home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

— Клянусь Господом!!! — жалобно взвыл молодой парень. — Я не хотел на вас нападать, простите! Чем угодно поклянусь, только спасите!!!

По его худому, вытянутому лицу, с запавшими глазницами и щеками потекли слезы.

Я невольно покачал головой, глядя на месиво из костей и мяса, в которое картечь превратила ногу.

После стычки с нами все дезертиры благополучно сбежали, оставив два трупа и вот этого подбитого бедолагу. Поселенцы предлагали без лишних затей его повесить, но я отстоял пленного и в припадке альтруизма решил его прооперировать, а заодно попрактиковаться в ампутациях.

— Будем резать? — Ромео, похожий на султана из-за бинтов на башке, деловито потёр руки.

Потомственного дворецкого я своим волевым решением назначил операционной сестрой, потому что мисс Меллори и мисс Морган наотрез отказались мне помогать. Думал, что и чернокожий будет отбрыкиваться, но он на удивление охотно согласился.

— Будем… — я тщательно вымыл руки в жестяном тазике и принялся вытирать их куском тряпки. — Ну что, приступим?

— Док… — Ромео подал мне жутковатого вида серповидный нож.

— А может у вас найдётся стакан виски? — парень с ужасом покосился на чернокожего.

— Есть кое-что получше… — я сначала перетянул парню ногу жгутом, ввинтил ему в рот кляп, а потом взял увесистую плотницкую киянку. — Приподними башку. Выше! Мистер Роббинс, придержите голову больному.

Немного поколебался и резко влепил дезертиру молотком под затылок.

Да, примитивно, грубо и очень опасно, не спорю, тем более, я очень смутно представляю, куда надо бить, чтобы надёжно вырубить пациента, но ещё в грёбаном Вирджиния-Сити у меня вышел весь запас эфира и раствора кокаина, а паренёк потерял много крови, так что операцию без анестезии мог и не перенести.

Раздался глухой стук, парень ойкнул и недоуменно просипел сквозь деревянную затычку:

— Вшоше еще шолиш, шош…

Я ругнулся и засадил сильнее.

— Шошит, ещё шошит!!! — недовольно замычал пациент.

— Твою же мать… — молоток ещё раз взлетел в воздух и снова приземлился на голову пациента.

Раздался глухой хруст, дезертир гулко испортил воздух и наконец, вырубился.

— Странно, прошлый раз с первого раза получилось… — я довольно хмыкнул и попробовал прощупать пульс парню. — Не понял…

Пальпация места удара прямо подсказала, что пульса уже никогда не будет — кости черепа ощутимо промялись внутрь.

— Проклятье… — оттянув веки парню, я глянул на зрачки, попробовал ещё раз найти пульс, а потом, сгоряча забросил киянку в угол.

— Так, что, резать не будем, мистер Вайт? — Ромео с огорчённой рожей махнул резаком крест-накрест, словно шашкой.

— Уже нет… — зло буркнул я и уже на выходе из палатки бросил потомственному дворецкому. — Скажи, что я приказал закопать где-нибудь…

Лагерь жил своей жизнью, женщины кашеварили, мужики стояли на постах, чинили фургоны и таскали дрова, лошадки хрупали травкой, шлюхи играли с Хоуп, Эльза ворковала с Гофманом, а помирившиеся перед лицом новой опасности, мисс Меллори и мисс Морган, мирно попивали кофеёк.

Муна сидела, скрестив по-турецки ноги в сторонке, и деловито чистила трофейные винтовки.

Увидев меня, она грациозно вскочила, подбежала и, схватив за руку, потянула в сторону леса.

— Идём, идём, Муна показать очень красивый место…

Я покосился на Пруденс и Бель, ревниво уставившихся на нас и кивнул.

— Идём…

Смерть очередного пациента не то, чтобы сильно огорчила, но всё же несколько выбила меня из колеи. Хотя, в этом случае, всё-таки не сама смерть, а моё личное профессиональное рукожоптство.

Поэтому и не стал сопротивляться, чтобы немного развеяться на прогулке. Прихватил с собой «Эллис» и потопал за Муной.

Едва отойдя от лагеря, индианка начала радостно болтать.

— Моя мать быть е-ехйом, майа овичапаха и ваканка — та, кто может видеть, та кто бросает через край и та, кто ведьма… — Муна оглянулась на меня и состроила забавную серьёзную рожицу. — Её звали Сестра Луны и её все очень уважать и бояться! — девушка поманила меня пальчиком. — Идём, не отставай…

— А отец кто? — я едва успевал за девчонкой, скользящей по лесу словно привидение.

