home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Пролог

Тадж Ламор пристально смотрел вниз, на раскинувшийся под ним темный древний город. В слабом свете звезд могучие строения массивных металлических зданий представляли собой странные образы, похожие на панцири давно вымерших гигантских ракообразных. Тадж Ламор медленно повернул взгляд, внимательно разглядывая большую площадь, где, выстроившись длинными рядами, застыли изящные, но все же могучие корабли. Задумчиво уставился он на них.

Тадж Ламор был не человеком, хотя — гуманоидом, Земля никогда не видела существ подобных ему. При росте в семь футов его сочли бы уродливым по земным стандартам; особенно противно выглядела его странная белая голая плоть, похожая на сырое тесто, казавшаяся полупрозрачной. Его глаза казались непропорционально большими, а черные кружки зрачков являли невероятный контраст с белками его глаз. Тем не менее, возможно, его раса больше заслуживала звания существа разумного, чем любой из земляне, ибо разум его скрывал в себе память бесчисленных эпох. Он повернулся к другому человеку, вместе с ним из тускло освещенной комнаты на вершине цилиндрической башни обозревавшему темный метрополис.

Этот человек был в сединах и намного старше, чем Тадж Ламор, его узкие плечи естественным образом согнулись под тяжестью лет. На нем был единственный предмет одежды из обтягивающего черного пластика, выдающий его как одного из Старейшин.

Голос Тадж Ламора прозвучал с ярким чувством:

— Тордос Гар, наконец-то мы готовы искать новое солнце. Жизнь для нашей расы!

Скромная, снисходительная и спокойная улыбка появилась на лице старца, его тяжелые веки, прикрывающие огромные глаза, сомкнулись.

— Да, но какой ценой мы пришли к этому решению! — ответил он печально. — Раздора, беспорядков, пробуждения противоестественных желаний — ужасная цена, чтобы платить за сомнительную выгоду. Слишком большая цена, мне кажется.

Он открыл глаза и поднял тонкую руку, предугадывая протест молодого человека:

— Я знаю. Знаю… В этом мы не сходимся. Тем не менее, возможно, однажды ты поймешь меня… поймешь, что покой лучше, чем бесконечная борьба. Даже звезды и планеты умирают. Почему раса разумных существ должна стремиться избежать неизбежного?

Тордос Гар медленно отвернулся и уставился в ночное небо.

Тадж Ламор справился с нетерпением, заставил себя промолчать, и вздохнул, так и не ответив. Именно такое отношение делало его задачу особенно трудной. Упадок. Закончилась многовековая гонка философского и научного развития, поднявшего его цивилизацию до невероятных высот. Их последний внешний враг был побежден тысячи лет назад; но через постепенно накатывающее забвение и отсутствие распрей, умерли все стремления. Риск и отвага утратили смысл. Странным казалось, что в течение последнего столетия только несколько людей ощущали побуждения к казалось бы похороненным навсегда эмоциям, жажду устремлений к новому и приключениям. К ним как будто вернулся зов тех предков, наука которых создала их мир. Эти люди, малая горстка, быстро нашли друг друга — само невероятное брожение в душах помогло сделать это, и Тадж Ламор стал их лидером. Они развернули настоящую борьбу с инерцией медленного, но все возрастающего распада, начали поиск потерянных тайн науки, накопленных за сотни миллионов лет…

Тадж Ламор поднял взгляд. Над щербатой линией горизонта в совершенно прозрачной сфере их неба сверкало пылающее пятнышко желтого огня. Звезда — самый яркий объект в небе, светило которого утратило свою силу, сияющая точка, которая давала последнюю надежду невероятно древней расе. Тихий голос Тордоса Гара зазвучал в полумраке комнаты, задумчивый, притягивающий своими тонами.

— Ты, Тадж Ламор, и все те молодые люди, которые присоединились к тебе в этой бесполезной экспедиции, не способны заглянуть глубже. Вы смотрите на проблему слишком узко. Вам не хватает перспективы. В силу своей молодости вы не можете думать в космических масштабах.

