home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

— Киррлис, самолёт в небе гудит, — разбудил меня Семянчиков. — Звук очень похож на тот, когда к нам за Шелеховым и теми немцами прилетели «этажерки». Может, гости из-за фронта прибыли?

Волколак взял на себя должность моего первого помощника в отсутствие Прохора, который сейчас патрулировал окрестные леса в составе небольшой группы оборотней.

— Который час? — пробормотал я, растирая лицо и пытаясь открыть глаза, что было нелёгким делом: те, будто клеем намазаны оказались. Лёг я во втором часу ночи, перед этим спал мало, а работал много. Отсюда и дикая усталость.

— Начало шестого.

— Демоны, — привычно выругался я. — Павел не прилетал?

— Нет, — волколак отрицательно мотнул головой. — Может, зря ты его одного отправил, а?

— Что один, что два никакой разницы. Для стопроцентной гарантии требуется целую стаю отослать, которой у меня просто нет.

Сокол как улетел несколько дней назад, так и пропал с концами. С другой стороны, неизвестный Источник находится явно не близко, так как до меня дошли лишь отголоски магической бури. В противном случае её ощутили бы все мои подручные, которые являются магическими созданиями. И это… радует. Чем дальше от СССР мой гипотетический второй Очаг, тем для меня лучше. Не подумайте, что я передумал договариваться с Москвой. Наоборот, СССР меня устраивает почти по всем показателям. Что же до моего желания иметь второй Очаг за пределами границ этого государства, то тут всё дело в эдаком шантаже — мол, если что, то…. Да и, в конце концов, им дружественный маг не нужен, что ли? Жаль, что на Земле про магию напрочь забыли и не представляют, на что она способна. В ином случае правительство Союза ухватилось бы за меня всеми руками и ногами, наперегонки выполняя мои пожелания. Люди? Вот тебе целый город. Алмазы? Держи грузовик. Камни и чугун для трансфигурации? Завтра десять эшелонов пригонят, а через неделю ещё парочку.

«Ладно, помечтал и хватит, — оборвал я самого себя в мыслях. — Может всё это и будет. Вон же кто-то прилетел явно ко мне на переговоры».

Самолёт крутился заметно в стороне от моего лагеря и взлётной полосы, на которой я принимал в прошлый раз пару ПО-2. С помощью амулетов «ночной взгляд» удалось его рассмотреть. Волколак оказался прав, когда предположил по схожести звука, что это советский самолёт с парой крыльев, расположенных друг над другом. После этого я отключил на время маскировочные амулеты и приказал феям срочно принести бочки с топливом к посадочной полосе. Горючее разлили на две «дорожки», оставив между ними широкую полосу, и подожгли.

Пилот огонь увидел не сразу. Ну, или ему потребовалось время на разворот, так как огненный знак застал его во время выполнения манёвра, уводящего от взлётной полосы. Приземлился он бесстрашно, сразу же, не став делать первый пролёт для осмотра полосы, хотя должен был понимать, что весенний снег даже в ночную морозную пору может подкинуть кучу неприятностей самолёту. Но справился с честью, ловко встав лыжами на снег, продавив корку наста, и пролетев около сотни метров по нему. В конце полосы его придержали феи, уже наловчившиеся тормозить самолёты.

— Многовато народу прибыло, — заметил Семянчиков, когда самолёт замер на месте, рокот его двигателя стих и из кабины с крыльевыми капсулами принялись выбираться люди. Вместе с пилотом их оказалось шестеро.

— Угу, — согласился я с ним.

Когда неожиданные гости приблизились ко мне, то я опознал среди них знакомое лицо.

— Приветствую, лейтенант, — первым поздоровался я с Шелеховым. Про себя отметил, что он шёл в середине группы, перед пилотом и двумя молодыми мужчинами, у которых за спиной висели автоматы и обычные «сидоры». Первой шла парочка: мужчина слегка за сорок и молодая женщина, почти девушка, которой едва двадцать два или двадцать три года исполнилось. Потом я обратил внимание на её скуластое круглое лицо и напрягся в ожидании неприятностей, про которые мне просигнализировала интуиция.

И те не заставили себя ждать.

— Сайн байна уу, та! — вместо энкавэдэшника первой мне ответила единственная представительница слабого пола в группе гостей.

«Проверка! Немного топорная, но от того не менее эффективная. Ну-ну, не на того напали, дорогие мои», — полыхнула яркая мысль в голове. — Говорите на русском, чтобы вас слышали и понимали мои люди, по иному будет крайне невежливо не только в их адрес, но и по отношению ко мне.

— Простите, — немедленно смешалась гостья. — Я всего лишь с вами поздоровалась.

— Я понял, что вы сказали, — слукавил я (а с другой стороны, что ещё может сказать незнакомый человек другому незнакомцу в момент первой встречи, так что я смысл чужой фразы понял, даже не зная значения слов), — но в моём доме есть определённые правила для гостей. Прошу им следовать.

— Конечно, конечно, — вклинился в разговор мужчина, стоящий рядом с ней. — Товарищ Киррлис, так? Я — Илья Иванович Озеров. Военинженер третьего ранга. С товарищем капитаном вы уже знакомы, сержанты энкавэдэ Митин и Родзиховский его помощники. А девушка, на которую вы накричали, ваша землячка и военный корреспондент Жаргал Болдын.

— Я не хотел никого обидеть, — спокойно ответил я ему. — Пойдёмте в лагерь. Там вы отогреетесь, отдохнёте, после чего поговорим. С самолётом ничего не случится.

