home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Крестьянская семья оказалась отличным приобретением во всех смыслах. Да, они были неграмотными, очень многого не знали и не понимали, но старались учиться и всячески демонстрировали свою верность. Все восемь членов семейства согласились дать мне клятву. Присяга прошла без проблем. А вот с братьями прошло не всё так гладко. Старший и средний легко и искренне поклялись мне на своей крови в верности. А вот присягу младшего магия не приняла. Тот хотел приключений, но не хотел за них расплачиваться. Как-то так можно описать суть взгляда паренька на окружающий мир. Из-за этого он и клялся неискренне, не считая должным стать моим рабом. Именно так он сказал, когда я устроил ему допрос под ментальными чарами. В остальном он оказался вполне неплохим человеком, который будет полезен где-нибудь на незначительной должности. Возможно, такая, так сказать, инфантильность родилась в следствие гиперопеки старших братьев, которые стремились отдать младшему лучшее и прикрыть его от неприятностей настоящей жизни.

— Было у отца три сына. Старший умный был детина, средник был и так, и сяк, младший вовсе был дурак, — по-своему прокомментировал Прохор этот момент. — И чё теперь с ним делать?

— Братья присмотрят, может, однажды он возьмётся за ум, — ответил я ему.

— Мы присмотрим, — заверил меня старший. — Он ещё молодой просто.

Тот, о ком шла речь, стоял сейчас рядом, ни жив, ни мёртв. Позже во время допроса он сказал, что боялся попасть на плаху, так как оказался бесполезен Лорду, тому, о ком в его мире ходят жуткие истории.

Ещё стоит сказать, что эксперимент с проходом в другой мир я провёл. Выяснилось, что все гости могут легко ходить туда-сюда в том случае, если не покидали территорию Трактира. После того, когда так поступили, переход в иной мир был им доступен лишь в сопровождении Гая. А как только стали моими вассалами, то и с гномом не могли пройти в иной мир. Остаётся надеяться, что по мере развития Очага эта досадная неприятность рассосётся. Гай слегка расстроился, когда узнал о своей роли проводника на ближайшее будущее. Пришлось ему пообещать, что как только построю Зал мастеров, так сразу же предложу ему первому войти в него и переродиться. И, разумеется, достойную оплату его услуг.

То, что я мог набирать людей в другом мире, было очень хорошей новостью. Ложкой дёгтя был тот факт, что доставались мне необразованная «чёрная кость». Таких подчинённых ещё учить и учить. Даже сделай я из них матёрых оборотней, всё равно они будут уступать тому же Семянчикову, хотя бы из-за того, что он знает местные правила войны, оружие, врага. И всё равно — это замечательная новость!

Я всё ещё находился под её впечатлением, когда получил ещё одну такую же. Случилось это глубокой ночью.

— Лорд, лорд, проснись, — сквозь сон к моему сознанию пробился тонкий голосок старшей феи.

— Что случилось? — хрипло спросил я, ещё не успев открыть глаза.

— Сокол вернулся. Ждёт тебя за порогом.

— Кто?.. Какой? — не понял я, пытаясь сквозь сонную хмарь вспомнить, куда я в последнее время отправлял кого-то из соколов.

— Павел.

— Струков?! — сон пропал, будто его и не было. Скинув одеяло, я рывком соскочил с кровати на пол и в одном нательном белье метнулся к двери, одним движением распахнув её. — Паша?

— Тут я, — раздался знакомый голос справа от порога. Там на улице у стены стоял огромный пень, который феи притащили из леса, а мои товарищи использовали в качестве лавочки.

— Заходи.

За то время, что парень отсутствовал, он поистрепался, похудел, но в глазах задора стало ещё больше.

«Нашёл! Он нашёл Источник!», — по довольным огонькам в чужих глазах я понял, что миссия увенчалась успехом.

— Устал?

— Ага, — кивнул он. — Но с ног не падаю, Киррлис.

— Тогда рассказывай.

— Источник находится на Кавказе на Эльбрусе. Точно между двумя его вершинами. Он похож на глыбу удивительно чистого с голубым отливом льда. Только она под слоем снега скрыта и просто так не увидишь, если не знать, где копать. И он такой… такой мощный, что дух захватывает! — на этих строчках в голосе парня проскочил дикий восторг. — Я там чувствовал ману, как воду. Ну, я думаю, что это мана, про которую ты рассказывал. Здесь, у нас, то есть, я около дуба такого не ощущал.

