home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Первым кого я увидел, был чёрный жук.

Большущий, глянцево-чёрный, с огромными изогнутыми жвалами, он неспешно полз, деловито перебирая лапками, между покачивающимися от лёгкого ветерка травинками.

«Lucanus elaphus, — отстранённо подумал я. — Гигантский жук-олень. Большущий… И как он в кабинет попал?»

И только потом сообразил, что нахожусь не в своём кабинете и лежу на чём-то колючем.

— Что? — рывком приподнявшись, я уставился на шипастые раскидистые кусты вокруг себя. — Да что за ерунда?

Окружающая действительность ничуть не напоминала мой кабинет в клинике. Собственно, никакого кабинета совсем не наблюдалось.

Вместо крыши над головой, высоко в небе медленно проплывали редкие кучевые облачка. Пахло остро и пряно, словно в лесу, весело чирикали невидимые птички, а вдалеке…

Сердце забухало как барабан, по спине пробежали холодные мурашки.

Вдалеке прекрасно просматривалась громадная горная гряда с заснеженными вершинами.

— Горы? В Питере?

Следом пришло понимание, что я почему-то голый. Совсем, в чём мать родила…

— Господи? — я скосил глаза на свой пах. — Где трусы? Да бог с ними, где вся моя одежда?

Вместе с одеждой исчезла цепочка из белого золота от Cartier и швейцарские часы RADO. А также бумажник из буйволиной кожи со всей наличкой и карточками. Телефона тоже нигде не наблюдалось.

— Этого ещё не хватало… — я вскочил, но тут же шлёпнулся на задницу.

Со следующей попыткой встать пришлось повременить, потому что ноги отказывались держать, мало того голова начала кружиться словно после карусели.

— Так… — я попытался собрать мысли. — Меня ограбили и выбросили за городом? Тогда откуда здесь горы? Не увезли же на Кавказ? Ладно,… я дежурил по клинике, в полтретьего ночи припёрлась мадам Кацнельбоген со своим Мусечкой…

С последним моим словом из кустов высунулась здоровенная рыжая кошачья морда.

— Мусечка… — коту я неожиданно обрадовался. — Больничная карточка номер 3489FA, порода — сибирская полудлинношёрстная, самец, возраст — пять лет, вес около четырнадцати килограмм, окрас — золотой, диагноз — лёгкое ожирение. Иди сюда, скотинка…

Мусичка на контакт идти категорически отказался, вместо общения он пренебрежительно фыркнул и беззвучно исчез в зарослях.

— Куда? — я обречённо ругнулся и снова завертел головой. — Если здесь Мусичка, то рядом обязательно Маргарита, как её там…

Однако хозяйки котяры мало того, что не было видно, но ещё и не слышно.

— Бред какой-то… — я осторожно встал, и отчаянно борясь с головокружением ещё раз оглянулся. — Да что за идиотизм, прямо фронтир какой-то. Где цивилизация?

Потоптавшись на месте, решил идти вперед, в надежде куда-нибудь выбраться. Но с движением сразу не задалось. Голова почти перестала кружиться, но топать голыми ступнями по россыпям острейших каменных осколков, почти сплошным ковром покрывавшими землю, удовольствие очень сомнительное. Вдобавок, чёртов кустарник сразу принялся снимать своими шипами с меня шкуру. Но на этом «удовольствие» не закончилось, откуда не возьмись, налетела мошкара, мало того, несмотря на то, что на небе светило яркое и жаркое солнце, ледяной ветерок заставил выбивать зубами отчаянную дробь.

Я практически никогда не матерюсь, отучил отец раз и навсегда, но тут не сдержался и пару раз покрыл матом окружающую действительность.

Никаких признаков цивилизации даже приблизительно не встречалось, чёртов котяра тоже больше не показывался.

Очень скоро я замёрз как собака, почти полностью выбился из сил и уже начал отчаиваться. Совсем было собрался звать на помощь, но неожиданно унюхал запах… каши!

Одуряюще аппетитный вкусный запах каши, с дымком, точь-в-точь, как пах кулеш со шкварками, который варил мой дед, когда мы с ним ходили в ночное.

— Слава тебе Господи!!! — обрадованно воскликнул я и бодро потопал на аромат.

Очень скоро набрёл на едва заметную тропинку в нужном направлении и через пару минут на полном ходу вылетел на небольшую полянку перед почти отвесным горным склоном.

И тут же озадаченно замер на месте.

Пока шёл, мне представлялся туристический лагерь, все эти разноцветные палатки и прочий современный антураж, но открывшаяся картинка представлениям слегка не соответствовала. А точнее, не соответствовала от слова совсем.

