home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

"Сбежать отсюда немедленно!". Первая мысль, пришедшая в мою голову, быстро растаяла и уступила место здравому смыслу. За попытками сберечь питомца, я чуть было не забыл о том, что Рики сам за себя прекрасно может постоять.

Спокойно. Не паниковать. Они слишком заняты, чтобы обнаружить меня.

Я перепрыгнул на край опоры, идущей вдоль периметра стены, забился в пространство между ней и потолком, и оставил снаружи только маленькую любопытную мордочку. Действие эйголя продлится до полуночи, так что пока не следует торопиться с нападением.

Дорст, так и не найдя объяснение тому, что случилось с оправами, отдал быстрые указания своим магам, а затем громко скомандовал:

— Полностью отключить источник!

Луч света проходящий через отверстие в полу погас, но стеклянные аквариумы на моем этаже продолжали светится голубым сиянием. Вот значит как все устроено! Эти конструкции служат дополнительными аккумуляторами энергии, и если даже я уроню зеркала, защита форта и ошейники какое-то время будут продолжать работать. Этого я не предусмотрел, поскольку даже и помыслить не мог от таком.

Тем временем снизу подали лестницу, по которой Дорст спустился в нижнюю часть сердца форта. Маги остались на месте и чего-то ждали, негромко переговариваясь.

— Думаешь крысы?

— Очень непохоже. Я бы, может, и согласился с тобой, но половина зеркал не имеет креплений у пола.

При этих словах я тут же втянул голову, так как понял, что сейчас они поднимут глаза вверх.

— … вот, видишь? Ни одна крыса не перепрыгнет такое расстояние, если только она не летает.

— Ну не птицы же здесь все погрызли!

— Судя по следам, у этого животного всего два зуба. Два очень тонких крепких зуба, и я, черт подери, не понимаю, кто это.

Послышалась какая-то возня внизу, а затем я услышал новые голоса. Я аккуратно высунулся снова и увидел, что по лестнице поднимаются еще люди в форме. С собой они принесли новые оправы для зеркал, и в этот раз они не были каучуковыми.

— Вот! Давно пора было! Гребаные начальники экономят на всем, чем только можно. А если бы зеркало упало? Вы себе представляете, что бы могло произойти?

— Ладно, не ной! Не упало же!

Так, здесь три мага и четыре офицера. Как бы я не старался, но убить я смогу только двоих-троих, потом меня уничтожат. Демоны! Ну что за невезение. Если они сейчас все поменяют, то я не смогу повредить систему.

Я с досадой смотрел, как одну за одну ставят оправы и отчаянно силился, найти выход из положения.

— Сколько еще продержится резерв? — громко поинтересовался один из магов у коллег с нижнего этажа.

— Два, может два с половиной часа. — донесся глухой голос из подвального этажа.

— Успеем.

Так, значит если отключить источник за пару часов до полуночи, то защита форта исчезнет как раз вовремя. У меня есть в запасе около… Полчаса? Как же тяжело размышлять в теле питомца!

— Лестницу подайте! Я здесь не достану!

— Погоди, дай мы тогда сначала спустимся.

Двое из троих магов перебрались на первый этаж, после чего офицеры затянули лестницу наверх и поставили наискосок в шаткую позицию.

— Подержите ее, а то я грохнусь! — один из них поднялся под самый потолок и начал вынимать тяжелое стекло из оправы, постоянно балансируя на шатающейся опоре. Трое военных снизу придерживали конструкцию, и только маг задумчиво смотрел на стену, оставаясь в стороне от них.

Он как раз под ним! Второго шанса может не быть…

Отталкиваюсь от опоры и приземляюсь прямо на загривок военному, а уже через секунду мои клыки вплескивают яд под кожу его шеи. Тяжело зеркало выскальзывает из его рук, и падает вниз. Раздается крик, но маг не успевает среагировать и острый кусок стекла проходит сквозь его плечо и останавливается только в районе живота, разделив его туловище на две неровные половины. Он начинает заливать все вокруг кровью, брызжущей из разорванных артерий. Укушенный солдат больше не способен стоять на шаткой опоре, и падает следом, цепляя все еще живого мага. Раздается звон разбитого стекла, а затем оба заваливаются в сторону, и их практически мертвые тела падают в дыру, ведущую на нижний этаж.

