home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Штурм логова химер был назначен на раннее утро. Я не знаю почему командование выбрало такое время, но вопросы задавать не стал — им виднее. Все же это у них не первая встреча с этими странными существами. Тронтер дал отбой на два часа раньше обычного, и я уснул мгновенно, так как после событий вчерашнего дня, чувствовал себя не очень хорошо.

А утром я проснулся от страшного грохота в ушах и вскочил на ноги, приводя себя в боевую готовность. Мне казалось, что вокруг осыпаются горы. Какого же было мое удивление, когда мне стало понятно что это всего лишь храп соседа, спящего неподалеку. Вот только несмотря на то, что я быстро обнаружил источник звука, лучше мне не стало. Я слышал даже легкое дуновение ветра, и понял, что опять самопроизвольно включился контур. Нос наполнился всевозможными запахами, среди которых главенствовала вонь от немытых тел, лежащих повсюду, а еще я почувствовал далекие фиалки. Сиала скрытно сопровождала нас, однако предпочла не выходить на связь, и просто наблюдать.

Зрение. С ним тоже это произошло. Я сконцентрировался на верхушке дерева и отчетливо увидел какое-то небольшое насекомое, ползущее по поверхности одинокой шишки.

Что со мной происходит? Неужели отказывает блокировка гитайя? Контур охватил все мое тело и не хотел отключаться. Я ощутил, что сейчас легко могу перебить в одиночку половину взвода, до того, как меня остановят магией.

— Не знаю, где вы взяли это парня, но он не ошибся ни на йоту, — до моих ушей донесся отчетливый шепот.

Я резко обернулся. Все спят. Откуда пришел этот звук? Пошарил глазами и обнаружил метрах в ста от себя палатку командования. Ну-ка.

— Он странный, очень странный. И это его непонятное отношение к ушастым ублюдкам! — голос Тронтера я знал лучше, а потому определил его сразу, — Так ты говоришь он угадал?

— Да. Мы потратили полный заряд двух браслетов на воздушную разведку, и еще один на сканирование земли. Двадцать две особи, находятся в полуспячке. В другое время я бы предпочел твоих отправить первыми, но эти бараны даже на три полета не приблизятся, как перебудят всех химер, да и воняют они у тебя так, что я бы тоже от такого проснулся! — командир эстолов негромко засмеялся.

— Предлагаешь заключенных не трогать?

— Не вижу в этом смысла. Поставь их на периметр, на всякий случай, но к логову не пускай. Мы сами все сделаем. Кстати, вон твой вампирский выродок бродит, не спит.

Я вздрогнул от неожиданности, а в следующую секунду увидел, как оба офицера выходят из палатки. Командир эстолов отправился умываться к походному рукомойнику, а Тронтер двинулся ко мне.

— Доброе утро, Эварс, — он приблизился ко мне и как-то странно начал меня разглядывать, — С тобой все в порядке? Неважно выглядишь.

— Доброе утро, лейтенант. Вроде в порядке. А что не так?

— Ты как будто за ночь постарел. И кожа у тебя какая-то… э… серая.

Я последовал примеру командира элитников. Приблизился к солдатскому рукомойнику, только уже на нашей стоянке, и взглянул в зеркало. Морщины стали словно глубже, а цвет лица сейчас напоминал пепел.

Демоны! Кажется, у меня совсем мало времени…

— Видимо приболел, по возвращении обязательно навещу доктора Фитверса, — ответил я командиру и начал собираться в дорогу. Скоро здесь будет не протолкнуться.

После подъема и завтрака нас развели по позициям на скалах и расставили полукругом, вплоть до той точки, где каменистая площадка гор превращалась в обрыв. Несмотря на мои просьбы отправить меня поближе к центру событий, Тронтер сделал ровно наоборот и выбрал для моего поста самое безопасное место.

— Ты нам еще нужен, — пояснил он честно, — Так что если есть способ снизить шансы твоей смерти — я это сделаю.

В общем, основное зрелище я пропустил, и, как узнал позже, был в этом не одинок. Ни одна химера так и не вышла на поверхность до конца военного мероприятия. Единственное, что мне удалось увидеть — отправку эстолов в бой. Они сделали это по воздуху, облачившись в воздушные магические пузыри.

— Таким образом, Эварс, они избавляются от малейших вибрации земли, а заодно глушат свои запахи, — пояснил мне командир, оставшийся рядом со мной, — У этих тварей не будет шанса, а когда они сообразят что происходит — станет слишком поздно.

