я безумно рада. А на сеанс подходите к шести, как и договаривались.

И поскорее отключилась, чтобы не слышать скрежет зубов одного конкретного хайда. А ты думал, в сказку попал? О нет, медвежонок! Ты с суккубой связался! И пусть я всего лишь полукровка, но ты ответишь за каждую мою слезинку! Или я не внучка наимудрейшей Скарлетт!

И, напевая себе под нос незатейливый мотив «Ах, мой милый Августин…», занялась приготовлением ужина.


Когда стихли шаги сбежавшей Шанни, а его окутал горьковатый аромат искренней обиды, Эдришу пришлось приложить немало усилий, чтобы остаться на месте.

Нехорошо получилось, да…

Но зато сразу все оказалось расставлено по своим местам. Хотя… Не все, конечно, но, по крайней мере, главное. И сразу стало легче на душе, а с плеч свалился немалый груз.

Правда, тут же стал давить новый, но с ним Эдриш постарался справиться с минимальным неудобством. Ему не привыкать к женским слезам и обидам. И вообще! Что он должен был думать после всего этого?! Шикарная женщина, умудрившаяся не только пробраться к нему в постель, но и устроиться на долгосрочную работу чуть ли не в соседнем кабинете, — и никакого подвоха?

Бред!

Кстати, что она там говорила по поводу «узнать получше»?

— Господин Бигс, что там с чемоданом доктора? — Эдриш старался говорить ровно, но в тоне все равно проскользнуло испытываемое недовольство. И совсем не безопасником. — Хорошо, жду вас у себя.

А затем все как-то закрутилось, завертелось, возникли срочные рабочие моменты, требующие его непосредственного участия, так что даже времени не осталось на то, чтобы задуматься: а где, собственно, эта… женщина?

Время близилось к шести, настроение стремительно ухудшалось, звонить первым означало признать свою вину. Тяжело выдохнув, комиссар, пробарабанив пальцами по столу и нахмурившись посуровее… начал с главного:

— Доктор О’Нелл, где вы сейчас находитесь?

— На своем рабочем месте конечно же, — донеслось из коммуникатора с откровенным недоумением и без следа какой-либо обиды. Это озадачило и одновременно насторожило. Что еще задумала эта рыжая бестия? — А что случилось?

Что-что… Ты случилась! И со мной, и со станцией, и вообще… Вот как теперь работать, зная, что кругом не прав, а тебя этим даже не попрекают? Поистине — женское коварство не знает границ!

— Просто хотел напомнить о назначенном вами сеансе. — Комиссар все же решил ступить на это минное поле, на всякий случай прихватив с собой не только миноискатель, но и пряник. — И еще… Мне взять что-нибудь из продуктов на ужин? Помню, грозился стать нахлебником, но у тебя ведь до сих пор толком ничего нет.

Небольшая заминка заставила покрепче сжать кулак, но последовавшие за этим слова…

— Спасибо за заботу, господин Мак-Иш, но вы зря беспокоитесь. Господин Звонген уже обустроил мой быт, а господин Бигс был настолько любезен, что помог донести из магазина покупки. Оказывается, на станции очень много отзывчивых мужчин, чему я безумно рада. А на сеанс подходите к шести, как и договаривались.

Сеанс связи оборвался мелодичным гудком, и в то же мгновение хайд грохнул кулаком по столешнице.

Вот зараза!

— Господин Мак-Иш? — В дверном проеме показалась мисс Джиллиан и со своей обычной отстраненной невозмутимостью поинтересовалась: — У вас все в порядке? Может, чаю?

— Не надо чаю, — тихо процедил Эдриш, не отрывая мрачного взгляда от коммуникатора. — Кстати, почему вы все еще здесь? Рабочий день заканчивается в пять.

— Мне самой решать, когда заканчивается мой рабочий день, — сухо отчеканила секретарь, занимающая при нем свою должность еще с тех пор, когда он работал в крупной корпорации, и порой позволяющая себе куда больше, чем всего лишь исполнение секретарских обязанностей. — Вы здесь, а это значит, что и я должна быть на своем посту.

Порой это выводило Эдриша из себя, но куда чаще хайд был благодарен за ценные советы и непрошеную, но такую необходимую помощь. Вот и сейчас стойкой ко всем перепадам настроения начальства секретарше достались налитые кровью глаза Эдриша. Он смотрел на нее не с целью напугать, а скорее выжидающе. Ведь не просто так она зашла…

И мисс Джиллиан все прекрасно поняла.