Никто не успевает понять что произошло. Два трупа еще не приземлились, а я уже перелетел на плечо следующего военного, что вместе с двумя напарниками держал лестницу. Укус, прыжок, еще укус.

Третий солдат наконец-то понимает, что появившаяся из ниоткуда странная белка несет смерть, бросает лестницу и направляет на меня браслет. Поздно! Я уже на его руке, и что есть сил впиваюсь в мундир. Острые зубы легко проскальзывают через грубую ткань; последний живой офицер застывает в параличе и падает на один из аквариумов, разбивая его вдребезги.

Снизу раздается мат и звон лопающегося стекла. А затем оставшаяся без поддержки лестница с грохотом обрушивается на еще один хрупкий куб и превращает его в груду осколков. Кажется мне пора делать ноги отсюда. Если они все это успеют восстановить за пару часов, то я признаю, что мой план провалился.

Прыжок! Я переместился за ограду строения и помчался к одной из вышек. Громко взвыла сирена, и пока внимание часовых было приковано к центру форта и всеобщему переполоху, вскарабкался незамеченным на самый верх и уселся на крыше сторожевого пункта. Теперь можно и отдохнуть… Здесь меня не смогут найти.

У меня получилось! Спустя пятнадцать минут, после происшествия, офицеры начали выгонять заключенных на плац и строить повзводно. Демоны! Мне срочно нужно к своему телу! Во-первых, там записка для Сиалы, а во-вторых, есть вероятность, что Дорст поднимет больного вместе со всеми, так уже было.

Не раздумывая, спланировал вниз вдоль крепостной стены и, избегая фонарей, помчался к лазарету. Возле него осталось мало охраны, а потому я легко промчался мимо взволнованных часовых и запрыгнул в форточку.

Я-Кай лежал с открытыми глазами в полном одиночестве, и рассеяно вращал зрачками по сторонам. Я-Рики нырнул под одеяло, вытащил записку и тут же юркнул под кровать, услышав шаги в коридоре.

Две пары ног вошли в комнату и приблизились к моей кровати. Офицеры… Убить они меня точно не должны.

— Чего это с ним? — спросил первый.

— Я слышал, что он подцепил неизвестную болезнь. — ответил второй, — Эй, солдат, подъем!

— А эта херня заразная?

— Черт! Я не знаю. Вроде больше никто не заболел. Буди его!

— Тебе надо, ты и буди, а я это дерьмо руками трогать не буду.

Один из солдат поднял ногу и, судя по всему, пнул меня не сильно пару раз.

— Короче мне плевать. Дорсту надо, пусть сам за ним приходит. Я еще пожить хочу.

— И чего скажем?

— Скажем что ему очень плохо. Давай его просто запрем снаружи и все?

— Ну давай.

Они покинули комнату, а я так и остался сидеть под кроватью в размышлениях. Примерно через полтора часа, падет защита форта. Лишь только тогда я смогу сбежать наружу. Примерно в это же время закончится действие эйголя.

За следующий час никто не пришел. Я понял, что меня не потревожат и покинул лазарет. Не спеша обошел часовых, после чего устремился к крепостной стены и взобрался на ее гребень. Отсюда мне было хорошо видно, что заключенные по-прежнему стоят на плацу, а вокруг них выстроились эстолы, держащие наготове жезлы и браслеты. Перед этим построением метался взбешенный Дорст и что-то орал. Я напряг слух, но различил только обрывки фраз:

— Я… раз спрашиваю! … здание, кто… вы… суки… до утра… будете… починят…

Кажется он собрался продержать заключенных под открытым небом, пока не восстановят защиту Готрелла. Это значит, что система полей и барьера будет отключена всю ночь. Бунта не получится, а потому придется действовать через химер. Этот вариант безусловно был надежным, но мог принести иные проблемы. Впрочем, всего не предусмотреть, я сделал все что мог. Придется подстраиваться. Сиала сказала, что сможет контролировать их, а значит все должно получиться.

Спустя еще полчаса, окружающее форт поле начало мерцать. Судя по тому, что Дорст успел наказать парочку недовольных жезлом — защиту ошейников я не повредил. Тогда за что отвечали те два разбитых куба? Патрульное поле? А второй? Телепорт? Не уверен. В одном я уверен точно — скоро здесь вообще все перестанет работать.

