home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

24 октября 2028 года

Точка пространства в пяти световых годах от звезды Флей

Борт имперского авианосца «Адмирал Рик»


Красная надпись погасла, и Виктор вновь увидел перед собой интерфейс виртуального тренажера.

– Всем собраться в малой кают-кампании, – прозвучал из наушников шлема усталый и недовольный голос командира эскадрильи. – Сегодня разбор полетов и сеанс рихтовки мозгов проведем там.

Отметив про себя фразу про рихтовку мозгов, Виктор выбрался из капсулы, сверился с планшетом и отправился к дальнему выходу, от которого начинался коридор, ведущий к нужному помещению. Правда, спокойно добраться до цели ему не дали.

Звук быстрых шагов за спиной заставил Вершинина насторожиться. Кто-то явно торопился его догнать и при этом старался не слишком шуметь. Виктор сделал резкий шаг в сторону и одновременно обернулся. Как выяснилось, вовремя. Мастер-лейтенант Тик, настоящего имени которого Виктор не знал, собирался сильно толкнуть его рукой, но неожиданно встретил пустоту на месте, где только что находилось плечо Вершнинина и, потеряв равновесие, сделал пару неловких шагов вперед и чуть не упал.

– И что это было? – с отстраненным интересом поинтересовался Вершинин, глядя, как промахнувшийся Тик пытается совладать с охватившими его эмоциями и скрыть досаду.

– А ты думал, что сможешь использовать подлые приемчики и остаться безнаказанным, – лицо мастер-лейтенанта исказила злая ухмылка и он сделал шаг вперед, поднимая руку для удара.

– Отставить! – в голосе командира эскадрильи, появившегося из-за спины Тика, звучала неприкрытая угроза. – Что здесь происходит?

– Мы просто обсуждали результаты тренировки, господин лид-майор, – пожал плечами Виктор. – Мастер-лейтенант делился со мной опытом использования ракет в ближнем бою и жестами показывал варианты захода на цель.

– Мастер-лейтенант Кирий, – Лой развернулся к Тику, – Все так и было?

– Да, командир, – играя желваками на скулах, процедил Тик. – Все нормально. Мы обсуждали тренировочный бой.

– Для этого я приказал вам, мастер-лейтенант, проследовать в малую кают-кампанию, а не устраивать дискуссии с бурной жестикуляцией посреди ангара. Идите! А вы, Вершинин, задержитесь.

Посмотрев вслед неохотно отправившемуся к выходу из ангара Тику, Виктор перевел взгляд на командира.

– Я не слепой, лид-лейтенант, и отлично видел, что Кирий хотел вас ударить, – усмехнулся Лой. – Я успел неплохо его узнать, чтобы быть уверенным, что он взбесится после поражения в бою с вами один на один.

– Но ведь не ударил, – Виктор позволил себе легкую улыбку, – Что с ним, господин лид-майор? Он, крайне неуравновешен. Людям в таком состоянии опасно доверять боевое оружие.

– Можешь называть меня просто командиром, как все остальные пилоты, – выдержав небольшую паузу и перейдя на «ты», ответил Лой. – А что касается Кирия… В бою система свой-чужой не даст ему использовать оружие против своих. На самом деле, он неплохой пилот.

– Я заметил, – без всякого сарказма в голосе ответил Виктор.

– Весь экипаж «Адмирала Рика» мобилизован во флот либо непосредственно перед, либо сразу после начала конфликта с танланами. Первые столкновения закончились явно не в пользу Империи. Сектор блокирован, и у кадровой службы флота выбор крайне невелик. Тянут всех, кто попадается под руку. В общем, Кирия пару лет назад выгнали с флота за тяжелую наркоту. Он плотно подсел на «оранжевую пыльцу». Пока не ширялся, успел неплохо себя проявить, и какие-то деньги у него водились. Впрочем, скоро они стали подходить к концу, и он осел в секторе Флея. Чем занимался, не знаю, но наркоту не бросил, а сейчас его выдернули обратно на действительную службу. Физическую зависимость и ломки за пару суток сняли в медкасуле, но «пыльца» – такая дрянь… Сам, наверное, знаешь.

– Откуда?

