home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

— Калифорния был единственным человеком, которого я по-настоящему уважал… — Джонсон тяжело встал, сгорбился и неловкой, шаркающей походкой, словно в один день постарел на двадцать лет, пошёл к лагерю.

Я хотел спросить у него, что он собирается делать дальше, но смолчал.

Рядом тихо и жалобно пискнул Муся.

— Что братик? Тоже тяжко? — Я взял кота на руки и посадил к себе на колени.

Сибиряк потёрся головой о мою ладонь, свернулся в пушистый ком и тихо заурчал.

— Вот и мне…

Питер «Калифорния» Росс…

Питера мы похоронили на холме, откуда открывался вид на дорогу. Могилу копали почти целый день, глубокую, чтобы не разорили дикие звери. Копали только вдвоём с Джоном «Пожирателем печени», больше никого не подпустили. Но переселенцы не захотели уходить, и всё это время тихо стояли рядом.

Питер «Калифорния» Росс…

Хадсон стрелял из карманного Марлина 32 калибра, пуля попала точно в затылок, и траппер умер мгновенно. Сорок лет успешно выживать на жесточайшем фронтире, при этом умудриться остаться человеком и умереть от пули никчёмного ублюдка? Страшно, жутко и несправедливо, но ничего необычного, судьба Питера Росса повторила судьбу многих легендарных личностей Дикого Запада, которые покрыли себя славой, но умерли точно так же — от подлого выстрела в спину. Джесси Джеймс, Уэс Хардин и Дикий Билл Хиккок, и многие другие, были убиты выстрелами в затылок, а печально известного Билли Кида тоже пристрелили исподтишка.

Ярко жили, глупо умерли. Судьба, мать её, от неё не уйдёшь.

Питер «Калифорния» Росс…

Только после смерти траппера, я понял, что означают его имя, фамилия и прозвище.

Питер — скорее всего Петр, а Форт-Росс — знаменитая русская фактория в Калифорнии. Русские фамилии сложны в произношении для иностранцев, вот траппер и стал называть себя так. Или просто для того, чтобы подчеркнуть свою национальность. Или… да кто теперь точно знает…

Форт русское правительство продало американцам в тысяча восемьсот сороковом году — это я точно знаю, был там на экскурсии во время стажировки в Америке. Судя по словам Питера, ему было шестьдесят лет, значит он ушёл из фактории в четырнадцать. И здесь всё сходится. Люди на фронтире очень рано взрослеют. В четырнадцать — ты уже взрослый и спрашивают с тебя как со взрослого.

Но настоящая фамилия траппера так и осталась неизвестной. Джексон знал его только как Росса, а в личных вещах Питера не нашлось никаких подсказок. Из всех доказательств его русского происхождения только мои догадки, оловянный православный крестик на шее, да завёрнутая в тряпицу, почерневшая от времени палисандровая иконка Николая Чудотворца. А ещё серебряная стопочка со стёртой, уже практически нечитаемой надписью на старославянском языке.

Немудрёный скарб траппера, его винтовку системы Балларда, старенький капсульный револьвер Ремингтон, нож, томагавк и эту стопочку, я положил с ним в могилу. Себе на память не оставил ничего. Нет нужды, этого человека я и без памяток буду помнить до самой своей смерти.

Почему?

Да потому, что встреча с Питером Россом, странным образом перевернула всю мою жизнь, фактически сделала из меня совершенно другого человека.

Нет, я не стал любить людей, даже наоборот, стал к ним относиться еще более настороженней.

Дело в том, что всю свою жизнь, я невольно оправдывался перед людьми за свою внешность. Нет, я не такой, я хороший, не надо думать обо мне плохо, лицо и глаза не соответствуют внутреннему наполнению. Стискивал зубы и терпел, когда за спиной говорили: Беня прикидывается, он, сука, просто прикидывается, потому что с такой рожей и зенками, человек априори не может быть хорошим.

Что, в том числе, и послужило причиной моей мизантропии. Я стал ненавидеть людей, отчаявшись доказывать, что я не тот, кого во мне видят.

