home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Правительства Земли и Венеры собрали конференцию — последовало сухое деловое обсуждение, не требующее лишних слов. Со всей очевидностью стало ясно, что предстоит война цивилизаций, война в масштабах неслыханных прежде в обоих мирах. Тут же было составлено соглашение между Землей и Венерой и намечены цели для согласованных действий. Необходимо было построить флот новых и значительно более мощных кораблей, но прежде правительства должны были получить полный отчет об устройстве огромных кораблей, упавших в западной части Канады и на Венере. Только так можно было обратить чужие секреты в свою пользу. На конференцию позвали ученых, чья работа сделала возможным успешное сопротивление мародерам: Аркота, Мори и Уэйда. Их нашли за работой в лабораториях Аркота.

— Уэйд, найди Мори и сообщи ему, что я жду вас обоих в машине на крыше, — напряженно произнес Аркот, когда отключил телевизофон. — Это был звонок из Вашингтона. Я все объясню, как только вы появитесь там.

На крыше Аркот открыл двери ангара и сел в пятиместный катер с молекулярными двигателями. Гладкие, обтекаемые формы летающей машины говорили о её мощности и скорости. Это была особая исследовательская модель, разработанная для их экспериментов и приводимая в действие механизмами, еще не использующимися в коммерческих масштабах. Среди прочего на борту была установлена автоматика, все еще находящаяся на стадии лабораторных исследований, но позволяющая обеспечивать такую высокую скорость и точность реакций управления судном, какой не обладал ни один человек.

На путешествие длиной 5000 миль из Нью-Йорка к полю битвы в Канаде, троим ученым потребовалось чуть меньше чем четверть часа. Как только они взмыли вверх, Аркот рассказал, что произошло. Оказавшись на месте сражения, они приземлились рядом с одним из огромных кораблей, которые лежали на земле, наполовину зарывшись в землю. Сила удара вспорола грунт, расплескав твердую как камень почву будто мягкую грязь. Вокруг корабля возвышался массивный вал земли. Аркот оценил титанические пропорции пришельца из космоса и повернулся к своим друзьям:

— Мы можем исследовать эту груду пешком, но я думаю, будет гораздо разумнее осмотреть его из машины. Это чудовище, наверняка с милю или больше длиной, и мы больше времени потратим на ходьбу, чем на работу. Надеюсь, мы найдем, как попасть внутрь на нашей машине. Он еще больше гигантских кораблей каксориан. — Аркот помолчал, затем улыбнулся. — Мне даже нравится вступить с ними в борьбу — уверен, мы обнаружим кучу миленьких вещей, чтобы поиграть с ними, не так ли?

— Да, это хорошая игрушка, — согласился Уэйд, осматривая ряды ощеренных излучателей, расположенных вдоль металлической оболочки, — но мне интересно, остался ли кто-то живым из экипажа? Если да, то размер корабля не позволит нам их быстро обнаружить, но поскольку они не могут привести корабль в движение, мне кажется, они постараются как можно быстрее дать нам знать о себе. Наверное, с остановленными двигателями их основное оружие бесполезно, но у них, несомненно, должно быть и личное оружие. Я категорически выступаю за использование машины. У нас есть молекулярный излучатель, и если даже прохода нет, мы сможем его проделать.

Внимание Уэйда было отвлечено внезапной вспышкой света в нескольких милях.

— Посмотрите туда — тот корабль все еще горит. Языки пламени красноватого оттенка, но в основе оно бесцветное. Похоже на газовое пламя, с небольшой примесью кальция. Как будто в корабле находится горючий воздух. Если нам предстоит делать какие-либо исследования в этом малыше, я предлагаю использовать костюмы для полетов в стратосфере, в любом случае, от этого нам не станет хуже.

Несколько огромных развалин, раскиданных по большой равнине, горели теперь, выбрасывая из себя длинные языки бесцветного, интенсивно горящего пламени. Некоторые корабли были повреждены лишь незначительно; один из них был сбит лучом, который срезал хвостовую часть, оставив корпус в хорошем состоянии. Очевидно, эта машина не упала сразу, и, возможно, пилот сохранил частичный контроль над судном, совершенно утратив его, когда оно находилось уже на сравнительно небольшом расстоянии от поверхности земли. Была еще одна машина, довольно хорошо сохранившаяся, на другой стороне равнины, однако, они решили исследовать ее позже.

Ближайший от них корабль ударился носом в землю, его корпус был раздавлен и разрушен. Аркот осторожно направил свою машину к носовой части судна, и они медленно вплыли в могучий корабль, освещая путь мощным прожектором. Вокруг виднелись огромные балки, деформированные и вырванные силой столкновения. Вскоре стало очевидно, что нет оснований опасаться живых врагов, и они ускорили движение. Конечно, никакое существо не смогло бы выжить после удара, который сломал эти огромные балки! Несколько раз металлические конструкции перегораживали им путь, и ученые вынуждены были использовать молекулярный излучатель, чтобы освободить проход.

