home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



34. Акос

Кайра шла впереди. Ее лицо скрывалось под глубоким капюшоном, защищающим ее от чужих взглядов. Тени прятались под тяжелым длинным плащом.

Она приближалась к амфитеатру, на арене которого недавно едва не рассталась с жизнью. Однако спина девушки оставалась прямой, словно она не направлялась туда, где ее недавно пытались искромсать ножом.

У высоких двойных дверей, ведущих на арену, уже стоял взвод шотетов. Слухи, собранные Сови, знавшей, по выражению Йорека, «всех и каждого», гласили, что сегодня солдат будут награждать за богатую добычу, собранную во время Побывки. Акос ума не мог приложить, что ценного надо было притащить, дабы заслужить подобную честь, но его это особо и не интересовало. В любом случае речь шла о хитрости Ризека, пожелавшего собрать огромную толпу, которая будет наблюдать за казнью Ориэвы Бенезит.

Массивные створки распахнулись. Акоса оглушил рев толпы. Он прищурился от ярких солнечных лучей и попытался рассмотреть трибуны, забитые шотетами.

Казалось, что здесь собрался весь Воа, хотя на самом деле – примерно пятая часть. Остальные наверняка включили свои экраны (казнь должны были транслировать в прямом эфире), если они, конечно, дали себе труд что-то смотреть.

Кайра обернулась. Под капюшоном блеснула серебром дермоамальгама. Девушка кивнула и вновь двинулась вперед.

Толпа ревела, как океан в часы прилива.

Пора.

– Вообще-то, – послышался голос Исэй, – мы даже не обсудили, как мы проникнем в подземелье.

– Я склоняюсь к тому, чтобы без затей размозжить голову стражника о стену, – заявил Акос.

– Забавно! А вот и наша Одноглазка. Идем.

Вместо того чтобы запоминать имена, Исэй дала заговорщикам прозвища. «Одноглазкой» была, разумеется, Тека. Йорек стал «Егозой», Джайо – «Ухажером», а Сови – «Той, которая не говорит по-тувенски». Последняя кличка оказалась длинноватой, зато и использовалась редко.

Впрочем, заговорщики платили ей тем же. Утром, когда они торопливо завтракали, поглядывая на маскировочное полотнище, прорванное поплавком Сифы, Акос слышал, как Тека назвала Исэй «Задавакой».

Увидев у входа в амфитеатр Теку и Сизи, Акос направился к ним, стараясь не выпускать Исэй из поля зрения. Все удивились, когда Тека вызвалась помочь им проникнуть в подземную тюрьму. Вряд ли ее волновала Ори, скорее, Одноглазка заинтересовалась идеей Кайры о краже у Ризека его триумфа над судьбой.

– Что ты решил насчет охраны? – спросила Тека.

Она была вся в сером, отсутствующий глаз скрывала прядь золотистых волос. Акос покосился на шотета, стоящего у двери, на которую указала Кайра.

Тяжелая дверь отпиралась металлическим ключом. Вероятно, он лежал в кармане у стражника.

Но пока еще рано размышлять о замках и ключах, одернул себя Акос.

Сейчас следовало решить проблему со стражником. Акос смерил взглядом парня. Лет на пять старше него, широкоплечий и в броне. Рука лежит на рукояти ток-ножа за поясом. Профессионал. Вырубить такого – непросто.

– Справиться с ним я смогу, но будет шумно, – заметил Акос. – Думаю, меня арестуют.

– Тогда примем это как запасной план, – предложила Исэй. – А если его отвлечь?

– Ага, – саркастически откликнулась Тека. – Солдат, которого приставили охранять секретный подземный каземат Ризека Ноавека, покинет свой пост, когда ты помашешь у него перед носом чем-нибудь блестящим. Уверена, парень наплюет на то, что его могут казнить за неповиновение.

– Крикни еще раз погромче «секретный подземный каземат», может, не все вокруг расслышали, – не осталась в долгу Исэй.

Тека что-то недовольно пробурчала в ответ.

Сизи подергала Акоса за рукав.

– Покажи-ка мне свои пузырьки, у меня есть идея.

Акос, куда бы он ни шел, всегда брал с собой запас основных зелий: тонизирующее, успокоительное, снотворное и так далее. Он не представлял, какое из них понадобилось Сизи. Развязав ремешок узкого пенала, который был привязан к предплечью, Акос отдал его сестре.

Та перебрала позвякивающие пузырьки и выбрала снотворное. Вытащила пробку, понюхала.

– Очень сильное.

Исэй с Текой продолжали грызться. Из-за чего на сей раз Акос не знал – и знать не хотел, по крайней мере, до тех пор, пока девицы не начнут драться.

