home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



39. Кайра

Люк корабля автоматически закрылся. Проверив пульс Ризека, я развязала веревку на его груди. Сердце билось слабо, но это было нормально. Судя по времени, когда подействовало зелье Акоса, и учитывая силу зелья, очнется он не скоро. Я его не заколола, хотя мне пришлось сделать вид, что так оно и есть, на случай, если кто-то приглядится к изображениям, передаваемым дронами.

Когда наступил хаос, Има Зетсивис скрылась. Мгновенно растворилась в толпе.

Хотелось бы мне ее поблагодарить. Впрочем, она «отравила» Ризека, конечно же, не ради меня. У Имы имелись свои веские причины.

Вряд ли мое «спасибо» придется ей по вкусу. Узнав, что я ее обманула, Има возненавидит меня еще сильнее.

Исэй и Сизи склонились над телом Ори. Акос стоял за спиной сестры. Она махнула ему рукой, он подошел и погладил ее пальцы: дар Акоса позволил Сизи заплакать.

– Пусть Ток, текущий сквозь всех и каждого из нас, живых и мертвых, уведет Ориэву Бенезит в царство мира, – прошептала Сизи, накрывая окровавленную руку Исэй своей ладонью. – Да снизойдет на нас, живущих, покой, да поможет нам Ток пройти указанным им путем, не заплутав и не оступившись.

Спутанные пряди волос Исэй прилипли к ее губам. Сизи убрала их за ухо. Я почувствовала, как тепло ее дара разливается в воздухе, успокаивая меня.

– Да будет так, – вымолвила Исэй, заканчивая молитву.

Прежде я никогда не слышала тувенских молитв, хотя знала, что они обращены напрямую к Току, а не к его владыке. Так же молятся в некоторых мелких шотетских сектах. Но шотетские молитвы представляли собой скорее список постулатов, чем просьб. Мне понравилась искренняя неуверенность тувенцев, прямо свидетельствующая о том, что они не знают, будут ли услышаны их мольбы.

Исэй встала, бессильно свесив руки. Корабль резко взлетел, и мы чуть не попадали, потеряв равновесие. Я не беспокоилась, что нас будут преследовать. Отдавать приказы уже некому.

– Ты знал, что Ризек промыл ему мозги, – сказала Исэй, посмотрев на Акоса и кивая на бесчувственного Айджу. – Знал с самого начала.

– Я и не думал, что он способен… – Акос запнулся. – Он любил ее… как сестру.

– Заткнись! – Исэй так сжала кулаки, что у нее побелели костяшки. – Она – моя сестра! И она не принадлежала ни ему, ни тебе и никому другому!

Отвлекшись на их разговор, я не заметила, как Тека подобралась к Ризеку и ощупала сначала его горло, потом грудь под броней.

– Кайра, – произнесла она, – почему он жив?

Все разом обернулись, назревавшая ссора заглохла. Исэй перевела взгляд с тела Ризека на меня. Я напряглась. В том, как она двигалась и говорила, было что-то угрожающее, как будто у нее внутри находилась сжатая пружина, готовая вот-вот распрямиться.

– Ризек – единственная надежда для Айджи освободиться от злых воспоминаний, – объяснила я ровным тоном. – Пусть поживет. Когда все будет закончено, я с радостью вырву ему сердце.

– Айджа! – Исэй, запрокинув голову, захохотала как безумная. – Зелье, которым ты его опоила, было простым снотворным! Почему ты не призналась и не спасла мою сестру? – Она шагнула ко мне, наступив каблуком на пальцы Ризека. – Ты выбрала иллюзорную надежду! Ты сохранила жизнь предателя и пожертвовала сестрой канцлера, – тихо добавила она.

– Если бы я сказала Ризеку о снотворном, амфитеатр стал бы для нас смертельным капканом. А твою сестру он убил бы в любом случае. Я выбрала путь, который гарантировал спасение нам всем.

– Грязная ложь! – Исэй придвинулась ко мне вплотную. – Ты выбрала Акоса. Не прикидывайся, что у тебя имелись иные мотивы.

– Хорошо, – согласилась я. – Ты или Акос. Я выбрала Акоса, но я ни о чем не жалею.

Это была не вся правда, тем не менее я не врала. Если ей требовалось кого-нибудь ненавидеть, я облегчила ей задачу. Я привыкла к ненависти, особенно со стороны тувенцев.

Исэй отшатнулась.

– Исэй… – начала было Сизи, но та направилась к камбузу и захлопнула за собой дверь.

Сизи вытерла щеки тыльной стороной ладони.

– Поверить не могу, – пробормотала Тека. – Вас мертв, а Ризек жив.

Вас мертв? Я посмотрела на Акоса, но тот отвел взгляд.

– Назови мне хотя бы одну причину, Ноавек, по которой я не должна сейчас убить Ризека, – бросила мне Тека. – И если опять начнешь вещать о Керезете, я съезжу тебе в челюсть.