— Здесь и нет почти природной энергии в нужном количестве, чтобы её мог ощутить кто-то вроде тебя. Уверен, что простые люди ничего не чувствуют, когда ходят по горе.

— Да откуда там простые люди? — покачал головой собеседник. — Там высота ого-го!

Его слова заставили замереть моё сердце в надежде.

— Большая? Люди не поднимутся? — быстро спросил я.

— Поднимутся. Там на горе даже точка есть, где два человека дежурят постоянно.

— Далеко от Источника?

— Далеко, — кивнул он. — В смысле, так-то недалеко, но добираться очень тяжело от них до вершины.

Я забросал Струкова десятками вопросов. На большую часть он не знал ответов, многие другие давал расплывчатые. Спустя час он попросил отпустить его отдыхать, сообщив, что больше он ничего не знает.

Только он ушёл, как я отправил фею за Машей. Мог бы и сам постучаться к ней, но потом подумал, как будет выглядеть мой ночной визит в комнату к девушке, и решил не давать лишних поводов для слухов и сплетен.

— Киррлис, что случилось?

— У тебя карта есть?

— Что-что? — она удивлённо посмотрела на меня.

— Карта твоей страны. Мне нужно посмотреть, где находятся Кавказские горы. Точнее, где там Эльбрус. Ты же учишься постоянно, учебников полно в комнате, вот я и подумал, что у тебя могут найтись карты.

— У меня только глобус, — смутилась она. — А зачем тебе Эльбрус?

— Паша вернулся. Сказал, что нашёл Источник в тех местах.

— Паша? А он…

— Отдыхает сейчас. Дай ему поспать и прийти в себя после полёта. Завтра расспросишь, — прервал я её. — По глобусу можно примерно понять, где мы, а где те горы?

— Только совсем уж примерно, — с большим скепсисом в голосе ответила она мне. — Нужны карты из класса географии.

— Понятно. Ты всё равно принеси глобус, а с картами решим позже.

Вместе с глобусом девушка «принесла» Прохора. От чуткого уха оборотня не укрылось шастанье внучки туда-сюда, да ещё и в мою комнату. Возможно (да что там — наверняка!), он неправильно понял её телодвижения и решил поучить уму-разуму.

— М-да-а, — протянул я, когда увидел «карту». Глобус был размером в два моих кулака, сильно побит временем и на нём можно было понять только местоположение СССР. Некоторые страны отмечались чуть ли не точками.

— Я же говорила…

— Ты нос-то не задирай! Говорила она, ишь ты, — погрозил пальцем внучке Прохор. — Я тебе вот что скажу, Машка, ерунду ты всякую учишь. Как только потребовалось от тебя польза, так шиш!

— Я Мария!

— Хватит вам уже. Лучше бы карту мне нашли.

— Так разреши в Витебск сбегать, лорд, — мгновенно предложил Прохор. — К полудню уже будет у тебя на столе. Да и немчура, небось, успела нас позабыть, хех. Ещё, небось, успели нового бургомистра или коменданта назначить, хе-хе-хе.

— А тебе только бы по комендантам и бургомистрам промышлять, — хмыкнул я, одновременно обдумывая предложение. Желание узнать о месте, где находится сильный источник было настолько непреодолимым, только-только разгоревшимся, что я не нашёл в себе сил сказать беролаку «нет». — Хорошо, сходи в Витебск. Возьми одного своего медведя и пару волколаков. Семянчиков пусть в лагере остается. Передай ему, если будет проситься, что это мой приказ. Найди карту и хоть что-то про этот самый Эльбрус, книжку какую-нибудь или нечто подобное. И, Прохор, мне нужно тебе приказывать не увлекаться местью и убийством немцев?

— Нет, лорд, — он склонил голову. — Не будет такого.

— Вот и хорошо.

Прохор покинул комнату чуть ли не бегом. В последнее время оборотни, если так можно сказать, заскучали. Ни тебе стычек с врагом, ни тебе нападения из засады на патруль или отряд разведчиков, ни тебе рейда в какой-нибудь немецкий гарнизон. Даже тех гитлеровцев, что до сих пор сидят в магическом «котле» им нельзя трогать. Я уже говорил, что оборотни великолепные воины, отличные наёмники, но очень плохие дружинники. С дисциплиной они находятся в очень напряжённых отношениях. Матёрые оборотни ещё вполне себе контролируемы и контролируют себя сами. А вот обычные от безделья и без возможности потушить жар в крови во время схваток, очень быстро начинают грызться между собой.