Он сделал паузу, как будто погрузившись в мысли, а когда продолжил, могло показаться, что старец говорит сам с собой:

— В далеком прошлом пятнадцать планет кружились вокруг небольшого красного солнца. Это были мертвые миры, вернее, миры, которые не породили жизни. Возможно, миллионы лет прошли, прежде чем на трех из них возникли зачатки жизни. Затем прошло еще сто миллионов лет, и первые ползающие сгустки протоплазмы стали предками животных и растений, начав бесконечную борьбу за выживание. Прошли еще миллионы лет, и появилось существо, которое медленно стало обретать господство над прочими формами жизни, которые боролись меж собой за теплоту лучей горячего красного солнца… Это солнце было старым. Если подсчитать его возраст, то он сложится из многих, многих миллионов лет, прошедших, прежде чем рождены были его планеты, и прежде чем они остыли, и еще много времени прошло, пока эры сменяли друг друга, прежде чем появилась жизнь. И теперь, когда она наконец-то медленно начала пробиваться, солнце уже почти прогорело. Животные боролись за право купаться в его щедрых лучах, поскольку тысячелетия должны были пройти, чтобы сколько-то заметными стали изменения в его живительном излучении… Наконец, одно животное обрело разум. Наша раса. Но, хотя теперь стал властвовать один вид, никакого мира не предвиделось. Эпохи шли за эпохами, а полу-варварские народы воевали меж собой. Но сражаясь, они учились… Они сменили пещеры на строения из древесины и камня — это было только начало. Появилась промышленность, а вместе с ней небольшие химические машины для уничтожения. Боевая техника тоже развивалась. Появились первые летающие машины, которые использовали неуклюжие неэффективные двигатели. Химические двигатели! Такие грубые, что за ними тянулись ручьи их топлива. Они использовали всего лишь мизерную часть из тех сотен тысяч миллионов единиц энергии, которая предназначалась для работы двигателей, и они тратили топливо в таких огромных количествах, что приходилось цеплять гигантские баки, чтобы просто оторваться от земли! Войны продолжали распространяться по всему миру. После пришли другие машины и другие принципы. Разные ученые стремились заглянуть за горизонт и найти обширные запасы природной энергии, энергии материи… Через долгий помежу-ток времени — спустя несколько тысяч лет — они смогли создать машину, которая смогла пробиться сквозь космическую пустоту к другой планете! И расы трех обитаемых планет стали как одна — и снова не было никакого мира… Наука работала на себя, все быстрее выстраивая собственное здание, как растущий кристалл, зачаток которого, едва появившись, начинает неудержимый рост… В то время как наука начала стремительно развиваться, произошли другие изменения, в самом нашем мире. Десять миллионов лет прошли, прежде чем произошло первое из этих изменений, но очень важное… Медленно и неотвратимо наша атмосфера утекала в космос. Это стало очевидно постепенно, через века. Наши миры теряли свой воздух и воду. Одна планета, находившаяся в менее благоприятном положении, чем другие, боролась за жизнь, и сам космос пылал от войн за выживание… Снова наука помогла нам. За тысячу лет люди научились превращать массу материи в энергию, но теперь, наконец, был решен и обратный процесс — наши предки научились преобразовывать энергию в материю, в любой вид материи, какой они желали. Люди резали скалы и превращали их в энергию, а затем энергию — в воздух и воду, в необходимые металлы. Их планеты смогли вдохнуть новую жизнь!.. Но идиллия не могла продолжаться вечно. Они должны были остановить потерю воздуха. Процесс, который они разработали для преобразования материи, привел к новому таланту. Созидание! Теперь они были в состоянии получить новые элементы, элементы, которых никогда не существовало в природе! Они проектировали атомы, как прежде их отцы учились создавать молекулы. Наконец, их проблема была решена. Они создали новую форму материи, которая была прозрачнее, чем любой кристалл, и в то же время крепче и тверже любого из известных металлов. Так как вещество совершенно свободно пропускало лучи солнца, люди смогли теперь создать крыши над своими мирами и защитить их атмосферы от всяческих потерь!.. Это была задача, которую нельзя было выполнить ни за год, ни за десять лет, но время предоставляло им неограниченные возможности. Одна за другой, три населенные планеты закрылись огромными куполами. Только их обширные возможности и могучие машины сделали эту задачу осуществимой, и она была решена.