– А, ну да, ты же в Империи всего неделю. Короче, это психотропик. Там помимо физического привыкания есть еще психическое и эмоциональное. Его просто так не убрать – нужен длительный курс лечения, с которым никто, естественно, заморачиваться не стал. Вот и клинит мастер-лейтенанта… Будь с ним аккуратнее, я не всегда смогу в нужный момент оказаться рядом.

– Понял, командир, – кивнул Виктор, – спасибо за предупреждение.

В кают-кампанию они зашли последними. Остальные пилоты уже заняли свои места вокруг активированной тактической голограммы, пока что статично отражавшей позиции противников на момент начала учебного боя, и обсуждали между собой его результаты.

– Посмотрел бы я на него, если бы у меня тоже были ракеты! – зло бросил Тик, явно отвечая на чей-то вопрос. Весь его вид выражал досаду и праведный гнев человека, только что обнаружившего, что у него украли кошелек.

Пилоты реагировали на этот эмоциональный спич по-разному. Кто-то откровенно скучал, явно наблюдая подобные сцены уже не впервые, кто-то слушал с интересом, надеясь, что ситуация получит развитие и превратится в любопытное зрелище, а на лице Керта Виктор заметил легкую улыбку. Впрочем, его временный командир предпочитал не злить Тика и в откровенную усмешку его улыбка не превращалась.

С появлением в помещении лид-майора Лоя разговоры мгновенно стихли. Командир эскадрильи молча включил воспроизведение, и голограмма ожила, демонстрируя нам вид со стороны на действия противоборствующих сторон.

– Ничего хорошего я вам не скажу, – негромко произнес Лой. При этом в его голосе Виктор не услышал ни обвинительных ноток, ни досады. Складывалось впечатление, что других результатов командир от учебного боя и не ждал. – Слетанности никакой, причем и у атакующих, и у сил эскорта. В ближнем бою каждый сам за себя. Взаимодействие на уровне случайно складывающихся эпизодов. Впрочем, с нашим составом, надерганным откуда придется, это неудивительно.

Лой сделал небольшую паузу, но никто, включая Тика, не стал ему возражать.

– Керт, у тебя косяков было больше. – Продолжил командир эскадрильи. – Строй ты выбрал изначально неудачный, чем мы и воспользовались. Смотри внимательно. Вот момент, когда мы выбили из боя двоих ваших и прорвались к строю десантных ботов. В принципе, твоя идея ударить всеми силами по одной из наших групп имела право на существование, но ты выбрал неправильный вектор атаки, и мы успели отреагировать и собраться вместе. Ну, а раз уж так получилось, стоило ударить по нам не половиной ваших ракет, а всеми сразу, а потом лезть в ближний бой. Все равно шансов мало, но так имелась возможность нанести нам ощутимые потери и отвлечь на какое-то время от уничтожения ботов. Есть возражения?

– Нет у меня возражений, командир, – Керт потер согнутым указательным пальцем переносицу, – Я и сам эти ошибки осознал, еще во время боя, вот только поздно уже было что-то менять.

– Ладно, с тобой все более-менее ясно, – кивнул Лой и перевел взгляд на мрачно молчавшего пилота-новичка с позывным «Пино», чей истребитель был сбит в самом начале боя. – Не кисни, лид-сержант, к тебе у меня претензий нет. Чему успеем, мы тебя научим, вот только времени почти не осталось… Впрочем, об этом позже. Итак, пройдемся по персоналиям. Мастер-лейтенант Кирий, – командир резко развернулся к Тику, – вы нарушили приказ о распределении целей и вместо указанного вычислителем истребителя выпустили ракеты по машине лид-лейтенанта Вершинина. Как это понимать?

– Ошибка при наведении, командир, – нагло заявил Тик, глядя Лою в глаза, – В момент пуска управление огнем стояло в ручном режиме. Не ту цель выбрал. В условиях маневренного боя такое случается. Да и стоило лид-лейтенанта жизни поучить, а то он себя уже мастер-майором вообразил и посматривает на нас свысока, хотя сам вылез из какой-то замшелой дыры, расположенной непонятно где, но точно в какой-то заднице.

– Ну-ну, – усмехнулся лид-майор, – и кто кого в итоге жизни поучил?

– У него ракеты еще оставались…

– Да ладно? – Тик, похоже, все-таки сумел вывести командира из равновесия. – А то, что ваш «Вердикт» на поколение опережает «Блик» Вершинина, это уже не считается? Еще одна такая выходка, мастер-майор, и ваше звание будет понижено на одну ступень. И истребитель мы вам тоже подберем другой, в соответствии со служебными заслугами. Вам все ясно?

