home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8. ГУЛАГ и война

Леонид Иосифович Бородкин, член-корр. РАН, доктор исторических наук, зав. кафедрой исторической информатики МГУ, руководитель Центра экономической истории, специалист в области применения математических методов и IT в исторических исследованиях


Главное управление исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ) было учреждено в СССР в 1929 году и закончило свое существование в 1960-м (хотя упадок ГУЛАГа начался сразу после смерти Сталина в 1953 году). Как следует из его названия, данная система официально была направлена на исправление заключенных посредством принудительного труда. В настоящее время этой системы в России не существует.

Накануне войны в 1940 году ГУЛАГ настолько разросся и стал столь многоотраслевым, что потребовалась реформа его структуры. Из ГУЛАГа выделили полтора десятка специализированных главков: Главпромстрой, занимавшийся строительством промышленных предприятий; Главшосдор, строивший шоссейные дороги, а также главки, действия которых были направлены на развитие горно-металлургической промышленности и других отраслей. Их количество менялось. Все лагерные главки были в подчинении НКВД. Собственно ГУЛАГ перед войной стал одним из главков НКВД, осуществлявшим в основном функцию контроля над всей лагерной системой (хотя он ведал также и рядом экономических объектов). В дальнейшем, говоря о лагерной системе СССР, мы будем, следуя традиции, использовать устоявшийся термин ГУЛАГ, имея в виду эту систему в целом. Отметим, что параллельно с системой ГУЛАГа существовал и другой главк НКВД – «Дальстрой». Его задача заключалась в освоении дальневосточных районов, что являлось актуальным для СССР вопросом того времени.

С началом войны в 1941 году изменились функции ГУЛАГа, численность и структура его контингентов. Каковы были эти изменения? Каков был вклад ГУЛАГа в решение задач военной экономики страны в годы Великой Отечественной войны? Эти вопросы мы рассмотрим, опираясь на архивные материалы. Прежде чем обратиться к данным вопросам, охарактеризуем кратко состояние лагерной системы накануне войны.

Уже в 30-х годах ядром экономики ГУЛАГа стали крупные стройки, горнодобывающие комплексы и лесная промышленность, требовавшие массового применения неквалифицированного физического труда в нередко экстремальных климатических условиях. Общие сведения о лагерной экономике к началу 1940 года содержатся в докладе заместителя начальника ГУЛАГа Лепилова руководству НКВД СССР (март 1940-го). К этому моменту ГУЛАГ включал 53 исправительно-трудовых лагеря (ИТЛ), 425 исправительно-трудовых колоний (ИТК). Общий контингент заключенных, содержащихся в ИТЛ и колониях ГУЛАГа, насчитывал 1 668 200 человек, из которых 34 % были осуждены за «контрреволюционную деятельность» и за особо опасные преступления против порядка управления. Как отмечается в этом докладе, к началу 1940 года централизованная картотека ГУЛАГа отражала данные почти по восьми миллионам человек, «как по лицам, прошедшим через изоляцию, так и по содержащимся ныне в местах изоляции» (всего же через систему ГУЛАГа прошли 16–18 миллионов человек).

Наиболее крупной отраслью ГУЛАГа была в эти годы лесная. Существенную роль в развитии процессов форсированной индустриализации играла и горно-металлургическая промышленность ГУЛАГа. Что касается золота и олова, то основная добыча этих металлов в стране производилась лагерями «Дальстроя» НКВД. Особое место в лагерной экономике занимало капитальное строительство, которое «выделялось масштабами и сложностью возводимых сооружений». В первую очередь это касалось горно-металлургической промышленности и топливной промышленности, лесной промышленности. Однако, как отмечалось в докладе зам. начальника ГУЛАГа, не эти стройки определяли роль ГУЛАГа «как крупнейшей строительной системы в СССР»; в документе подчеркивалась роль ГУЛАГа в строительстве «объектов исключительного народнохозяйственного значения, ввод в действие которых резко увеличивает индустриальную мощь Советского Союза и укрепляет его обороноспособность». Речь идет прежде всего о гидротехнических сооружениях, а также о судостроительных заводах и морских сооружениях, предназначенных, в частности, для ВМФ.