Гудящий голос Тордоса Гара умолк. Тадж Ламор, слушал его, испытывая что-то вроде иронии и нетерпения к подробному описанию истории, которую он знал не хуже своего престарелого говорливого собеседника, но терпеливо ждал из врожденного уважения, с которым каждый человек относился к Старейшинам. Наконец он воскликнул:

— Но я не вижу никакой связи.

— Она появится, когда я закончу, по крайней мере, я надеюсь, что ты поймешь, — произнес Тордос Гар с мягким упреком. Затем спокойно продолжил: — Медленно века сменяли друг друга, и каждый был отмечен все большими и большими достижениями в науке. Но снова и снова продолжались войны. Мир продолжать быть разделенным, и все пространство на миллиарды миль превратилось в гигантский котел сверкающей энергии, в которой барражировали гигантские армады космических кораблей, они кружились и плавились в водовороте огня, подобно ингредиентам невероятного космического варева. Такие силы были выкачаны с трех планет, что даже их орбиты готовы были измениться, а само пространство раздирала ужасная буря энергий… Рано или поздно снова наступал мир, временный мир. Несколько кратких столетий или тысячелетий, и снова пылали войны. Они грозили все уничтожить, но жизнь продолжалась… Постепенно в эту борьбу закрался новый фактор, сгущающаяся темнота — изменение, которое наступало так медленно, что только из отчетов, сделанных за тысячи лет, можно было понять это. Наше солнце изменилось от ярко красного до насыщенного темно-малинового оттенка, и давало все меньше и меньше тепла. Оно ослабевало!.. Когда огонь жизни начал угасать, люди трех миров впервые объединились перед общей угрозой погибнуть от космического холода. Впрочем, не было никакой потребности в спешке. Солнце умирало медленно. Наши предки разработали план и следовали ему. Пятнадцать планет спрятались под оболочки из кристалла. Там, где не было атмосферы, ее создали. Были построены гигантские атомные печи — сжигая материю, они решили часть вопроса, согревая миры! Наконец, было достигнуто состояние стабильности, и не было страха перед изменением условий — так казалось. В борьбе с Великим Изменением произошло еще одно преобразование, казавшееся незаметным и почти невероятным. Мы научились ладить друг с другом. Мы научились думать и наслаждаться этим. Как вид, мы прошли путь от юности к зрелости. Движение не останавливалось, мы продолжали неуклонный путь к цели всеобщего знания. Сначала возникла надежда, что мы могли бы однажды, каким-либо образом сбежать их этих темных, искусственных миров, но с течением столетий эта идея постепенно угасала и в конечном итоге была забыта… Прошли тысячелетия, большая часть древнего знания была так же забыта. В нем не было необходимости, не было больше борьбы и никакого повода к раздорам. Жизнь в пятнадцати мирах была теплой, приятной и безопасной. Полностью не осознавая этого, мы вошли в период покоя. И так миновали века: мы пользовались музеями, библиотеками и лабораториями, а машины наших предков делали всю необходимую работу. Так все это было — еще менее чем поколение назад. Наша долгая жизнь казалась приятной, а смерть, когда она приходила, была сном. И вот…

— И вот, некоторые из нас пробудились от всеобщего оцепенения, — прервал его Тадж Ламор и в голосе его слышалось нетерпение и волнение.

Старец покорно вздохнул.

— Вы не умеете видеть… Вы не умеете видеть. Вы продолжали бы эту борьбу снова и снова! — его голос напоминал Тадж Ламору старческое брюзжание, на которое молодой человек не обращал внимания. Его глаза и мысли были сосредоточены на той искрящейся желтой звезде, которая казалась самым ярким объектом на небе. Именно эта звезда, заметно более яркая в течение нескольких столетий, и вырвала нескольких человек из их ментальной дремоты.

Они расправили плечи, эти люди, имевшие божественный дар жажды поисков. Он побуждал их к знаниям, заставил отряхнуть пыль с музейных экспонатов и древних записей, чтобы воссоздать телектроскоп, мощную машину, с помощью электричества позволяющую заглянуть в далекие миры. Они увидели большое солнце, которое, казалось, заполняло все поле зрения аппарата своим пылающим огнем. Завидное солнце! Дальнейшее наблюдение показало, что вокруг него кружилось несколько планет — пять с точной вероятностью, две с заметно меньшей, и возможно, еще две.