А теперь, необходимость оправдываться исчезла. Зачем? Нет смысла, потому что я стал настоящим, стал самим собой. Убийца? Как вам угодно, мистер. Плевать! К тому же, у меня начала закрадываться мысль, что рожу и глаза выдали несколько авансом, то есть, на самом деле я и есть тот, за кого меня принимают. И уже, сам того не хотя, начал наверстывать упущенное. Семь отправленных на тот свет человек за неделю — отличный результат. Или девять? Десять? Увы, в горячке боя я не считал трупы. Да какая разница, одним больше, одним меньше. Всё равно тенденция просматривается очень отчётливо.

— До скорого свиданья, дядь Петя. И спасибо… — я встал, поправил крест на могилке и пошёл к лагерю. Мусичка не пожелал мочить свои лапки в росе и поехал на мне пассажиром.

Зашумели кроны деревьев, в острый свежий запах леса, вдруг вплёлся сладковатый смрад падали. Резкий гортанный вопль заставил притихнуть щебетавших в кустах птичек.

— Кра-а-р-р!!! — иссиня-чёрная ворона вырвала бурый шматок из пустой глазницы обглоданного черепа, судорожно сглотнула его и снова разорвала тишину мерзким зловещим криком: — Кра-а-а-а!!!

Я прошёл мимо, даже не посмотрев на почерневший труп Джонни Хадсона, мерно покачивающийся на сухой кривой сосне.

Его я не стал убивать, просто методично переломал все кости, а потом ещё живым отдал поселенцам, которые после короткого и простого суда повесили ублюдка.

Всё случилось как в тумане, в тот момент, я не вполне осознавал себя. Но при этом, точно знаю, что не испытывал никакого удовольствия при хрусте костей ублюдка и не старался никому ничего доказать. Просто хотел, чтобы он перед смертью понял, что суд человеческий гораздо страшнее, чем закон, вот и всё. Поэтому, после того, как всё закончилось, не стал задавать себе лишних вопросов. Сделал — значит посчитал нужным. И это, чёрт побери, прекрасно! Цивилизация отобрала у нас очень важную возможность — поступать сообразно своим желаниям, по своей совести, отобрала возможность быть самим собой. Но здесь, к счастью, у меня никто и ничего не может отобрать.

Спустившись с пригорка, я прошёл возле ряда могил; маленького кладбища появившегося у нашего лагеря после той ночи. Сиу убили двадцать девять переселенцев, каждая семья кого-то потеряла. Но размен произошёл почти ровный — мы забрали жизни двадцати шести индейцев. Не все они умерли сразу, но к тому времени, как я решил озаботиться этим вопросом, раненых уже добили.

Но трупы не выбросили в лес на съедение диким зверям, а похоронили в братской могиле. Грубые, можно даже сказать дикие и дремучие переселенцы, строго придерживались своего кодекса правил. И при этом оказались кристально честными людьми. Но об этом позже.

Я подошёл к одному из фургонов и откинул полог.

— Как вы себя чувствуете?

— Наверное, выживу, док… — лежащий на соломе бородатый худой мужчина с забинтованным плечом и рукой виновато улыбнулся.

— Куда ты денешься! А кто работать будет?! — притворно грозно гаркнула Молли Браун, стоявшая рядом с повозкой. — Только попробуй сдохнуть, я тебя так взгрею, мало не покажется. Док… — женщина притронулась к моему предплечью. — Всё будет хорошо, док Вайт, я позабочусь о этом старом лентяе…

Я молча кивнул и пошёл к другим фургонам с ранеными.

Позади раздался горячий истовый шепот:

— Храни вас Господь, Док…

Док… теперь меня все называют Доком Вайтом или просто мистер Док. А ещё, за глаза, Человеком с котом, без упоминания имени и фамилии.

Не знаю, стал я настоящим доктором или не стал, но сомневаться в своих врачебных умениях перестал. В чём может сомневаться человек, который с помощью пары разделочных ножей, лучковой пилы, плотницкой стамески, скорняжной иглы с дратвой, а также нескольких щипчиков, пинцетов и ножничек из женского набора для ухода за руками, успешно провёл две ампутации и полостную операцию? А также извлёк кучу наконечников стрел и пуль из различных частей человеческого тела. Потеряв при этом всего одного пациента.

