home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КАЙРА

Ничего не оставалось, кроме как покинуть убежище на следующее утро. Оставить Воа. Лазмета и Акоса.

Другими словами: сдаться.

Мы перерыли все ящики заброшенного жилища в поисках сменной одежды для каждого из нас и пустились в бега. Мы пообещали Иссе, которая ожидала на корабле, что пошлем сигнал, если выберемся живыми из переделки.

По пути я то и дело почесывалась, потому что жесткая ткань дурно сидящих брюк терлась о бедра. Старый шерстяной плед, который я превратила в палантин, чтобы покрыть голову, тоже кололся. Зит и Эттрек вышагивали впереди. Узелок на макушке Эттрека покачивался при каждом шаге. На довольно существенной дистанции от них следовали Има и Тека, а мы с Сифой были замыкающими. Пока мы проходили мимо заколоченных окон, я старалась уловить разговор Имы и Теки.

– Я бросила дом, – говорила Има. – Во всяком случае, большинство воров не захочет забираться так далеко.

– Когда все завершится, я помогу тебе навести там порядок, – ответила Тека.

– Там все напоминает об Узуле, – покачала головой Има.

Има заправила волосы за уши и спрятала их под воротник, так что они не сильно выглядывали, но ничто не могло замаскировать эту безупречную белизну полностью.

Я услышала имя Узула, и меня пронзила боль, хотя, уверена, Иму она ужалила еще больнее. Я не убивала его – это боль измучила его до смерти, а я являлась источником той боли. Кайра Ноавек – поставщик боли, источник агонии.

Мы добрались до здания, на крыше которого нас ожидал спрятанный под брезентом корабль с Иссой внутри. Зит отправил ей сигнал прошлой ночью, который указывал на то, что по крайней мере кто-то из нас остался в живых и ей не нужно пока улетать из города. Мы поднялись по лестнице, на которой все еще смердело. Я снова оказалась рядом с Зитом – во главе группы. Спасибо моим длинным ногам.

Зит с нежностью посмотрел на меня.

– Я…

– О нет! – вздохнула я. – Терпеть не могу, когда мне сочувствуют.

– Могу я тогда хлопнуть тебя по спине? Чтобы приободрить, – предложил Зит. – Как насчет такого грубого утешения?

– У тебя есть конфета? Я бы не отказалась.

Зит с улыбкой залез в карман и вынул оттуда яркий сверток размером с кончик пальца. Я недоверчиво покосилась на угощение, однако подцепила ногтем обертку и извлекла из нее кусочек застывшего меда фензу характерного ярко-желтого цвета.

– Как это? – все удивлялась я. – Ты таскаешь в карманах конфеты?

Зит лишь пожал плечами. Он толкнул дверь, и лестничную площадку залил тусклый свет Воа. Небо заволокли тучи, и город слегка пожелтел. Назревала гроза. Края брезента все еще были привязаны, но узлы ослабили, чтобы Исса могла в любой момент сорваться с места. Я забралась под полотно и чуть не задохнулась от сладости конфеты.

На ступенях у люка стоял Айджа.

– Что ты здесь делаешь? – возмутилась я.

– Я не собираюсь оставаться, – защищающимся тоном пробубнил Айджа.

Он держался неуверенно. Вес его тела был перенесен на одну ногу, и рукой он вцепился в подол куртки.

– Это не совсем ответ на ее вопрос, – прозвучал позади голос Теки.

– Я хочу вас всех предостеречь, – заявил Айджа.

– Что на этот раз? Ты снова настучал на нас шотетской полиции? – иронично спросил Зит.

– Нет, – вымолвил Айджа. – Я… я лишь хотел сбежать. Чтобы освободиться от нее. – Он кивнул на меня. – Но затем несколько моих видений перемешались. Слились воедино.

– А мои – нет, – нахмурилась Сифа.