Вслед за своим дедом ушла и Маша, забрав с собой глобус.

В комнате остался я и сонм мыслей в моей голове. Самым сильным желанием было получить кровь оборотня-сокола, создать амулет и отправиться со Струковым на Кавказ к Источнику. Останавливало меня лишь понимание того, что особого смысла в таком поступке не было: матрица ещё не готова, ману к Очагу с такого расстояния я никак не перетяну, воспользоваться ею на месте также смысла никакого не было. Разве что установить там накопители для амулетов и магических опытов, но это накладно по времени выходит. К тому же, не стоит выпускать из вида московских гостей и давать им лишний повод в чём-то меня подозревать.

Я так и не смог заснуть этой ночью. Спустя час после ухода соратников, я встряхнулся и засел за работу над созданием второго слепка-заклинания матрицы по созданию Очага. Этим я занимался уже давно. А сейчас, когда получил информацию о новом Источнике, у меня словно сил прибавилось. За пять часов я сумел сделать больше, чем до этого за неделю. Вымотался, конечно, куда без этого. Но усталость эта была приятной. Мало того, хорошая новость стала искрой, которая запалила внутри меня истощённый Дар, которым на время пришлось пожертвовать ради развития Очага. Сейчас я ещё не смогу пользоваться им как ранее, но зато в экстренной ситуации могу надеяться не только на амулеты.

Во второй половине дня вернулись оборотни, отправившиеся ночью в Витебск за картами. С собой они принесли не только их, но также учебники и пару немецких офицеров: капитана и майора. Гауптман оказался из комендатуры, а майор служил в авиации, в штабе. Помимо этого, Прохор принёс немецкий ранец, набитый секретными документами, а ещё личными документами и наградами оккупантов, которым не повезло попасть под карающую руку беролака с товарищами. Восемнадцать офицеров Германии нашли свой конец сегодня, от лейтенанта до полковника.

— Эх, штаб у них оказался где-то в другом месте, за городом. Поумнели сволочи, не хотят больше рисковать и сидеть в городе, где мы уже дважды их резали, — в сердцах ударил по столу старик, когда в ходе доклада дошёл до этого момента. — Ещё, енто… Киррлис, я узнал про концлагерь с нашими людьми прямо рядом с городом. А ещё один с командирами не так далеко от Витебска, в Лучесе.

— И?

— Ну, енто, мож помочь им чем-то?

— Нам ещё помогать Красной Армии с наступлением, — напомнил я ему.

— Так, а я о чём гуторю?! Сделаем, как с Кулебякиным, а? Да и правильно это будет.

— Сколько их там хоть знаешь?

— Люди говорят, что очень много, несколько тыщ. Пять, а мож и десять, мож и больше, — развел он руками. — Если нужно, то я всё точно узнаю.

Я ненадолго задумался, потом кивнул:

— Хорошо, я подумаю, что тут можно сделать. Пока узнавать ничего не нужно.

— Понял, — энергично кивнул беролак. — Я ещё нужен?

— Нет.

Когда он ушёл, я ещё раз посмотрел на карту, в которой торчала булавка с намотанной на «ушко» толстой красной нитью. Метка стояла в том месте, где находился Эльбрус. Чуть более полторы тысячи километров по прямой. Места те были малозаселённые, кругом сплошные горы. При этом в учебниках писалось, что Эльбрус, несмотря на свою огромную высоту, в целом, легкодоступен. Особенно просто подняться к его двойной вершине в июле-августе. Разумеется, эта простота была возможна для подготовленных людей с хотя бы минимумом экипировки. В середине зимы и ранней весной гора практически неприступна для всех. Нужно обладать невероятным бесстрашием, чтобы в это время решиться на подъём на неё. В тех же учебниках я узнал, что Эльбрус — это древний стратовулкан, потухший в незапамятные времена. И тут же в голову пришла мысль, что Источники могут найтись и на других схожих с Эльбрусом горах. Например…

