home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Выглянувшая из прорехи между облаками огромная луна окрасила всё вокруг в мертвенно-бледный цвет.

Город сразу стал похож на зловещее сказочное городище.

Пальба вспыхнула с новой силой.

Я ругнулся и побежал на звуки стрельбы, но заметил, что Мусий рысью несётся за мной и притормозил.

— Куда, шерстяная колбаса? А самок кто охранять будет?

Сибиряк нагло зевнул и потрусил в прежнем направлении.

Я хотел пригрозить наглому котяре санкциями, но в начале улице, из-за поворота неожиданно выметнулись несколько всадников и понеслись мне навстречу.

— Свои? Чужие? — я вскинул «Смит», но стрелять не стал, раздумывая, кто это может быть.

Но думал недолго, потому что головной вдруг пальнул сходу в меня из карабина.

Пуля свистнула прямо над головой, я зло ругнулся и, придерживая левой рукой запястье, нажал на спусковой крючок.

— Бах-бах-бах-бах-бах… — револьвер зло гавкнул пять раз подряд.

Первый выпал из седла и покатился по земле уже прямо рядом со мной, следом за ним посыпались остальные. Пятый, пронёсся мимо, я выхватил второй револьвер, прицелился, но бандит неожиданно стал валиться набок, а потом и вовсе упал, а лошадь потащила дальше зацепившееся ногой за стремя тело.

Смотря на эту картину, я машинально пожал плечами, потому что стрелял на автомате, почти не целился и, честно говоря, рассчитывал сшибить хотя бы одного или двух.

— Ну, ты даёшь!!! — откуда-то сбоку выскочил Дункан Магвайр и сразу заорал, перепугано замахав руками. — Не стреляй, Бен, это я!!! Я — Дункан!

Я опустил револьвер и зло буркнул.

— Откуда ты взялся?

— Стреляли… — шотландец весело осклабился. — Не могу же я пропустить такое веселье.

— Сейчас тебе Эмерсон устроит веселье…

— Ничего он уже никому не устроит… — Дункан резко помрачнел. — Его… убили в числе первых…

— Рассказывай… — я воткнул последний патрон в камору, закрыл револьвер и быстрым шагом пошёл на звуки стрельбы.

— Старый лис видимо что-то почувствовал… — цедил сквозь зубы шотландец, шагая рядом, — дёрнул своих помощников и решил проехаться по городу. И возле банка Додвелов нарвался на… — Дункан мудрено выругался. — Короче, их положили всех. Это мне Гарри Задница рассказал, пьянчужка, он видел всё. Эх… не успел я раньше… всё-таки банда решила сорвать крупный куш — как раз пару дней назад в банк свезли жалованье для шахтёров и добытое серебро. Скорее всего, люди Томпсона и Мексиканца просочились малыми группами в город, но что-то пошло не так. Слышал взрыв? Это они сейф подорвали. У Додвелов хороший сейф, его им почти полгода везли из Сан-Франциско. Здоровенный, такой даже динамитом трудно взять. В подвале стоит…

— Это младший навел…

— А ты откуда знаешь? — ахнул Дункан.

— Знаю…

— Знаешь, так знаешь, — быстро согласился Макгвайр. — Этот ублюдок мог.

— Кто палит сейчас?

— Так люди начали сбегаться, скорее всего, банду уже обложили. Из заведений Блюхера, Симпсона и Лорелли, все кто там был, сразу рванули на стрельбу, а потом и другие подтянулись. Сам же знаешь, у нас даже на толчке с дробовиком не расстаются. Эти пятеро, что ты застрелил, видимо решили прорваться.

— Хорошо, но пока заткнись… — я притормозил и осторожно выглянул из-за угла.

Вся центральная площадь Бьютта была затянута пороховым дымом, сквозь который полыхали весёлые огоньки выстрелов. Насколько я успел разобраться, бандиты держали круговую оборону возле банка и церкви, которая стояла рядом с ним. Горожане не лезли вперед, ограничивались активной пальбой, к тому же, их пока было едва ли больше, чем самих бандитов.

— Где их лошади? — Макгвайр завертел головой. — Наверное, должны были их по сигналу на площадь подвести. О!!! Слышишь!.. — он ткнул рукой в сторону вспыхнувшего нового очага стрельбы и радостно заорал. — Ну всё, дело в шляпе! Перехватили! Теперь никуда не уйдут. А если станут уходить пешком — положат всех. Скоро патроны у них закончатся — и всё!