– Ясно, – зло прищурился Тик, но идти на конфликт с командиром эскадрильи не стал.

– Теперь к индивидуальным результатам. Я полагаю, каждый из вас уже получил на персональный планшет отчет об оценке вычислителем своего вклада в исход боя. Я ваши данные тоже вижу у себя. По коллективным действиям ничего добавлять не буду, все и так ясно. Поехали дальше. Так… ракетное оружие. У всех ниже среднего, чего и следовало ожидать. Ракеты – штука тонкая и хорошо себя показывают только при умелой концентрации огня на правильно выбранных целях, а у нас это нормально получилось всего один раз, в самом начале боя. Дальше… пилотирование. Ну, тут все индивидуально. Новички, как и ожидалось, ничего внятного не показали. У остальных показатели близки к средним. Неплохо только у Тика и Керта, что вполне ожидаемо. А вот показатели Виктора Вершинина, почти дотягивающие до средних, вызывают у меня вопросы. Откуда опыт, лид-лейтенант?

– На «Блике» опыта нет, командир, но общий налет у меня вполне приличный, – Виктор предпочел ответить обтекаемо. – Любую новую машину довольно быстро начинаю понимать.

– Довольно быстро? – усмехнулся Лой. – Ну, ладно, пусть теперь это называется так. А пушки? Результативность применения пушечного вооружения триста семьдесят процентов! Это как? Сбить четыре ракеты на ручном управлении орудиями! Вы это серьезно, лид-лейтенант?

– У себя на Земле я очень много стрелял из авиационных пушек, – пожал плечами Виктор, – В том числе и в боевых условиях. У нас управляемые ракеты – штука очень дорогая, а пушки, как правило, наводятся вручную. Так что я имею достаточную практику в этом деле.

– И что, у вас там каждый военный пилот так может?

– Не каждый, – честно ответил Виктор, не вдаваясь в подробности.

– Хорошо. Мы еще об этом поговорим, а сейчас объявление для всех. Танланы атаковали наши планеты в системе Дельты Миоби. «Адмирал Рик» получил боевой приказ выдвигаться на соединение с пятой резервной эскадрой группы флотов «Е» и идти на помощь силам прикрытия. Меньше, чем через сутки мы вступим в бой.

Слова командира встретила вязкая тишина. Виктор окинул взглядом наспех собранную эскадрилью и отчетливо понял, что от перспективы в ближайшие дни вступить в схватку с танланами никто из пилотов Лоя восторга не испытывает. Всех их выдернули на службу из ставшей уже привычной мирной жизни, и необходимость в очередной раз подставлять собственную уязвимую тушку под удары судьбы, исправляя ошибки высшего командования, парни желанием не горели.

Лид-майор тоже правильно понял возникшую паузу и поспешил немного разрядить обстановку:

– Понятно, что эпических подвигов от нас не ждут и, скорее всего, нашей задачей станет защита коммуникаций основной группировки флота, – без особой уверенности произнес командир, – но вы сами должны понимать, что это война, и случиться может всякое.

Сказав еще пару стандартных фраз, используемых во всех армиях мира для поднятия духа личного состава, лид-майор отпустил пилотов.

– Лид-лейтенант, останьтесь, – негромко произнес командир эскадрильи, когда Виктор уже двигался к выходу.

Вершинин молча вернулся на свое место за столом и выжидательно посмотрел на командира. Лой дождался, когда за последним из пилотов закрылась дверь и спросил:

– Почему у тебя два имени, лид-лейтенант? Виктор и Вершинин. Каждый раз произносить оба неудобно. Как правильно тебя называть?

– Виктор – это личное имя, а Вершинин – фамилия, имя рода. Мой отец и дед тоже Вершинины. Близкие люди и друзья обращаются друг к другу по личным именам, а в нашей армии принято обращение по фамилии.

