home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Я вернулся в Цитадель во второй половине дня, перед этим приняв самое непосредственное участие в отражении мощной атаки гитлеровцев, ударивших по Витебску с севера и запада. Лишь потеряв убитыми и ранеными пару батальонов те отступили на прежние позиции, дав нам возможность перегруппироваться и зализать раны.

Первым же делом я направился к Залу воинов, который уже должен быть построен. Ещё издалека я увидел толпу рядом с новым зданием. Там собрались практически все, кто остался в лагере и не ушёл со мной в Витебск. Это было самое огромное здание из всех мной построенных. П-образная постройка со стенами из камня и дерева, с внутренним двором между «ножек» размером тридцать на семьдесят метров и высокой двускатной крышей, покрытой ярко-рыжей черепицей. Не будь лагерь защищён маскировочными амулетами, то подобное яркое пятно сыграло бы мне дурную роль, став отличным ориентиром для немецкой авиации и авиакорректировщиков.

Только постройкой дело не закончилось. Для нормального функционирования Зала требовались инструкторы. Стандартный Очаг, так сказать, поставлял учителей вместе со зданием. Но у меня, как говорят аборигены, всё шло через одно место.

— Ильич, есть на примете подходящие кандидаты на роль инструкторов в Зал? — спросил я у трактирщика, что вместе со всем населением главного лесного лагеря глазел на новое здание. — У тебя же, наверное, все наши не по одному разу побывали и погудели, и показали, что из себя представляют.

— Ну, так навскидку могу пару человек достойный назвать. Один из них немец, — он вопросительно посмотрел на меня.

— Без разницы.

— Тогда Франц Кёттер, что ли, и Иван Коржанов. Можно ещё Светлану Бодич взять. Баба в самом соку, крепкая, дерзкая, и стреляет хорошо.

— С дисциплиной у неё как?

— Ну, так, — пожал он плечами, — как у всех баб более-менее порядочных. Киррлис, да я плохого разве посоветую? Светка получше многих наших мужиков будет и застраивает их частенько.

— Хорошо, приведи их ко мне в комнату. Посмотрю, поговорю, оценю.

— Когда?

— Прямо сейчас.

— Лады, — кивнул он и вдруг спохватился. — Совсем из головы вылетело. Бодич из второго лагеря будет.

— Пускай, — отмахнулся я. — Если ты говоришь, что она отличный кандидат, то не вижу разницы откуда брать народ. Ты сам и Озара оттуда же пришли на свои места.

Все трое кандидатов в инструкторы мне понравились. Светлана оказалась очень высокой и крупной женщиной с косой ниже пояса в возрасте тридцати шести лет. Вдова, воспитывающая трёх детей, где самому младшему было четыре года, а старшему восемь. Вот этот пункт меня сильно озадачил. Не представлял я, как женщина сможет совмещать службу мне и уход за детьми. Вряд ли как-то возможно будет уйти с должности инструктора, на которую, фактически, поставит её Очаг, связав тесными магическими узами с Залом воинов.

— Я смогу, — твёрдо сказала она, услышав мои сомнения.

— Хорошо, как скажешь, — принял я её решение. В принципе, я её не в воины направляю, которые будут всё время пропадать в боях и рисковать жизнью. Должность инструктора значительно безопаснее. К тому же, свою семью она может перевезти на территорию Зала. Благо, что там хватало свободных мест.

Ещё спустя час Зал воинов получил своих первых инструкторов, и тем самым стал полноценным объектом Цитадели. Да, до стопроцентной эффективности потребуется ещё несколько учителей. Но и троицы имеющихся хватало для того, чтобы начать выпускать первых солдат, тем более что энергии в Очаге ещё хватало, не вся она из трёх кристаллов ушла на здание и Древо.

Наверное, стоит сказать, что Светлана преобразилась крайне разительно. Из высокой полноватой женщины она превратилась в высокую поджарую полуэльфийку с двумя светло-русыми косами до пояса и пронзительным взглядом ярко-зелёных глаз. Её имя не изменилось, как и имя второго инструктора Ивана. А вот Франц представился Фомой, после перерождения и слияния с Залом воинов. Светлана отвечала за подготовку стрелков, Иван выпускал разведчиков, а Фома превращал новобранцев в тяжёлых штурмовиков. Правда, не знаю, зачем те мне нужны. Ведь как в реалиях Земли помогут воины, закованные в зачарованную броню с ног до головы и вооружённые зачарованными мечами, секирами, палицами и ростовыми щитами, предназначенные для ближнего боя? Мне и так придётся переучивать лучников с арбалетчиками на огнестрельное оружие. Также инструкторы могли заменять друг друга и помогать при большом наплыве новобранцев. Качество обучения если и падало, то незначительно, когда Фома учил разведчиков, а Светлана штурмовиков. Просто «своим» ученикам они могли рассказать чуть больше нюансов.