Думаю, уже ни в чём.

Просто выбросил из башки все дурные мысли и делал своё дело. Какая нахрен анестезия? Хорошо зафиксированный пациент в наркозе не нуждается. На всю жизнь остался хромым? Рожа стала похожа на куриную жопу из-за швов? Дело житейское, зато живой!

Не спорю, для оперированных всё ещё может закончиться плохо, для некоторых почти наверняка закончиться скверно, но пока все живы. Хотя, насчет наркоза я слегка соврал — у девочек мисс Морган нашлась бутыль лауданума[2], а у одного из поселенцев — отличная плотницкая киянка[3]. Ими и обошёлся.

Проведав раненых, я взял поводья своего жеребца у узкоглазого щуплого паренька, с забинтованной шеей. Вскочил в седло, подождал пока взберётся Мусичка, после чего поворотил коня и посмотрел на выстроившиеся в ряд фургоны.

Остался сущий пустяк — довести поселенцев до первого населенного пункта. Там у людей начнётся новая жизнь. А у меня? И у меня тоже. Вот только я всё ещё не знаю, какая эта жизнь у меня будет.

Помедлив немного, махнул рукой.

— Выступаем!

И, как говорится, выступили. Я впереди на лихом коне, замыкающий — тевтонский инженер на своём скакуне, по бокам ордер охраняли сами поселенцы. «Пожиратель печени» Джонсон просто взял и уехал. Куда — не знаю, но желаю ему только удачи.

По пути к Вирджиния-Сити не обошлось без проблем. Двух лошадей порезали волки, одного из переселенцев сильно подрала росомаха, а Исайю, того самого любителя мохнатой и рогатой клубнички, и ещё одного пацана, чуть не убили дикие пчелы. С индейцами тоже дважды повстречались, но обошлось без открытого боя, нас просто обстреляли из луков, не показываясь на глаза. Результат стычки — двое легкораненых с нашей стороны, а краснозадые, скорее всего, ушли невредимыми.

За время дороги я более-менее привык к седлу, застрелил вилорога с парой диких индеек и прикончил все свои запасы виски. Но из револьверов так и не научился прилично стрелять, хотя практиковался почти каждый день. Как я попадал в краснозадых из своего «Смита», до сих пор не понимаю.

Ссадина на скуле от индейской пули практически зажила, но шрам не прибавил мне привлекательности, скорее сделал рожу еще более брутальной и мерзкой.

Что ещё?..

Мисс Меллори всю дорогу старательно меня игнорировала, не удосужилась даже словечком перемолвиться. С мисс Морган мы подружились, но сеансов художественного владения ртом и языком она мне больше не устраивала. К смерти Джонни Хопкинса, Бель отнеслась с полным пониманием и даже одобрением, видимо этот ублюдок ей самой надоел до чёртиков. К слову, я ошибся, думая, что она хозяйка передвижного борделя. Оказалось, что Бель просто везла новых рекруток любовного фронта в Бозмен, городок неподалеку от Вирджиния-Сити, где владела стационарным домом увеселений.

Ромео полностью оправдал себя в моих глазах, и мы с ним, очень неплохо ладили

Вроде всё…

В общем, проведя в пути ровно неделю, мы всё-таки добрались к месту назначения.

Итак, Вирджиния-Сити, малюсенький по современным меркам посёлочек, но исходя из мерок Дикого Запада, чуть ли не мегаполис.

Впрочем, мне было глубоко плевать на сам город, больше всего интересовало только наличие в нём гостиницы и горячей воды. Шериф[4] либо маршал[5] тоже интересовали, но уже в последнюю очередь.

Убедился, что караван полностью втянулся на стояночную площадку на окраине города, и уже совсем было собрался уехать, как меня остановили.

— Док… — Молли Браун взяла коня за поводья. — Док, подождите, не уезжайте… — женщина смущённо улыбнулась. — Мы же с вами ещё не попрощались…

Окружившие нас переселенцы наперебой загалдели.

— Спасибо, док!

— Если бы не вы…

— Я назову сына вашим именем…

— Спасибо!

— Храни вас господь, док!

— Дай господи вам здоровья, док!

