home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КАЙРА

Я стояла у экранов в столовой вместе с шотетскими диссидентами. Мы все сбились в кучу: враги, друзья, возлюбленные, незнакомцы стояли плечом к плечу и наблюдали, как побывочный корабль разрывает в клочья.

Он многое для нас значил. Был и частью истории, и символом свободы, и святыней, и рабочим местом, и символом нации, и защитой, и возможностью спастись бегством.

Он был домом.

Пока я пересматривала запись снова и снова, мне вспомнился шкаф матери с ее одеждой и обувью. Практически все было мне мало и чересчур для меня элегантно. Я нашла там секреты, запрятанные в карманы и коробки из-под обуви: любовные письма отца с тех времен, когда он еще не совсем ожесточился; этикетки от бутылок с обезболивающим и пачки из-под таблеток, которые она принимала, чтобы забыться; след от помады на шарфе, принадлежавший другой женщине, – напоминание о романе. Это была история ее несовершенной жизни, запечатленная в пятнах и клочках бумаги.

Я оставила там свою историю – разбитый камин, броню, что светилась в лучах солнца, и многочисленные полки с видеозаписями других миров – танцы, бои, строительство и ремонты. Это помогало мне забыться, когда от боли становилось трудно оставаться в собственном теле. Было моим успокоением в отчаянии.

Там я впервые влюбилась.

А теперь этого места не стало.

Запись запустили в четвертый раз. Я почувствовала, как в меня упираются чьи-то пальцы. Я инстинктивно отстранилась, чтобы мой токодар не причинил кому-то боль, но рука снова с настойчивостью нашла мою. Я развернулась и увидела Теку. Ее глаза были наполнены слезами. То ли она хотела моей боли, то ли желала облегчить мои страдания – в любом случае я продолжила держаться за нее, изо всех сил сдерживая токодар.

Тека держалась за меня всего тик или два, но того было достаточно.

Мы молча просматривали запись снова и не могли отвести от нее взгляд.


Позже я лежала, уткнувшись лицом в подушку, и рыдала.

Акос забрался на мою койку и свернулся возле меня. Я не возражала.

– Это я сказала им эвакуироваться. По моей вине так много людей оказались на корабле…

– Ты старалась помочь, – успокаивал Акос. – Все, чего ты хотела, – помочь.

Это не обнадеживало. Не важно, что старался сделать кто-то, – важно, что из этого вышло. Тысячи смертей – вот что вышло. Я несла ответственность за эту утрату.

По-честному, мне следовало отметить на руке каждую жизнь до единой, чтобы почтить их память. Но у меня не было столько кожи.

Акос сжал меня так крепко, что я спиной ощущала, как бьется его сердце. Я снова разрыдалась.

Уткнувшись лицом во влажную наволочку, я уснула.


АЙДЖА | Судьба | cледующая глава