– В определенных ситуациях такое снадобье полезно, – туманно пояснил он сестре.

– Сходи, купи какой-нибудь напиток, – Сизи кивнула на тележку под тентом, стоящую на противоположной стороне площади.

Сестра выглядела уверенной в себе, и Акос без лишних вопросов нырнул в людской поток. По шее струился пот. Как и Тека, он накинул поверх брони серый плащ. С точки зрения конспирации это было как мертвому – припарка: Акос оставался самым долговязым в толпе. Тем не менее Акос надеялся, что в сером он не будет так бросаться в глаза и никто не узнает в нем парня, который накануне прилюдно спас Кайру Ноавек.

Тележка была шаткой и кособокой. Оставалось только гадать, каким образом кружки с «вкуснейшим, пряным, духоподъемным напитком, доставленным прямо с Отира» (так утверждал торговец) еще не попадали на мостовую.

Отирианец на ломаном шотетском назвал цену, и Акос кинул ему монетку. У Кайры на побывочном корабле имелся тайник с деньгами, который она мельком показала Акосу однажды утром.

Он прихватил себе немного мелочи, пока Кайра чистила зубы.

Акос принес горячую кружку, кажущуюся маленькой в его лапищах, и вручил Сизи. Та вылила в напиток сонное зелье и молча направилась к стражнику.

– Сомневаюсь, что парень знает тувенский, – пробормотала Тека.

Сизи как ни в чем не бывало улыбкой поприветствовала стражника. На секунду Акос решил, что тот сейчас заорет на девушку, но глаза парня подернулись поволокой, точь-в-точь как глаза Йорека и Джайо вчера.

– Она может говорить хоть по-огриански, – заявил Акос. – Вот так зрелище!

Акос и раньше видел, как токодар Сизи влияет на людей, правда, в те моменты сестра не старалась воздействовать специально. Он и не представлял, насколько мощен дар, когда она пользуется им сознательно. Стражник привалился к стене амфитеатра, на его губах блуждала рассеянная улыбка. Сизи протянула ему кружку с напитком, он взял ее обеими руками и отхлебнул.

Акос начал проталкиваться сквозь толпу. Парень отключится с минуты на минуту, и Акосу надо будет подстраховать Сизи.

Когда Акос добрался до сестры, стражник уже покачивался, расплескивая отирианское варево. Акос успел придержать его за плечи и аккуратно усадил на утоптанную землю. Тека словно бы невзначай склонилась над ним, обыскивая карманы. Вытащила ключ и, воровато оглянувшись, вставила в замок.

– Заставила же ты нас поволноваться, – бросила Исэй, посмотрев на Сизи.

Та усмехнулась.

Акос оттащил бесчувственного стражника в тень какого-то здания и побежал к остальным, ждущим у двери. За ней оказался технический туннель, откуда пахнуло помоями и плесенью. Вонь болезненно отозвалась в животе у Акоса. Воздух был тяжелым, душным и влажным. Тека заперла за ними дверь и сунула ключ в карман.

Стоило им войти внутрь, как ссоры и шутки прекратились. В туннеле было тихо, лишь где-то капала вода. Вопли толпы сюда не доносились. Тишина пугала Акоса неизвестностью: как там Кайра, бросила ли уже вызов брату, удастся ли им вытащить Ори…

Туннель смахивал на могилу.

– Кайра сказала продвигаться к центру, – прошептала Исэй. – Но точную дорогу она не помнила, когда ее сюда приволокли – она находилась без сознания.

Но Кайра была не единственной, кто здесь побывал. Акос закрыл глаза, вспоминая ночь, когда Вас вытащил его из постели, ослабевшего от голода и измученного. Акос не знал, сколько дней провел без еды: его просто заперли без всяких объяснений. Сначала желудок скрутило, и он ныл не переставая, а потом он перестал болеть и сдался. В коридоре Вас наградил Акоса щедрыми тумаками, после чего швырнул в поплавок, и они прилетели сюда.

Затем спустились в туннель, пропитанный затхлостью и плесенью.

Акосу казалось, что и темнота здесь была какой-то особенной.

– Я помню, – произнес Акос.

Он весь вспотел, поэтому сорвал плащ, прикрывавший броню, и выбросил его. Воспоминания о подземелье оставались смутными, Акосу совершенно не хотелось возвращаться в то время, когда тело болело, и он чувствовал себя настолько слабым и хрупким, что не держался на ногах.

В туннели их с Васом встретил Айджа. Он взялся за ремешки брони Акоса, и на секунду Акосу стало спокойно: брат не даст ему упасть. Но Айджа потащил его в тюрьму. На пытки.