— Парни, эти конструкции выглядят так, будто они построены навечно! — объявил Аркот, когда они остановились на мгновение, чтобы убрать часть балки, нависшей над ними. — Не хотел бы я врезаться ни в одну из них! Посмотрите на ту балку — если она обладает хотя бы даже прочностью стали, то представьте, какая сила потребовалась, чтобы согнуть ее!

Наконец, они проникли в длинную трубу, которая служила коммуникационной линией, проходящей через все судно. Небольшой катер с легкостью прошел в трубу, и они снова быстро двинулись вперед, пока не прибыли в самый центр захватчика. Здесь Аркот предложил выйти и осмотреться.

Все согласились, надели герметичные костюмы из плотной прорезиненной ткани, предназначенные для использования вне судна на большой высоте или даже в космосе. Они были снабжены кислородными баллонами с запасом воздуха примерно на шесть часов. Если атмосфера в корабле пришельцев не чрезмерно ядовита, они будут в безопасности. После краткого обсуждения, исследователи решили, что станут держаться вместе, ибо, если встретят противодействие, с врагом легче будет справиться большим числом. С первой трудностью они столкнулись при попытке открыть дверь, ведущую из коммуникационной трубы. Дверь имела автоматический замок, и она сопротивлялась любому их усилию, пока они не прорезали ее лучом. Другими способами справиться с замком оказалось невозможно, тем более что дверь стала полом, так как корабль, упав на землю, лежал теперь не прямо, а завалившись на бок. Они помогли друг другу пробраться через узкое отверстие и спрыгнули на покатую стену внешнего коридора.

— Нам повезло, что это небольшое помещение, а то бы мы летели до дальней стены! — заметил Уэйд. Костюмы были оснащены тонкой вибрирующей диафрагмой, которая легко передавала речь, но голос Уэйда звучал с необычным металлическим оттенком.

Аркот рассеянно согласился. Он внимательно оглядывался. Луч его ручного фонаря пронзил темноту, остановившись на полуоткрытом люке по-видимому, являвшимся выходом в коридор. Когда исследователи осмотрели его, то увидели, что тот круто уходит вниз.

— Приличный наклон, — вздрогнул Уэйд, посветив своим фонарем, — но поверхность, кажется, шероховата. Думаю, нам стоит рискнуть. Вижу, ты, Мори, взял веревку, может, она пригодится. Пойду первым, если вы не возражаете предоставить мне эту честь.

— Пойдешь первым? — засомневался Аркот. — Но я не знаю, если мы идем все, то ты, конечно, не лучший выбор. Понадобится сила двоих, чтобы спустить такого тяжелого парня, как ты. Так что, если кто-то и должен остаться, то ты лучше всех подходишь на роль мальчика-лифтера!.. Подождите, — воскликнул Аркот. — У меня есть идея. Думаю, никому из нас не нужно будет держать других веревкой. Уэйд, сможешь сделать три больших металлических крюка, к которым мы могли бы привязать веревку? Думаю, мы обойдемся без посторонней помощи. Мори, ты разрежь веревку на три равные части, а мы с Уэйдом попробуем отрезать ту балку.

Аркот отказался раскрыть свою идею до тех пор, пока приготовления не были закончены, но действовал он быстро и решительно. С помощью Уэйда он разделил балку на три небольших звена и, взяв веревки, которые приготовил Мори, привязал каждую к куску металла, оставив концы примерно по двадцати футов длиной. Он тщательно проверил свою работу, убедившись, что узлы не соскользнут.

— Теперь давайте посмотрим, что мы можем сделать. — Аркот взял маленькую петлю на одном конце шнура, надел на левое запястье, и крепко обхватил веревку рукой. Затем достал свой лучевой пистолет и тщательно отрегулировал его для тонкого луча. Спусковой механизм давал ему контроль над мощностью. Потом он направил луч на блок металла на другом конце веревки. Мгновенно тот потянул за собой веревку, устремляясь вперед, Аркоту оставалось только увеличить мощность, чтобы начать медленно спускаться. — Ага, сработало, — он широко улыбнулся через плечо.

— Давайте, ребята, цепляйте свои вагоны к локомотиву, мы продолжаем путешествие. Это новый парашют двойного действия. Он легко спустит нас вниз и так же легко вытянет вверх! Я уверен, что теперь мы сможем пройти, где угодно. — После паузы он добавил: — Однако, думаю, не нужно объяснять, что избыточная мощность может пойти во вред!

