home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



41. Кайра

Я спустилась по лестнице, ведущей на склад, где заперли моего брата. Двери были из прочного металла, однако в них имелись вентиляционные отверстия. Я замедлила шаг. Каждый раз, когда корабль вздрагивал, над моей головой мигали лампы.

Отверстия находились на уровне глаз. Я приникла к ним и заглянула в помещение, ожидая увидеть бесчувственного Ризека на полу рядом с бутылками растворителя или кислородными баллонами. Не тут-то было. Сначала я вообще никого не увидела. Судорожно хватала ртом воздух, намереваясь позвать на помощь, но внезапно в поле зрения возник Ризек.

Его силуэт был расчерчен полосами от решетки вентиляционного отверстия.

Глаза оставались мутными, но полными презрения.

– Ты еще трусливее, чем я думал! – прорычал он.

– Мы поменялись местами, Ризек. Оказывается, по эту сторону двери находиться куда интереснее, – заметила я. – Ты только поосторожней, ладно? А то я буду вести себя с тобой так же, как ты раньше поступал со мной.

Подняв руку, я позволила теням ее окутать. Чернильные завитки, как тонкие волоски, оплели мои пальцы. Провела ногтем по решетке, думая о том, как легко было бы сейчас причинить боль Ризеку. Просто открыв дверь. Никто меня не остановит.

– Кто это сделал? – спросил он. – Кто меня отравил?

– Ты ведь знаешь, кто. Я.

– Нет! – возразил Ризек. – После твоей первой попытки меня убить я запер комнатушку, где хранились зелья с тихоцветами на ключ! – Он усмехнулся. – Говоря «запер», я имею в виду замок, который открывается кровью Ноавеков. – Ризек сделал многозначительную паузу. – И ты не смогла бы отпереть дверь.

Во рту у меня пересохло, я впилась в Ризека взглядом. У Ризека, разумеется, были записи с системы видеонаблюдения. Наверняка он видел, как я безуспешно возилась с замком. И это, похоже, его не удивляло.

– Что ты имеешь в виду? – тихо спросила я.

– Мы с тобой – не кровные родственники, – отчеканил он. – Ты – не Ноавек. А иначе зачем бы мне эти замки? Их может открыть один-единственный человек. Я.

Действительно, до той «неудачной попытки убийства» я никогда прежде не пыталась открыть двери, запечатанные кровью Ноавеков.

Вообще-то я даже никогда не захаживала в комнаты Ризека по своей воле.

А сейчас Ризек был в своем репертуаре. Он опять интриговал. Что-что, а этим умением он овладел в совершенстве.

– Если не Ноавек, то кто? – спросила я.

– Откуда мне знать? – Он захохотал. – Я рад, что мне удалось лично тебе об этом сообщить. Видела бы ты свою физиономию! Сколько эмоций, Кайра. И когда ты научишься держать свои реакции под контролем?

– Могу сказать то же самое о тебе. Твоя ухмылка с каждым разом становится все менее убедительной, Риз.

– Риз, – он снова засмеялся. – Ты думаешь, что победила, но ты ошибаешься. Вдобавок у меня есть еще один козырь!

В моей душе разыгралась настоящая буря, но я старалась держаться спокойно. Я внимательно разглядывала Ризека – его растянутые в улыбке губы и морщинки в уголках глаз. Искала хоть малейшее сходство и не находила. Ну и что?.. Иногда дети напоминают мать или отца, а иногда – отдаленных родственников, если в них пробуждаются затерянные гены. С равной вероятностью Ризек мог говорить правду, а мог затеять очередную игру. Но я не собиралась доставлять ему удовольствие и болезненно реагировать на его выпады.

– Отчаяние тебе не к лицу, Ризек. Это почти неприлично, – я прижалась кончиками пальцев к отверстиям.

Но следующая фраза Ризека выбила меня из колеи.

– Наш отец, – Ризек запнулся и тут же поправился: – Лазмет Ноавек жив.


40.  Акос | Знак | 42.  Акос