— Ты за кого, за меня или за медведя? — неожиданно даже для себя, поинтересовался я на русском языке у шотландца.

Дункан вытаращил на меня глаза.

— Чего? Ты на каком языке сказал?

— Неважно. В банке Додвелов был когда-нибудь?

— Угу… — с готовностью кивнул шотландец. — Я там всё знаю, сам… того… брать его собирался, но не сложилось. Там можно с левой стороны стену рвануть, что между ратушей и банком. Она смотрится внушительно, но на самом деле сложили её из плохо обожжённого глиняного кирпича. Точно знаю, китаец Юнь Толстая Жопа хвастался, что впарил Додвелу дерьмо. Ткни хорошенько и развалится. И подойти легко, позади всё складами Перкинса, что лавки галантерейные держит, застроено. Но слышишь? С той стороны их тоже держат, значит полностью окружили. Не иначе, руководит сам Додвел-старший — он толковый мужик, хотя и сволочь. Во время гражданской полком командовал, много крови северянам попортил. Упс… — Дункан зажал себе рот ладонью. — А он и не знает, что это его сынок устроил…

— Проведёшь к банку? — я снял с плеча ремни с кобурами и застегнул их на поясе.

— Бен, ты сдурел? — шотландец растерянно развёл руками. — Говорю же, никуда не денутся. Ну час или два ещё постреляют и попробуют прорваться. Тут их всех и положат. Или сдаваться начнут. Хотя это вряд ли. Слышишь по стрельбе — наших всё больше и больше…

— Проведёшь? — упрямо повторил я. — Мне надо, понимаешь. Надо убить младшего Додвела до того, как он сдастся. Он в банке сейчас, просто не может там не быть. Если не проведёшь, просто объясни, как туда подобраться по-тихому. Этот ублюдок забрал у меня самое дорогое, понимаешь?

— Ты свихнулся, Бен? Ты сумасшедший!!! — зло заорал Дункан. — Тебе никто не говорил, что ты сумасшедший? Эх… — он вдруг сорвал с себя шляпу и хлестнул ей по колену. — Иду с тобой! Я тоже не самый умный человек в Монтане. Но смотри, если меня прихлопнут — присмотришь за Мадонной! Обещай!

— Присмотрю, — угрюмо пообещал я. — Но дурачкам везёт, так что не рассчитывай, что быстро попадёшь на небеса. У тебя тоже русский «Смит»? Как насчёт патронов? Я уже половину своих расстрелял.

— Держи… — шотландец вытащил из кармана и насыпал мне в ладонь горсть матово отблескивающих цилиндриков. — Смотри, пойдём через Литл-Крик-стрит…

Через несколько минут бега по тёмным вонючим переулкам сквозь пальбу послышался знакомый голос.

— Голова прятать, ферфлюхтер!!! — хрипло орал тевтонский инженер Гофман. — А-а-а, грюне шайзе! Куда бежать, шванцлюхтер?! Хальт! Фойер, фойер!

— Это кто такой? — удивился Дункан.

— Немец, инженер, ему хлеба не надо, только дай повоевать, но воюет он всегда очень громко… — объяснил я шотландцу и громко закричал. — Ганс, не стреляй! Это я!

— Нихт фоейр!!! — почти сразу же отозвался немец. — Не стрелять! Это Бен к нам идти!

Горожане обложили бандитов и с этой стороны, но, как и на площади, вперёд не лезли — потому что пришлые заняли оборону на крышах складов и очень толково простреливали все подходы.

Гофман, судя по всему, руководил осадой, правда, немец почему-то воеводствовал в одном лонг-джонсе и шляпе.

Как только мы подбежали, инженер сразу ринулся ко мне.

— Герр Бенджамин! — радостно заорал он. — Теперь мы делать этот грязный пиммель капут! — и показал мне объёмистую брезентовую сумку. — Есть динамит! Будем эксплодирен, взрывать всех! Только пока подходить близко не получаться.

— Это дай сюда… — я протянул руку, забрал сумку, а потом быстро объяснил Гансу, что мы задумали. В отличие от шотландца, немец ни в чём ни секунды не сомневался.

— Гут, сейчас делать! Я иди с вами!

— Нет, Ганс. Втроём не просочимся. Вы просто прикройте нас…

И на этот раз никаких возражений не последовало — Гофман кивнул, зачем-то отдал мне честь и снова принялся орать команды своему личному составу.

