home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КАЙРА

Мне пришлось покинуть относительно безопасный Гало, оккупированный шотетскими диссидентами, и вернуться в Покго, чтобы переговорить с Исэй Бенезит. Взамен на это огрианские правители пообещали отложить наше выселение. Другими словами, ответственность за ближайшее будущее шотетов легла на мои плечи.

Нет, давления я не ощущала.

В лесу Покго, за чертой города, находилась высокая вышка, сооруженная из толстого древесного ствола, – единственная точка, в которой была возможна передача данных за пределы атмосферы планеты. Всю дорогу я приставала к помощнику Луши, выпытывая, почему это было возможным лишь в том месте, а не в любом другом. Его объяснения ограничились тем, что у атмосферы Огры там было «слабое место».

– И это научный термин? – изумилась я. – «Слабое место»?

– Очевидно же, что нет, – ответил мужчина. – Я что, похож на астрофизика?

– Вы похожи на человека с мозгами, живущего на этой планете. Почему вам не интересно?

Ответа у него не нашлось. Я поднялась и прошлась по салону корабля, останавливаясь у каждого растения, находящегося за стеклом, чтобы внимательно его рассмотреть. Я обнаружила сморщенный фрукт, похожий на мозг, который тяжело свисал с лозы; гроздь клювовидных фиолетовых лепестков с зубчиками в два ряда; крошечные грибы в форме звезд, которые светились фиолетовым и при контакте с кожей высасывали из человека питательные вещества. Мне стало любопытно, если здесь, глубоко в зарослях дикого леса, остались доселе не изученные виды, так сколько еще удивительных загадок таила в себе эта неизведанная планета, до краев наполненная абсурдом и жестокостью?

В течение дня мы добрались до вышки. Корабль приземлился на посадочную площадку, расположенную между двух огромных ветвей. Я стояла снаружи и глядела на широкое дерево, в опустошенном стволе которого находилась переговорная. Я в жизни еще не встречала таких здоровенных растений. Диаметр ствола этого дерева был размером с самое высокое здание в Воа – но ведь то было построено нашими руками, а не создано дикой природой. Некоторые говорили, что все это благодаря Току.

Я прошла по перекладине, соединявшей посадочную площадку и вышку. Под моим весом она слегка прогнулась. Лишь две веревочки, натянутые по бокам, уберегали меня от падения. С каждым шагом во рту все больше пересыхало, но я заставляла себя идти дальше. Помощник Луши понимающе мне улыбнулся. Его уже у входа досматривала охранник.

Для того чтобы войти в переговорную, мне пришлось согласиться на краткий досмотр. Казалось, охранник не горела желанием прикасаться ко мне – уговаривать я ее не стала. Поднявшись на несколько лестничных пролетов, я задержалась, чтобы стереть со лба пот изнанкой рукава, и последовала дальше за помощником Луши.

В переговорной было шумно. Люди стояли у мониторов, склонялись над щитами с кнопками и переключателями, отщипывали ворсинки от круглого ковра, располагавшегося посреди помещения. Как раз с середины потолка свисали держатели с объективами, напоминавшими глазные яблоки. Ковер был темным, без узора. Я решила, что он выполняет функцию поглощения звука, чтобы не образовывалось эхо. Это был самый верх вышки, потому окна выходили на вершину дерева, а его листья, размером больше меня, хлопали по стеклу. Они были темно-фиолетовыми, практически черными, и их обвивали мшистые лозы.

– Ах, вот и вы! – воскликнуло длинноволосое сема.

В его руке лежало нечто наподобие облачка. Оно обратилось ко мне так, будто к старому знакомому, но я его не знала, потому удивленно глядела в ожидании объяснений.

– Не знало, умеете ли вы наносить макияж, – пояснило сема на отирианском. – Но похоже, вас достаточно лишь слегка припудрить, чтобы избежать блеска.