С помощью такого простого механизма, они спустились вниз по одному, чтобы избежать вероятного контакта с лучом, так как его прикосновение было смертельным. Сцена, которая предстала их глазам, демонстрировала результаты колоссального разрушения. Они, очевидно, попали в машинное отделение. Можно было даже не надеяться осветить его обширное пространство лучами своих маленьких ручных фонарей, но ученые могли получить некоторое впечатление о его масштабах и о исходном состоянии. Пол, теперь наклоненный под крутым углом, был разорван во многих местах, обнажая большие, массивные стержни скрученных балок и куски проводов, в то время как тяжелые пластины пола были разорваны словно фольга. Всюду комната казалась покрытой пленкой белого серебристого металла; это было серебро.

Вдруг Мори указал лучом своего фонаря.

— Вот откуда оно стекло! — воскликнул он.

Сеть тяжелых прутьев тянулась через зал, отличные прутья из чистого серебра толщиной целых три фута. В одной секции зияло рваное отверстие, предполагая работу луча, вспоровшего металлическую обшивку над ними, металл там тоже был расплавлен, точно так же как и серебряные стержни. Аркот в удивлении разглядывал стержни из тяжелого металла.

— Бог мой, электрические шины толщиной в три фута! Что же за двигатели должны быть у них! Смотрите, как они искорежены! Похоже, их закоротило в момент катастрофы, сразу, как только вышел из строя генератор, они расплавились и стекли! Будто сок!

С помощью их импровизированных лифтов, трое мужчин решили исследовать огромное помещение. Они только приступили, как вдруг Уэйд воскликнул:

— Тела!

Ученые сгрудились над его ужасной находкой, светя фонарями на захватчиков из космоса. Анатомические подробности нельзя было разглядеть, но было понятно, что те не слишком отличаются от землян и венериан, хотя их кровь казалась странно бледной, а кожа имела отталкивающую белизну. Очевидно, они находились перед своего рода приборной панелью, когда случилась катастрофа. Мори указал на циферблаты и ключи.

— Приятно знать, что битва не напрасна, — заметил Аркот. — У меня есть предчувствие, что мы еще увидим некоторых из этих существ живыми, но не в этом корабле.

Ученые отвернулись и возобновили осмотр разрушенных механизмов. Тщательное изучение было невозможным; корабль был сильно поврежден, но Аркот видел, что основные механизмы походили на гигантские электрические машины стандартных типов, хотя и в увеличенном масштабе. Повсюду были колоссальные массы разрушенного металла: железа и серебра, последнее, казалось, заменяло этим людям медь, хотя ничто не могло заменить железо и его магнитные свойства.

— Думаю, это простые электрические машины, — сказал, наконец, Аркот. — Но что за размер! Ты заметил что-нибудь действительно революционное, Уэйд?

Тот нахмурился, прежде чем ответить.

— Есть только две вещи, которые беспокоят меня. Иди сюда.

Как только Аркот спустился к нему, почти приостановив действие лучевого пистолета, Уэйд указал своим фонарем на небольшую машину, которая лежала между расколотыми корпусами сломанных генераторов. Она имела небольшие размеры и была размещена под прозрачным стеклом. Насчет последнего предположения было одно серьезное сомнение. На стекле лежало основание большого генератора, из металла толщиною почти в два фута, при этом крышка, на которую он упал, — стеклянная крышка — оказалась не то, что не разбитой, но даже не треснувшей!

— Ого! — присвистнул Мори. — Я бы не отказался от такого стекла. Нужно взять образец для экспертизы. Интересно… Да, так и есть! Там в стороне лежит иллюминатор, который закрыт тем же самым материалом, он зарылся в землю на приличную глубину, так что я предполагаю, что стекло из того же вещества.

Троица пробилась к тому месту, на которое он показал. Рама стекла была сделана из стали особого сплава и согнулась от удара. Однако «стеклянное» окно выглядело целым! В качестве дополнительного доказательства под ним виден был гранитный валун, лежавший снаружи — или, точнее, то, что было валуном, поскольку он был раздроблен на мелкие кусочки в результате крушения.

— Какой отличный строительный материал, — проговорил Аркот кивнув на прозрачную пластину. — Подумать только, разбил в куски гранитную скалу. А стекло даже не поцарапано! А рама, что держит его, оторвана, но не сломана. Интересно, сможем ли мы выломать его целиком? — Он шагнул вперед, держа поднятым пистолет. Раздался глухой стук, когда его металлический стержень упал, едва Аркот убрал луч пистолета. Когда друзья отошли в сторону, он приблизился к стеклу и направил на него луч. Постепенно он увеличивал мощность. Вдруг с сокрушительным треском и грохотом вырвался столб земли, песка и битого гранита, влетевшего через отверстие в стальной оболочке мертвого корабля. Потом снова загрохотало, а спустя мгновение, еще раз, когда стекло, сначала взлетев до потолка, рухнуло обратно на пол.