Тадж Ламор входил в эту группу молодых людей, которым тогда было едва ли за сорок. Они назначили его лидером, и все последовали его примеру, как только он приступил к изучению древних знаний по астрономии.

Много часов он потратил на изучение древних работ. А сколько раз подступали времена отчаяния, в моменты казавшейся недоступности скрытых истин. И тогда он выходил на крышу музея, где стоял, полон раздумий, глядя сквозь ужасающую пустоту на зовущее пламя желтой звезды!

Затем он спокойно возвращался к прерванному самообучению.

С ним, как с учителем, учились и другие, и прежде чем Тадж Ламору исполнилось семьдесят, появились первые люди, которые могли назвать себя истинными учеными, астрономами. Еще оставалось многое, чего эти люди не могли понять, поскольку науку миллионов столетий невозможно было постичь за несколько кратких десятилетий, но они освоили огромное количество забытых знаний.

Они знали, что там, в космосе, есть молодое, живое солнце, и что оно ускоряется в движении к ним. С учетом сложения их скоростей, общая скорость сближения равнялась более чем сотне миль в секунду. Они узнали, что планет у этой звезды не семь, а девять. Были и другие факты, которые они обнаружили. Например, что их звезда никогда не имела таких размеров, как это новое солнце. Оно было намного больше среднего — и по размером, и по яркости. Там были планеты и жаркое солнце — дом! Могли ли они добраться туда? Когда их предки пытались решить проблему спасения, они сосредоточили свою работу над проблемой движения со скоростями большими, чем скорость света. Это казалось невозможным, но то, что предки пытались решить эту проблему, их потомки посчитали прямым доказательством, что это возможно, по крайней мере, в теории. В отдаленном прошлом они нуждались в скоростях, превышающих скорость света, ибо световые годы; мешали их путешествию. Но теперь само солнце двигалось к ним, и уже находилось на расстоянии менее двухсот пятидесяти миллиардов миль!

Приблизительно через семьдесят лет они пройдут мимо этой звезды. Это займет едва ли больше, чем треть жизни человека. Они в космосе с постижимыми скоростями, но уже сейчас нужно было начинать готовиться к переселению! Мгновенный призыв к действию встретил потрясающее сопротивление. Никто не мог понять: зачем переселяться? В то время как одни из них отдавали себя на то, чтобы помочь пробуждению людей, другие начали осуществлять работу, которая не делалась в течение долгого, долгого времени. Вновь открыты были лаборатории, и снова загудели мастерские. Но создавали там новые проекты, а не просто копировали старые. Исследования шли по нескольким направлениям: поиск оружия, которым можно было бы защитить себя в случае нападения, и изучение основных принципов, лежащих в основе функционирования космических кораблей. У них было множество машин, которым они могли бы подражать, но они не понимали, как те работают. Эти поиски успешно продвигались вперед. Третья задача была более сложной. Работавшие в этой группе искали секреты машин предков, которые позволили бы менять орбиты планет, чтобы двигать миры куда угодно. «Беглецам» хотелось использовать возможность не только своих космических кораблей, но и перемещать планеты, когда они смогут обосноваться в той далекой солнечной системе. Но поиски этого секрета успехом не увенчались. Тайна космических кораблей была разгадана легко, и Тадж Ламор с этим знанием теперь мог сам проектировать могучие межпланетные суда. Была решена задача с оружием: они нашли и разобрались в устройстве одного из самых смертоносных, какие когда-либо были изобретены их предками. Но единственный секрет, в котором они были больше всего заинтересованы, тайна могучих сил, заставляющих изменять курс движения планет в пространстве, был потерян. И они никак не могли найти его. Они знали принципы устройства носителей своих кораблей и, казалось бы, могли решить вопрос, превратив планету в корабль, но они понимали, что это нереально. Необходимая огромная энергия могла бы быть получена с помощью аппаратов-носителей, но не было никакой возможности применить их, направив их мощь на целую планету. Если установить их в каком-либо определенном месте, планета будет разорвана на куски невероятным напряжением. Люди должны распределить эту силу по всей поверхности планеты. В этом и заключалась одна из проблем. Вращение планеты делало невозможным использование группы аппаратов, даже если бы удалось их закрепить на поверхности. И, опять же, сама масштабность задачи делала ее невыполнимой.