Так оно и вышло. Элитные бойцы не стали мудрить и рисковать жизнями, а покружив над пещерой, скоординировали свои усилия и каким-то невероятным образом обрушили участок скалы над берлогой химер, полностью завалив камнями опасный грот. И какими бы могучими не были погребенные под землей существа, преодолеть многотонные пласты породы и выбраться наружу им не удалось.

Следующие два часа эстолы бродили по поверхности завала и непрерывно сканировали браслетами толщу горы. И только когда всем стало понятно, что жизнь внутри нее погасла полностью, их старший объявил окончание операции.

— Сучьи вылазки! Но мы живы, и это радует! — сзади раздался взволнованный голос заместителя командира взвода, а затем он склонился над моим плечом и шепотом добавил. — У тебя три дня после возвращения. Нужно как можно быстрее закончить работу.

— Закончу, Кларет, даже не сомневайся. У меня просто нет другого выхода, — я потянул ноздрями воздух и понял, что больше не чую аромата цветов. Сиала приступила к выполнению своей части плана.

Нам пришлось немного задержаться из-за Дорста. Полковник прибыл телепортом и находился в прекрасном расположении духа. Еще бы! За сегодняшний день было уничтожено столько химер, сколько за все время существования Готрелла, и при этом не пострадал ни один боец! Можно было смело предположить, что очень скоро наш главный военачальник примет звание генерала, благодаря блестяще проведенной операции. Он долго расхаживал перед строем из двух взводов и всячески рассыпался комплиментами в наш адрес. К моему счастью, у него хватило ума не благодарить меня перед строем отдельно, чем я очень порадовался.

Обратный путь занял значительно меньше времени. Все-таки маршрут нам был теперь знаком, да и опасаться неожиданностей уже не приходилось. Так что через полторы суток мы благополучно вернулись форт, где Тронтер сразу же передал меня в лазарет под наблюдение доктору Фитверсу, который чуть в обморок не упал при моем виде и почти два часа обследовал мое тело.

Впрочем я его успокоил тем, что чувствую себя превосходно, а по поводу необычной внешности предложил ему справится у моего руководства. Захотят они ему пересказать мою сказочку о вампирском происхождении или нет — это их личное дело. Однако, судя по его озадаченному лицу, его все-таки поставили в известность.

— Эварс, я бы хотел у вас взять несколько образцов для исследования. Не сочтите за наглость, но я впервые вижу полукровку-патриарха.

— Как хотите, доктор Фитверс, — ответил я.

Он принял мой ответ за одобрение и весь вечер провел за сбором анализов, взяв у меня слюну, кровь, образцы волос и прочего.

— Поразительно! — он внимательно разглядывал срез кожи на моем пальце, — У вас очень специфичная регенерация!

При звуках такого знакомого слова я вздрогнул и перевел взгляд на нанесенную им ранку. Она быстро затянулась, но далеко не кожей.

Серые наросты…

Они вернулись, а это означало, что хаос снова начал менять меня. Надеюсь, Фитверс не притащит из города какого-нибудь мага, способного видеть внутренние структуры, как Михаил, иначе все может пойти насмарку.

— Эварс, вы точно себя хорошо чувствуете? — лекарь сильно забеспокоился, увидев мой задумчивый взгляд. — Просто я хотел бы отправиться вместе с образцами в Офейр и провести за их исследованием некоторое время.

— Точно, доктор Фитверс. На вашем бы месте я не волновался. Отдохните там хорошенько, а я здесь без вас справлюсь. Можете мне оставить нужные лекарства и список рекомендаций.

— В том-то и дело, что я не знаю, как вас лечить. Кроме покоя, мне нечего вам прописать. Постараюсь управиться пораньше, и как можно быстрее вернуться в форт.

— Не стоит, если вы вернетесь через неделю, будет в самый раз. У меня такое предчувствие, что раньше вам не стоит появляться.

Ну же, не глупи. Ты единственный человек в форте, чья смерть мне будет неприятна.

— Я постараюсь управиться как можно быстрее. Но если почувствуете себя плохо, то сразу сообщите вашему командиру. Он найдет способ меня оповестить. Обещаете?

— Да, — кивнул я в ответ, после чего он наконец-то оставил меня одного.

Сегодняшней ночью я рисовал как никогда. Словно одержимый, я выводил линию за линией, понимая, что медлить нельзя. Хаос из-за моей постоянной концентрации мог высвободиться в любую минуту и уничтожить в лучшем случае лишь форт, а в худшем… Я постарался об этом не думать.

Кларет не переставал восхищаться моей внезапно увеличившейся работоспособности и клятвенно меня заверил, что послезавтра он организует мне нужную смену на вышке. Но мне нужна была одна свободная ночь, чтобы навестить Сиалу и согласовать время, а потому я решил во что бы то ни стало закончить основной рисунок к утру. И мне это удалось.