Барьер погас, но я пока боялся совершить прыжок, так как не знал есть ли у защиты остаточное действие. И только после того, как часть офицеров покинула форт, отправившись по маршрутам патрулей, я понял что теперь безопасно и помчался на юг в условленную точку встречи. Мне почти удалось угадать с нужной дозой эйголя. Едва я пересек столбики и углубился в лес, как почувствовал первые толчки сознания, и почти сразу мои ноздри наполнились ароматом фиалок. Успеваю!

Я спланировал на плечо Сиалы, снова вызвав недовольство Юфина, но не обратил на это внимания. Сбросил в ладони Сиалы записку, дождался пока она прочитает, а затем закрутился волчком на спине химеры.

— Ты еще что-то хочешь сказать?

Демоны! Как ей показать?

Взгляд упал на уголок карты. Я потянул ее зубами, и вампирша тут же развернула ее.

— И?

Я поочередно тыкнул носом во все отмеченные точки обитания химер, а затем провел лапой прямую линию до Готрела.

— Ты хочешь, чтобы я послала все пять отрядов? Ты же сам написал что один!

Сиала! Ты умница! Я радостно запрыгал вверх-вниз.

— Что-то случилось внутри форта? Планы изменились?

Я успел пару раз кивнуть до того, как мир изменился. Надеюсь она поняла. Перед моими глазами предстал белый потолок лазарета. Поток обострившихся ощущений хлынул на меня, снова запуская мощный контур, а все чувства необычайно обострились. Что же, сейчас это даже может оказать полезным. Я попытался встать с кровати и понял что, что-то не так. Ноги были словно не моими.

Перевел взгляд вниз и обнаружил вместо ступней два уродливых отростка. Кажется, вместе с контуром запустилась и произвольная трансформация. Поднялся на ноги — вроде бы стоять получается, даже удобно. С трудом натянул штаны, чувствуя, что пальцы на руках начинают меняться тоже.

Успокоится. Глубоко вдохнуть. Чем больше я волнуюсь, тем сильнее на это реагирует Хаос. Кое-как затолкал уродливые костяные ноги в сапоги и подошел к умывальнику. Лицо перекосило в сторону и сейчас я был немногим красивее Хаши, когда его увидел в первый раз. Подбородок вытянулся вниз и стал треугольным, а край его кости сильно натягивал кожу, грозясь ее разорвать. Глаза превратились в кровавые пятна, полностью закрасив белки.

Демоны! Слишком все быстро происходит.

Я аккуратно подошел к окну, стараясь, чтобы меня не заметили снаружи и прислушался. До моего, теперь уже невероятно обострившегося слуха, доносилось рычание полковника.

— Я спрашиваю вас, ублюдки! Кто это все затеял? Даю пятнадцать минут на размышление, после этого я данным мне Императором правом, начну казнить вас по одному!

Что же, придется подождать и послушать. Замок на входе закрыт, но я понимаю, что в своем нынешнем состоянии легко разнесу дверь в щепки, а то и стену проломлю. Процесс трансформации моего тела в нечто непонятное шел полным ходом, и, вероятно, был уже необратим. По крайней мере если кто его и сможет остановить, то только гитайя. А они на другой стороне мира.

Через пятнадцать минут раздался дикий вопль, сменившийся захлебывающимся хрипом. Я понял, что Дорст сдержал свою слово и казнил случайного солдата.

— Вам все еще неясно, мрази? Повторяю свой вопрос: "Кто стоит за организацией бунта?" — полковник неистовствовал. — Ты, да ты! Выйти из строя! Будешь следующим.

Тишину нарушил неуверенный голос какого-то заключенного.

— Ходят слухи, что во главе Кларет и Эварс.

Раздался недовольный ропот солдат, однако ничего за этим не последовало. Никто не рискнул вмешаться и наказать предателя. Каждый пытался сохранить свою собственную жизнь. Я понял, что сейчас за мной придут, но почему-то не испытывал даже страха.

— Рядовой Эварс, рядовой Кларет! Выйти из строя! — проревел Дорст. — Эварс! Ты оглох?

— Господин полковник, — раздался голос моего начальника, сквозивший страхом и неуверенностью, — Я посылал за ним. Он очень болен и ни на что не реагирует.

— Тронтер! Если я сказал, что здесь должны быть все, это значит, что здесь должны быть все!!! Мне насрать, в каком он там состоянии. Волоком его сюда притащите! У вас десять минут.