Всего набралось сто двадцать человек. Это были земляне и иномиряне. Вместе с мужчинами в ряды будущих полуэльфов затесались и женщины, хотя таких оказалось немного. Основная нагрузка легла на плечи Светланы, так как я решил девять десятков новобранцев перевести в стрелков-арбалетчиков. Так как количеством — немцев всяко больше, причём, в сотни раз — мне не взять, то придётся делать упор на качество. Поэтому я сделал выбор в пользу ветеранов-мастеров. Фома помогал ей с обучением.

— Вперёд, — рявкнула Бодич на первый десяток людей. — Я должна вас ждать?

Пара человек в группе что-то недовольно пробормотали, но сделали это негромко, чтобы не вызвать недовольство как женщины, так и моё. Первыми за дверью скрылись они, последней вошла Светлана и плотно закрыла ту за собой. Не знаю, что там происходило и как шёл процесс обучения. Но по его итогам спустя четверть часа из Зала вышли десять полуэльфов с изящными арбалетами, с ложей длиною в метр и колчаном с двумя дюжинами толстых стрел. Весь десяток был одет в одинаковую зелёную свободную форму с мелкими коричневыми кляксами и ломаными линиями. На ногах у них красовались кожаные сапоги и наколенники. Кроме арбалета, каждый имел при себе большой тесак с немного изогнутым лезвием и прямой узкий кинжал.

За первым десятком последовал второй. И одновременно с ним в Зал вошли ещё десять новобранцев, которыми занялся Иван. Разведчики от стрелков отличались наличием плаща с глубоким капюшоном и петельками под траву и веточки для создания маскировки. Арбалет у них был легче, стрелы меньше, вместо тесака у каждого имелся небольшой топорик, плюс, набор метательных тяжёлых ножей. Также все разведчики носили специальные маски, чтобы не светить в тёмных зарослях светлыми лицами. К этому времени первый десяток уже получил винтовки и был отправлен на стрельбище. Результаты стрельбы из огнестрельного оружия меня порадовали. На ста метрах в центр ростовой мишени попали все, уложив все три обоймы, которые им выдали. Лучше, конечно, показали себя бывшие земляне, которые были отлично знакомы с оружием своего мира. Иномиряне, прошедшие короткий курс новобранца РККА, чуть-чуть им уступали. Но те, кто их учил ранее, сообщили, что после перерождения у пришельцев из иного мира навык владения винтовками и автоматами вырос в несколько раз. В советской армии им бы вручили благодарственные грамоты, а то и ценные подарки, как отличникам в стрельбе. Возможно, все эти успехи были связаны с тем, что выбирал я арбалетчиков, у которых в целом хват оружия и способ прицеливания схожи с использование огнестрельного оружия. Точнее, это мог быть один пункт из множества, сыгравшего положительную роль. Ведь ещё стоит учитывать талант к стрельбе, который у любого эльфа в крови. Остаток дня ушёл на то, чтобы провести через Зал всех отобранных кандидатов. Девяносто стрелков и три десятка разведчиков заметно повысили боевую мощь Цитадели. Жаль, что сейчас я не мог обеспечить их всех амулетами, даже самыми простыми, которые покупал Озером с моего разрешения в лавке у Озары.

Ещё у меня состоялся разговор с Озеровым. У военинженера я потребовал деньги за уже купленные мной амулеты для советских солдат, и на покупку новых. Например, рунных камней, которые показали свою исключительную эффективность в обороне рубежей в Витебске. Тот пообещал передать в Москву мои слова и добавить от себя рекомендации для ускорения принятия решения.

Между тем в Витебске ситуация стала складываться сильно не в пользу советского десанта. Регулярная армия так и не смогла прорваться к красноармейцам, бившимся в городе в полном окружении. Между ними немцы создали настолько мощную оборону, что в ней завязли стрелковые дивизии РККА. Из-за распутицы их не могли поддерживать танки, в то время как немецкие бронемашины били по наступающим из капониров. Одно хорошо — советская авиация успешно работала, в отличии от гитлеровской. Особенно хорошо себя показали сталинские соколы ночью, нанеся несколько страшных ударов по сосредоточению войск вермахта. Полагаю, что за такую результативность стоило благодарить мои амулеты. Та же авиация сбросила в Витебск груз с боеприпасами, медикаментами и продовольствием для обороняющихся красноармейцев.