Стиснув челюсти, Акос поудобнее перехватил нож и пошел вперед. Свернув за угол, заметил охранника и без раздумий ринулся на него. Толкнул приземистого мужика к стене и двинул под подбородок так, что шотет стукнулся затылком о камень. Почувствовал, как нож царапнул его броню: из ладони стражника метнулся язычок пламени, но сразу потух, едва Акос коснулся руки противника.

Опять стукнул стражника головой о стену. Потом еще и еще, пока глаза у того не закатились и он не начал оседать. По спине у Акоса пробежали мурашки, волосы встали дыбом. Он не стал проверять, жив шотет или нет. Незачем.

Лицо Сизи перекосилось от отвращения.

– Хороший удар, – сказала, вернее, пискнула Исэй.

– Ага, – отозвалась Тека и ногой отодвинула тело шотета, перегородившее проход в следующий коридор. – Сейчас нам, Керезет, будут попадаться самые преданные слуги Ноавека. Не стоит лить по ним слезы.

– А разве я реву? – огрызнулся он, подражая браваде Кайры.

Но у него дрогнул голос. Он сжал губы и молча зашагал дальше. Некогда ему тревожиться о том, что о нем подумает Сизи. Позже, все – позже.

Вскоре туннель разветвился, превратившись в настоящий лабиринт. Акос уже не потел, он дрожал. Коридоры, конечно, не изменились: неровный каменный пол, давящие каменные стены и низкий потолок из серого камня, – Акосу приходилось пригибаться, чтобы не цепляться макушкой. Помойная вонь исчезла, зато запах плесени усилился, сделался удушающим. Акос припомнил, как неотрывно глядел на брата, пока тот тащил его по коридорам. Айджа был коротко острижен, совсем как Ризек.

«Не хочу смотреть, как ты разрушаешь свою жизнь, пытаясь спасти того, кому это даже не нужно», – сказала ему Кайра.

А ведь он продемонстрировал ей, насколько глубоко пустило корни его безумие! Понятно, почему она так взвилась и рассвирепела. На Кайру было сложно сердиться, но Акос все равно разозлился. Он шел по туннелю и никак не мог успокоиться.


Показавшаяся впереди дверь выглядела необычно на фоне древней каменной кладки. Она была из черного стекла и запиралась на кодовый замок. Кайра написала им список возможных комбинаций, которые, как она пояснила, так или иначе связаны с жизнью ее мамы. Дата рождения, свадьбы и смерти, счастливые номера… У Акоса не укладывался в голове образ Ризека, настолько привязанного к матери, что он запирал замки, используя, к примеру, дату ее рождения.

Вместо того чтобы начать перебирать комбинации, Тека принялась отвинчивать пластину, прикрывавшую механизм. Ее блестящая отвертка напоминала длинную иглу. Она действовала ею как шестым пальцем. Сняв пластину, Тека взялась за какой-то проводок и зажмурилась.

– Э-э-э, Тека…

Сзади раздался шорох. Акос вздрогнул.

– Заткнись, – процедила Тека, берясь за следующий проводок. – А, вот ты где! – На ее губах появилась улыбка, но разговаривала Тека явно не с Акосом. – Иди-ка сюда…

Внезапно свет погас. Осталась гореть только лампа аварийного освещения на углу, такая яркая, что ее свет отпечатался на сетчатке глаз. Дверь распахнулась. За ней обнаружился коридор со стеклянным полом, знакомый Акосу по самым худшим воспоминаниям: брат, не дающий ему подняться, и коленопреклоненная Кайра Ноавек. Бледные полосы аварийного света на полу выглядели прутьями решетки.

Исэй рванула внутрь и побежала по проходу, заглядывая в камеры. Акос двинулся следом, как во сне озираясь по сторонам. Но Исэй уже бежала обратно. Он понял, что она ему скажет еще до того, как она открыла рот.

Ему почудилось, что он с самого начала знал, чем все закончится. Еще с того момента, как увидел в пальцах матери пуговицу и сообразил, с какой легкостью Сифа манипулирует людьми, толкая их навстречу тому будущему, которое ей хотелось заполучить любой ценой.

– Ее нет! – выкрикнула Исэй.

Акос не отводил от нее взгляда. Исэй всегда держала себя в руках. Не дрогнула, узнав, что Ори похитили. Ни на секунду не потеряла самообладания. А сейчас она была на грани истерики.

– Ее нет, Ори здесь нет!

Акос медленно сглотнул. Воздух как будто превратился в густой сироп и с трудом проталкивался в глотку.

Камеры были пусты. Ори пропала.


33.  Кайра | Знак | 35.  Кайра