— У вас очень бурная реакция на нашего нового доктора, — с недовольством проговорила неизменно сдержанная в выражении своих эмоций мисс Джиллиан Вук, лучшая выпускница Межгалактического пансиона для благородных девиц. — И это очень странно. Я рядом с вами уже больше шести лет и знаю, о чем говорю.

Эдриш наклонил голову набок и прищурился, не сводя пристального взгляда со своего секретаря. Все верно. Но что дальше?

— И уверена, дело не только в вашей скудной личной жизни, — голос мисс Джиллиан звучал так, словно она рассуждала о чем-то банальном, — но и в личности самой мисс О’Нелл. Я не знаток рас, но мне показалось, что она не совсем человек. Вы знаете об этом?

— В ней кровь хайдов. — Эдриш подтвердил догадки своей помощницы, хотя до сих пор не понимал, что в этом может быть такого притягательного. У него были женщины. Некоторые даже являлись чистокровными представительницами его расы. Но ни одна не вызывала желания проломить голову первому встречному!

Мисс Джиллиан деловито кивнула:

— А еще?

— Еще? — Комиссар нахмурился сильнее. Он, естественно, потребовал у Бигса выяснить о докторе все возможное и даже невозможное, но пока новой информации не поступало.

— Еще, — милостиво согласилась снурфа, — рыжие волосы, зеленые глаза…

Секретарша словно подталкивала его к очевидному. Но к чему конкретно?

Эдриш не считал себя большим эрудитом, признавая, что во многом уступает истинным специалистам различных отраслей, но, когда требовалось докопаться до истины, хайду не было равных.

Однако сейчас хваленая способность почему-то подводила. Не из-за некой ли рыжеволосой особы?

Голопанель коммуникатора развернулась на максимальный размер, и в сеть один за другим отправился ряд запросов. Пять минут, и морщин на лбу комиссара стало больше.

Вот как, значит. Что ж, это многое объясняет.

— Благодарю за помощь, мисс Джиллиан, — отстраненно пробормотал хайд, даже не глядя на секретаря, которая до сих пор стояла в дверях. — Можете быть свободны.

— Могу я дать еще один совет?

Удивленно изогнутая бровь комиссара разрешила продолжить.

— Постарайтесь извлечь из этого пользу, — тоном суровой наставницы произнесла мисс Джиллиан, не боясь глядеть прямо в глаза своего озадаченного начальства. — Мисс О’Нелл — неглупа, и если вы наживете в ее лице врага, это будет не самым лучшим решением. Желаете ее — ваше право. Секс вам необходим, и отрицать это глупо. Как и пренебрегать им. Но я вас умоляю, прекратите действовать своими звериными методами. Знаете, девушки — они ласку любят. И внимание.

И после этих откровенно шокирующих слов (Это точно она сказала? Ее никто не подменил? Не загипнотизировал??? Не иначе — происки эльфийских конкурентов!) по-прежнему невозмутимая мисс Джиллиан покинула кабинет комиссара.

Комиссар же, мельком глянув на часы, приглушенно ругнулся и поторопился в медблок. На полпути вернулся обратно, схватил треклятый чемодан, в котором, по словам Бигса, не хватало больше половины украденного, и уже с ним вновь направился в кабинет доктора, волнующего его куда больше всех прочих медиков, вместе взятых.

Ну, Шанни, ну, с-су… суккубья дочь! Мы еще посмотрим, кто кого!


Лазанья с чудовищным нарушением оригинального рецепта, выложенная на противень, только-только отправилась в духовку, а из приемной уже доносилось натужное сопение моего медвежонка. Ну-с, начнем со скандала или все-таки сначала процедуры и ужин?

Продолжая напевать себе под нос уже другую — старенькую и глупую, но очень навязчивую песенку про «муси-пуси», я вымыла руки, накинула на плечи новенький халатик, не став застегивать его — рабочий день завершен, — и уже в таком виде предстала пред суровые очи начальства.

Мак-Иш выглядел насупленным и в обнимку с моим чемоданом обновлял кушетку для посетителей — на текущий момент единственную мебель медблока. Ее тоже принесли вместе с техникой для кухни, попутно утащив все остальное: и стол из приемной, и оборудование из смотровой и операционной.

— Добрый вечер, шеф, — улыбнулась я пошире, решив быстренько перехватить инициативу, чтобы исполнить задуманное от и до. — Как самочувствие, как настрой? Смотрю, все-таки нашли пропажу?

