home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



АКОС

– Ты до сих пор дрыхнешь? – изумился Йорек.

Его лицо каким-то образом оказалось перед лицом Акоса, несмотря на то что кровать Акоса (а точнее, его углубление в стене) располагалась высоко. Йореку приходилось стоять на краю другой койки.

Акос уже не спал. Он не спал уже с тех пор, как все начали просыпаться, чтобы отправиться в столовую, и при этом изрядно шуметь. Он просто еще не пробудился. Ритуал пробуждения включал в себя омовение лица и шеи, приглаживание волос расческой, смену одежды, завтрак – все те вещи, которые он просто… не хотел делать в тот момент.

– А если да? – Акос потер ладонью лицо. – Я что, пренебрег какой-то обязанностью, о которой не знал?

– Нет, – нахмурившись, ответил Йорек. – Думаю, что нет. Но Кайра спорила с диссидентами все утро, и я думал, ты с ней. Вы же обычно неразлучны.

Акос почувствовал себя виноватым. Практически единственной его обязанностью было оберегать Кайру от боли. И Акос не слишком хорошо справлялся с ней в последнее время. Несмотря на то что токодар Кайры на этой планете проявлялся сильнее.

– Я не могу встать, пока ты мне мешаешь. Ты позволишь?

Лицо Йорека озарилось улыбкой, и он спрыгнул со своего насеста, располагавшегося на одном из нижних спальных мест. Акос свесил ноги и тяжело встал на обе ступни.

– Они по-прежнему не хотят идти против Лазмета? – поинтересовался Акос.

– Мы по-прежнему считаем Туве намного более опасной угрозой и должны направить все силы на борьбу с ней, – ответил Йорек. – К тому же мы даже понятия не имеем, как до него добраться. И где он вообще. И как пробиться сквозь стену из солдат, которой он, несомненно, себя окружил.

– Ну, вероятно, мы могли бы отыскать его по стене из солдат, – пошутил Акос. – Такое не каждый день увидишь.

Глянув на Акоса, Йорек поморщился.

– Что-то видок у тебя не очень, Керезет.

Акос хмыкнул и сунул ноги в ботинки. «Умыться, причесаться, позавтракать», – напомнил себе он. Акос подошел к раковине, которая находилась в центре жилища, и засунул голову под кран.

Акос нависал над краем раковины и дышал в свое отражение. Выглядел он и впрямь неважно – кожа бледнее, чем обычно; под глазами темные круги; блеклые синяки в углу глаза и на челюсти, приобретенные в схватке с Васом. Веснушки – как маленькие оспины на носу. Пару раз Акос провел пальцами по волосам, стараясь их пригладить, а затем дотронулся до синяка на челюсти.

Вас замахивается кулаком, и разбитые костяшки устремляются в лицо Акоса…

Желудок скрутило. Ему казалось, что его сейчас стошнит.

– Ты в порядке? – раздался голос Йорека.

– Да. Хочу пойти приготовить обезболивающее для Кайры.

– Ладно, – ответил Йорек, но обеспокоенно нахмурился.

Акос постучал по косяку двери магазина Зенки.

Она стояла, склонившись над столом, и вонзала прибор, напоминавший гибрид ножа и ложки, в сочную мякоть огрианского фрукта. При каждом ударе плод вспыхивал свечением, словно нерешительный фонарь.

– Не драматизируй, – бросила Зенка фрукту. – У тебя была долгая прекрасная жизнь.

– Вы не можете винить его в том, что он старается выжить, – упрекнул Зенку Акос.

Женщина не испугалась, лишь взглянула на него и выгнула бровь.

– Он уже проиграл этот бой. Это лек. Пока он на ветке, он нагревается от прикосновений. Чаще всего прожигает ладони тех, кто пытается собрать урожай, прямо сквозь перчатки. Так что раз он здесь, значит, урожай действительно заслужен.

– А мы все принимаем судьбы, которые заслуживаем?

– Что за странный вопрос? Ты говоришь, как огрианский мистик.

Зенка закатила глаза. Это многое говорило Акосу о ее отношении к огрианским мистикам.

– Или как моя мама. Оракул. Может, я пошел в нее.

– Эх, мы все в конце концов превращаемся в своих родителей. – Зенка продолжила наносить удары фрукту. – Чего тебе надобно, тувенец?

– Мне нужно место, чтобы сварить обезболивающее. И… доступ к ингредиентам.

– Может, тебе еще и луну в кувшине принести?

– А у Огры есть луна?

– Да. И, честно говоря, ее размеры позволяют засунуть ее в кувшин.

Зенка отложила фрукт и инструмент, которым выковыривала его мякоть.

– Я хочу работать, чтобы и я мог готовить у тебя, – уточнил Акос.

– Ладно, – согласилась Зенка. – Но если ты окажешься ленивым или не будешь приносить пользы, я оставлю за собой право расторгнуть наш договор в любое время.

– По рукам!

Зенка поручила Акосу задание стереть в порошок зубец особо свирепого цветка.

– В порошке его можно использовать для хорошего кровообращения, – объяснила старуха.

Акосу было трудно сосредоточиться на задаче, но после сезонов практики руки были достаточно умелыми.

Позже, в этот же день, Зенка зачерпнула ладонями некие семена, чтобы показать Акосу, каким цветом они светились. Наклоняясь над руками женщины и вглядываясь в них, он снова ощутил себя ребенком. Но кости Акоса так ломило, что пришлось сделать паузу, чтобы передохнуть.

Единственным настоящим маркером времени на Огре было угасание биолюминесценции, которая служила освещением на планете, и грозы, которые колотили в стены по вечерам. Акос не знал, как много времени он провел за измельчением зубца, прежде чем Зенка дала добро на изготовление анальгетика. Акос стоял у плеча старухи и наблюдал, как она отмеряет нужное количество ингредиентов. Он принес немного тихоцветов с собой, хотя их запасы заканчивались.

Зенка отыскала в кладовой банку и потрясла ею перед Акосом.

– Вы же говорили, у вас нет тихоцветов.

– Нет, я говорила, что не знаю, что с ними делать, – ответила она. – Да и ты не станешь же ходить и трепаться с незнакомцами о том, что хранишь опасный яд.

– Справедливо, – оценил Акос и принялся за работу.


КАЙРА | Судьба | cледующая глава