— Спасибо…

— Если когда-нибудь понадобится помощь…

Я не знал, что этим людям ответить и просто молчал. Было очень приятно и почему-то очень стыдно. Потому что, в первую очередь я защищал не их, а свою жизнь.

— Док… — вперёд выступила Закария Гулд, десятилетняя дочь плотника Якоба и смущённо потупившись, протянула мне мешочек. — Док, возьмите, пожалуйста.

— Мы собрали для вас, док… — пояснила Молли. — Здесь немного, но мы от чистого сердца. Вы же не взяли с нас за свою работу ни пенни и оставили нам индейских коней с оружием. Мы понимаем, что мы в неотплатном долгу перед вами, но не обижайте, возьмите…

— Возьмите, док…

— Не обижайте…

— От чистого сердца…

Теперь мне стало ещё неудобней. Когда припёрлись с вопросом: что делать с трофеями, мне было глубоко плевать на все вместе взятые индейские дубинки, копья, карамультуки и скакунов — я как раз пилил ногу одному из переселенцев. Ну и ответил сгоряча — идите нахрен и засуньте себе в жопу. Когда опомнился — вопрос стал неактуальным — мою долю уже оприходовали. Ну что тут скажешь, сам дурак. Впрочем, совсем без трофеев я тоже не остался — ко мне перешло всё немалое имущество покойного ублюдка Хадсона. Мне притащили не только его оружие, а даже носовой платок с мелочью. И ещё деликатно извинились за то, что обосранные штаны с трупа снимать не стали. Я же говорю, кристально честные люди.

Но мешочек с долларами у девчонки взял — не до такой степени альтруист, чтобы отказываться.

Коротко кивнул переселенцам и сказал:

— Если что — зовите…

Тронул поводья и поехал по главной улице города.

— Мистер Вайт, — меня догнала мисс Морган на своем жеребце.

— Мисс Морган.

— Мистер Вайт, — Бель озабоченно нахмурилась. — У меня есть к вам деловое предложение. Хозяйка местного борделя, скажем так, несколько меня недолюбливает. И не исключаю, что попытается предпринять некоторые недружественные действия в отношении меня и моих девочек. Поэтому, я хотела бы на это время нанять вас для нашей защиты. Мы пробудем в Вирджиния-Сити всего пару дней. Я могу заплатить вам по двадцать долларов за день. А также… — мисс Морган лукаво улыбнулась, — предложить неограниченное количество сеансов французской любви от меня лично.

Я не стал особо раздумывать. Состоять охранником при шлюхах претило, но и бросать их на произвол не хотелось. Как я уже успел убедиться, на Диком Западе, к женщинам, несмотря на их социальный статус, относились подчёркнуто вежливо и внимательно. Значит, не будем выбиваться из общих рамок.

— Где вы собрались остановиться, мисс Морган?

— В гостинице при салуне «Красный пёс». Я знаю его хозяина. Сравнительно приличное заведение, мистер Вайт. Рекомендую вам остановиться там же.

— Я остановлюсь там же, мисс Морган, но наниматься к вам в качестве охранника не буду. Однако если вам будет грозить опасность — приложу все усилия, чтобы вас защитить. К вопросу сеансов в вашем исполнении, мы вернёмся чуть позже… — я прикоснулся к шляпе и сосредоточился на созерцании городских антуражей.

Вирджиния-Сити выглядел, как типичные городки из вестернов; все эти фальш-фасады из тёсаных досок, яркие аляповатые вывески, лошади у коновязей при магазинчиках и питейных заведениях, а также сплошная пыль и грязь.

Как бы странно это не звучало, я уже здесь был — но только виртуально — глазел в интернете на картинки. Вирджиния-сити вполне дожил до двадцать первого века, но только как город-призрак, олицетворяющий Дикий Запад для туристов. Правда, сейчас он выглядел абсолютно не так, как в современности, хотя, в общем, довольно похоже.

Местные аборигены высыпали на улицы, поглазеть на прибывших и в целом вели себя пристойно. Городские женщины дружно воротили нос, мужчины оживлённо приветствовали девочек мисс Морган, то и дело звучали скабрезные выкрики, впрочем, проститутки не терялись и отвечали тем же.