– Зачем такие сложности? Неужели мало личных идентификаторов? – удивленно приподнял бровь Лой, – Впрочем, не важно, лид-лейтенант Вершинин, я хотел поговорить не об этом. Я тебя пока почти не знаю, но, судя по первому впечатлению и учебному бою, мужик ты тёртый и с боевым опытом, хоть и довольно необычным. Поверь мне, я неплохо представляю в каких местах растут ордена «За особые заслуги перед Империей». Тем, кто хочет дожить до старости и встретить смерть в своей постели туда лучше не соваться. И что-то подсказывает мне, что именно в такое место сейчас спешит наш «Адмирал Рик». Танланы все неплохо рассчитали и, судя по всему, плотно прижали наших у Дельты Миоби, но что бы там ни происходило, быстро им с эскадрой прикрытия не справиться. Все обитаемые планеты системы прикрыты достаточно мощной системой орбитальной обороны. Чтобы ее подавить нужно приложить немало сил, так что мы, скорее всего прибудем в самый разгар сражения, и я не исключаю, что сходу вступим в бой.

– А как же прикрытие коммуникаций, о котором вы только что нам говорили? – усмехнулся Виктор.

– Если повезет, так и будет. Вот только вряд ли на это стоит рассчитывать. Если речь пойдет о высокой вероятности потерять планеты, командование будет бросать в сражение все резервы, даже такие сомнительные, как «Адмирал Рик».

– Почему вы мне это рассказываете, командир?

– Лид-лейтенант, ты видел их лица, когда я сказал, что мы идем к Дельте Миоби? Много они навоюют? Их главная цель – выжить в этой мясорубке, и я их понимаю, умирать никому не хочется. Но именно те, кто вступает в бой с подобным настроем, погибают первыми. В общем, Вершинин, я хочу, чтобы у моей эскадрильи был хоть какой-то шанс, даже если командование решит использовать нас в первой линии, и, если уж в моем распоряжении появился пилот, способный сильно удивить противника, я должен максимально использовать это преимущество. О «Блике» можешь забыть. Нужно подобрать тебе более подходящую машину. Выбор невелик, но я сейчас сброшу тебе список того, чем осчастливила нас служба снабжения флота. Даю тебе час на то, чтобы покопаться в тактико-технических характеристиках, а потом жду тебя в ангаре – будем пробовать выбранные тобой варианты.

Лой ушел к себе, а Виктор так и остался в малой кают-кампании, раскрыв на планшете список, полученный от командира. Лид-майор не стал ему ничего навязывать, и Вершинин был ему за это благодарен.

Выбор действительно не баловал разнообразием. Первыми шли «Блики» разных модификаций и пара «Вердиктов», отличающихся лишь датами модернизации систем радиоэлектронной борьбы. Взгляд Виктора остановился на тяжелом истребителе «Трезубец». Этот аппарат имелся в наличии всего в одном экземпляре, но никто из пилотов четырех истребительных эскадрилий взять себе эту машину почему-то не захотел. Видимо, имелся в ней какой-то подвох.

Виктор открыл подробные характеристики и сразу понял, что «Трезубец» действительно весьма своеобразен. Более мощные броня и силовой щит, чем у «Блика» и даже у «Вердикта», ракет не четыре, а шесть, и почти современные системы их сопровождения и наведения. На этом плюсы заканчивались, и начинались те самые минусы, из-за которых эта с виду грозная машина так и осталась в резерве.

Виктор видел, что «Трезубец» пытались модернизировать, но процесс этот то ли скверно спланировали, то ли просто не довели до конца. Слабые и довольно сильно изношенные двигатели делали машину неповоротливой, а системы радиоэлектронной борьбы устарели на два поколения. Все это приводило к повышенной уязвимости в бою и превращало пилота в самоубийцу. После израсходования ракет «Трезубец» становился легкой мишенью, и ни броня, ни силовой щит были не в состоянии ему помочь. Разве что могли продлить агонию на несколько секунд.

На этом список истребителей заканчивался. Дальше шли штурмовики и торпедоносцы, и Виктор, поначалу, даже не стал их смотреть, вернувшись к «Бликам» и «Вердиктам».

Развернув подробные характеристики каждой машины, он пытался найти что-то, за что смог бы зацепиться его взгляд. Интуиция молчала, совершенно равнодушно относясь к сухим цифрам, за которыми стояли ничем не выдающиеся двигатели, весьма средние плазменные пушки, откровенно картонная броня и совсем не новые генераторы маскирующих полей и энергетических щитов.