В склоне чернела прикрытая побегами зарослей большая дыра, скорее всего вход в пещеру. Рядом с ней похрапывали привязанные к импровизированному стойлу лошади — самые настоящие, красивые и большие: две вороных, караковая и одна двухцветная — белая с черным. А в центре полянки, возле небольшого костерка с котелком на ней, сидел на валуне мужик в старомодной шляпе и сапогах со шпорами. Морду украшали лихо закрученные усы и козлиная бородка, грязные слипшиеся волнистые волосы свисали сосульками прямо до плеч. Из одежды на нем присутствовал только лонг-джонс — то бишь нательное белье в виде сплошного комбинезона. Замасленный донельзя, весь в пятнах, как те трусы, которые спереди жёлтые, а сзади коричневые.

Но больше всего меня удивило не архаичное ковбойское исподнее на персонаже, а пояс с двумя кобурами на нём, из которых торчали изогнутые рукоятки.

Не успел я осмыслить увиденное, как мужик вскочил и неуловимо быстрым движением выхватил здоровенные револьверы.

Длиннющие стволы уставились прямо мне в голову.

Руки поднялись вверх сами собой.

— Так, так, так… — ковбой удивлённо вздернул бровь. — Ты откуда здесь взялся, парень?

Я хотел ему ответить, но вместо этого только промычал что-то невнятное.

— Немой? А ну повернись, красавчик… — мужик пошевелил револьвером в левой руке. — Живо, сказал!

Никаких других вариантов, кроме как повиноваться, у меня не оставалось.

— Отличная задница… — на роже ковбоя появилась гнусная ухмылка. — Прямо замечательная. Быстро упала на колени грёбаная сучка!

И сунув один из своих кольтов себе под мышку, принялся расстегивать пуговицы на ширинке.

— А ты не охренел мужик? — у меня наконец прорезался голос. — А по морде?

— Иностранец? — козлобородый довольно ощерился и принялся остервенело мять себе яйца. — Ещё лучше…

Я неожиданно понял, что он говорит на английском языке и тоже перешёл на него.

— Мистер, вы совершаете большую ошибку…

— На колени, сучка!!! — зло прошипел ковбой. — Сначала отсосёшь, а потом будем разбираться, кто совершает ошибку.

В голове у меня плеснулась дикая злость.

— Я тебе сейчас в зад засуну твои железяки, урод!

— Не хочешь? — мужик прищурился. — Как хочешь…

Из ствола правого револьвера неожиданно выплеснулся длинный сноп огня, бабахнул оглушительный выстрел. В мою левую ногу словно воткнули стразу несколько раскалённых игл. Я заорал от боли и упал на колено.

— Возьму тебя окровавленным… — ухмыльнулся ковбой, осторожными и мягкими шажками подходя ко мне. — Люблю мясо с кровью…

— Глотку перегрызу, сука… — прохрипел я, чувствуя, как из глаз бегут слёзы от бессилия. — Пидар ты дырявый…

Не знаю, чем бы всё закончилось, но, когда до меня оставалось всего пару шагов, в воздухе пронеслась смазанная рыжая тень.

Распластавшись в отчаянном длинном прыжке, Мусичка с пронзительным воплем вцепился всеми четырьмя лапами в морду козлобородому.

Выронив револьверы, ковбой взвыл, содрал с себя кота и отшвырнул его в сторону.

Поднять оружие с земли я ему уже не дал. Нащупав булыжник, ринулся вперёд и с размаху саданул по башке.

Снёс с ног, оседлал и бил до тех пор, пока голова не лопнула как тыква.

После чего отшвырнул булыжник, вскочил и попытался найти взглядом кошака.

Но успел заметить только его хвост, исчезающий в кустах

— Муся, куда ты… — зацепил краем глаза труп и осёкся.

До меня, наконец, окончательно дошло, что случилось.

То, что ковбойский извращенец превратился в мертвеца, сомнений не было — вывалившиеся из раскроенного черепа мозги прямо на это намекали. Но я всё равно присел рядом и зачем-то попробовал нащупать у него пульс.

Каким-то странным образом особого раскаяния и переживаний не чувствовал — было просто противно. Блевать тянуло, но только от смрада давно немытого тела и от вида толстых вшей, лениво ползающих по трупу.

К вполне возможной расплате за убийство тоже отнёсся довольно спокойно. А что, надо было задницу подставить? Это не про меня. Заслужил — отвечу по закону. Правда, посадить меня ещё надо будет постараться. Чёрт, как назло телефон куда-то девался. Сейчас самое время позвонить Алексею Леонидовичу, хозяину симпатичной таксы Чары, которой я недавно прооперировал кисту на позвоночнике и по совместительству старшему прокурору Генпрокуратуры России. А есть ещё Мария Ивановна и Сергей Львович. Ну да ладно, успеется, пока ещё не повязали и непонятно, когда повяжут. А если всё-таки посадят — то и в тюрьме люди живут. Батя вон полжизни провёл и человеком остался до самой смерти. Хотя да, с моей-то мизантропией за решётку лучше не попадать…

Пока возился, вспомнил о пораненной ноге. К счастью, видимо пуля попала в камень, осколками которого и посекло икру. Так что обошлось всего лишь несколькими неглубокими ссадинами.