Но особое оживление вызывал Мусичка, гордо путешествующий со мной в седле. В основном у дам, но и мужчины тоже не остались равнодушными.

— Ой, какой пушистенький!

— Коты вкусные…

— А этот ещё жирный! Помню в прошлом году мы с Иеремией сожрали такого…

— Какая лапочка!

— Отличная шапка получится…

Я никак не реагировал, так как уже привык, что Мусий вызывает у аборигенов сугубо потребительские чувства. Мусичке тоже было глубоко плевать на местных, но вот парочку собак, вздумавших нас облаять, он наградил очень заинтересованным взглядом.

— Раньше Вирджиния-Сити процветал, но сейчас город постепенно умирает, мистер Вайт, — рассказывала Бель. — Шахты уже истощились, народ почти весь разъехался. Город пока выживает, но в основном как перевалочный пункт для переселенцев, грузов, шахтёров и торговцев, и вряд ли продержится долго. С простых поселенцев много не снимешь, так что сейчас здесь рады любому гостю с толстым кошельком. Обещаю, нас ожидает впечатляющий прием…

С правой стороны улицы показался местный бордель — обшарпанное полутораэтажное здание с аляповатой вывеской, гласившей, что сие заведение называется «Усадьба тети Розы».

И вот тут я понял, что дал согласие охранять мисс Морган с её девочками несколько опрометчиво.

Несколько растрёпанных и потасканных шлюх на балкончике борделя, разразились грязными ругательствами в адрес прибывших коллег по ремеслу, но меня насторожили не они, а упитанная дамочка лет пятидесяти, смахивающая своим плоским, квадратным и брылястым личиком на английского бульдога. Эта молчала, но её взгляд представлял собой сплошную незамутненную ненависть.

— Мисс Роза Хардинг, по прозвищу «Глубокая дыра», редкостная сука, — коротко и исчерпывающе прокомментировала Бель.

— Я принял к сведению, мисс Морган… — спокойно ответил я. А сам себя обругал за то, что влез в бабскую свару. Но сказанное не воротишь, сказал — придётся защищать. Да уж…

Ещё через несколько минут мы добрались до местного салуна. Два полноценных этажа, мансарда, портик на главном входе — салун «Рыжий пес» производил впечатление самого солидного здания в Вирджиния-Сити. Несмотря на тот факт, что это великолепие выглядело весьма пошарпанным и увядшим, салун на фоне остальных зданий города, всё равно смотрелся примерно, как Лувр на фоне хрущовки.

С приёмом Бель тоже не ошиблась — нас на входе встречала впечатляющая компания. Крепенький мужичок с пышными бакенбардами, чем-то смахивающий на замечательного российского актера Олега Табакова, в жилетке и почему-то в бухгалтерских нарукавниках, в окружении пары негритянок в белых передниках и пожилого седого негра. Статная и пышная, белокурая молодая девица, весьма симпатичной наружности стояла чуть поодаль.

— Ваша подружка нас опередила… — фыркнула Бель, показав на повозку Пруденс, которую Ромео как раз загонял во двор салуна. — Если она заняла лучшие апартаменты, я задушу Клауса. И ещё, мистер Вайт, рекомендую очень настороженно себя вести с Эльзой, дочерью мистера Йодля. Эта сучка готова лечь под любого, лишь бы сбежать из этой дыры.

— Бель, моя роза!!! — мужик в жилетке и нарукавниках широко раскинул руки и изобразил на физиономии искреннюю радость.

В глазах мисс Морган немедленно зажглись злые огоньки.

— Зигги, если ещё раз назовёшь меня так — пристрелю!

— Моя ро… — хозяин салуна мигом осёкся. — Мисс Морган…

— Три комнаты… — ледяным тоном бросила Бель. — Мне — мою, девочки поместятся в одной и ещё одну для мистера Вайта, рядом с нашими. И отведи ещё несколько для вечерних гастролей. Начнем в семь вечера…

Глаза белокурой девицы мгновенно навелись на меня. Оценивание длилось всего мгновение, после чего она безапелляционно заявила грудным, зычным голосом:

— Я приготовлю ванну для мистера Вайта!