— По-вашему его звали Питер, а наши называли Аскук — Змей… — Муна уважительно закивала. — Очень мудрый и сильный быть — его тоже все бояться и уважать. Но он уйти из племени ещё до того, как я родиться.

«Поматросил и бросил… — машинально подумал я. — Суровая правда жизни…»

— Мать сама прогнать его… — словно поняв, о чём я думаю, сообщила девушка. — Она тоже очень мудрый быть. Только для ребёнка брать его. Вот прийти, смотри, как красиво…

Муна как заправский экскурсовод обвела рукой живописную полянку.

В окружении замшелых валунов курилось лёгким парком небольшое озерцо. От воды ощутимо попахивало серой. Место действительно было очень красивым, правда меня несколько смутила торчащая из земли коряга очень похожая на гротескное изображение пляшущего человека. Вдобавок, кто-то измазал эту корягу красками и навесил на неё кучу ленточек.

— Ходить вода! Надо тебя мыть… — деловито распорядилась Муна и принялась быстро раздеваться. — Меня тоже мыть…

После того, как она сбросила с себя свою одежду из шкур, у девчонки обнаружилась отличная фигурка — стройная, с красивой небольшой грудью, оттопыренным задком и длинными ножками, правда, как на мой вкус, Муна была несколько худоватая.

— Маленькие? — девушка приподняла груди руками, критически хмыкнула, ловко залезла в озерцо и призывно помахала мне рукой. — Иди ко мне, буду мыть тебя, а потом… — она застенчиво хихикнула. — Делать то, что делать тебе тот шлюха с большой сиська…

Честно говоря, меня больше привлекала горячая вода, чем минет в исполнении дикой девчонки, но отказываться, конечно, не стал — ещё чего, тот день, когда я откажусь от «сосай», станет моим последним днем. На том и стоим.

На траву брякнулся ремень с револьверами, потом слетела и остальная одежда.

— Ох, какой красивый!!! — ахнула Муна и похлопала ладошкой по воде. — Иди сюда скорей…

Я почему-то несколько смутился и буркнул:

— А каким был твой отец?

— Ты его видел, — безразлично ответила девушка.

— Это где? — я слегка поколебался, раздумывая снимать повязку на руке или не снимать, после чего вошёл в озерцо и осторожно примостил задницу на камень под водой.

— У вас в лагерь… — Муна ткнула рукой за плечо. — Ты ломать кости тому, кто его убить. За это я тебя тоже любить. Очень мудрый, очень справедливый ты!

— Чего?.. — я вытаращил на неё глаза. — Твой отец — Питер Калифорния?

— Да, он — его ваши так называть… — Муна скользнула ко мне. — Он меня не знать — но я его сразу узнать. Он один раз, когда я маленький быть, он снова приходить к нам, но мать ему меня не показать, а я спрятаться под шкуру и видеть его…

— Подожди… — я отстранил девушку.

— Что? — обиженно протянула Муна.

— А ты знала, что он в лагере, перед тем как вы напали?

— Нет, не знать… — девушка помотала головой. — Узнать, только когда увидеть. А если бы знала — всё равно пошла бы. Злой на него была, что он уходить…

— Так его же твоя мать выгнала.

— Всё равно я злой… — Муна нахмурилась. — Мог не слушать мать и остаться. Мужчина должен понимать женщина. Иногда она гонит, чтобы мужчина остался. И хватит болтать! — девушка возмущённо фыркнула и заскользила ладошками по моему животу. — Ты знать, как меня зовут. Могу повторить — Муна — это Злая! Хочешь посмотреть какой я, когда злой? Тогда молчи. О-о-о! Какой большой палка…

Я перестал задавать глупые вопросы. Жизнь вообще очень сложная штука и не стоит её для себя ещё больше осложнять.

Для начала решил немного разнообразить некую ограниченность сексуальных практик дам конца девятнадцатого века, но Муна решительно меня остановила.

— Отдавать тебе себя всю потом! — строго заметила девушка. — Потом, а сейчас только сосай…

Качнула пальцем предмет своего внимания, хихикнула и решительно приступила к делу.

Ну что могу сказать…

Бесспорно, в плане техники исполнения, Муна сильно проигрывала Бель. Скорее всего, девчонка совершала сей акт в первый раз, но пылкость и горячий энтузиазм с лихвой покрывали недостаток профессиональных навыков.

Я расслабился и полностью проникся моментом, лишь слегка регулируя процесс своей рукой на её голове.

И в тот самый момент, когда настойчивые и последовательные действия индейской девчонки привели к логическому завершению процесса, я вдруг…

Вдруг заметил в кустах…

— Ну нихрена себе… — ахнул и судорожно потянулся рукой к кобурам с револьверами, заметив в кустах здоровенную медвежью башку.

