home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

На тридцать девятом этаже огромной нью-йоркской квартиры два молодых человека отдыхали в гостиной после напряженной игры в теннис. Синие струйки дыма их трубок медленно тянулись вверх, чтобы быть унесенными отлично работавшей системой вентиляции. Один из молодых людей, Роберт Мори, на добрых четыре дюйма превосходил Ричарда Аркота. Находясь рядом с Мори, Ричард чувствовал себя «коротышкой» — он был всего лишь шести футов ростом.

Основным родом деятельности обоих молодых людей были физические исследования, и в том, что касалось этих вопросов, Аркот мог считать Мори «коротышкой», а у самого Аркота был только один конкурент — собственный отец. Это был как раз тот случай, когда «яблоко от яблони…». Долгие годы Роберт Аркот-старший считался величайшим американским физиком, и, вероятно, самым крупным в мире. Позже Ричард отобрал у отца славу самого величайшего физика в мире. Аркот-младший был, вероятно, одним из тех блистательных людей, которых когда-либо знал мир, но этого не случилось бы без двух людей, которые помогали ему во всем и тысячекратно увеличивали его возможности. Ими были его отец и лучший друг Мори — два выдающихся ума в качестве бесплатного приложения к его замечательным способностям. Его отец в течение многих лет специализировался на сложных лабораторных экспериментах. Мори умел разработать математическую теорию из любой гипотезы, и делал это намного быстрее, чем Аркот. Мори отличался тем, что всегда все раскладывал «по полочкам», в отличие от Аркота, но Аркот обладал широтой взгляда и лучше вникал в детали, чтобы получить предварительный метод решения, разработанный со скоростью, которая казалась совершенно невозможной его другу, иногда не поспевавшему за ходом мыслей партнера.

Аркот-младший разработал теорию кратного исчисления и получил оригинальные результаты, лишенные разрозненности старых теорий, что дало начало новым разработкам. Но существовал еще один фактор, который делал Аркота таким удивительно успешным на выбранном им поле деятельности — он обладал способностью видеть практическое применение своих изобретений, чего, к сожалению, недостает многим великим физикам. Если бы он получал процент вознаграждения от каждого из своих изобретений, то стал бы дважды или трижды миллиардером. Вместо этого, он лишь заключал контракты, позволяющие содержать лабораторию и получать зарплату, которая обеспечивала его всем, в чем он нуждался. Продав все свои изобретения Трансконтинентальным Авиалиниям, он все свободное время целиком посвящал науке, устранившись от управления финансами. Возможно, именно тот факт — что Аркот продал свои изобретения Трансконтинентальным Авиалиниям — и сделал компанию невероятно успешной; во всяком случае, президент компании Артур Мори был ему за это очень признателен, а когда сын его смог стать незаменимым сотрудником лаборатории, он радовался этому не меньше Аркота.

Ныне же молодые люди стали «не разлей вода». Они работали, развлекались, жили и думали вместе…

Сейчас они говорили о Пирате. Это был седьмой день его славы, и его образ этот становился все более и более угрожающим. Сильнее всего досталось Трансконтинентальным Авиалиниям, причем неоднократно. Иногда жертвами оказывались рейсы в Сан-Франциско, иногда экспрессы из Нью-Йорка, Сент-Луиса, и всякий раз самолеты появлялись над летным полем, подавая сигнал бедствия второму — аварийному пилоту. Но всегда людей возвращали к жизни без особых затруднений, и каждый раз на борту находили акции «Пиратство, Inc.» Воздушная Гвардия казалась беспомощной. Снова и снова Пират ускользал от них. При этом постоянно убеждая, что грабитель проник на борт извне, поскольку люк всегда находили запечатанным с наружи.

— Дик, каким образом он проделывает все это пред носом Воздушной Гвардии? У него должен быть какой-то метод, чтобы делать это раз за разом и оставаться незамеченным.

— У меня только самые смутные идеи, — ответил Ар-кот. — Я хочу тебя попросить, чтобы твой отец помог нам попасть на ближайший лайнер, перевозящий деньги на борту. Я понимаю, что страховые тарифы теперь настолько выросли, что компании не смеют больше посылать наличность воздушным путем. Предпочитают медленные сухопутные маршруты. Но все же, планируется ли какая-нибудь крупная доставка?