Решив повременить с перевязкой, взял один из револьверов с земли и покрутил в руках.

— Смит-Вессон? Макет? Этот мудак реконструктор? — я попытался переломить оружие, чтобы вытащить патроны, но не смог это сделать.

На самом деле, я обожаю вестерны и всё что связано с Диким Западом, а в оружии того времени вообще прекрасно разбираюсь. Правда, только теоретически, несколько выстрелов в тире из современной реплики знаменитого «Миротворца» не в счёт. Но эти револьверы, несмотря на внешнюю схожесть со Смит-Вессонами третьей модели, оказались очень оригинальной конструкции.

— Мервин и Хьюберт? Рукоятка типа «птичий клюв», или «Skull Crusher», то есть «Крушитель черепов». Где-то я такое встречал. Да как же он…

Револьверы отличались очень красивым воронением и просто идеальной подгонкой частей, чем ещё больше убедили меня в том, что это современная реплика. В самом деле, как такое качество возможно на примитивных станках конца девятнадцатого века?

Наконец, вспомнив ролик из интернета, я провернул ствол с частью рамки и, потянув его на себя, всё-таки выбросил из барабана патроны.

И вот тут версия о макете напрочь лопнула, потому что патроны оказались самыми настоящими. Во втором револьвере — тоже. Калибра. 44 SWR о чём сообщала выдавленная надпись на донцах. Первые буквы маркировки понятны, а "R" что означает. Да ну… это же русский патрон! Точно, для стоявших на вооружении в России Смит-Вессонов. Да уж, даже приятно как-то.

— Но откуда… — я подбросил в ладони увесистые и массивные латунные цилиндрики с тупоносыми свинцовыми пулями, ещё раз огляделся и похолодел от неожиданной догадки.

Лошадей — четыре, а значит где-то неподалеку могут быть подельники ковбойского гомосека.

— Чёрт… — лихорадочно зарядил оружие, взвёл курки и быстрым шагом метнулся в пещеру.

Но едва вошёл в неё, как из темноты послышался испуганный женский вскрик.

— Ой, да он же совсем голый!..

Её из другого угла поддержал густой бархатистый баритон, но уже мужской. И тоже на архаичном английском.

— Простите, сэр, осмелюсь заметить, вы слегка неодеты, что недопустимо в обществе дамы…

— Кто здесь? — гаркнул я с перепуга.

— Я Пруденс Меллори… — пискнула женщина.

— Разрешите представиться, сэр, Ромео Роббинс Младший, к вашим услугам. Я чернокожий, потомственный дворецкий… — с достоинством отозвался баритон.

— Какого хрена вы здесь делаете?

— Мы пленники этого грёбанного извращенца, которому вы разбили башку… — зло и сварливо сообщила Пруденс Меллори.

— Извращенца?

— Да, сэр, Жан-Луи Белью, прозванный за свои пристрастия Свиньёй, является, простите, уже являлся, известным гомосексуалистом, — с лёгкой смущённостью в голосе дополнил Ромео.

— Тогда всё понятно, — облегчённо хмыкнул я. — Он здесь был один?

— Один-одинёшенек, — охотно подтвердила Пруденс. — С того самого времени, как его сердечного дружка пристрелил кучер нашего дилижанса.

— Кучер? Дилижанса? — по спине опять побежали ледяные мурашки. — Мадам… прошу прощения, миссис Меллори…

— Мисс!

— Конечно, простите ещё раз, мисс Меллори, а не могли бы вы сообщить мне какое сегодня число, месяц и год?

— Известно же, — хихикнула всё ещё невидимая женщина. — Десятое июля тысяча восемьсот семьдесят шестого года. Или уже одиннадцатое? Я совсем потерялась во времени…

— Господи… — я невольно схватился за сердце. — А где мы находимся?

— Сэр, с вами всё в порядке? — озабоченно поинтересовался Ромео.

— Я задал вопрос, грёбаный ниггер!!! — в сердцах рявкнул я.

— Простите сэр, ради бога простите… — перепугано зачастил мужчина. — Территория Монтана, сэр. Инкорпорированная организованная территория Североамериканских Соединенных Штатов Америки, сэр!

«Приехали, — обречённо подумал я. — Но за что?»

И чтобы не хлопнуться в обморок, сел голой задницей на пол пещеры.

Антракт…


Пролог | Док и его кот | Глава 2