Как ни крути, а ничего более приемлемого, чем «Вердикт» в списке не имелось. Поняв, что выбирать, по сути, не из чего, Виктор бросил взгляд на часы. До назначенного командиром срока оставалось еще двадцать минут, и он решил ради любопытства взглянуть, какими машинами представлен парк штурмовиков и торпедоносцев.

Без особого интереса просматривая изображения и характеристики этих тяжелых машин, Вершинин, скорее стремился просто формально досмотреть список до конца, ведь Лой приказал ознакомиться с ним целиком.

Перелистнув очередную страницу, Виктор замер, разглядывая объемную фотографию машины, которую он никак не ожидал здесь у видеть. Аэрокосмический штурмовик «Моргенштерн» ничем не напоминал тот шипастый металлический шар, который до появления огнестрельного оружия люди использовали в качестве навершия для булав и палиц. Зато он был очень похож на кое-что другое.

Виктор видел перед собой гротескный футуристический вариант тяжелого двухмоторного истребителя-бомбардировщика времен второй мировой войны. Конечно, никаких винтов в его конструкции не наблюдалось, но сама форма здорово напоминала какой-нибудь английский «Москито» или советский Ил-4. Два крупных цилиндрических двигателя, размещенных в коротких толстых крыльях, хорошо защищенная кабина в центре фюзеляжа, хвостовой киль и… пушки. Много пушек. Причем, судя по описанию, не только плазменных.

Рука Виктора сама потянулась к пиктограмме, раскрывающей детальные характеристики «Могренштерна», и чем глубже он погружался в их изучение, тем сильнее убеждался в том, что он все-таки нашел для себя очень неплохой вариант. Штурмовик был не новый, но и совсем уж унылым старьем тоже не являлся. Ракет он нес всего две, но зато они относились к более тяжелому классу, чем у истребителей и при удаче могли нанести ощутимые повреждения даже корвету. Однако ракеты интересовали Виктора далеко не в первую очередь. Вершинин уже успел убедиться, что его сильная сторона – пушки, и именно этому оружию он уделил самое пристальное внимание.

Всего орудийных турелей насчитывалось восемь. Четыре – с плазменными пушками, и четыре – с ионными. Именно последние представляли для Виктора наибольший интерес. Плотный пучок ионов, разогнанных до околосветовых скоростей, движется в пространстве куда быстрее сгустков плазмы. Увернуться от него сложнее, а дальность эффективного огня выше, причем почти втрое. Вот только для такого оружия требуется в разы больше энергии, а скорострельность у него ниже, чем у плазменных пушек. Поэтому на истребители ионное оружие не ставят. «Моргенштерн» же, с его мощной силовой установкой, вполне способен потянуть такие энергозатраты.

Конечно, недостатки у этой машины тоже наличествовали. Большая масса неизбежно вела к снижению маневренности, но это частично компенсировалось очень мощными двигателями. «Моргенштерн» разрабатывался, как аэрокосмический штурмовик, способный действовать не только в космосе, но и в атмосферах планет. Его разработчики хотели создать узкоспециализированную боевую единицу, способную сопровождать десантные боты и транспорты на всем пути от высоких орбит до поверхности планеты. Со своей задачей конструкторы справились, но в результате чрезмерно узкой специализации на авианосцах эти машины почти не встречались. Как правило, их носителями являлись десантные транспорты, однако в феерическом бардаке, возникшем после нападения танланов, этот экземпляр все же как-то попал на борт «Адмирала Рика», и Виктор был весьма доволен этим обстоятельством.

Увлекшись изучением характеристик «Моргенштерна», Вершинин чуть не пропустил время встречи с командиром эскадрильи. Выручило его то, что он так и не ушел из малой кают-кампании, находившейся совсем рядом с нужным ангаром.

Лой уже ждал его у капсулы тренажера, но никакого недовольства не проявил – Виктор все-таки ухитрился не опоздать.

– Выбрал? – Спросил лид-майор, не дожидаясь доклада подчиненного.

– Так точно, – кивнул Вершинин, остановившись в двух шагах от командира.

– Ну, показывай, – Лой протянул руку, и Виктор вложил в нее планшет с открытой страницей характеристик выбранной машины, – Хотя подожди, – лид-майор усмехнулся, не глядя на экран. – Давай угадаю. Вариантов там было немного, так что… тот «Вердикт», что с более поздней датой модернизации системы РЭБ?