*****

В сетку танкового прицела вполз угловатый лоб «тройки» с тонким хоботком пятидесятимиллиметровой пушки. Слева и справа от нее, а также позади двигались пехотинцы в шинелях и в касках, выкрашенных известью. За ними катила мелкая «двойка», водившая по сторонам коротким стволом автоматической двадцатимиллиметровой пушки. Всего час назад немцы уже пытались в этом месте ворваться в город, но крепко умылись кровью, наткнувшись на перекрёстный огонь двух «станкачей» и нескольких пехотных «дегтярёвых». И вот сейчас они решили повторить атаку, усилив пехотинцев бронетехникой.

Благодаря секретным разработкам советских инженеров и конструкторов (о чём всем сообщили особисты и посоветовали крепко держать язык за зубами) гитлеровцам оставались только две улицы для наступления. Попытка обойти слева и права приводила к тому, что атакующие всё равно оказывались в этом месте, но растерянные и потерявшие ориентацию в пространстве, к которым удачно подходила поговорка про заблудившихся в трёх соснах, что приводило к их крупным потерям от огня красноармейцев.

Подождав, когда дистанция сократится до трёх сотен метров, командир танка старший сержант Максим Стёпин произвёл выстрел.

— Есть, горит сука! — заорал он. — Горит гад! Федя, давая назад, зайдём от белого дома.

Советский танк вовремя спрятался за угол полуразрушенного кирпичного дома, так как через пару секунд в то месте, откуда чуть ранее торчала часть танка, ударила очередь двадцатимиллиметровых снарядов, выпущенных «двоечкой».

— Осколочный! — с трудом услышал Стёпин крик заряжающего, загнавшего только что унитар в казённик орудия.

Танк проскочил улицу, пронёсся через два двора сожжённых ещё ранее домов, и вышел во фланг наступающим немцам.

— Стой! — крикнул Стёпин и продублировал приказ пинком по плечам механика. Как только танк замер, как немедленно раздался выстрел, который разметал в разные стороны как бы не целое отделение гитлеровцев, залёгших за завалом, образовавшимся после обрушения многоэтажного дома. — Назад!

Следующий маневр вывел советский танк на немецкий «Pz-II». Тот выстрелить успел на секунду раньше своего противника. Очередь малокалиберных снарядов прошила насквозь лобовую броню БТ. Ответный осколочно-фугасный снаряд из танковой пушки «20-к» также не заметил противопульной брони в лобовой проекции лёгкого немецкого танка. После попадания там сдетонировал боекомплект, крошечная башня слетела с погона, будто была бумажной треуголкой из газеты, попавшей под порыв ветра. Немецкий танк разворотило любо-дорого было посмотреть.

Когда в «бэтэшку» угодили вражеские снаряды, то мир будто замер для старшего сержанта. Он увидел, как появились красные точки на броне перед ним, следом в тех местах сталь лопнула, впустив внутрь не менее красные кусочки металла с оранжево-красными искрами окалины и мельчайших фрагментов брони. В голове у Стёпина мелькнула неуместная мысль, что всё это похоже на то, когда достают из костра головню и бьют ею о землю. Точно такие же огненно-световые эффекты с искрами.

«Неужели это… конец?», — промелькнуло у него в голове.

И вдруг разом время вернуло свой привычный бег. Танкист рванулся вверх, освобождая люк от стопора, и вывалился наружу на горячую броню вместе с клубами удушливого дыма и первыми раскалённым воздухом, который бывает только при открытом пламени. Ещё заметил своего механика краем глаза, а чуть позже, когда окончательно пришёл в себя, то нашёл и заряжающего. Все трое лежали на земле в десятке метров от полыхавшей «семёрки».

— Живые? — хрипло спросил Стёпин.

Товарищи немедленно откликнулись.

— Кажется.

— Ага. Командир, ты сам-то не ранен? Считай, в тебя же фашист очередь влепил, — произнёс Фёдор Куропаткин.

— Ни царапины, — отозвался тот и только сейчас вспомнил о подарке, который ему вручил младший политрук сегодня утром. Машинально он поднял правую руку и посмотрел на медную круглую пластину, исчерченную хитрыми завитками и закреплённую на кожаном ремешке. О таких танкист только слышал, мол, они защищают от твоей пули или осколка. Слышал, но поверил только сейчас, испытав всё на себе. Повезло, что политрук выделил их экипаж из оставшихся в строю танков. И тут же его больно кольнула мысль — «Но не повезло другим».


Глава 16 | Лорд 3 | Глава 18