— Хорошо тебе? Эй, куда… — Муна сердито шлёпнула меня по плечу. — Почему на меня не смотреть?

К этому времени, косолапый глухо урча встал на задние лапы и превратился в мужика в медвежьей шкуре, накинутой поверх сплошь татуированного тощего тела. В левой руке он держал посох с черепом какой-то хищной зверюги на навершии, а в правой — что-то вроде плети из нескольких волчьих хвостов.

— Бля… — я, наконец, выдернул «Смит» из кобуры, но Муна положила свою руку на мою и предостерегающе воскликнула. — Нет, нельзя — это Миниканьевожупи — Сидящий у Воды! Он не делать тебе плохое!

— А чего он подсматривает? — пристыженно буркнул я и перевёл взгляд с медвежьего мужика на самых настоящих индейцев, бесшумно выходящих из кустов к нашему озерцу. — А эти зачем приперлись?

— Миниканьевожупи — хочет говорить с тобой. — Муна успокаивающе погладила меня по руке. — Как он сказать — так с тобой и будет дальше. Остальной — мой братья по племени, просто хотят видеть того, кто спасти меня и будут благодарить. Иди к ней и ничего не бояться, а я скоро прийти…

Муна выскользнула из озерца, подхватила свою одежду и мгновенно скрылась между деревьев.

— Куя-куя-куя… — повелительно пробормотал мужик в шкуре и поманил меня к себе.

— Сам ты, куя… — огрызнулся я, не особо пылая желанием вылезать из воды. Больше всего хотелось перестрелять к чёртовой матери индейцев, но при этом я прекрасно понимал, что в лучшем случае успею прихлопнуть только одного из них, а учитывая выдающеюся меткость Дока Вайта, скорее всего, вообще никого не успею.

— Куя хунка! — строго гаркнул шаман и даже притопнул ногой.

— Да и хер с тобой… — я, наконец, решился и вышел на полянку. — Что надо?

Сиу оживлённо загомонили, переглядываясь и показывая своими дубинками мне в пах, а шаман, приплясывая и что-то непонятно бормоча, начал обходить меня кругами.

«Что дальше? — уныло думал я. — В лучшем случае накачают какой-нибудь убойной дурью, а в худшем? Даже боюсь загадывать, с моим-то счастьем…»

Наконец, мужик закончил обход, удовлетворённо кивнул, несколько раз смазал меня по морде своими волчьими хвостами, набулькал какой-то едко пахнувшей гадости из маленькой бутылочки в берестяной ковшик и сунул его мне.

— Пиу-пиу!!! — и жестами приказал выпить.

— Чего? — я подозрительно понюхал красноватую жидкость, а потом, внезапно решившись, сделал маленький глоточек.

Варево напоминало вкусом солёный прокисший компот, поэтому я решил на этом и ограничиться, но чёртов шаман подскочил и чуть ли не насильно заставил выпить ковшик до дна.

— Что дальше, грёбаный ты пушер?[9] — я прислушался к себе и облегчённо вздохнул, не почувствовав никаких изменений в организме.

Шаман молчал, уставившись мне в глаза.

— Бум-м-мм… — неожиданно где-то рядом оглушительно грохнул колокол.

Я растерянно оглянулся и с ужасом увидел, что всё вокруг затянул густой туман.

— Поймаю красножопого пидараса — глаз на жопу натяну… — пообещал я, ещё раз оглянулся и побрёл куда глаза глядят.

При этом прекрасно понимал, что нахожусь в наркотическом дурмане, но от понимания легче не становилось.

— Да где же вы все?

Неожиданно рядом раздался пронзительный кошачий мяв.

— О! Мусичка… — обрадовался я и метнулся на звук.

Облака тумана вдруг расступились. Мусичка сидел на пенёчке и тщательно полировал себя яйца языком.

— Мусичка…

Котяра прекратил своё занятие, внимательно посмотрел на меня и вдруг, голосом кота Матроскина, на чистом русском языке, сурово буркнул:

— Будешь ещё в уши мне лазить, в сапоги нассу, понял, лишенец?

— Твою же мать!.. — от неожиданности я шарахнулся назад, снова потерялся в тумане и яростно заорал. — Хватит уже!!!

— Дойче зольдатен, унд официрен… — мимо чётким строевым шагом промаршировал тевтонский инженер с лопатой на плече, походя лихо отсалютовав мне. — Герр Вайт!!!

И тоже исчез в белесых клубах.

— Да что же это такое… — я в который раз оглянулся и обречённо поинтересовался у самого себя. — За что?

— Шла я вечером домой, и-их-их-их… — неподалеку громыхнула залихватская частушка.

— Что? Где? — я быстро сориентировался и побежал на пение.