Функционирование ГУЛАГа в годы войны отражено в целом ряде источников, преимущественно архивных. Один из наиболее значимых документов в этом ряду – это доклад начальника ГУЛАГа Виктора Григорьевича Наседкина наркому внутренних дел Лаврентию Берия «О работе ГУЛАГа за годы войны (1941–1944)», датированный 17 августа 1944 года. Как отмечается в преамбуле к докладу, вся оперативная и производственно-хозяйственная деятельность ГУЛАГа была направлена на: усиление изоляции заключенных и борьбу с антисоветскими проявлениями среди них; сохранение физического состояния заключенных и их полное трудовое использование; комплектование важнейших оборонных строительств и предприятий рабочей силой из заключенных; всемерное усиление производства боеприпасов и другой оборонной продукции; на расширение собственной продовольственной базы.

Последний пункт представляется немаловажным, если учесть драматический характер динамики численности заключенных ГУЛАГа. В годы войны смертность достигла чрезвычайно высокого уровня. Если в 1940 году уровень смертности в лагерях и колониях был около 3 %, в 1941-м – 6 %, то в 1942 году этот уровень достиг почти 25 %, а в 1943-м – 22,4 %. На следующий год он снизился до 9 %, а в 1945 году – почти до 6 %. В абсолютном исчислении эти данные выражаются следующими числами: 932 268 умерших в ГУЛАГе в военные годы, из них 620 386 – в 1942–1943 годах. Большинство заключенных скончалось от голода и связанных с ним болезней. Одной из самых распространенных болезней в лагерях являлась пеллагра – множественная витаминная недостаточность с крайне высоким процентом летальных исходов. Без нормальной пищи в должном количестве в желудке человека начинаются необратимые процессы, вследствие которых с больного клочьями слезает кожа, начинаются диарея, дерматит, деменция. Плохо обстояли дела и с моральным состоянием заключенных. Они становились свидетелями того, как ежедневно десятками и сотнями хоронят их товарищей. Это тоже стало причиной желания заключенных воевать. Конечно, не стоит забывать и о патриотизме, который в годы войны был присущ многим заключенным.

К началу войны общее число заключенных, содержавшихся в лагерях и колониях, составляло около 2 300 000 человек. На 1 июля 1944 года число заключенных снизилось до 1 200 000 человек. За три года войны из лагерей и колоний убыло 2 900 000 человек и вновь поступило 1 800 000 осужденных. Изменился и состав заключенных по характеру совершенных преступлений: если в 1941 году осужденные за контрреволюционные и другие особо опасные преступления составляли 27 % от общего числа заключенных, то к июлю 1944-го число осужденных этой категории возросло до 43 %. За эти годы было вновь организовано 40 лагерей, расформировано 69. С 1 июля 1941 по 11 февраля 1945 года численность заключенных в лагерях сократилась в 2,5 раза.

В первые же дни войны возникла необходимость эвакуации заключенных с территории, находившейся в непосредственной близости к зоне военных действий, где дислоцировалась значительная часть лагерей и колоний ГУЛАГа (в частности, Беломорско-Балтийский, Мончегорский ИТЛ и др.). Большинство заключенных эвакуировалось пешим порядком, нередко на расстояния до тысячи километров – все железные дороги были забиты военными грузами и войсками. Эвакуации подверглись 750 тысяч заключенных. Случалось, что, когда линия фронта стремительно приближалась, эвакуировать заключенных не успевали. В таких случаях перед тем, как покинуть территорию лагеря, заключенных расстреливали, чтобы они не попали к немцам.

Уже 22 июня 1941 года появилась директива Наркома внутренних дел СССР и Прокурора СССР № 221 о переводе лагерей, тюрем и колоний на военное положение, в соответствии с которой прекращалось освобождение «контрреволюционеров, бандитов, рецидивистов и других опасных преступников», а охрана лагерей переводилась на военное положение. Многочисленные просьбы «политзаключенных» (осужденных по ст. 58) направить их на фронт за крайне редким исключением не удовлетворялись.