— Эверест, — вслух прочитал я название самой величайшей горы на Земле, следом озвучил ещё одну вершину, которая стоит на втором месте после Эльбруса. — Монблан. Может, стоит туда Пашу заслать с магическим компасом, чтобы он проверил наличие там Источников? — но подумав несколько секунд, я отказался от этой идеи. Даже если там что-то и есть, то две матрицы держать в себе невозможно. Придётся создавать только один Очаг и вновь ждать несколько месяцев, пока сформирую новую матрицу-заклинание. Поэтому, исследовать другие горы проще будет тогда, когда буду иметь на руках всё необходимое для активации Очага. К тому времени, полагаю, у меня уже будут грифоны, на которых я и сам смогу облететь земной шар даже быстрее, чем в птичьем обличии. Если на Эвересте будет такой же Источник, как на Кавказе или чуть-чуть слабее, то я выберу его. Причина? Там меня точно никто не достанет и не побеспокоит ещё долго. Правда, подозреваю, что земляне рано или поздно придумают самолёты ещё более быстрые, смертоносные и способные подняться на любую высоту, тем самым создав угрозу Очагу даже на самом высоком горном пике. Но к тому времени я уже просто обязан развиться до такого состояния, когда мне не будут страшны все армии мира, вместе взятые даже со своим самым страшным техническим оружием.

В таких размышлениях я провёл остаток дня, а когда собрался вечером пораньше — всё-таки, перед этим спал мало, работал много, проснулся очень рано — лечь спать, то нагрянул Озеров. Оказывается, у него сегодня состоялся сеанс радиосвязи с Москвой, в ходе которого он получил ряд приказов.

— Побеспокоил, товарищ Киррлис? Мне уйти? — спросил он, прочитав на моём лице желание завалиться на матрас и забыться сном минуток так на пятьсот.

— Нет, всё в порядке. Что у тебя, Илья Иванович?

— Я говорил со своим руководством, и оно вновь проявило интерес к тем вещам, которые ты называешь волшебными амулетами. Если получится оснастить ими хотя бы два батальона, то наступлению быть. Даже непогода и распутица не помешает.

— Два батальона — это сколько солдат?

— У нас принято говорить красноармейцев или бойцов, — слегка улыбнулся Озеров, вроде как по-дружески пожурил, как старший младшего. — По полному штату два батальона насчитывают почти полторы тысячи человек.

— Ого!

— Но это со штабами, обозом, связистами и прочими подразделениями. Батальонные бойцы, которые будут участвовать непосредственно в атаке, вряд ли наберут даже четыреста штыков.

— Я не смогу столько амулетов найти, я же уже говорил, — отрицательно покачал я головой и даже не стал скрывать раздражение от того, что мужчина вновь поднял тему, которую я посчитал давно закрытой.

— От вас амулеты мы не просим, понимаем трудности со снабжением и обеспечением лагеря в тылу врага. Но вы же можете свести нас с продавцом? Из Москвы пришлют самолёт с нужным количеством золота или драгоценными камнями. Возможен такой вариант? — и он пытливо посмотрел мне в глаза.

— Пожалуй, что да, — кивнул я. — Но нужно уточнить в лавке у Озары. Просто, сам я не пытался скупать амулеты в таких огромных количествах.

Сказал я чистую правду, так как охранные рунные камни покупал в куда меньших объёмах, чем сейчас мне озвучил военинженер. Уверен, что этот потребует выложить ему не меньше тысячи волшебных поделок. Недаром в этом мире гуляет присказка: проси больше, всё равно дадут меньше.

— А как бы мне пообщаться с этой уважаемой женщиной?

— Я скажу ей, чтобы завтра тебя нашла.

— Спасибо.

— И ещё придёт Пётр Ильич, трактирщик. Золото и камни придётся поменять у него на деньги, которые принимает Озара. Так что, сначала пообщайся с ней, узнай сумму, а потом побеседуй с Петром, который скажет, сколько это будет в золоте.

— А в каком виде он принимает его? — уточнил Озеров. — Или это скажет он сам?

— В любом. В слитках, монетах, украшениях. Но побрякушки он оценивает сам и сильно занижает цену. Монеты берёт любые, хоть советские, хоть иностранные.

— Спасибо, — вновь поблагодарил он. — Это всё, что я хотел спросить.

Как только он ушёл, я скинул верхнюю одежду и рухнул в кровать. Заснул, кажется, ещё до того, как голова коснулась подушки.


Глава 3 | Лорд 3 | Глава 5