— Нашли. — Меня смерили крайне недоверчивым взглядом, явно заподозрив во всех галактических грехах разом, но при этом почему-то сдерживая тон и не торопясь обвинять в чем бы то ни было.

Извиняться, кстати, господин начальник тоже не торопился. Что ж…

— Содержимое, надеюсь, на месте?

— Не совсем. — Хайд поморщился и, как безопасник чуть ранее, с пытливым прищуром добавил: — Вынесшие его рабочие уверяют, что никаких золотых гарнитуров не видели, как и многих других заявленных вами вещей. Доктор О’Нелл, вы уверены, что они вообще были?

— Были, не были… — беспечно отмахнулась я, будто речь шла о третьей паре дешевых хирургических перчаток. — Что уж прошлое ворошить? Главное, остальное на месте. На месте ведь?

— Смотря что вы имеете в виду.

— О, прежде всего белье! — воодушевилась я, практически отбирая у шефа любимый чемоданчик и при нем же забираясь в его нутро. — Фу! А ваши рабочие — те еще извращенцы! Копаться в женских вещах…

Я учуяла как минимум четыре посторонних запаха, и только один из них принадлежал Эдришу. Второй отдаленно намекал на господина Бигса, а два других я не смогла определить.

Сдержать расстроенный стон тоже не смогла, так как эти «запиканная нецензурная брань» умудрились выпотрошить и косметичку, рассыпав любимую нюдовую пудру по не менее любимой бордовой юбке.

С самым мрачным видом я вынула ее из чемодана и практически сунула под нос начальству.

— Вы носите это вместо белья? — почему-то удивился он.

— Да при чем тут белье?! Вы только посмотрите! Натуральный шелк, окрашенный вручную! И пудра марки «Бэль Ретьюн»! Это катастрофа! Вы понимаете, что они не должны были встретиться?! Она же не отстирывается!

— Сколько? — устало вздохнул шеф, закатывая глаза.

Я немного сбавила обороты и настороженно уточнила:

— Что — сколько?

— Сколько стоят эти испорченные вещи? — И потянулся к коммуникатору.

— Знаете что, господин Мак-Иш… — Я раздраженно сузила глаза и метнула юбку обратно в чемодан, который сразу же захлопнула и едва удержалась, чтобы не метнуть уже его. В какой-нибудь дальний угол. Ну вот как у него получается выводить меня из себя в считаные мгновения?! Натуральный маньяк! — Не все мерится деньгами, и не от всего можно откупиться! Не нужны мне ваши подачки, так и знайте! А теперь встали и пошли!

Я все-таки рванула чемодан на себя и, гордо задрав подбородок повыше, направилась в жилую часть медблока.

— Куда? — раздалось за спиной все так же устало, но при этом с легким недоумением.

— В спальню! — рявкнула я, чувствуя, что окончательно теряю над собой контроль, а это совершенно не входило в мои планы.

И с чего бы? Секс был не так давно, ела тоже буквально несколько часов назад. Неужели я просто сама по себе истеричка?

Да нет! Бред!

Может, я и была взрывной особой, с легкостью выходящей из себя, но вот к истеричным натурам никогда себя не причисляла. Наверное, во всем виновато какое-нибудь космическое излучение. Я ведь раньше никогда не задерживалась в космосе так надолго. Ну или… Не знаю! Шеф — энергетический вампир и специально провоцирует меня на негатив? Разбалансированные чакры и не такое могут. Дикое, по сути, предположение, но почему бы и нет? Надо будет прощупать его мулдахару. И не только ее.

Радуясь, что Эдриш меня не видит, я предвкушающе облизнулась, но стоило только шагнуть за порог спальни, как мигом взяла себя в руки. Поставила чемодан справа от входа, чтобы не мешался, обернулась к настороженно следующему за мной хайду и мило улыбнулась:

— Раздевайтесь.

Брови начальства медленно поползли вверх. Этого он явно не ожидал.

— Полностью?

— Полностью, — милостиво согласилась я и жестом указала на тумбу. — Одежду можете сложить сюда. Не стесняйтесь, я все-таки врач и видела куда больше, чем вы можете себе представить.

Отвернулась якобы к коробке с постельным бельем (кровать, матрас и остальное мне принесли, но вот застелить и разложить я еще ничего не успела), но на самом деле чтобы не выдать свое ехидство широкой ухмылкой. Может, я и нервная особа, но и сама могу довести до белого каления кого угодно! Спасибо бабуле и ее жизненным советам.