Оно провело белым спонжем по моему лицу, отчего вокруг меня образовалось облако бледной пудры. Я не удержалась и чихнула. Оно поднесло ко мне зеркало, чтобы я смогла оценить, какой ровной и фарфоровой стала моя кожа.

– Спасибо, – поблагодарила я.

– Встаньте на отметку «Х», – сказало сема. – Они приветствуют корабль Ассамблеи.

– Хорошо, – ответила я.

Хотя в самом деле я не считала, что что-то было хорошо. Мне предстоял разговор с женщиной, которая считала, что я замешана в убийстве ее сестры. Неужели я рассчитывала договориться с ней о сотрудничестве? О компромиссе?

По поводу «хорошо» я погорячилась.

Тем не менее я подошла к маленькой отметке «Х» на ковре, сделанной при помощи переливающейся ленты, и встала перед объективами. Кто-то у стены пару раз нажал на кнопку, и они опустились до уровня моих глаз. Впереди располагался экран, на котором должно будет появиться изображение Исэй Бенезит. На данный момент экран был пустым и белым.

Довольно скоро помощник Луши сообщил, что связь с Отиром установлена и пора начинать. Он отсчитал на отирианском в обратном порядке, и передо мной возникло лицо со шрамом. Боль пробежала по рукам, сосредотачиваясь в костяшках, отчего у меня возникло ощущение, что они трескаются. Я сдержала слезы.

Мгновение мы просто друг на друга глядели.

Вид у нее был… нездоровый. Она похудела, а кожа под ее глазами потемнела. Не спасал даже макияж, которым она определенно старалась замаскировать темные круги. Помимо этих явных признаков, было еще что-то. В последний раз, когда я виделась с Исэй Бенезит, ее взгляд не был таким… одичавшим. Казалось, она вот-вот разлетится на части.

Эта женщина уничтожила сотни моих людей. Оболочка женщины, если быть точнее, с отсутствующим взглядом.

– Канцлер Бенезит, – наконец смогла я разжать напряженные челюсти.

– Мисс Ноавек, – ответила она в отрывистой, официальной манере, не совсем ей свойственной. – Полагаю, мне не следует обращаться к вам «владыка», раз уж ваш народ еще не определился, верно?

Я решила не рассказывать Исэй, что даже диссиденты зовут меня не «владыка», а «орузо», «преемница» и обвиняют меня в смерти людей, которых убила она, и в том, что я стояла здесь лишь потому, что желала исправить собственные ошибки. Но эти истины не давали мне покоя. Я не была владыкой.

– Мой народ поделился на два лагеря. Вам было бы это известно, относись вы к нам хоть с каплей уважения. Что касается моей легитимности, так я – один из двоих дееспособных наследников трона. Вы вольны сотрудничать со вторым, если предпочитаете.

На мгновение канцлер притворилась, что обдумывает сие предложение, но по ее лицу ответ уже был очевиден. Как бы ни была сильна ее ненависть ко мне, я была единственным предполагаемым Ноавеком, предлагавшим обоим нашим народам надежду на мир.

Ощутив уверенность, я выпрямилась.

Исэй откашлялась и произнесла:

– Я согласилась на переговоры лишь из-за уверенности, что вы намерены предложить мне нечто стоящее. Надеюсь, вы сделаете это до того, как я решу, что трачу время впустую.

– Я здесь не для того, чтобы молить вас о пощаде, – отрезала я. – Если предпочитаете идти дальше по пути безудержного разрушения, я не смогу вас остановить…

– Пути безудержного разрушения? – невесело усмехнулась Исэй. А затем еще раз. – Сотни моих людей…

– Были убиты моим отцом и его сторонниками, – громко перебила ее я. – Я здесь ни при чем. Как и мои люди.

– А на его месте, что бы ты… сделала? – огрызнулась Исэй. – Ты забыла, Кайра Ноавек? Мы с тобой встречались. Мне известен твой дипломатический талант.