– Я думал о нем, – Виктор едва заметно усмехнулся, – но в итоге решил, что для меня это не лучший выбор.

– Вот как? – Лой демонстративно изогнул бровь, показывая, что удивлен, и перевел взгляд на планшет. – «Моргенштерн»!? Но это же штурмовик, да еще и атмосферный. Зачем мне в эскадрилье это неповоротливое чудовище?

– Пушки, командир. У «Моргенштерна» очень неплохие пушки, да и сам он не так уж неповоротлив. Его создатели не могли себе позволить экономить на мощности двигателей, ведь эта машина должна свободно действовать в атмосфере и иметь возможность самостоятельно выходить обратно в космос. Давайте проверим. Вы же не зря приказали мне прибыть именно в зал виртуальных тренажеров.

– Ну, не знаю… – Лой неопределенно хмыкнул. – У нас не так много времени и не хотелось бы терять его на глупые эксперименты. Ты уверен, Вершинин?

– Уверен.

– Хорошо. Один бой. Но если я тебя завалю, без разговоров переключаешься на отработку пилотирования «Вердикта». Вопросы?

– Разрешите приступить?

Лой молча кивнул и направился к своей капсуле тренажера.

На этот раз никакой вводной не поступило. Тренажер поместил противников в не слишком плотное астероидное поле. Редкие глыбы из смеси льда и камня вряд ли могли существенно повлиять на ход поединка, да и не собирался лид-майор прятаться и устраивать засады. Судя по всему, он хотел быстро продемонстрировать подчиненному всю нелепость сделанного им выбора.

Лой помнил, как в предыдущем учебном бою Вершинин расправился с четырьмя ракетами, атаковавшими его истребитель. Поэтому открывать огонь с предельной дистанции он не стал, дожидаясь наиболее удобного момента для использования ракетного оружия.

Виктор видел, что лид-майор стремится к ближнему бою, в котором тяжелый штурмовик точно не сможет уклониться от ракет, а на то, чтобы их сбить, скорее всего, просто не хватит времени.

В отличие от противника, Виктор не особо рассчитывал на свое ракетное оружие и выпустил обе ракеты сразу, как только система наведения доложила о входе цели в зону поражения.

Естественно, командир эскадрильи летал не на «Блике» и даже не на «Вердиктке». Для него у лид-полковника Сорза нашелся «Триумф» – истребитель последнего поколения, попавший на «Адмирал Рик» после ремонта, где ему заменили поврежденный двигатель и восстановили генератор силового щита. Машина более чем серьезная, и тем не менее, две ракеты, выпущенные «Моргенштерном» Виктора, лид-майора сильно озадачили. Лой, конечно, знал характеристики машины Вершинина, но в бою с такими противниками он встречался нечасто, поэтому скорость летящих в него ракет заставила командира эскадрильи пережить несколько неприятных секунд.

Плазменные пушки «Триумфа», автоматически переключившиеся в режим противоракетной обороны, с задачей справились, но Лою пришлось изрядно покрутиться, уворачиваясь от ракет, а их осколки все-таки стегнули по силовому щиту его истребителя, сняв несколько процентов ресурса.

Увидев результат своей атаки, Виктор на секунду пожалел о том, что использовал ракеты на предельной дистанции, но быстро отбросил эти мысли. Избавившись от немалой части массы, штурмовик стал заметно маневреннее, а именно это сейчас и требовалось.

Пиктограммы, отображавшие состояние ионных пушек, ровно светились зеленым. Виктор перевел их в ручной режим наведения, и как только истребитель лид-майора оказался в зоне досягаемости, все четыре орудия выбросили пучки ионов в сторону цели. Лой имел на порядок больше боевого опыта, чем Тик. Его маневры уклонения не только были разнообразнее, но и позволяли «Триумфу» постепенно сокращать дистанцию. И все же плотность огня «Моргенштерна» не давала истребителю противника оставаться безнаказанным. Его силовой щит регулярно принимал попадания, и в какой-то момент командир эскадрильи не выдержал.

– Ракетная атака, – одновременно с неприятным зудом сигнала оповещения произнес синтетический голос вычислителя «Моргенштерна».