Через две минуты на кровати уже лежала расправленная простыня, а начальство за моей спиной все еще озадаченно переминалось с ноги на ногу, сняв лишь китель и рубаху.

— Шанни, я понимаю, ты — девушка без комплексов, но, может, все-таки хотя бы закроем двери? — вкрадчиво произнес хайд, когда я, осмотрев диспозицию, недовольно поджала губы.

— Зачем? — Я изобразила полнейшее недоумение, хотя прекрасно понимала, что он думает по поводу происходящего. Нет, медвежоночек. Не в той плоскости мыслишь, хотя не скрою — направление меня заводит. — А если кто нуждающийся в медицинской помощи придет? Я должна быть в курсе всего происходящего в медблоке. Время, конечно, уже нерабочее, но ситуации бывают разные. — И с сожалением пояснила: — А у меня ни звонка, ни видеосвязи. Так что не изображайте непорочную нимфу, шеф. Вы взрослый мужчина, у вас прекрасное тело… — хайд самодовольно усмехнулся, — хоть и насквозь больное, — снова помрачнел, — так что давайте не будем отнимать друг у друга драгоценное время. Раздевайтесь.

— Или я что-то не понимаю, или… — Хайд наклонил голову чуть набок, показательно втянул ноздрями воздух, явно улавливая и свое, и мое легкое возбуждение от двусмысленности создавшейся ситуации, и прищурился. — Зачем мне раздеваться?

— А зачем вы ко мне пришли? — справедливо возмутилась я. — Глупостями заниматься или лечиться?!

Шеф сдавленно крякнул и жестом изобразил нечто невнятное. Затем расстроенно и от души взмахнул рукой, мол, гори оно все синим пламенем, и окончательно разделся, целомудренно отвернувшись, а затем торопливо устроившись на предложенной поверхности на животе.

Ой-ой, какие мы нежные и стеснительные! Знал бы ты, медвежонок, скольких капитанов, майоров и полковников щупали эти руки (пару раз даже генералов доверяли)… Ты бы так не вздыхал!

А если бы ты только догадывался, что я с тобой сейчас сделаю, и вовсе тут бы не лежал!

— У вас в неплохом состоянии мышечный каркас, — произнесла я задумчиво, разминая руки и точно зная, что преуменьшаю. Каркас был великолепен! А для отставного военного, уже который год занимающегося административным управлением, и вовсе немыслимый. — Вы чем-то занимаетесь?

— На нашем уровне имеется тренажерный зал, — пробурчал шеф, уткнувшись лицом в простыню. — Если хотите — проведу вам экскурсию.

— Я подумаю над вашим предложением. А пока подпишите тут, что ознакомлены и согласны. — И ловко сунула ему под нос свой коммуникатор, где под его анамнезом заранее расписала требуемое лечение, не стесняясь в сугубо медицинских и специфичных мануальных терминах. Ничего криминального и вредящего здоровью. Наоборот — исключительно полезные и крайне необходимые манипуляции. А то, что безумно болезненные и не каждый здравомыслящий индивид на это согласится… Так что только ради здоровья своего медвежонка не сделаешь, верно? — Здесь я перечислила, какими методами буду приводить вас в форму. Сначала мы займемся подкожной миофасциальной терапией, то есть разомнем проблемные мышцы и нервы и не забудем об артро-вертебральной методике, что приведет в порядок суставы и позвоночник. Как только прибудут медикаменты, подключим и их, а после установки МТ-сканера и полноценного обследования уже в нем — скорректируем лечение, чтобы…

— Все-все, я понял, — нетерпеливо прервал меня хайд, как я и надеялась.

Мало кому приятно сверкать голым задом при незапертых дверях, да еще слушать мой занудный голос, вещающий о чем-то абсолютно непонятном. А быть занудной я тоже умела!

— Где подписать?

— Тут, пожалуйста.

Шеф приложил большой палец к указанному месту, что, собственно, заменяло подпись, и снова нетерпеливо поерзал.

— Шанни, приступайте уже.

— С удовольствием, шеф! — осклабилась я, уже не скрываясь, но все-таки сочла своим долгом предупредить: — Напоминаю, может быть немного больно. Но помните — все ради здоровья!

И приступила.


ГЛАВА 7 | Аромат страсти | ГЛАВА 9