За годы войны значительная часть заключенных ГУЛАГа пополнила ряды Красной армии. В 1941 году Президиум Верховного Совета СССР издал Указы о досрочном освобождении ряда категорий заключенных, осужденных за прогулы, бытовые и незначительные должностные и хозяйственные преступления, с передачей лиц призывных возрастов в Красную армию. В результате ГУЛАГом было проведено освобождение 420 тысяч заключенных. В 1942–1943 годах были досрочно освобождены еще 157 тысяч человек из числа осужденных за незначительные преступления с передачей их в ряды Красной армии. Кроме того, все заключенные, освобождаемые из лагерей и колоний за отбыванием сроков наказания, годные к строевой службе, также передавались в армию. Таким образом, за три года войны на укомплектование Красной армии было передано 975 тысяч заключенных ГУЛАГа. Как отмечается в докладе начальника ГУЛАГа, пяти бывшим заключенным в годы войны были присвоены звания Героев Советского Союза.

В каких условиях труда и быта работали заключенные ГУЛАГа в годы войны? В первые два года эти условия были особенно тяжелыми. Рыба и жиры почти полностью отсутствовали в рационе заключенных на протяжении шести месяцев, что привело к резкому увеличению заболеваемости и смертности. Так, в лагерях Новосибирской области инспекция ГУЛАГа выявила факты хищения продуктов «до закладки их в котел» почти во всех лаготделениях. При этом большое количество смертельных исходов в бараках и на местах работы связывается в докладе инспекции с «неправильной, а подчас преступной» работой санитарных частей по оказанию помощи ослабленным и больным заключенным. Материалы этой проверки содержат немало описаний трагической судьбы узников, обращение с которыми не могло оставить равнодушной даже инспекцию ГУЛАГа. Вот цитата из доклада: «Наблюдается исключительно безответственное отношение со стороны руководителей лаготделений к судьбе заключенных, что играет немалую роль в истощении и смертности, причем эти факты проходят безнаказанно, хотя о них известно руководству лагеря».

Один из таких фактов, представленных в докладе, касается этапа в 180 человек, прибывшего в Антибес (Новосибирская область) для отправки в Ново-Ивановку 5 ноября 1941 года. Для приемки этапа были посланы начальник конвоя и четыре стрелка без врача. Люди, прибывшие этапом, были истощены и раздеты, около трех суток их не кормили. Когда этап начали принимать из состава и сажать людей на машины, четыре человека не могли выйти из вагона. Далее заключенных везли на открытых машинах около восьми часов. Шел снег с дождем, и, когда этап прибыл в Ново-Ивановку, с машин сняли три трупа, восемь человек попали в больницу, где четверо из них умерли.

Архивы лагерной системы содержат целый ряд таких эпизодов, хотя очевидно, что они фиксировались только в случае прибытия в лагерь инспекционной комиссии, посланной руководством ГУЛАГа или НКВД.

Теперь обратимся к вопросу о производственной деятельности ГУЛАГа, его вкладу в экономику страны в годы войны.

шленного строительства – 310 тысяч, на аэродромном и шоссейном строительстве – 268 тысяч, в горно-металлургической промышленности – 171 тысяча человек. Основное внимание уделялось выполнению решений ГКО и приказов Наркома внутренних дел СССР по обеспечению рабочей силой важнейших проектов, осуществляемых НКВД: строительства авиационных заводов в Куйбышеве, металлургических комбинатов в Нижнем Тагиле, Челябинске, Актюбинске и Закавказье, Норильского комбината, Богословского алюминиевого завода, стратегической железной дороги Саратов – Сталинград, железной дороги Комсомольск – Совгавань, нефтеперегонного завода в Куйбышеве и других объектов.

Особое значение в годы войны имели контрагентские работы ГУЛАГа (когда заключенные работали на объектах различных наркоматов, а не на «своих» объектах). В условиях мобилизации, призыва миллионов мужчин в армию, потребность разворачивающейся (в основном на Урале и в Сибири) оборонной промышленности в рабочей силе резко возросла – настолько, что руководство ГУЛАГа не могло удовлетворить заявки многих ведомств, выполнявших военные заказы. Определенную роль сыграла и хаотичность первого года войны, когда огромные массы заключенных перемещались в новые места дислокации лагерей, шла перестройка промышленности на военный лад, развертывались эвакуированные предприятия. В годы войны резко возросла интенсивность труда заключенных. Об этом можно в определенной степени судить по данным, которые приводит в своем докладе начальник ГУЛАГа Наседкин: выработка на один человеко-день увеличилась с 9,5 рубля в 1940 году до 21 рубля в 1944-м.