– Исэй Бенезит вселила в нас часть себя, когда… когда заставила Ризека заглянуть в ее воспоминания. Перед его смертью, – заявил Айджа. – Так что я понимаю ее лучше вас. Я знаю ее изнутри.

Я ощущала на себе насмешливый взгляд Теки, но не могла отвести взгляда от Айджи. Было что-то странное в его бледно-зеленых глазах. Такими ясными они не были уже очень давно.

– Я знаю, что у нас нет времени, – сказала я. – Исэй Бенезит обещала неделю не давить на Огру и не выселять диссидентов.

– Она хочет не только высылки диссидентов, – промолвил Айджа. – Она замышляет еще один противотоковый взрыв. Как тот, что уничтожил побывочный корабль.

Сифа прикрыла губы ладонью. И я впервые заметила (не воспроизводила по памяти и не предполагала, а видела воочию), как мы похожи. Одинаковые крепкие носы. Одинаковые нахмуренные лбы. Моя семья – Керезет.

– Противотоковый взрыв? – Я старалась перенаправить внимание.

Я – не маленькая девочка, тоскующая по матери. У меня была она. И я ее погубила.

– Это название оружия, – объяснял Айджа. – Ток – энергия созидания, а противоток – ее противоположность. Их объединение… порождает мощный импульс.

Я фыркнула. И впрямь мощный импульс.

Исса вышла из люка и бросилась мимо Сифы, чтобы заключить в объятия Эттрека, а затем Теку. И даже меня. Эти объятия были недлительными и заставили Иссу поморщиться, но все же.

– Вы живы… – произнесла она, затаив дыхание.

– Не обобщай, – проворчала я. – Я – просто привидение.

– Будь это правдой, я бы не обожглась о тебя, – ответила Исса без тени улыбки.

Я глянула на Теку, а та лишь пожала плечами.

– И когда должен случиться этот взрыв? – спросила Тека Айджу.

Я прожгла Айджу взглядом.

– Принимаются только конкретные ответы.

– Этим вечером, – со вздохом произнес Айджа.

Над поместьем Ноавеков в небо взметнулся немногочисленный флот кораблей, словно пузырики в стакане с водой. На какое-то время они зависли в воздухе. Если бы не столь пустое небо да не эмблемы Ноавеков, вероятно, я бы их и не заметила вовсе. Но это был флот Лазмета Ноавека, и он устремился прямо на запад – к Рубежу. К Туве.

– Итак, противотоковый взрыв случится сегодня вечером? – произнесла я.

Все собрались на главной палубе транспортного судна. Большинство заняли кресла вдоль переборки, из которой болтались ремни безопасности. Тека же уселась на ступени, ведущие на навигационную палубу, а Исса восседала в командирском кресле и возилась с картой. Тени моего токодара неслись во всех направлениях, разнося боль по всему телу. Это не позволяло мне сидеть спокойно, и я шагала по палубе.

– Да, – подтвердил Айджа. – Часы в видениях не являются, но, судя по освещению, это случится вечером.

Я покосилась на Айджу.

– Это правда? Или ты преследуешь какие-то цели?

– Ты и вправду поверишь моему ответу на этот вопрос?

– Нет. – На мгновение я задержалась около него. – Почему? Ты всегда заботился только о себе. Что с тобой приключилось? Паразиты сожрали твой мозг?

– Это действительно конструктивный диалог? – вмешалась Тека. – Нам нужно озаботиться спасением людей. Необходимо снова подать сигнал к эвакуации.

– Инструкция по эвакуации – бежать к побывочному кораблю, – сказала я. – Если мы объявим чрезвычайное положение, куда направятся люди?

– Я могу отправить сообщение. Те, у кого есть дома экраны, хотя бы будут предупреждены, – ответила Тека. – Можем сказать, чтобы они покидали город любым возможным способом.

– А те, у кого нет экранов? – поинтересовался Эттрек. – Те, у кого светильники едва ли имеются? Что будет с ними?