— А эти создания — те самые феи, про которые нам рассказывал товарищ капитан? — задала мне вопрос, при этом мило улыбаясь, Жаргал. Подразумевала она фей, которые сейчас споро тушили горящий бензин при помощи своей магии.

— Не знаю, о чём он вам рассказывал, но — да, этих созданий зовут феями. И я настоятельно прошу вас не пытаться самостоятельно с ними знакомиться. У них иное мировоззрение, могут причинить вред не со зла, случайно, просто не поняв вас.

— Даже не думали, товарищ Киррлис, — всё с той же улыбкой на губах заверила она меня. Недавнее смущение, вызванное моей резкой фразой, прошло без следа.

Гости из Москвы устроились в предложенных им санях, накрылись плащами, зачарованными на тепло, и поехали в лагерь.

— Проверяют тебя, лорд, — заметил мне Семянчиков. — И дивчину не просто так привезли, хотят, чтобы она тебе голову вскружила.

— Что есть, то есть, — кивнул я, подтверждая догадку волколака.

— И что будешь делать?

— Ничего. Пока ничего. Сначала выслушаю, что этот Озеров скажет.

Разговор я отложил до полудня под предлогом, что и им, и мне требуется нормально отдохнуть перед серьёзной беседой. Было видно, что командиру группы очень не хотелось этого, но настаивать он не стал и согласился на моё предложение. Разделяться они отказались, попросив поселить их всех, включая пилота, в одной комнате.

— В тесноте, да не в обиде, — хохотнул военинженер, при этом в его глазах не было ни капли веселья, только холодное внимание и подозрительность.

Едва только достаточно рассвело, как я навестил московских гостей. Для этого обвешался активированными амулетами. Ничуть не удивился, что половина из них бодрствует. Отдыхали трое — девушка, пилот и один из сержантов. Феи без проблем проникли внутрь домика, отданного на эту ночь союзникам, усыпили тех и открыли мне дверь. Дальше я подчинил Озерова и практически допросил его. По крайней мере, обычной беседой наше общение было сложно назвать.

Как я и предполагал, прилетели ко мне больше шпионы, чем союзники. Правительство им указало три направления, в котором следовало «копать». Во-первых, в Москве очень хотели узнать, откуда я взялся, и кто за мной стоит или стоял раньше, почему раньше никто не слышал ни о какой настоящей магии, и что подвигло меня так громко заявить о себе, почему сижу в Белоруссии в окружении врагов. Что меня здесь держит? Во-вторых, руководителей страны интересовала возможность получить доступ к товарам и услугам магических магазинов напрямую, то есть, минуя меня, а заодно команде Озерова дали приказ узнать всё про это: кто, где, откуда, что и с кем. В-третьих, в Москве очень хотели получить отряд (в идеале целую армию) сверхлюдей, суперсолдат, которых они видели в моих оборотнях, но только чтобы присягали те СССР. Использовать солдат, подконтрольных мне, там планировали с большой неохотой — не развито здесь направление наёмничества, считается устаревшим. Хотя как по мне, на наёмников можно свалить множество собственных тёмных делишек и превратить их в эдаких пугал.

Жаргал Болдын оказалась чистокровной монголкой и агентом, завербованным НКВД пару лет назад. Впрочем, в Монголии многие относятся к русским очень хорошо и готовы пойти на службу СССР. Это в немалой степени связано с тем, что Монголия очень плотно опекается Союзом республик. Вроде как имеется договор между странами, в котором указана роль СССР во внешних и внутренних делах соседнего государства пастухов, коневодов и животноводов. Это выглядит вроде извращённой оккупации и тем удивительнее хорошее отношение простых монголов к советским людям. Впрочем, речь сейчас не о том. У себя на родине Жаргал была учительницей младших классов. В начале января сорок второго она тайно была переправлена через границу в Москву. С того момента и до заброски в Белоруссию она проходила подготовку по нескольким дисциплинам: учила немецкий язык, журналистику, диверсионное дело. Неделю назад получила документы на своё имя, по которым она считалась военным корреспондентом «Комсомольской правды». Вместе с ними ей дали легенду — «историю» её жизни. Как мы с Семянчиковым и предполагали, основным её заданием была попытка соблазнить меня. Второй важной задачей являлась проверка моей национальности. Кстати, её я провалил в первые же минуты нашей встречи. Жаргал мигом определила, что никакой я не монгол, как по чертам лица, так и по тому, что я не понял её приветствие на родном языке. У учительницы оказалось отличная наблюдательность, плюс, неплохая подготовка.

Шелехова прислали в поддержку Озерову, посчитав, что я теплее приму гостей и быстрее раскрою перед ними душу, увидев среди них знакомого человека. Заодно он должен контролировать своих спутников — Озерова и Болдын. Два сержанта были его людьми и играли роль обычной силовой поддержки, никаких тайных приказов у них не имелось.

Узнав, что хотел, я покинул гостей. Перед этим приказал восстановить метки на двери и окнах, которые энкавэдэшники поставили из ниток, соли с пылью и прочего мусора. Ну, и чтобы забыли о допросе. Свой сон они спишут на усталость из-за тяжёлой и опасной дороги. Ну, а если что-то заподозрят, то… пускай. Сами пришли ко мне с камнем за пазухой, так что, я в полном своём праве.


ПРОЛОГ | Лорд 3 | Глава 2