— Шла я вечером домой, увязался чёрт за мной… — на небольшой сцене, в окружении родных берёзок, мисс Морган, мисс Меллори и мисс Эльза Йодль, в кокошниках и сарафанах, игриво повизгивая и высоко задирая подолы, плясали канкан.

Потомственный дворецкий в мохнатой папахе и малиновом фраке, аккомпанировал им на гармони, то и дело срываясь в гопак.

— Увязался чёрт за мной, плюнула на плешь ему и послала к лешему, и-их-их-их…

— Твою же мать… — я зажал уши руками и сел на землю.

Но теперь голос зазвучал прямо в голове. Говорил индейский шаман, на своем тарабарском языке, но я почему-то прекрасно понимал его.

— Теперь ты Иншала Канги — Одинокий Ворон… — заунывно бубнил старик. — Ворон, ворон, ворон… — голос отдался множественным эхом, — ты… ты… ты проживёшь долгую славную жизнь, жизнь, жизнь… тебя все будут любить и бояться, все будут хотеть быть рядом с тобой, с тобой, с тобой… но ты навсегда останешься один… один… один…

— Пошёл в жопу, старый мудак! — в сердцах гаркнул я.

— … но найдёшь своё счастье… — успел ляпнуть шаман и развоплотился.

А вместо него, вдруг появилась Муна.

Индианка, в высоком красивом головном уборе из белоснежных перьев подошла ко мне, положила руки на плечи и тихо сказала.

— Сейчас я уйду, но ты жди, и я приду…

А потом всё неожиданно исчезло, и я провалился в темноту.

Очнулся от того, что кто-то старательно облизывал мне щеку.

— Мусий? — я недовольно поморщился и машинально отмахнулся.

Котяра радостно пискнул и принялся обрабатывать языком мне ухо.

— Да отстань ты… — я окончательно пришёл в себя, открыл глаза и неожиданно узрел перед собой потомственного дворецкого. Рядом с ним сидел тевтонский инженер, а с другой стороны — мисс Меллори, мисс Морган и мисс Эльза Йодль.

И все они дружно смотрели на меня. Не сказал бы, что очень приветливо.

Я быстро попытался вспомнить, чего натворил, но не вспомнил и осторожно поинтересовался у Ромео:

— Что было-то?

— Ничего такого!!! — потомственный дворецкий вымученно улыбнулся и замахал руками. — Вот совсем ничего такого, просто вы вчера…

И запнулся.

— Говори! — потребовал я, уже подозревая, что чернокожий банально боится рассказывать.

— Ничего такого… — повторил Ромео, украдкой зыркнув на остальных. — Просто вы вечером прибежали в лагерь… гм… голым… совсем голым

Я быстро приподнял одеяло, которым был укрыт и озадаченно хмыкнул — одежды на мне действительно не присутствовало.

— На вас, мистер Вайт было только вот это… — продолжила мисс Морган и с саркастической улыбкой показала мне индейский кокошник из перьев.

— А в руках вот это… — мисс Меллори помахала индейской дубинкой.

— Вдобавок, вы зачем-то раскрасили себя краской… — пренебрежительно скривила лицо мисс Йодль.

— И что дальше? — шёпотом поинтересовался я, невольно холодея.

— Затем вы побили… — Ромео запнулся и тут же поправился. — Простите, подрались с мистером Гофманом…

— Мистер Гофман… — я извиняюще пожал плечами. — Приношу свои извинения, на меня что-то нашло…

— Ради бога, герр Вайт! Какие пустяки, я по вам тоже попал… кажется… — тевтонский инженер великодушно отмахнулся левой рукой, а второй машинально потёр шикарный фингал под глазом.

— А потом вы ещё гонялись за моими девочками, — наябедничала Бель.

— И что-то кричали на непонятном языке, — добавила Пруденс.

— Что-то вроде… — Эльза наморщила лоб и произнесла на ломаном великом и могучем: — Всема сосат, клулица длания…

— Господи, а дальше? — я от стыда зажмурился.

— Дальше упали и крепко заснули, — завершил рассказ Ромео. — А мы уже вас перенесли в палатку.

— Вообще ничего не помню… — с досадой признался я. — С чего хоть всё началось?

— Вы ушли с этой красножопой курицей… — любезно подсказала Пруденс. — То есть, с этой индейской девушкой. Потом она вернулась, принесла ваше оружие и одежду, сама собралась и уехала, на прощанье сказав, что вы вернётесь позже. Мы хотели её задержать, но не успели.

— Да что за… — я обхватил руками голову. — Ничего не помню.

Но с последним своим словом неожиданно вспомнил всё и невольно взялся за голову…


Глава 13 | Док и его кот | Глава 15