— Черт, Эварс! Ты невероятен! — Кларет ошеломленно оглядывал подвал, который сверху до низу был залит бирюзовым свечением и наличие фонаря даже не требовалось.

— Спасибо, — ответил я, — Сегодня ночью я буду отдыхать и отсыпаться. Надеюсь ты не побеспокоишь меня?

— Конечно не побеспокою! Ты заслужил этот отдых. Что с ошейниками?

— Я обязательно поставлю тебя в известность за сутки, когда твердо буду уверен, что смогу отключить их.

— Давай, давай Эварс. Люди готовы действовать и сидят как на иголках. И не забывай, послезавтра ты должен закончить работу под вышкой. Много потребуется крови?

— Нет. Убивать человека необязательно. Солдатская фляга, не больше.

— Хорошо, очень хорошо, — мечтательно произнес он.

Этой ночью я был у Сиалы. Находилась она в очень странном лесу, сплошь и рядом состоящем из черных деревьев с черными листьями. Но этот лес не был мертвым, скорее он был… Другим? Наверное это влияние черной магии, или что-то вроде того.

— Слушай внимательно, Кай и запоминай, — произнесла она, как только поняла, что я занял тело Рики, — Если что-то будет неясно, помотай головой — я повторю. Понятно?

Я послушно кивнул.

— Патриархи не придут, поскольку опасаются ловушки. Но они предложили мне захватить Готрелл лично, а потому на все время атаки химеры будут подчиняться мне. Это своеобразная проверка моих намерений, так что травить Юфина ядом необязательно. Я выдвинусь на нем верхом и приведу куда нужно. Понятно?

Снова кивнул.

— Атака планируется на полночь — это не обсуждается, долго объяснять. Скажу лишь что такое время связано с определенными циклами в организме химер. Но ты можешь сам выбрать день. Варианты следующие…

Я внимательно выслушал предлагаемые дни и не раздумывая выбрал ближайший. На следующую полночь, после того, как я закончу руну. Смысла тянуть время не было — Хаос внутри меня вот-вот разорвет барьеры и все будет зря. Оставалось только определиться со своей собственной безопасностью, поскольку мне будет необходимо еще раз посетить Рики на короткий период времени, чтобы сломать барьер и поле. Но кажется, я знаю как это сделать. Придется действовать на грани, если я хочу сохранить жизнь своему питомцу.

— И последнее, Кай, — в ее голосе появилась печаль, — После того, что я сделаю, мне придется вернуть к Матери. Если я откажусь — то окончательно отверну от себя всех. Мне перестанут быть доступны вампирские пути, другие миры и многие другие возможности.

На первый взгляд это была печальная новость, однако что-то на задворках сознания заставило меня обрадоваться. Мозг Рики не смог выдать ответа, но я точно знал, что получу его, когда вернусь в свое тело. Или немного позже.

— Так, Эварс, быстро собирайся. У тебя будет окно размером в два часа. Справишься? — Кларет пришел значительно позже полуночи и очень взволнованным. Видимо что-то там у него долго не срасталось с братом.

— Справлюсь. Кровь есть? — я начал быстро надевать ботинки, все остальное уже заранее было на мне.

— Будет. Ты, главное успей закончить. Ходят слухи, что у нас завелась крыса.

— Кто-то еще знает про руну? — я постарался, чтобы мой голос звучал твердо, однако внутри меня появилось волнение. Такой исход событий мог разрушить все.

— Про руну, знают только четверо. Если ты никому не сказал, значит все в порядке. А вот про то, что мы собираемся надрать задницы офицерам… В общем все может усложниться и будут жертвы среди наших.

— Понял. Идем.

Озвученная им новость меня не расстроила. В любом случае у меня есть запасной вариант с химерами. Правда, придется написать Сиале еще одно послание, где я объясню как действовать, в зависимости от ситуации. Меня волнует лишь одно — чтобы не меньше тысячи человек находились в том подвале в нужный момент.

Кларет, одному ему известными путями, безопасно провел меня до необходимой вышки, а затем мы затаились в тени и некоторое время ждали. Сегодня он был без напарников. Заключенный долго вглядывался в темноту, и только когда на короткое время зажегся маленький зеленый огонек наверху, отдал указание.

— Давай, Эварс, пошел!

— Кровь! — прошипел я

— Сука! — выругался он, — Забыл. Да насрать!

Он закатал рукав, вынул из кармана короткую стальную пластину и полоснул себя по руке.

— Флягу мою хватай, воду выплесни, подставляй. Да вот так. Наклони.