Мори покачал головой.

— Нет, но у меня есть идея. Возможно, это даже лучше подходит для нашей цели. На днях несколько человек приходили к отцу в офис, чтобы зафрахтовать рейс на Сан-Франциско, и папа, естественно, задался вопросом, почему они обратились именно к президенту компании. Оказалось, проблема в том, что они хотели нанять судно именно ради того, чтобы их ограбили! Большая группа мужчин и женщин, раковые больные, так планируют свое «лечение». Каждый из двух с половиной тысяч человек собирается взять с собой по сто долларов. Это в общей сложности четверть миллиона долларов, которые они собираются поставить на кон. Понимаешь, они надеются, что газ Пирата их вылечит! Папа не мог сделать это официально, но сказал им, что если будет слишком много людей на экспресс-рейс в Сан-Франциско, то он добавит вторую секцию. Я полагаю, что больные соберутся в этой второй секции. Всего сто долларов! Просто даром за исцеление от рака! Да, и вот еще что: отец попросил передать, что был бы очень признателен, если бы ты оказал помощь в поимке этого ультрасовременного пирата. И если ты встретишься с ним, то, несомненно, сумеешь договориться обо всем необходимом.

— Я с удовольствием так и сделаю. Интересно, однако, что ты знаешь об этом больше, чем я. Они попробовали ту маску C-32L на животных?

— Пират не солгал. Маску испытали на собаке, и она уснула навсегда. Но, у тебя есть хоть какая-то идея, что это за газ?

Теперь Аркот в свою очередь в ответ покачал головой.

— Я не знаю, что это за газ, но есть зацепка, насчет того, как он работает. Как тебе известно, окись углерода просачивается через твердую пластину раскаленной стали. Это знают уже примерно триста лет, и я хочу отдать должное Пирату за то, что он проделал. Даже во время войны 2075 года этому факту не нашли никакого практического применения. А Пират придумал газ, который в очень низких концентрациях не только вызывает сон, и в то же время имеет проникающую способность выше, чем у окиси углерода.

— Было бы интересно знать, как он хранит этот газ, — прокомментировал Мори. — Впрочем, думаю, он изготавливает его в момент необходимости, запуская реакцию из двух или более компонентов. Вполне возможно, достаточно просто хранить их отдельно, когда же они попадают в проходящий мимо воздушный поток, то создают необходимую смесь перед летящим самолетом. Как тебе это?

— Да, я об этом думал. Есть одна вещь, которую я собираюсь сделать, когда отправлюсь завтра со своим безумным предложением — хочу получить некоторые образцы для анализа.

— Но разве это выполнимая задача, Дик? Как ты собираешься это сделать, да еще поместить газ в свой аппарат?

— Достаточно легко, не вижу ничего сложного. У меня уже готовы некоторые пробные емкости. Одна из них в настоящий момент находится в лаборатории.

Аркот покинул комнату, чтобы спустя несколько минут вернуться с большим, герметично закрытым алюминиевым сосудом.

— Эта емкость была опустошена до глубокого вакуума. Затем я поместил ее в газообразный гелий. После этого пришлось заново откачивать из неё газ. Я собираюсь поместить её в неизвестную газонаполненную среду, где газ будет в состоянии просачиваться, а воздух нет. И если изъять её оттуда, газ вынужден будет уступать давлению воздуха и, вероятно, останется внутри.

— Надеюсь, что сработает. Было неплохо узнать, с чем нам придется вести борьбу.

На следующее утро Аркот провел длительное совещание с президентом Мори. После этого он покинул его офис, поднялся на крышу и сел в маленький вертолет. Поднявшись до местного транспортного уровня, он занял место в потоке машин, направляющихся в крупные аэродромы в районе Джерси. Через несколько минут вертолет приземлился на крышу цеха Трансконтинентальных Авиалиний; спустившись вниз, Аркот вошел в офис Главного инженера, Джона Фуллера, своего бывшего одноклассника. Раньше они всегда оказывали помощь друг другу, и хотя Фуллер не так уж глубоко вникал в теоретическую физику, насколько хотелось бы, все же он был, вероятно, одним из выдающихся авиационных конструкторов, и часто консультировался с Аркотом по поводу некоторых теоретических вопросов. Впрочем, Аркот извлекал из их сотрудничества не меньшую пользу, поскольку способности конструктора часто требовались, чтобы воплотить теории в практическое коммерческое производство. Сейчас же цель визита к Фуллеру состояла в том, чтобы чуть переделать самолет, в котором Аркот собирался сегодня же лететь в Сан-Франциско.