Тадж Ламор снова пристально смотрел на большие корабли, находящиеся под ним внизу. Своими могучими громадами они затмевали даже великие здания. Тем не менее, эти корабли были его детищами — он знал их тайны и спроектировал их, — а теперь ему предстояло взять этот флот под свое командование, как только они отправятся через пространство к далекой звезде. Он резко повернулся к Старейшине, Тордосу Гару.

— Скоро мы отправляемся, — сказал он, слегка дрожащим от торжественности голосом. — Мы докажем, что за нами — правда.

Старик покачал головой.

— Вы поймете… — начал было он, но Тадж Ламор не желал его слушать.

Он повернулся, направился к выходу и сел в маленький торпедообразный катер, который стоял, поджидая его, на металлической крыше. Через мгновение маленький катер приподнялся, а затем с края крыши плавно скользнул вниз — прямо к самому большому кораблю из стоявшего внизу флота. Это был флагман. Диаметром более ста футов и длиной в милю с четвертью — его сверкающий металлический корпус возвышался более чем на триста футов выше построившихся в ряд кораблей.

Это была разведывательная экспедиция. Они были готовы столкнуться с любыми условиями чужих планет — с отсутствием атмосферы, воды, тепла, или даже с атмосферой из ядовитых газов — это они могли исправить с помощью своих преобразующих аппаратов, позволяющих модифицировать любые газы. Теперь они умели создавать тепло, но знали, что чужое солнце согревает свои планеты достаточно для их целей.

Тадж Ламор направил свой небольшой катер к огромному шлюзу на корпусе межзвездного корабля и мягко опустился на пандус. Один из астронавтов шагнул вперед, открывая люк для командующего, воодушевленно приветствуя его. Затем катер был убран, чтобы занять место среди тысяч других подобных ему катеров. Каждый из них предназначался для индивидуального исследователя — люди смогут использовать их, как только достигнут тех далеких миров. Тадж Ламор прошел до входа в большую металлическую трубу, которая насквозь пронизывала огромный корабль. Открыв дверь, он сел в другой маленький катер, который помчал его, едва люк за ним закрылся с низким шипением выходящего воздуха. Катер пролетел по трубе, затем мягко затормозил и остановился напротив еще одной двери. Снова раздалось шипение газа, двойные стенки открылись, и Тадж Ламор вошел в носовую часть крейсера. Тотчас внешние и внутренние двери закрылись, оставив катер стоять на месте, дожидаясь, когда кто-нибудь снова захочет воспользоваться им. На таком длинном корабле требовались более быстрые средства доставки, нежели обычные трапы, и таким решением стала внутренная пневматическая транспортная система. Когда Тадж Ламор ступил в зал, собравшиеся там люди, только что громко говорившие меж собой, мгновенно вытянулись в струнку. После исчезновения армий предков, члены экспедиции были обучены строгой дисциплине. Несмотря на то, что их фактическим командиром был другой человек, Корнал Сорул, все же Тадж Ламор оставался их техническим руководителем и номинальным главнокомандующим, поэтому при его появлении все астронавты отдавали ему честь, согласно уставу.

Тадж Ламор прошел в штабную рубку, располагавшуюся в носу большого корабля. Прямо над ней находилась другая рубка, со всех сторон окруженная прозрачным как стекло материалом — кабина управления. Здесь находился пилот, которому предстояло вывести летающий корабль в космос. Тадж Ламор нажал на маленькую кнопку на своем столе, и в миг перед ним возник тусклый серый диск, вскоре засветившийся естественными натуральными цветами. Как будто глядя через стеклянный иллюминатор, Тадж Ламор видел обстановку рубки связи. Специалист по коммуникациям смотрел в аналогичный диск, в котором видел Тадж Ламора.

— Есть сообщения от Омура, Лорсанда, Тролуса и Морлас Тара? — спросил командир.