– Если ты его убьешь, я перестану с вами сотрудничать, – глухо ответила я, не глядя ей в лицо. – Оставишь в живых – я помогу вам завоевать страну.

– Да? И каким образом?

– Понятия не имею, Тека! – крикнула я, сбросив наконец оцепенение. – Но еще вчера вы прятались в развалинах Воа, а теперь благодаря мне ты стоишь над бесчувственным телом Ризека Ноавека, а Воа повергнут в хаос. Это наводит на кое-какие идеи о моей способности помочь заговорщикам, верно?

Она задумчиво пожевала губу и сказала:

– На нижней палубе есть отсек с прочной дверью. Я брошу его туда, а то еще очухается и кинется на нас. Войны начинались по причинам куда более незначительным, чем эта. Ты не только рассердила некую девицу, ты рассердила целый народ.

В горле у меня застрял комок.

– Ты ведь понимаешь, я ничего не могла сделать для Ори, даже если бы убила Ризека, – возразила я. – Мы оказались в ловушке.

– Я-то понимаю. – Тека вздохнула. – Но Исэй Бенезит тебе не поверит.

– Я поговорю с ней, – подала голос Сизи. – Попробую объяснить. А сейчас ей всего лишь хочется обвинить хоть кого-нибудь.

Сизи сняла куртку, сразу покрывшись мурашками, и набросила ее на тело Ори. Акос наклонился, прикрыл рану на животе девушки. Сизи пригладила Ори волосы и поплелась на камбуз, Акос потащился в грузовой отсек. Походка у него сделалась тяжелой, руки дрожали.

– Давай-ка запрем моего братца понадежней, – обратилась я к Теке.

Айджу и Ризека мы с Текой поместили в разные помещения, сначала одного, затем – другого. Я порылась в сумке, разыскивая пузырек с сонным зельем для Айджи. Непонятно, что с ним творится и почему он без сознания. А если он вдруг очнется и окажется все тем же типом, который убил Ори Бенезит, я бы предпочла не возиться и не нянчиться с ним.

Потом отправилась в пилотскую рубку. В капитанском кресле сидела Сифа Керезет. Она уверенно управляла кораблем. Джайо находился рядом и разговаривал по персоналке с Йореком, который, едва Ризек упал, бросился домой, к матери. Я плюхнулась в кресло, оказавшись по соседству с предсказательницей. Корабль летел высоко, еще чуть-чуть, и мы вырвемся в открытый космос.

– Куда направляемся? – спросила я.

– Будем оставаться на орбите, пока не выработаем план дальнейших действий, – ответила Сифа. – К шотетам мы, разумеется, не можем вернуться, но и в Туве лететь опасно.

– А что случилось с Айджей? Он впал в кому?

– Нет. Но что с ним произошло, я не знаю.

Сифа смежила веки. Мне стало интересно, не ищет ли она будущее, как навигаторы – звезды? Некоторые люди способны овладеть токодаром, другие становятся его прислужниками. Я никак не могла решить, к какой категории отнести гессианскую прорицательницу.

– Думаю, вы понимаете, что мы потерпели поражение. Вы заверили Акоса, что видения накладываются одно на другое, и когда я сойдусь на арене с Ризеком, Ори будет в камере. Но вам-то было известно, что это не так! – Я помолчала. – Вы знали, что Акос встретит Васа и у него не останется иного выбора, кроме как прикончить убийцу вашего мужа.

Сифа прикоснулась к экрану навигатора: на черном экране возникла белая линия маршрута. Предсказательница откинулась в кресле, сложив руки на коленях. Какое-то время я ждала, наконец до меня дошло, что отвечать она не собирается. Я решила не давить на Сифу. Моя мать была такой же упрямицей, поэтому я догадалась, что надо сдаться. Тем сильнее удивилась, когда она произнесла:

– Кровь моего мужа требовала отмщения. В будущем Акос сам все поймет.

– Сомневаюсь. Он увидит только то, что его мать манипулирует им, принуждая делать то, что он ненавидит.

– Возможно.

Чернота космоса накрыла корабль бескрайним плащом, и я присмирела. Пустота всегда меня утешала. Я как будто отправилась на Побывку, правда, теперь прощалась с прошлым, а не с местом, которое могла назвать собственным домом. Отсюда трудно было заметить границу между тувенцами и шотетами, и я вновь почувствовала себя в безопасности.

– Пойду-ка проведаю Акоса, – сказала я.

Но прежде чем я встала, Сифа взяла меня за руку и наклонилась ко мне столь близко, что я различила золотисто-карие прожилки в ее темных радужках. Она сморщилась от боли, но руки моей не выпустила.

– Спасибо, – шепнула она. – Догадываюсь, что тебе нелегко было отказаться от мести в пользу милосердия к моему сыну.

– Если бы я воплотила в жизнь наихудшие кошмары Акоса, мои собственные все равно остались бы при мне, – неловко пожала я плечами. – Кроме того, я способна справиться лишь с ограниченным набором кошмаров.


38.  Акос | Знак | 40.  Акос