home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add




* * *

Воронцов зря боялся, что начальник в такой день его не отпустит. Узнав, в чем дело, Константин Николаевич немедленно велел адъютанту отправляться на объяснение и пожелал удачи, а взамен потребовал завтра же явиться к великокняжеской чете в Стрельню и в подробностях всё рассказать. Юная супруга его высочества Александра Саксен-Альтенбургская (домашнее прозвище Санни) ужасно любила истории про ухаживания и сватовство.

Ровно в полдень кавалеры явились в особнячок на Кирочной. Первый сюрприз и явное свидетельство того, что разговор предстоит необычный, заключался в том, что Корнелия Львовна принимала их в одиночестве, а на вопрос о сестре загадочно ответила, что та у себя в комнате и, может быть, спустится позже.

Сели пить кофей, но к чашкам никто не прикасался. Минуту висело нервное молчание. Впрочем, нервничали только мужчины. Барышня, судя по ее чуть насмешливым черным глазам, кажется, получала от паузы удовольствие.

Потом она произнесла небольшую речь совершенно поразительного содержания.

– Господа, я долго изучала вас и должна сказать, что вы оба мне – нам – очень нравитесь, но…

Снова возникла пауза, после «но» весьма зловещая.

– …Но ваши матримониальные планы нехороши. Вы ведь, Евгений Николаевич, как говорится среди мужчин, нацелились на меня, а Виктор Аполлонович – на Лиду? Так вот – этому не бывать.

Приятели в тоске и смятении переглянулись. В следующую минуту их лица переменили выражение – у обоих приоткрылись рты, потому что Корнелия Львовна сказала:

– Вместо этого предлагаю сделать рокировку. Пускай Виктор Аполлонович сделает предложение мне, а вы, Евгений Николаевич, – Лиде. Молчите и слушайте, – повелительно молвила она, когда мужчины дернулись. – Я долго думала об этом. Мы с вами, Эжен, будем плохой парой. Вы человек одноцветный, прямой, взыскующий света и правды. Карьера, блеск, положение для вас пустой звук. Я же честолюбива и предприимчива. Я могу помочь своему спутнику достичь больших высот. Зачем же мне зарывать свои таланты? Иное дело господин Воронин. – Удивительная барышня повернулась к Арамису. – Мы с вами одного поля ягоды и очень пригодимся друг другу. На что вам ангельская Лида? Ни умного совета, ни поддержки в рискованном начинании вам от нее не будет, только нежность и преданность. Такая ли жена вам нужна? Вот для Евгения Николаевича она будет в самый раз. Они составят счастье друг друга и проживут век душа в душу.

Завершилась поразительная речь вопросом, обращенным к Воронину:

– Что вы на это скажете?

– Я не смел об этом и мечтать, – быстро ответил Вика, но посмотрел при этом на Эжена. Это было очень умн'o. Барышне понравилась скорость ответа, другу – взгляд, означавший: «Впрочем всё будет зависеть от тебя».

– А вы? – повернулась шахматистка к Воронцову.

Тот, как всегда, сказал правду:

– Я совершенно ошеломлен…

«А как же последняя воля моего отца?» – хотел продолжить он, но вдруг подумал, что в присутствии Корнелии Львовны, под ее острым взглядом, под обстрелом ее колких вопросов иногда чувствовал себя растерянным, а с Лидией Львовной всегда оттаивал душой и испытывал сладостную приятность. Еще он представил, как каждый вечер она будет только для него играть Шопена и Шуберта, а утром, просыпаясь, он увидит рядом с собой ее милое, свежее личико. Эта последняя мысль подействовала на Евгения Николаевича опьяняюще, но развить ее он себе не позволил.

– Но… но угодно ли будет Лидии Львовне рассматривать меня в качестве… возможной партии? – пролепетал он.

– Угодно, угодно, – засмеялась Корнелия. – Виктора Аполлоновича она немного побаивается, а с вами ей хорошо. Пойду ее позову, а то она, бедняжка, мечется у себя в комнате… Только вот еще что, Эжен. Вы возьмете мою сестру без приданого?

– Что? – удивился Атос и поспешно воскликнул: – Разумеется! Это не имеет никакого значения.

– Дело в том, что вы и так состоятельны, а у Вики ничего кроме жалованья нет, – объяснила она, впервые назвав Воронина уменьшительным именем. – Поэтому наш дом и родовое имение отойдут ко мне, а то надо ведь нам где-то жить. Лидия с этим согласна.

«Я счастливейший из смертных, – подумал тут Арамис в несвойственной ему восторженной манере. – И, оказывается, я ужасно ее люблю, просто раньше не догадывался об этом».


Потом они сидели уже вчетвером, но расселись по-новому: Корнелия и Воронин с одной стороны стола, Эжен и Лидия – с другой. Двое последних были пунцовые, потому что Атос под столом взял невесту за мягкие пальчики, те ответили нежным пожатием и не сделали попытки высвободиться.

Говорила в основном Корнелия Львовна. Про то, что со свадьбой тянуть незачем и лучше отпраздновать двойную, поскольку оно и веселее, и не так накладно. Еще про то, что летом они все вместе будут попеременно жить то в воронцовском Приятном, то в дорфовской Щегловке. И учителей для будущих детей тоже будут нанимать совместно, для единой учебной программы. Видно было, что она всё продумала заранее, на годы вперед.

– Очень жаль, что миром не правят женщины, – шепнул Вика другу, когда сестры пересели к фортепиано.


Дорога в Китеж


Рокировка | Дорога в Китеж | Заспинник и подрукавник