Струйка крови с его руки медленно наполнила емкость, после чего он сел на землю в тень какого-то невысокого здания и откинулся на стену. Лицо его слегка побледнело.

— Все нормально? — поинтересовался я.

— Да, просто потемнело в глазах немного. Иди, закончи. — он зажал платком руку и замотал порез.

Я глубоко вдохнул и вышел на открытое пространство. На секунду показалось, что меня сейчас утыкают арбалетными болтами с вышки, но этого не произошло. Ну, что же. Последний штрих.

Мои руки нащупали вентиляционные отверстия на каменной площадке и я, ориентируясь на их расположение, приступил к рисованию. Внутри меня будто что-то клокотало, Хаос все больше и больше давал знать о своем незримом присутствии, а я старался не отвлекаться и держал концентрацию на одном уровне, боясь ее потревожить. Наверное, сейчас я был легчайшей мишенью, поскольку отключился от окружающего меня мира полностью. Не было ничего, кроме этой площадки, кисти и рисунка.

В какой-то момент немного впал в растерянность, обнаружив незнакомое мне ранее направление точки выхода в Кастании. Еще одна руна?

Из глубин памяти, скрытыми от меня туманом, медленно выплыли воспоминания. Я сам нарисовал ее! Нарисовал специально для Юфина, когда был на Хаттайском хребте. И еще. Я понял, что Сиале нельзя со мной обратно. Гитайя не пустят ее к себе в убежище и сразу уничтожат. Слишком сильно они дорожат своими секретами… Нужно ей обязательно сообщить.

Это была самая быстрая руна в моей жизни, учитывая ее размер. Когда я закончил чертеж, то медленно покинул состояние концентрации, опасаясь потревожить хаос внутри себя и выдохнул.

— Ты как будто сейчас постарел, — хрипло произнес Кларет, вглядываясь в мое лицо, освещенное сбоку фонарем. — Все в порядке? Руна почти не светится.

— В порядке, — ответил я, — Сейчас загорится.

Остатки крови из фляги тонкими ручейками устремились в отверстия в земле, и едва соприкоснулись с элементами отходящими от главного рисунка, расположенного под землей, как новый символ полыхнул бирюзовым сиянием.

— Получилось! — восхищенно произнес он.

— Да. Теперь это все надо спрятать.

Я начал набирать песок с земли с горстями и покрывать им рунические линии, пока последний огонек не исчез под тонким слоем.

— Все, идем. — Кларет медленно поднялся с земли. — Завтра после отбоя начинаем, и да помогут нам все боги этого мира!

Следующий день был ужасен, и в какой-то момент я даже стал переживать за успех своего мероприятия. Рано утром Тронтер явился ко мне в лазарет и заставил одеться.

— Что-то случилось?

— Случилось, — хмуро ответил он, — Дорст велел поднять всех, и даже больных. Ты себя нормально чувствуешь?

— Голова немного кружится, — соврал я.

— Понял. Постараюсь, чтобы тебя отпустили пораньше. На тебе лица нет Эварс, доктор Фитверс в курсе?

— Да, мы договорились, что он попробует сделать для меня лекарство.

Я внимательно следил за лейтенантом, и, едва он отвлекся, запустил руку под подушку соседней кровати и извлек флягу. Внутреннее чувство вопило о том, что Дорст может устроить шмон и здесь, а потому я решил взять эйголь с собой, прицепив емкость к поясу.

— Флягу мог бы и не брать, — заметил Тронтер, — Это не надолго. Идем.

Когда я вышел на плац, то поразился количеству народа. Офицерский блок, обычно представленный семью-восемью взводами, сегодня был битком набит новыми лицами. Всего я насчитал суммарно пятнадцать отрядов. Я занял место в строю и почувствовал сзади дыхание, а затем услышал тихий голос заместителя командира взвода.

— И тебя подняли, Эварс. Надеюсь, что у тебя нет ничего компрометирующего в палате.

— Нет, — шепнул я в ответ.

— Они удвоили количество эстолов. Но зато мы нашли крысу, — вновь шепотом произнес Кларет.

— Это хорошо. Все в силе?

— Да. Если ты сможешь отключить ошейники, то люди будут драться до последнего. Помощь нужна? Я понять не могу, как ты хочешь все провернуть.

— Кларет. У меня все давно под контролем. Скоро увидишь. Готовьтесь на полночь. Сегодня будет жарко.