— Только что получили, Тадж Ламор, и мы будем готовы в течение двух с половиной минут. План прежний? Мы должны взять курс на желтую звезду, с пересечением в точке 71?

— План остается прежним. Начинайте, как только будете готовы.

Диск погас, цвета потухли, и он стал снова серым. Тадж Ламор сдвинул еще один небольшой рычаг на панели перед собой, и диск снова изменился: засветился, устанавливая связь. Теперь Амор наблюдал приготовления к отправке, словно собственными глазами ведя наблюдение с вершины большого корабля. Строгими колоннами люди стекались в стоявшие рядом суда. Прошло совсем немного времени, все зашли внутрь, и огромные люки закрылись. Вдруг из диска раздался низкий, тягучий звук, быстро подхваченный, пока все вокруг не загудело в одной заунывной ноте. Предупреждение! Казалось, город вокруг погрузился в бушующее разноцветье пламени! Величественные башни огромных металлических зданий отбрасывали от своих полированных поверхностей яркие отблески, превратившиеся в миллионы огней, сверкающих всеми цветами радуги и вспыхивающие по всему городу — они отражались от небольших машин в воздухе, от земли, от окон, преимущественно же от металлических стен, облитых потоками света. Весь корпус могучего корабля на краткое мгновение пронизала дрожь, затем она тут же исчезла, и титаническая масса металла быстро и гладко заскользила к необъятной крыше мира. Ровно поднявшись вверх, корабль устремился вперед, подобно хищной птице, увидевшей свою жертву. Земля стремительно полетела вниз, а за флагманом в линию начали выстраиваться остальные корабли, каждый быстро находил свое положение в едином строю. Они направлялись в сторону гигантского воздушного шлюза, который должен был выпустить их в космос. Только один шлюз планеты имел достаточный размер, чтобы пропустить огромные корабли; им предстояло обогнуть пол планеты, чтобы достичь его.

Были еще три мира, и другие космические корабли, точно так же мчались вперед, чтобы покинуть свои планеты и встретиться за пределами их солнечной системы. От каждой планеты пятьдесят судов — двести огромных кораблей составляли эту Космическую Армаду, две сотни гигантских межзвездных крейсеров.

Один за другим огромные корабли вырывались через шлюз в космос. Здесь они быстро перегруппировались в конусообразный строй во главе с флагманским кораблем Тадж Ламора. В пространстве скорость их все возрастала. Внезапно, казалось, из пустоты, вынырнула другая масса сверкающих кораблей, похожих на сияющие призраки, материализовавшиеся из ничего, они немедленно заняли положение позади лидирующей группы флагмана. Еще один, затем второй флоты появились точно таким же образом, внезапно, из темноты, и все вместе корабли помчались через пространство к своей цели, толкаемые светящимися языками пламени!..

Час за часом, день за днем, корабли пронизывали ужасающую пустоту космоса. Они двигались в полном безмолвии, набиравшем силу по мере того, как ослабевала связь с удаляющимися родными планетами. Но по мере того как слабели сигналы из дома, звезда впереди становилась все крупнее. Наконец, люди смогли почувствовать тепло его лучей, чтобы понять, какую энергию изливали в космос его могучие языки пламени. Теперь оно увеличивалось еще быстрее.

Наконец, наступил день, когда они смогли ясно разглядеть крупную планету, перед ними, и началось торможение, затянувшееся на несколько долгих часов. Межзвездные путешественники составили карту увиденной системы. В ней было девять планет разных размеров, отстоящих по разные стороны от звезды. На ближней к ним стороне находились три планеты. Самая внешняя, приблизительно 35000 миль в диаметре, располагалась прямо по их курсу, в то же время как две другие планеты находились гораздо ближе к солнцу, приблизительно в 100 миллионах и в 70 миллионах миль от него. Каждая планета была ориентировочно семь-восемь тысяч миль в диаметре. Эти две планеты, вторая и третья в планетарной системе, казались наиболее предпочтительными. Было принято решение разделить экспедицию на две части. Одна должна была направиться к планете номер два, вторая — к третьей. Тадж Ламор должен был возглавить именно эту группу, поведя к третьей планете эскадру из ста кораблей.