— Приготовишь и уберёшься вон! — резко оборвала её Бель. — Понятно, моя курочка?

Девица резко поскучнела и ответила мисс Морган пренебрежительной гримасой.

— Конечно, конечно, мисс Морган! — радостно закудахтал Йодль. — Вы получите лучшие комнаты, всё будет исполнено. Мистер Вайт, оставьте своих лошадей на попечение моего конюха. Уверяю, они получат самый лучший уход по эту сторону Скалистых гор! Вещи немедленно поднимут к вам в комнату.

— Зигги такой радушный, потому что надеется получить по двадцать центов с каждого доллара заработанного моими девочками, — хмыкнула Бель. — Но получит только десять.

— Бель… — Зигфрид Йодль ошарашенно уставился на мисс Морган. — Побойся бога!

— Десять и ни цента больше!

Я не стал слушать препирательство хозяйки борделя с хозяином салуна, слез с жеребца и отдал поводья седому негру, который немедленно увёл его вместе с вьючными лошадьми.

После чего пошёл за Эльзой.

Сам салун так и не увидел, потому что в гостиницу мы прошли через отдельный ход. «Лучшая комната» оказалась небольшой каморкой с облезлым потолком и стенами. Окно присутствовало всего одно и то забитое досками. Из всех предметов роскоши в апартаментах наличествовали только жестяные кувшин с тазиком, да эмалированный горшок с ручкой под односпальной железной кроватью с ржавыми шишечками на спинках. Ах да, про облезлую и пыльную бизонью шкуру на полу забыл…

— Если вы пожелаете, чтобы я помогла вам принять ванну, мистер Вайт… — Эльза картинно подбоченилась, уперев руку в талию. — Только скажите!

Но, так и не дождавшись предложения, насмешливо хмыкнула, совершила чёткий поворот кругом и отчаянно виляя крепким задом, убралась из номера.

Муся проводил девицу неприязненным взглядом, запрыгнул на кровать, походил по ней, скрутился в клубок и моментально задремал.

Я прошёлся по номеру, приподнял краешек мятой, буроватого цвета простыни, вздохнул и тоже сел на кровать.

Никуда не денешься, надо привыкать, в любом случае, этот «парадиз» лучше, чем ночевать на голой земле с седлом под головой. А там глядишь, может, и обзаведусь своим домом. Как вариант, можно переехать в крупный город. В Нью-Йорк, к примеру, либо… в Россию вернуться…

— Но потом… — хмыкнул я и начал отвязывать с себя чапсы[6].

Через пару минут две чернокожие служанки приволокли средних размеров жестяное корыто, после чего принялись споро таскать в него кипяток в ведрах. А когда закончили, весело стреляя глазками, сообщили, что могут помочь мне принять ванну.

Я пошарил в кошельке, наделил их двумя пятицентовыми монетками, но отправить восвояси не успел.

В комнату быстрым шагом вошла Бель, сама жестом отправила их прочь, а мне с улыбкой заявила.

— Уж лучше меня, вас точно никто не отмоет.

Отказываться я не стал и уже через пару минут сидел в корыте весь покрытый душистой пеной. Почему бы и нет, тем более, она притащила с собой мыло, мочалку и даже полотенца.

Во время помывки Бель не устраивала никаких посягательств на моё достоинство, однако от скользящих по коже женских ладошек мужское естество всё равно приобрело твёрдокаменное состояние.

— Так, что тут у нас? Ого… тяжёлый случай… — миссис Морган озабоченно покачала головой, плеснула водичкой на указанную часть моего тела и деловито скомандовала: — Вам придётся встать, мистер Вайт.

Хихикнула и взялась за дело.

Неожиданно в коридоре послышался быстрый топот каблучков, через несколько секунд дверь с треском отворилась, на пороге возникла мисс Меллори и гневно затараторила.

— Мистер Вайт, я решила простить вас за ту мерзость, что вы устроили с этой, шлю…

И запнулась на полуслове, изумлённо вытаращив глаза на меня. А точнее, на часть моего тела во рту миссис Морган.

Через несколько секунд гробового молчания, Пруденс наконец вернула себе способность говорить.