– Я бы выбрала военную цель в соответствии с законодательством галактики, – ответила я. – И конечно же, я бы дождалась возможности разумно переговорить о мире, вместо того чтобы уничтожать сотни спасающихся беженцев при помощи передового оружия Питы…

– Я не знала, что на борту будут беженцы, – перебила Исэй и резко замолчала.

Я как-то задумывалась над тем, что Исэй похожа на кусок твердой, неровно сколотой глины с зазубринами. И сейчас она казалась глиной – только в форме хрупкого и бьющегося фарфора. По телу канцлера пробежала мелкая дрожь, прежде чем она снова заговорила так, будто ничего не произошло.

– Как ты помнишь, я предложила вам условия капитуляции, – сказала Исэй. – И вы на них не согласились.

– Эти условия неуважительны и унизительны. Ты прекрасно знала, что мы их не примем. – Мой голос дрожал от гнева.

Я фокусировалась на объективе, а не на Исэй Бенезит, но все равно разглядела ее каменное лицо.

– Что вы предлагаете, мисс Ноавек? – наконец спросила Исэй.

– Я хочу, чтобы вы отозвали просьбу выселить нас с Огры. Тогда противники Лазмета Ноавека с многосезонным стажем вернутся в зону боевых действия. Ну а я, в свою очередь, убью его!

– И почему я не удивлена, что решение, которое вы предлагаете, подразумевает убийство? – сухо ответила Исэй.

– Оригинальность ваших оскорблений поистине достойна восхищения! Без Лазмета солдат, которыми он руководит сейчас, мы запросто подчиним себе. Диссиденты захватят власть, и мы сможем провести мирные переговоры, вместо того чтобы убивать друг друга.

Исэй прикрыла глаза. Я заметила, что она, как я, предпочитает длинные одежды, чтобы выглядеть старше. На канцлере был традиционный гессианский черный пиджак, застегнутый по самое горло на пуговицы, расположенные на груди по диагонали. Волосы Исэй были собраны на затылке, отчего еще больше выделялись заостренные черты ее лица. Шрамы также придавали образу Исэй брутальности, которая редко была свойственна людям нашего возраста. Они говорили о том, что канцлер пережила, вынесла что-то такое, чего не должна была. И все же она была молода. Она была молода и мечтала, чтобы все это поскорее закончилось.

Даже если она не осознавала свою вину передо мной и моим народом, нас, по крайней мере кое-что объединяло: мы хотели скорее положить всему этому конец.

– Я вынуждена принять меры, – открыла глаза Исэй. – Мои советники, мой народ и союзники этого требуют.

– Тогда дайте мне время, – сказала я. – Несколько недель.

Исэй покачала головой.

– В Шиссе обвалился госпиталь. Люди, которые нуждались в помощи, люди, которые… – Ей стало тяжело дышать, и она замолчала.

– Я не делала этого, – твердым голосом ответила я. – Мы не делали этого.

Я слишком поздно осознала, что, может, было не самое время убеждать Исэй в моей невиновности. Может, я бы добилась большего, выразив сочувствие?

Но ведь она уничтожила побывочный корабль. Она на нас напала. Она заслуживает гнева. Хотя, вероятно, сочувствуя ей, я бы преуспела больше.

– Даю неделю, – ответила канцлер. – У вас будет три дня по прилету на Туве. Этого хватит.

– Неделю? – переспросила я. – На то, чтобы добраться до Урека, спланировать покушение и исполнить его? Ты умалишенная?

– Нет, – легко ответила Исэй. – Это мое предложение, мисс Ноавек. Полагаю, вы согласны?

Вероятно, если бы я была мягче и добрее, ее предложение оказалось бы более великодушным. Но что сделано – то сделано.

– По рукам, – ответила я. – Оповещу, когда все будет готово.

Я вышла из кадра.


предыдущая глава | Судьба | cледующая глава