home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5. Сказки без развязки

– Мария Ивановна, я от вас подобного не ожидал.

– А уж я-то как не ожидала…

Я лежала в кровати.

Вульгарно и пошло, обзаведясь литром свежих соплей.

Да, вот такая вот я.

Сначала меня везли в карете, продуваемой всеми ветрами, потом раздели и потащили, потом в одном нижнем белье я скакала по холодной лаборатории, по полу, который был выложен плитами. Конечно, ноги замерзли, просто я на адреналине ничего не чувствовала, но организм-то остывал? Потом еще пока домой доехала – и сразу отключилась.

Мне бы хоть ванну горячую, сто грамм «наркомовских», я бы, может, и вытянула. Ан нет.

Сил потрачено было много, нервов тоже, меня просто свалило, где сгрузили. Вот и результат.

Сопли бахромой, слюни пузырями, и говорю я как потомственный француз – с таким прононсом, что любой врач сразу гайморит поставит. А то и что посерьезнее.

А простуда, чтоб вы знали, единственная болячка, которая вообще никакой магии не поддается. Только отлеживаться, только терпеть.

Чай с малиной, носки с горчицей, сок алоэ в нос…

И – лежи.

Романову это, мягко говоря, не понравилось. Но я не притворялась, я всерьез обсопливилась. Тащить меня в таком виде к государю – жестоко. Да и вообще…

Его величество в положение вошел, разрешил отлежаться неделю, вот я и лежала.

Играла с мелкими, отдыхала, старалась не думать о плохом.

– В этом вы все, женщины. Справиться с такими трудностями – и свалиться от дуновения ветерка, – продолжал выговаривать мне Романов.

Император – это другое, а Игорь Никодимович работал. У него дела, от моего насморка не зависящие.

Для меня эти дела начались к полудню следующего дня, когда я все-таки проснулась, чувствуя себя полностью разбитой, и выползла в гостиную.

Ваня и Петя пока еще лежали, порча по ним ударила крайне тяжело. Но Романов прислал своего мага воды, тот обещал поработать с мальчишками и все исправить.

По его словам, будь у парней хоть какие-то зародыши магии, было бы куда как хуже. Порча калечит и корежит магическое ядро – для начала, а тут ей калечить было нечего, просто ребята начали терять жизненные силы. Как воду откачивали из системы.

Не надо ничего чинить, восстанавливать, сплетать заново, надо просто наполнить систему водой – и та отлично заработает. Это маг обещал сделать за ту же неделю, а пока пусть мальчишки полежат в кроватях.

Я не возражала.

Что до всего остального…

– Как вы додумались до такого решения?

Я честно рассказала Романову про все, что сотворила.

По результатам моей деятельности оказалось, что я сильно перестаралась. В наличии оказалось два трупа.

Один – тот, кто меня тащил в лабораторию, переборщила я. Слишком сильно огрела, или пришлось неудачно, не приноровилась еще. Но кто ж знал, такой лось – и такой хрупкий! А еще говорят, мужчины – сильный пол! Не выдержал тот пол моей тяжелой поступи.

Второй – тот, кого сначала обожгло кислотой, а потом еще и молнией дернуло.

Еще двое – с кислотными ожогами, это больно.

Доктор – с ожогом роговицы. Амулет у него был, и зрение у него восстановится, ему повезло. Но ни один амулет не рассчитан на горящий магний, вот и получил, подонок.

Да, гений.

Но гений, лишенный чести, совести и моральных тормозов, – это выродок, которого надо уничтожить как бешеную собаку. Его ведь ничто не ограничивает. Стоит вспомнить доктора Моро…[7]

Здесь Уэллс еще не написал свою книгу, самой, что ли, постараться? Или не стоит? Ладно, об этом я потом подумаю, а пока…

Как я догадалась насчет магния?

А что тут удивительного? Ясно же, меня приглашали не на блинчики с медом, вот я и подстраховалась.