Дорст, как я и предполагал, перевернул все вверх дном, вплоть до потрошения постельного белья. Причину этой проверки нам не сообщили. Видимо полковник не хотел выносить на обсуждение саму мысль возможного бунта. Однако, он все же выступил с речью, сообщив что наступают тяжелые времена, а потому с сегодняшнего дня принято решение об увеличении кадрового состава военных в Готрелле, из числа тех, кто находится в армии на контрактной основе.

Как и обещал Тронтер, меня не потащили на дальнейшие мероприятия, а отпустили в лазарет. По дороге обратно я внимательно осмотрел возможные маршруты для Рики и остался не сильно доволен. Усиление охраны Готрелла коснулось только надзора над заключенными, не увеличив количество стражи возле выходов, чего не скажешь о сердце форта. Здесь теперь было не протолкнуться. Дорст постарался максимально хорошо его защитить, подозревая возможные беспорядки.

Впрочем, эта предосторожность никак не скажется на мне. Я уже испробовал новый способ перелета на крышу, главная опасность — это не успеть преодолеть расстояние под самое включение барьера, а значит придется рискнуть и прыгнуть заранее.

Остаток дня я посвятил посланию для Сиалы, где подробно расписал недостающие детали плана, включая и предупреждение о том, что ей придется вернуться в Кастанию вампирскими тропами, а не вместе со мной. А еще я наконец-то вспомнил, почему я испытал радость в теле питомца, узнав что ей придется вернуться к матери и служить Тьме. Мозаика в моей голове сложилась полностью, и теперь я точно знал, что мне делать дальше. Но все это имело смысл только после того, как я реализую сегодняшние планы.

Закончив с письмом, я рассчитал необходимую дозу эйголя, чтобы мое возвращение в свое тело произошло сразу после полуночи. Остаток времени я провел в кровати, отсчитывая последние мгновения.

Пора.

Наполнил стаканчик раствором и выпил. Надеюсь, меня никто не потревожит этим вечером. А даже если и придут, то разбудить под воздействием шаманского наркотика не смогут. Все знают, что я болен странной болезнью, так что у них не будет выбора.

Я-Рики очнулся за пазухой у вампирши и высунул мордочку наружу. Представшая перед мной картина была грандиозна и одновременно омерзительна. Сотни готовых к бою химер стояли неподвижно, ровными рядами, ожидая приказа. Твари были всевозможных размеров: от самых маленьких, размером с крупную собаку с человеческой головой и скорпионьими клешнями, до огромных, почти исполинских перевозчиков, спину которых венчали знакомые клетки для транспортировки людей. Такие я уже видел, когда неосознанно попал в астрал.

Сиала восседала верхом на Юфине во главе этого строя и ждала меня.

Он не видел маленького зверька, поскольку его голова находилась ко мне затылком, но я точно знал что монстр почувствовал появление кого-то нового рядом, поскольку он пару раз дернул кожей спины и издал недовольное урчание. Даже находясь в теле Рики, я испытал глубокую скорбь от того, что сделали патриархи с человеком, который когда-то заменил мне отца. Ничего, старина Юф, скоро все закончится. Я надеюсь…

— Ты здесь…, — печально произнесла Сиала.

Я покачал головой, давая ей знак.

— Беги, они тебя не тронут.

И снова я двигался уже знакомым маршрутом по ветвям. Мое сердце колотилось от возбуждения и страха перед сегодняшней ночью, перед предстоящим прыжком, но я знал, что обратной дороги нет.

Вот и мое дерево. Еще слишком светло, а значит я успел. Вскарабкался по стволу на самую вершину и улегся на огромный сук. Осталось дождаться патрулей. У меня будет одна попытка.

Постепенно начало смеркаться, и я, сгорая от нетерпения, занял позицию для прыжка. Мой слух уловил разговоры возвращающихся из патруля солдат. Тело напряглось в ожидании.

Все восемь патрульных наконец-то собрались у входа. Вот уже появился дежурный офицер, встречающий их. Сейчас он махнет рукой и…

Едва только ладонь военного поднялась вверх, как я прыгнул. Мое маленькое невесомое тельце приближалось к верной гибели, но я продолжал лететь. У меня будет шанс свернуть в сторону, но тогда я не долечу до стеклянной крыши. А снова взбираться на вышку — означает потерять много времени на проникновение в сердце форта через дверь. И охраны там на этот раз очень много…

Получилось!

Барьер потух в последнюю секунду, когда я уже думал дать крен и уйти в сторону от магического поля. Перелет на крышу удался. Я приземлился на стеклянный купол проворно соскользнул вниз и чуть не вскрикнул от неожиданности и досады.

Прямо подо мной стоял Дорст в компании двоих офицеров-магов, и ошеломленно разглядывал поврежденные оправы зеркал.


Глава 16 | Кай 6 | Глава 18