В очень короткое время они приблизились к тому, что изначально показалось им огромным шаром воды. Они находились над северным полушарием, и подошли к планете как раз над поверхностью ее обширного океана. Люди с удивлением смотрели на бескрайние водные просторы. Для них вода была драгоценным веществом, которое создавалось искусственно, и ее приходилось тщательно беречь. Здесь же они увидели такое количество воды, что существование подобного объема жидкости казалось невозможным. Тем не менее, древние книги рассказывали о подобном, и о других вещах, которые должны поражать своей красотой, хотя записи обо всем этом были настолько устаревшими, что их считали скорее мифами. Сейчас же, путешественники видели перед собой удивительные доказательства существования невозможного! Они наблюдали огромные массы водяного пара, клубившиеся формы которого издали казались осязаемыми и двигались по велению ветра. А естественная, пригодная для дыхания атмосфера! Она простиралась на сотни миль в космос, и теперь, когда межзвездные корабли подошли ближе к поверхности этого мира, казалась плотной, а небо над ними было синим, совсем не черным, даже там, где еще светились звезды. Великое солнце, так ярко сверкающее, если смотреть из космоса, теперь пылало красновато-желтыми оттенками.

Оказавшись перед материком, Тадж Ламори его спутники в изумлении увидели величественные массы горных кряжей, взметнувших мохнатые шапки высоко над окружающим ландшафтом. Когда межзвездные коробли пролетали над ними, их поверхность заколыхалась от движения воздуха так же как волны над океаном, и простиралась она на мили вокруг! Какое необычное зрелище для людей из мира настолько старого, что беспощадная эрозия давно уничтожила все последние следы гор и стерла их, заполнив все долины! В страхе они смотрели на гигантские горные массивы, двигаясь над их вершинами, в изумлении рассматривая зеленые массы странной растительности равнин; действительно странной, поскольку все бесконечные века Тадж Ламор и его соплеменники выращивали только грибообразную клеточную поросль, служившую в основном для украшения, еда же синтезировалась на огромных фабриках.

Затем межзвездные путешественники увидели небольшое горное озеро, водоем, едва ли превышающий размером один из их огромных кораблей. Озеро находилось высоко в горах, питаемый тающими вечными снегам — великолепный сапфир в оправе зелени, подобной изумруду, — прячущееся в расселине гор сверкающее озеро чистой воды, глубокой как море. В удивлении люди любовались красотами природы. Какой изумительный дом!

Путь гигантских летающих машин продолжался — в конце концов, перевалив очередной хребет они достигли отрогов огромных гор, очутились на краю большой равнины. И эта равнина оказалась странно рассеченной на клетки, такие ровные и правильные, как будто выведенные чертежником. Этот мир, оказался населен разумными существами!

Внезапно Тадж Ламор увидел странные пятнышки далеко на горизонте к югу; пятнышки эти, казалось, вырастали с потрясающей скоростью. Это могли быть летающие корабли, корабли того народа, который поспешил встать на защиту своего дома. Необычно бледное лицо Тадж Ламора напряглось от мрачной необходимости принять решение. Наступил момент, который он предвидел и которого боялся. Должен ли он отозвать экспедицию и оставить этот народ в покое, или же он обязан остаться и бороться за этот мир, за этот удивительно красивый дом — дом, где его раса сможет жить в течение миллионов последующих лет? Он множество раз обсуждал сам с собой этот вопрос и пришел к выводу, что у него никогда не будет другого шанса найти новое пристанище для своих соплеменников. Они должны бороться.

Он быстро отдавал приказания. Если это силы сопротивления, то при нападении необходимо сразу дать отпор всем оружием, имеющимся в их распоряжении. Корабли чужаков стремительно вырастали на глазах. Но даже оказавшись рядом они казались слишком малыми, чтобы представлять опасность. Гигантские межзвездные крейсеры были, конечно, неуязвимыми для судов настолько незначительных. Сам размер давал им преимущество — кораблики аборигенов, все вместе взятые могли бы разместиться в поперечнике самого меньшего из межзвездных кораблей, имевшего двести пятьдесят футов в длину.