Он провел в кабинете Фуллера добрый час, затем вернулся на крышу, а оттуда — отправился обратно к себе в офис, где его поджидал Мори-младший.

— Привет, Дик! Отец сообщил, что ты собираешься лететь сегодня днем, и, поспешил сюда. Я получил твою записку и собрал все, что ты велел. Сейчас десять тридцать, а самолет вылетает в час. Давай пообедаем, прежде чем начать.

Была половина двенадцатого, когда они прибыли на аэродром. Оба отправились в каюту, специально выделенную для них на борту огромного самолета. Она примыкала к почтовому отделению, и в перегородке было проделано небольшое отверстие. Непосредственно под ним располагался стол, на котором двое приятелей разместили принесенную с собой небольшую видеокамеру.

— Сколько емкостей ты взял, Боб? — спросил Аркот.

— У Джексона были готовы только четыре, я забрал все. Полагаю, этого будет достаточно. Как думаешь, камера сработает?

— Да, все в порядке, я уверен. Сейчас нам остается только ждать.

Время шло. Затем они услышали слабый шум — это заработали вентиляторы системы, которая втягивала воздух извне и накачивала его до давления, необходимого для поддержания нормального дыхания на борту, вне зависимости от того, каким было давление снаружи. Еще более внушительный насос подавал воздух к каждому из двигателей, чтобы обеспечивать их необходимым количеством кислорода. Любая потеря мощности компенсировалась небольшой дополнительной подачей. Запустились двигатели — легкая вибрация от них ощущалась только в первый момент. Она тут же прекратилась, едва моторы вышли на рабочие обороты. Был закрыт герметичный люк. Небольшой передвижной лифт отъехал от борта и покатился к ангару.

Аркот проверил время.

— Ровно час. Должны подать сигнал к взлету.

Мори опустился в удобное кресло.

— Ну, Дик, теперь нам остается только не заскучать в пути до Сан-Франциско и обратно, и, я надеюсь, что после этого мы раскроем тайну Пирата!

— И я надеюсь на это Боб, точно так же, как рассчитываю вернуться полночным рейсом из Сан-Франциско, который доставит нас завтра обратно к девяти ноль-ноль по нью-йоркскому времени. Я хочу, чтобы ты сразу отправился в офис своего отца и попросил его прийти к нам на ужин, и неплохо бы вместе с Фуллером. Я думаю, к тому времени мы сможем запустить в работу молекулярную установку — её монтаж почти завершен — и нам понадобится хороший инженер-проектировщик. Тогда наше маленькое кино-шоу, несомненно, будет представлять интерес!

Низкий гул быстро перерос в рокот в ритме стаккато, когда огромные пропеллеры начали вращаться, и двигатели взяли полную нагрузку. Взлетная полоса под ними начала быстро понеслась назад, и как только была достигнута нужная скорость, ревущие моторы перешли на более глубокий тон, тряска прекратилась и земля ушла вниз. Словно могучая дикая птица, самолет изящно взмыл в воздух и, заложив большой круг, направился в сторону Сан-Франциско. Медленно и уверенно он набирал высоту, поднимаясь все выше и выше, и постепенно устрашающий рев двигателей перешел в низкий пульсирующий гул, поскольку малое давление забортного воздуха снижало шум.

Гигантский город под ними казался миниатюрным, на такую большую высоту поднялся летучий корабль. Крошечные частные вертолеты мелькали под ним, а запруженные людьми улицы превратились в темные штрихи между зданиями. Самые высокие из них сияли в лучах горячего полуденного солнца, отражавшегося от их зеркальных фасадов.

Сверху город казался неописуемо красивым. Даже ради одного этого зрелища стоило отправиться в путешествие.