На тактической голограмме обозначились четыре красных метки, стремительно приближавшихся к штурмовику. Надеясь, что теперь Виктор будет вынужден вплотную заняться ракетами, Лой предпринял новую попытку быстро сократить дистанцию, и это стало его решающей ошибкой. Сбив одну из ракет в ручном режиме, Виктор перепоручил вычислителю уничтожение остальных, а сам сосредоточился на выбивании остатков ресурса из и так уже изрядно потрепанного силового щита «Триумфа». Истребитель продержался недолго. Сократившееся расстояние между противниками повысило эффективность ионных пушек. Пучки ионов не успевали рассеиваться, и уверенно пробивали поле, нанося сначала незначительный, но с каждым следующим попаданием все более серьезный урон. Виктору даже не пришлось маневрировать. Щит «Маргенштерна» неплохо справился с осколками единственной ракеты, сумевшей подобраться к нему относительно близко.

– Силовой щит противника сбит, – констатировал вычислитель после очередного попадания.

Истребитель Лоя превратился в беспомощную мишень, еле ворочавшуюся на остатках тяги поврежденных двигателей. Ракет у лид-майора не осталось, а единственная уцелевшая пушка не могла создать «Моргенштерну» никаких проблем. Помня о крайне неприятных ощущениях, испытываемых пилотом при гибели машины, Виктор прекратил огонь.

Немедленно замигала пиктограмма вызова от Лоя.

– Первый раунд за тобой, лид-лейтенант, – в голосе командира Виктор услышал изрядную долю удивления и азарта, – но ты меня еще не убедил, так что продолжим. Готов?

После четвертого боя, закончившегося все так же «в одни ворота», лид-майор был вынужден признать поражение.

– Знаешь, Вершинин, ты действительно смог меня удивить, – усмехнулся Лой, пожимая Виктору руку. – Вынужден согласиться, что твой выбор оптимален. Что ж, придется мне смириться с тем, что в мою истребительную эскадрилью нагло затесался штурмовик. Я уже приказал готовить «Моргенштерн» к вылету. У нас есть еще немного времени до ухода в прыжок, и я хочу, чтобы ты погонял машину в настоящем полете и пострелял по имитаторам. Тренажер – шутка хорошая, но в реальности всегда есть нюансы.


25 октября 2028 года

Сектор Флея. Точка пространства в полутора световых годах от Дельты Миоби.

Борт флагманского крейсера пятой резервной эскадры группы флотов «Е».


Имперские корабли неподвижно висели в пространстве, дожидаясь прибытия последнего вымпела, назначенного им в усиление. На взгляд командующего эскадрой, авианосец «Адмирал Рик» представлял весьма сомнительную ценность для его соединения, но оспаривать приказы начальства мастер-полковник Толк не привык. В конце концов, адмиралам виднее… Вот только сообщения из системы Дельты Миоби, получаемые по ближней гиперсвязи, заставляли серьезно нервничать. В них сквозила уже почти неприкрытая паника.

– Фиксирую выход из гипера авианосца «Адмирал Рик», – доложил оператор контроля пространства.

– Установите связь с лид-полковником Сорзом, – бросил командующий и развернулся к тактической голограмме, где через пару секунд появилось изображение командного поста прибывшего авианосца.

– Господин командующий… – начал доклад Сорз, но мастер-полковник остановил его жестом.

– Рад, что вы прибыли с опережением графика, лид-полковник. Мы ждали только вас, – кивнул Толк и перевел взгляд на командира своего флагманского крейсера. – Эскадре начать разгон для ухода в прыжок. Цель – Дельта Ниоби. Навигаторам рассчитать точки выхода максимально близко к Ниоби-4.

– Всё так плохо? – негромко спросил все еще остававшийся на связи Сорз.

– Куда хуже, чем мы рассчитывали, – командующий вновь перевел взгляд на командира «Адмирала Рика». – Танланов серьезно проредили, однако оборонительный потенциал эскадры прикрытия Дельты Миоби практически исчерпан. Орбитальные крепости над обитаемыми планетами еще ведут бой, но без мобильной компоненты надолго их не хватит.

– Что известно о силах противника?

– Ничего внятного. Сообщения порублены в лапшу – танланы давят гиперсвязь помехами. Все, что удалось расшифровать, я уже озвучил. Готовьте корабль к бою, лид-полковник. Через двадцать минут уходим в прыжок.


Глава 2 | Игры Старших | Глава 4