Межзвездные крейсеры замерли в ожидании мелких кораблей. Те двигались быстро, единым строем, направляясь к застывшему перед ними флагману. Среди них был один кораблик, окрашенный в белый цвет. Такого же цвета был большой флаг, прикрепленный к нему и трепещущий на ветру. Остальная часть корабликов снизила скорость, и белый летающий аппарат выдвинулся вперед и остановился, зависнув напротив рубки управления гигантской машины. Видны были люди внутри этого кораблика — трое странных мужчин, короткорослых и со странно розовой кожей. Они жестикулировали, показывая, чтобы гигантская машина села на землю. Тадж Ламор раздумывал, следует ли вести переговоры с незнакомцами, как вдруг от белого суденышка внезапно вырвался пучок яркого белого луча, который был направлен к земле, а затем вдруг по быстрой дуге взметнулся к огромному крейсеру! Тут же, десяток лучей бледно-красного оттенка вырвались от гиганта и хлынули на карликовый корабль. Когда они ударили его, белый луч тут же исчез, а маленький кораблик завертелся, как обезумевший волчок, и был отброшен на равнину, на расстояние почти пять миль. Там где он упал, полыхнуло и остался лишь небольшой кратер в мягком грунте. Но красные лучи на этом не останавливались. Они метнулись к другим кораблям, пытаясь добраться до них прежде, чем те могли задействовать свои белые лучи. Никто в межзвездных крейсерах не сомневался, что они должны победить, поскольку каждый из кораблей нес на себе десятки излучателей. Если они промедлят, то будут разбиты. Они должны победить чужаков как можно быстрее. Команда корабля Тадж Ламора действовала молниеносно, но в бой вступили и все остальные крейсера, вся сотня, позволив флагману подняться над полем битвы. Бледно-красные лучи под ним один за другим уничтожили несколько маленьких кораблей, почти двадцать из них отлетели в сторону и разбились, рухнув на поверхность планеты. Остальные маленькие кораблики перешли в стремительное наступление. Из-за небольшого размера им удавалось избегать лучей больших межзвездных кораблей, и поскольку их торпедообразные корпуса перемещались с ошеломляющей скоростью, они попытались нанести ответный удар. Несмотря на то, что в первый момент защитники планеты были захвачены врасплох, теперь они набросились на врага с яростью и стремительностью, отобрав инициативу у межзвездных гигантов. Крохи находились в дюжине мест одновременно, изворачиваясь и ускользая целыми и невредимыми из паутины смертельных красных лучей, и попасть в них было так же трудно, как в рой пляшущих в воздушных потоках перьев.

Сколь ловкими их пилоты были в маневрах уклонения, столь же точными они были, отвечая огнем. Но, впрочем, тут и не нужно было особого мастерства, учитывая огромные размеры целей. Этими мелкими кораблями управляли экипажи землян. Люди темной звезды вошли в солнечную систему без предупреждения, но их заметили с корабля, проходившего мимо орбиты Марса и направлявшегося к Нептуну — большие межзвездные крейсеры, мчащиеся через пространство далеко от этой холодной планеты. Крошечному страннику удалось остаться незамеченным. Увидев гигантскую флотилию, его экипаж отправил предупреждающий сигнал людям Земли. Те, в свою очередь, направили его на Венеру, и чужие корабли, которые полетели туда, получили столь же теплый прием столкнувшись с Межпланетным Патрулем. Сражение закончилось так же быстро, как и началось. Тадж Ламор в своем корабле, находившемся над схваткой, понял, что бой может быть проигран, и приказал отступать. Всего за десять минут они потеряли двадцать два гигантских корабля.

Экспедиция, которая ушла к Венере, сообщила о точно такой же яростной встрече. Было решено, что они с осторожностью должны двигаться к другим планетам, чтобы понять, какие из них населены, а какие нет, и определить химические и физические условия на каждой из них. Флотилия снова встретилась в космосе, с другой стороны Солнца, и начала свою экспедицию с Меркурия. Их путешествие было завершено без дальнейших злоключений, после чего они направились обратно к своему далекому дому, потеряв в итоге сорок один корабль, включая те девятнадцать, что были уничтожены на Венере.


Глава 8 | Путь черной звезды. Развилка | Глава 1