Важнейшим вкладом в военную экономику страны в годы войны было производство боеприпасов. Только за три года войны общий выпуск всех видов боеприпасов предприятиями ГУЛАГа составил более 70 миллионов единиц, в том числе: мин – 25,5 миллиона штук, ручных гранат и запалов – 35,8 миллиона штук, противопехотных мин – 9,2 миллиона штук, авиабомб – 100 тысяч штук. Тем самым НКВД СССР выдвинулся на второе место среди наркоматов по выпуску осколочно-фугасных мин. По подсчетам, ГУЛАГ произвел около половины всех использованных в годы войны мин.

Еще один вид продукции для нужд фронта, в производстве которой НКВД СССР занимал второе место среди всех наркоматов, – спецукупорка, предназначенная для упаковки различных боеприпасов. С первых дней войны на производство спецукупорки было переключено 58 промышленных деревообрабатывающих колоний ГУЛАГа. За три года войны силами заключенных было изготовлено более 20 миллионов комплектов спецукупорки.

Предприятия ГУЛАГа впервые в стране освоили производство комбинированных источников питания – аппаратов КИП для раций войск связи Красной армии. Изготовлено было 500 тысяч катушек для полевого телефонного кабеля, 1,7 миллиона масок для противогазов и т. п. На 20 предприятиях заключенные шили обмундирование для Красной армии – было пошито 22 миллиона единиц обмундирования (напомним, что с лета 1942 года и до конца войны численность армии была в среднем 11 миллионов человек). Только в 1944 году силами ГУЛАГа были построены 24 новых аэродрома с твердым покрытием, восстановлены 35 аэродромов в районах, освобожденных от немецкой оккупации. Также в 1944 году заключенными было добыто более 70 тонн золота (две трети всего золота, добытого в СССР).

Об отраслевой структуре промышленной продукции ГУЛАГа можно судить по данным за 1942 год: по стоимости товарной продукции удельный вес цветной металлургии составил 26,8 %, лесной промышленности – 14,8 %, швейной – 14,0 %, металлообработки – 7,8 %, деревообработки – 6 %, топливной промышленности – 5 %, и т. д.

Суммируя сказанное, можно сказать, что в условиях войны, когда мобилизационная экономика СССР перешла в предельно напряженный режим, экономическая роль ГУЛАГа возросла. Контингенты ГУЛАГа внесли заметный вклад в производство ряда боеприпасов и спецукупорки для них, добычу цветных металлов, угля и нефти, пошив обмундирования для Красной армии, строительство оборонных предприятий, аэродромов, шоссейных и железных дорог. В рамках функционирования мобилизационной модели в СССР в 1941–1945 годах мобильная рабочая сила ГУЛАГа, перебрасываемая с объекта на объект в зависимости от потребностей военной экономики, способствовала оперативному решению текущих производственных задач, к тому же при минимальных расходах (с учетом того, что лагеря существовали в условиях минимальной инфраструктуры, а затраты на рабочую силу заключенных были существенно ниже в сравнении с затратами при использовании труда вольнонаемных).

Есть ли основания считать, что ГУЛАГ внес решающий вклад в военную экономику СССР (как иногда полагают)? Разумеется, нет. Рабочая сила ГУЛАГа не превышала 10 % от численности занятых в советской промышленности и строительстве. Очевидно, в терминах ВВП или объема промышленного производства вклад ГУЛАГа измерялся несколькими процентами. Лагерные контингенты редко привлекались к производству основных видов военной техники, а также многих видов «гражданской» продукции. Однако на нескольких прорывных направлениях военной экономики, о которых шла речь выше, роль ГУЛАГа была существенной. Победа в Великой Отечественной войне – это не только результат героической борьбы Красной армии, трудового подвига тружеников тыла, но и результат тяжелого труда миллионов заключенных ГУЛАГа.


7.  Итальянский фашизм перед войной: Бенито Муссолини | Белые пятна Второй мировой | 9.  28 панфиловцев