После того, как осела пыль, они начали его поиски. Стекло оказалось похороненным под слоем обломков. Аркот нагнулся, чтобы приподнять его и стряхнуть пыль; он схватил пластину одной рукой и потянул. Стекло даже не шелохнулось. Он схватил его обеими руками и потянул сильнее. И снова пластина осталась лежать, как была.

— Э-э… может быть, ты попробуешь, Уэйд? — Оба мужчины потянули вместе, но и это не возымело действия. Стекло иллюминатора имело размеры примерно три на два фута и толщиной в один дюйм, что делало общий объем около половины кубического фута, совершенно не соответствующий весу. Ученые не могли даже сдвинуть его с места. Равный объем свинца весил бы приблизительно четыреста фунтов, но это стекло имело значительно большую массу. Даже объединенной силы трех мужчин хватило не больше чем на то, чтобы качнуть его.

— Хм, это определенно неизвестный вид материи! — подытожил Мори. — Осмий, самый тяжелый металл, имеет плотность двадцать два с половиной, он бы весил около 730 фунтов. Я думаю, мы сможем поднять его, но это самое тяжелое вещество из всех, что мы знаем. По крайней мере — вот доказательство того, что корабль прибыл из иной звездной системы. Эти люди, скорее всего, с другой звезды!

— Или так, — подхватил Аркот, — или это доказательство удивительной степени технологического развития. Это только предположение, конечно, но у меня есть идея, где этот вид материи существует в солнечной системе. Я думаю, что вы уже видели его — в газообразном состоянии. Вспомните главные резервуары для хранения световой энергии в связанном состоянии в гигантских самолетах каксориан. Они связали свет, который обладает собственным гравитационным притяжением, и после конденсации его в их аппарате, они получили то, что мы называем газообразным состоянием — газообразный свет. Теперь представим, что кто-то сделает еще более мощный конденсатор, чем тот, который использовали каксориане, — конденсатор, который заставляет свет сжиматься еще плотнее, пока фотоны не образуют постоянную связь друг с другом, и вещество это станет твердым. Это будет вещество, состоящее из света — световой материи, — и его даже можно назвать металлом. Как вы знаете, это обычный вопрос — вопрос электропроводности вещества. Но тогда почему наша «световая материя» не может быть световым металлом, если она легко проводит свет? Это было бы замечательное вещество для окон.

— Лучше давайте решать, как перетащить его, — вмешался Уэйд. — Если мы, конечно, хотим доставить его в лабораторию для исследования. В любом случае нам надо выбираться отсюда, тем более что все здесь уничтожено. Думаю, что лучше осмотреть другой корабль, который не будет настолько сильно поврежденным. Но вот как мы заберем это с собой?

— Я думаю, все же стоит попробовать луч.

Аркот направил пистолет и немного отступил, держа оружие так, чтобы луч толкал пластину прямо вверх. Медленно он увеличивал мощность, до тех пор, пока пластина не закачалась, а затем поднялась в воздух.

— Сработало! Теперь, Мори, используй пистолет, и направь пластину в сторону коридора. Я снова подниму его, так чтобы он выпал наружу, чтобы мы могли подобрать его позже.

Мори сделал шаг вперед и, пока Аркот держал стекло в воздухе своим лучом, медленно двигал его, пока оно не оказалось непосредственно под коридором, ведущим вверх. Тогда Аркот резко увеличил мощность, и пластина стремительно полетела вверх, исчезая из виду. Затем Ар-кот отключил свой луч, и в уши ударил сокрушительный грохот, когда пластина упала на пол верхнего уровня.

Трое мужчин, задействовав свои «парашюты двойного направления», как окрестил их Аркот, поплыли вверх на следующий этаж. Там они продолжили процесс перемещения пластины. Все шло хорошо, пока они не добрались до своего небольшого катера. Они не могли использовать луч в машине, опасаясь ее повреждения. Нужен был какой-нибудь чисто механический метод подъема. В конце концов, и здесь они решили проблему с помощью молекулярного луча, подняв в воздух тяжелую балку, после чего один конец разместили в проеме двери корабля, а другой — в отверстии, которое проделали в оболочке трубы.

Теперь они при подняли тяжелую пластину и опустили на эту балку, глядя как стекло, быстро заскользив по наклонной поверхности, через открытые двери вкатилось в их машину. Дело было решено. Пластина, наконец, была доставлена на борт, и трое мужчин, заняв свои места, могли покинуть корабль. Маленький катер быстро двинулся вниз по трубе могучего корабля и вылетел, наконец, на яркий свет. Ученые поднялись в небо и направились к месту сбора правительственных кораблей.


Пролог | Путь черной звезды. Развилка | Глава 2