– Я не сказала, что эта идея без изъяна, – хмуро проворчала Тека. – Но ты пока ничего умного не предложил.

– Если мы сделаем это, – обратилась Има к Теке, – мы и сами можем не улететь. Умрем здесь.

Воцарилось молчание. Уже однажды я была готова к встрече с вероятной смертью – когда я шла убивать отца. Но теперь, когда я не лишилась жизни, мне снова не хотелось с ней расставаться. Не важно, что в ней не было Акоса и семьи. Пусть даже меня ненавидит практически весь шотетский народ. Как я уже говорила Теке, теперь у меня было нечто большее. У меня появились друзья. И надежда на собственное будущее.

Но я любила свой народ, несмотря на то, что многие были сломлены. Любила их неистовую волю к жизни. Их взгляд на выброшенные вещи – не как на мусор, а как на возможности. Они бесстрашно пробивались сквозь враждебно настроенные атмосферы планет. Они следовали за токотечением. Шотеты были неугомонными исследователями, изобретательными новаторами, отважными воинами и космическими странниками. И я принадлежала этому народу.

– Да, – воскликнула я. – Так и сделаем!

– Как? – недоумевая, спросила Исса. – Где активируется сигнал к эвакуации?

– В двух местах: в поместье Ноавеков и в амфитеатре. К амфитеатру подобраться проще, – объявила я. – Нам не обязательно лететь всем вместе. Так что решайте: кто летит, а кто остается?

– Я не останусь на этой планете, – тревожно пробормотал Айджа.

– Почему-то, основываясь на твоей излишней настойчивости, я так и подумала, – огрызнулась я.

– Я увезу вас с планеты, Айджа, – бросила Исса. – Вы – оракул. Ваша жизнь ценна.

– А моя жизнь не ценна, выходит? – возмутился Эттрек.

Исса бросила на него скучающий взгляд.

– Вам обоим лучше выйти, – обратилась я к Зиту. – От вас требовалась только контрабанда, а не риск.

– Никто из нас никуда не пойдет, – закатил глаза Эттрек. – Позволь напомнить тебе, что большинство из нас собралось здесь, чтобы убить Лазмета Ноавека.

Я глянула на Теку, а затем на Сифу.

– Ты тоже оракул, – сказала я ей.

– Я не боюсь, – тихо ответила Сифа.

А я боялась. Какая-то часть меня желала угнать поплавок и бежать из Воа как можно скорее – спасаться от взрыва. Однако моя лучшая половина – та, которая, судя по всему, сейчас принимала решение, понимала, что должна остаться, чтобы защитить свой народ. По крайней мере дать им шанс побороться самим за себя.

Быть может, Сифа и впрямь была такой бесстрашной, какой казалась. Может, знание будущего позволяло с ним смириться. Но я так не думала.

Ей было так же страшно, как и мне. Как и любому другому было бы в подобной ситуации. Возможно, именно потому я смирилась с тем, что она осталась. Это было самым милосердным из того, что я могла ей сейчас предложить.

– Кайра должна провести нас к амфитеатру, – сказала Има.

Я удивленно на нее посмотрела. Има редко придавала мне значение. Точнее, никогда.

– Уверена, ты хорошо знакома с подземной тюрьмой, – добавила она.

– Не настолько хорошо, как с твоим блестящим умом, – ответила я Име с улыбкой.

– Ты всегда идешь на приманку? – спросила Тека.

На мгновение я задумалась.

– Да. Это – составляющая моего очарования.

Эттрек фыркнул. И мы принялись обдумывать план.

Некоторое время спустя мы наблюдали, как Айджа и Исса поднимаются на борт судна контрабандистов. Все благодаря связям Зита с криминальным подпольем Воа.

Айджа не удосужился со мною попрощаться. Но он обернулся, прежде чем скрыться из виду. Наши глаза встретились, и он кивнул мне разок.

Затем мой брат растворился в салоне корабля.


предыдущая глава | Судьба | cледующая глава