Сверкающий город вскоре остался далеко позади, и теперь внизу расстилался мягкий зеленый ковер холмов Джерси, в то время как небо вокруг было пурпурно-черным. Еще выше, почти в полной черноте, сияло солнце, а плотность разреженной атмосферы была настолько низкой и лишенной рассеивания, что его корона отчетливо виднелась в дымчатом стекле. Вокруг солнца, словно флаги в космосе, тускло мерцали зодиакальные созвездия. Тут и там некоторые из самых ярких светил перемигивались в темноте.

Неторопливо разворачивался пейзаж внизу. Даже для этих двух ученых, которые совершили десятки поездок, открывавшийся вид казался захватывающим, вдохновляющим. Это зрелище было невозможно наблюдать до наступления эпохи суперлайнеров. Только летающие обсерватории могли делать фотоснимки с высоты пятнадцати миль, где воздух был настолько разреженным, что самолет должен был двигаться со скоростью около восьмисот миль в час, чтобы держаться горизонтально…

Большое цветное пятно, которое видели перед собой Аркот и Мори, было ничем иным, как Чикаго, самым могущественным городом Земли. Расположенный в самом сердце североамериканского континента, он находился рядом с огромной акваторией и широкими равнинами — прекрасное место, чтобы создать аэропорт. Водный транспорт уже не имел такого значения, моря служили только источником энергии, пищи и отдыха, и необходимость в морских кораблях отпала. Самолеты были быстрее, гораздо экономичнее, а города побережья постепенно утратили свое значение. Чикаго же, напротив, сделал отличный старт и вырвался вперед в своем величии одновременно с началом развития суперлайнеров и авиалиний. Сюда прибывали самолеты из Европы, кроме того, Чикаго служил отправной точкой южноамериканских линий. Сейчас, когда ученые на борту авиалайнера плыли над ним, город казался большой массой разноцветных прямоугольных пятен.

Вскоре Аркот и Мори увидели большой пассажирский самолет, раза в два превосходящий размерами их собственный, из тех, которые летают в Японию; он поднимался с аэродрома, и шесть его гигантских пропеллеров казались размытыми пятнами. Вскоре он исчез из поля зрения…

Аркот и Мори как раз подлетали к зеленым равнинам Небраски, где обычно разбойничал Пират, так что друзья испытывали нарастающую тревогу, ожидая первых признаков аномальной сонливости. Они сидели неподвижно, не произнося ни слова, старательно прислушиваясь, но прекрасно понимая, что любые звуки, какие мог бы произвести Пират, будут скрыты дрожащим гулом рассекаемого гигантскими крыльями воздуха.

Внезапно Аркот почувствовал, что ему невообразимо хочется спать. Он вяло повернулся к Мори и увидел, что тот уже сполз на пол. Собрав невероятное усилие воли, Аркот заставил себя дотянуться до тумблера и включить камеру, которая работала практически бесшумно. Ему казалось, что он уже не сможет убрать руку… затем он упал и… открыв глаза, увидел склонившегося над ним человека в белой униформе. Повернувшись, разглядел улыбающегося Мори.

— Ты отличный охранник, Аркот. А я думал, ты собираешься бодрствовать и наблюдать за Пиратом!

— О, нет, я оставил гораздо более эффективного сторожа. Я пытался не уснуть. Готов поклясться в этом.

— Нет необходимости, здесь нельзя было не заснуть, но доктор сказал мне, что случилось кое-что еще. Когда нас разбудили, каюта оказалась совершенно пуста. Я думаю, Пират обнаружил наш багаж и забрал его. Исчезло все оборудование, без исключения, включая пробы с газом.

— Не волнуйся. Это была моя просьба. У второго пилота, который должен был проникнуть на судно, имелись инструкции от твоего отца. Он позаботился о нашем багаже, так чтобы никто из членов пиратской банды не мог завладеть им. Как знать, вдруг некоторые из них входят в наземную команду. Нам отдадут наши вещи, как только мы встретимся со вторым пилотом. Я ведь уже могу встать, не правда ли, доктор?

— Да, доктор Аркот, вы в порядке. Я только посоветую вам поберечься в течение следующего часа или около того, чтобы ваше сердце полностью восстановилось. Оно бездействовало почти два часа, чтоб вы знали. Но сейчас, как бы там ни было, все уже позади.


Пролог | Путь черной звезды. Развилка | Глава 2