Горожане усилили огонь, отвлекая бандитов, ну а мы с Дунканом Макгвайром поползли по одной из сточных канав к банку.

— С тебя — баня! — ворчал шотландец позади, тот и дело тыкаясь башкой мне в подошвы сапог. — С тебя — новый костюм! С тебя, чёрт побери… да всё с тебя!

Я почему-то не ощущал вообще никаких запахов, мне было глубоко плевать на тушки дохлых крыс, помои и дерьмо, пополам с жидкой омерзительной грязью — весь разум, напрочь заглушая все ощущения, занимало только желание мести.

Я и раньше хотел убивать, а точнее, желание прибить кого-нибудь из окружающей массовки всегда дремало в моем мозгу, но такой остервенелой, чистой и незамутнённой жажды смерти, не испытывал никогда в жизни.

Впрочем, моя обычная циничная расчётливость никуда не делась, я прекрасно осознавал, что делаю и не собирался глупо сдохнуть.

Переход линии фронта по уши в дерьме затянулся на вечность, но Маниту или ещё какой-нибудь другой индейский бог Дикого Запада, сегодня явно был на нашей стороне, потому что мы проползли незамеченными прямо под носом у бандитов.

Добравшись почти до самого банка, я сначала вытащил из сумки револьверы, а потом осторожно высунул голову из канавы, для того, чтобы сориентироваться и с ужасом заметил четырёхлапый силуэт с задранным хвостом — оказывается Мусий увязался за нами, правда проскользнул поверху.

«Куда ты!!! — взвыл я про себя. — Пристрелят же дурачка!»

Очень ожидаемо, сибиряк меня не услышал и, совершенно не пугаясь стрельбы, скрылся в темноте.

Я ещё раз выругался, а потом выбрав момент перебежал под стену церкви. Шотландец юркнул следом.

Бандиты ожесточённо палили и нас не напрочь не замечали. К тому же, судя по азартным воплям, доносившимся со стороны площади, горожане, наконец, перешли в атаку.

— Туда!.. — прошипел Макгвайр, тыкнув рукой в стену банка. — Бросай туда, я прикрою…

Я вытащил из-за пазухи спичечный коробок.

Звонко зашипела спичка, темноту разогнало синеватое пламя и почти сразу же из коротенького карандаша запального шнура брызнули весёлые искры.

Нас сразу заметили, об стену церкви застучали пули, но связка динамитных шашек уже полетела под стену банка.

Полыхнула ослепительная вспышка, садануло знатно, меня напрочь оглушило и даже выбило почти весь воздух из легких.

Пока старался продышаться, ветерок снёс пыль.

Не знаю насколько хреновый кирпич впарил старшему Додвелу китаец Юнь Толстая Жопа, но…

Но, чёрт побери, связка из пяти динамитных шашек проделала в стене всего лишь небольшой пролом.

Больше динамита у нас не было, потому я только мысленно перекрестился, двумя прыжками проскочил дворик и рыбкой нырнул в дыру.

Приземлился очень неудачно, сильно ушиб колено и ободрал до крови морду об куски обожжённой глины.

Шипя от боли, перекатился в сторону и наугад высадил по комнате веером весь барабан, но ответных выстрелов почему-то не последовало.

Сквозь взвесь пыли просматривалось несколько неподвижных тел, ещё пара бандитов стонала на полу, совершенно не помышляя о сопротивлении.

Но обрадоваться не успел, потому что в этот самый момент, на меня кто-то обрушился, заехав каблуком прямо в нос.

Как я не пристрелил Дункана, а это именно он повторил мой прыжок через пролом, даже не представляю.

— Туда! — ошалело вытаращив глаза, шотландец ткнул своим револьвером в открытую дверь на кованой решётке, перегораживающей зал.

Уже почти не соображая, из последних сил, я пополз к ней на корточках, но едва сдвинулся с места, как навстречу полыхнула сдвоенная вспышка.

Позади раздался сдавленный вопль шотландца.

Машинально выставив вперёд револьвер, я нажал на спусковой крючок.

Глухо хрюкнув, массивная фигура с грохотом покатилась по лестнице в подвал.

Снизу раздались ожесточённые ругательства, а потом кто-то прохрипел с сильным латиноамериканским акцентом.

— Мы завалим этого ублюдка! Клянусь Святой Марией Гваделупской!!!