Сейчас доктора активно потрошили, не слишком размениваясь на лечение – все равно вешать придется. Так, немного подлатали, чтобы не падал в процессе допроса.

Делиться деталями Романов отказался. Сказал, что пока еще рано.

Ладно, я не гордая, я подожду.

Расспросил меня про увиденного человека, заставил поработать с художником, чтобы нарисовать мужчину. Заодно сообщил, что сходство – не показатель, а расспрашивать впрямую тоже нельзя, Матвеев стопроцентно подстраховался. Угробить же раньше времени источник информации никому не хочется.

Мне за хороший поступок на благо государства обломятся вкусные плюшки, но есть подозрения, что дело еще не завершено. Так что пока я остаюсь в столице.

Арина…

Моя вина, чего уж там. Где-то я оказалась неправа, где-то не уделила достаточного внимания, вот и получилось так, как получилось.

Девчонку привели в себя. Физически ее можно вылечить, но разум – разум не восстановить.

Год.

Год мучений и пыток, год в неволе, год…

Арина просто не выдержала. Ее рассудок утрачен, и похоже – навсегда. Самое лучшее, что может быть, – это монастырь. И то…

Психика – штука сложная, неизученная, и влезать в нее корявыми пальчиками не рискуют даже маги. Слишком опасно. Есть шанс на выходе получить чудовище, которое внешне будет человеком, а разумом – животным. Или младенцем. Или… или будет монстром с неистребимой жаждой крови. Такое тоже реально. Случалось разное, потом люди поумнели и прекратили лезть куда не надо. Тоже чудо, кстати говоря.

Поэтому для Арины есть два варианта.

Первый – ее не трогают, и она выздоравливает сама. Психотерапевты здесь есть, правда, чем они помогут – неясно, девчонка ведет себя, как… да и сравнения-то такого не подберешь! Когда она при появлении любого человека начинает истерически орать – пока не упадет без сознания. Просто впадает в припадок. Поработать с ней можно, попробовать, но совершенно без гарантии.

Выздоровеет – отдадут.

Нет?

Вот уж извините. Здесь вам не там.

Здесь не принято сумасшедших выпускать на волю.

Вот как бы это ни звучало, здесь искренне считают, что безумец – не кара Божья, а, скорее, сбой программы. Не кара – потому что неясно, кого там конкретно покарали. Безумцу-то неплохо, а вот его родным? А тем, кто может от него пострадать?

Поэтому для подобных людей существуют государственные лечебницы. Там их содержат до смерти.

Не просто так.

Буйным – да, с теми сложно, а если безумец тихий, он отлично может выполнять определенные работы. Чем и занимается. Копать от забора до обеда, убирать, еще что-то в том же духе…

Я сильно подозревала, что подобные учреждения служат еще и полигоном для отработки навыков, для экспериментов, для магов…

Бесчеловечно?

Сложный вопрос…

Вот тестировать всякую дрянь на животных, которые все понимают, а защититься не могут, – человечно. А на безумце каком-нибудь, которому только смирительная рубашка не дает встать и пойти всех крошить в капусту, – бесчеловечно?

Где логика?

Нет логики…

Вот в таком приюте и станут содержать Арину.

Понятно, в платном отделении, где никто над ней издеваться не будет. Это один вариант.

Второй – вряд ли многим лучше. Стираются все травмирующие воспоминания. Правда, есть опасность стереть девчонке вообще – все. Знания, навыки, память… я получу младенца, которого всему надо будет учить с нуля, разве что сиську не давать.

Это тоже сложно. И не факт, что потом все нормально восстановится, но это хоть какой-то шанс на нормальную жизнь.

Правда, кое-кто этой процедуры не переживает. Погибает в процессе.

И что тут лучше?

Что хуже?

Черт его знает… думать надо. И с мальчишками посоветоваться.


* * * | Маруся. Столичные игры | * * *