— Вы, вы… — мисс Меллори задохнулась, возмущенно фыркнула и выскочила из комнаты, напоследок хлопнув дверью так, что с потолка осыпалась штукатурка.

Бель пожала плечами и вернулась к своему занятию. А после того, как закончила, улыбнулась, шутливо отдала честь и тоже ушла.

Я тяжело вздохнул. Вот, пожалуй, главная причина, по которой я избегаю долгих и прочных связей с женщинами. Бель понять можно, ей надо меня удержать рядом с собой хотя бы на время пребывания в Вирджиния-Сити. Ну а Пру какого хрена надо? Ничего не обещал, никаких намёков, а она, видите ли, меня прощает. За что?

Впрочем, хрен на неё.

С момента попадания у меня неожиданно образовался очень внушительный гардероб. Немного поразмыслив, я выбрал чёрный костюм тройку с удлинённым сюртуком, белую льняную рубашку и чёрный шёлковый галстук. Получилось очень неплохо — меня бы с радостью взяли в любой голливудский вестерн на роль главного злодея.

Щегольские никелированные Ремингтоны модели 1875 года, доставшиеся от ублюдка Хопкинса, бросил в номере, и вооружился своими «Смит-Вессонами». А ещё немного поразмыслив, оставил при себе только один револьвер, так как таскать такую тяжесть надоело ещё в дороге. А в качестве компенсации боевой мощи, сунул в карман компактный «Мервин и Хьюберт», взятый трофеем в пещере.

С выходом в свет пришлось ненадолго повременить — ждал, пока чистили мои сапоги.

А когда, наконец, собрался, щёлкнул пальцами.

— Ну что, Мусий, пора в свет?

Сибиряк потянулся, чихнул и лениво спрыгнул с кровати.

Современных питейных заведений в стиле вестерн, я навидался вдосталь, а вот аутентичных, понятное дело, не видел ни разу — поэтому меня просто распирало любопытство.

Ожидания оправдались — примерно так я и представлял себе настоящий салун Дикого Запада.

Длинная обшарпанная стойка, разнокалиберные бутылки на полках, лосиные и бизоньи головы на стенах, тележные колеса с оплывшими сальными свечами под закопчённым потолком, плотная взвесь табачного дыма, смрад горелого жира, щедро разбавленный запахами сивухи, кислого пива и ещё чем-то непонятным, но тоже удивительно вонючим.

И битком набитый разнообразной публикой мужского пола зал — судя по всему, народ торчал здесь в ожидании вечерних «гастролей» девочек миссис Морган.

Как только перешагнул порог, жуткий гул в зале мгновенно стих, посетители все до одного разом уставились на меня.

Многие мои современники, при виде этих рож немедленно упали бы в обморок. Особенно учитывая то, что все в салуне были вооружены.

Вот и у меня по спине побежали мурашки и захотелось немедленно сбежать.

И лишь только стиснув до скрипа зубы, я заставил себя сдвинуться с места.

— Дзинь, дзинь… — при каждом моем шаге в мёртвой тишине раздавался ритмичный и мелодичный звон колесиков на шпорах.

Добравшись до стойки, я остановился и в упор посмотрел на усатого бармена в котелке.

Мусичка элегантным прыжком взлетел на табурет рядом и нагло уставился на зал.

Я слегка помедлил и лениво процедил:

— Бутылку лучшего виски и блюдце молока для моего друга…

Думал, бармена на месте удар хватит.

— Бу-бу-ду… — он резко начал заикаться и смертельно побледнел. — Бу-бутылку… к-конечно, м-мистер…

Сдержаться от улыбки удалось с трудом. Как всегда, глаза и рожа сработали должным образом.

И тут…

И тут от входной двери раздался громкий повелительный голос.

— Мистер Вайт, держите руку подальше от своего шестизарядника…

Я медленно обернулся и увидел двух усатых мужиков в котелках. На груди у обоих поблескивали значки в виде звезды. Но почему-то у одного с шестью лучами, а у второго на значке лучей было всего пять. В руках они держали новенькие Винчестеры модели 1873 года и что характерно, целились из них мне прямо в голову…


Глава 7 | Док и его кот | Глава 9