— Выпустите нас, и мы его отпустим!!! — поддержал его второй голос. — Подгоните лошадей к банку, и никто не пострадает!!!

— Ага, сейчас… — я криво ухмыльнулся и, придерживаясь рукой за стенку, поставил ногу на первую ступеньку. — Будут вам и лошади, и вертолёт в придачу…

Открывшаяся в подвале картинка оригинальностью не отличалась. Весь угол занимал здоровенный красивый сейф, совершенно целый, отделанный завитушками, с несколькими бронзовыми штурвалами и большими верньерами.

Рядом с ним бородатый здоровяк держал за шиворот бледного как смерть младшего Додвела, а второй рукой направлял ствол никелированного Кольта ему в висок. Второй бандит — смуглый тощий латинос — воткнул ствол своего револьвера Джастину прямо в его рот.

— Лошади!!! — грозно заорал бородач. — Иначе мы пристрелим этого щенка. Передайте его отцу, чтобы подогнал лошадей!

— И десять тысяч долларов! — добавил мексиканец. — И тогда все останутся живыми!

Додвел только мычал, не отрывая глаз от меня.

— Убивайте, — вежливо улыбнувшись, предложил я. — Давай, как там тебя, жми! Мне похрену…

Джастин судорожно дёрнулся и тихо завыл.

— Вышибу ему мозги, вышибу сказал… — заорал мексиканец, но так и не завершив фразу, озадаченно замолчал.

— Да плевать мне… — я ещё раз улыбнулся, а потом чётко и быстро прострелил головы бандитов.

Младший Додвел шлёпнулся на пол. В подвале пронёсся быстрый неровный стук и резко запахло мочой. Джастин не отрывая от меня остекленевших от ужаса глаз, дробно стучал зубами, а на его штанине начало быстро расползаться тёмное пятно.

Курок клацнул в третий раз, я приставил ствол к его лбу и нажал спусковой крючок.

Но вместо выстрела раздался только сухой щелчок.

Я снова взвёл револьвер, но и в этот раз случилась осечка.

С тихим мелодичным лязгом переломился «Смит-Вессон», я выбросил стреляные гильзы и сунул руку в карман за патронами, но в этот момент позади послышались быстрые шаги и к моему затылку прикоснулось что-то холодное.

— Только шевельнись, парень… — тихо и решительно сказал Марио, огромный канадец, один из охранников Дадли Додвела.

— Простите, мистер Вайт… — мимо меня прошёл сам Дадли и присел возле своего сына. — Ради бога, простите меня. Да, я знаю, что это Джастин привёл сюда бандитов, но, увы, я не могу допустить, чтобы вы его убили.

— Он… — Джастин завыл, судорожно суча ногами. — Он хотел убить меня, папа…

— Я знаю, сынок… — Дадли ласково погладил его по голове. — Я всё знаю… — а потом сказал, обращаясь уже ко мне. — Я подозревал, что Джастин попытается сбежать по пути в Сан-Франциско, поэтому отправил с ним двух надёжных человек, но… — он продолжал гладить сына по голове. — Но Джастин исподтишка подстрелил их — это мне только что рассказал один из пленных.

— Папа!!! — младший Додвел тихо заскулил. — Меня заставили бандиты!!!

— Я отправил с ним людей, — не обращая внимания на сына, продолжил Додвел, — и на всякий случай сменил комбинацию на сейфе. Да, мистер Вайт, — он устало провёл ладонью по лицу. — Мой сын мерзавец, но… но я всё-равно не могу допустить, чтобы вы его убили…

Старший Додвел замолчал и заговорил только после долгой паузы.

— Не могу допустить, чтобы вы его убили, поэтому… убью его сам! — Дадли взлохматил Джастину волосы и выстрелил сыну в висок из небольшого револьвера.

После чего сел прямо на пол, устало привалился спиной к сейфу, виновато улыбнулся, сунул ствол себе в рот и ещё раз нажал на спусковой крючок.

Я немного постоял, а потом, не оборачиваясь, вежливо поинтересовался у Марио.

— Я могу идти?

— Конечно, Бен, только не держи на меня зла, прошу… — великан убрал оружие от моего затылка и ошарашенно забормотал. — Нахрен из этого города! Нахрен! Ноги здесь моей больше не будет!

Я молча развернулся и пошёл по лестнице наверх.

При этом почему-то ничего не чувствовал. Ни злобы, ни торжества, вообще ничего…


Глава 24 | Док и его кот | Эпилог