Спокойно, Кай, спокойно… Я глубоко вдохнул, помня совет Михаила. Главное сейчас не выпустить наружу Хаос. Отошел от окна и встал за дверью, готовясь встречать солдат. Неожиданно в правой кисти появилась острая боль. Я опустил глаза.

Пальцы рук превратились в уродливые отростки, лишь слегка уступающие когтям Сиалы. Часть из них прошила кожу ладоней насквозь. Я разжал руки, и раны начали покрываться серой субстанцией, которая мгновенно затвердевала и превращалась в знакомые уродливые наросты. Внезапно, мою голову посетила странная мысль:

"Я не желал чтобы это произошло с моими руками и телом, но понимал, что творящееся со мной, какая-то глубинная реакция на происходящее. Ведь я действительно хотел бы стать сильнее. Значит ли это, что Хаосом можно управлять?"

Едва я об этом подумал, как в воздухе из ниоткуда появился фиолетовый сгусток неопределенной формы и просто застыл на месте, слегка переливаясь и покачиваясь. Что это?

Я рассмотрел его поближе и спиной почувствовал какую-то внутреннюю связь с ним, но вместе с этим исходящую от него опасность и смерть; чувствовал, что его не стоит даже касаться.

Спустя секунду раздался скрежет замка и в комнату ворвался Тронтер с двумя эстолами. Они на миг замерли, ошеломленные возникшей картиной, и я решил рискнуть.

"Убей их!" — мысленно приказал я.

Фиолетовая клякса, крутанулась в воздухе, вытянулась в тонкую линию, а затем устремилась в мою сторону и прошла сквозь меня. Тело словно изнутри обожгло кислотой, и, уже падая, я успел разглядеть дыру в своем животе, через которую начали вываливаться внутренности и странная серая слизь, вперемешку с кровью.

"Магия Хаоса непостижима, Кай" — это было последнее воспоминание, связанное с Михаилом, перед тем, как мое тело рухнул на пол и меня покинуло сознание. Я снова его не послушался…

Ночное небо медленно плыло перед моими глазами. Военные восприняли приказ Дорста буквально, и сейчас двое эстолов волокли меня по земле в сторону плаца, держа за сапоги. Тронтер шел перед ними и раздавал указания.

Внезапно раздался испуганный вопль часового со стороны вышки:

— Химеры! Химеры идут! Их сотни!

Готрелл на мгновение замер и погрузился в тишину. Стихли голоса, звуки, шорохи. Люди внутри крепости медленно осознавали, что это значит: защиты у форта нет, ошейники заключенных не работают. Офицеры, что тащили меня, остановились как вкопанные, не веря услышанному.

Я перевел глаза на живот и увидел, что дыра в нем заросла серой субстанцией. Вдох, выдох. Мне совсем не больно! Пора действовать, и выбросить все мысли из головы, чтобы исключить вмешательство Хаоса. Мне хватит и моего невероятного контура. Еще ничего не потеряно! Я жив, и Юфин уже рядом.

Рывок!

Мои ноги выскальзывают из рук эстолов. Я вскакиваю на ноги и через секунду оказываюсь между ними. Руки одновременно хватают их за шеи, и мощное усилие сближает их головы. Удар. Треск. Черепа обоих офицеров разлетаются в крошки, а мое лицо забрызгивают кусочки их лопнувшего мозга.

Тронтер в смятении. Его широко раскрытые глаза ошеломленно смотрят на чудовище перед собой. У него нет магического браслета, а жезлы повиновения больше не работают, как и ошейники. Я быстро оцениваю обстановку, и понимаю, что прямо сейчас до нас никому нет дела. Офицеры, заключенные, солдаты — все бегут на стены крепости отражать атаку химер. И в этой мешанине тел каждый мыслит только об одном — выжить…

Лишь одно существо в форте больше ни о чем не думает, боясь притронутся к Хаосу.

Я.

— На помощь! Чудовище внутри! — голос лейтенанта тонет во всеобщей панике, а сам он пятится назад, и случайно врезается в одного из пробегающих мимо эстолов. Сбитый им офицер резко отскакивает вбок, переводит глаза на меня и на его лице появляется гримаса ужаса. Рука с браслетом вытягивается в мою сторону, и я понимаю что магия, это то единственное, что сейчас способно остановить меня.

Прыжок в сторону, и в землю рядом со мной бьет красная молния, а уже через секунду моя огромная измененная рука хватает за ногу Тронтера, и легко отрывает его от земли. Тело лейтенанта с громадной скоростью летит в эстола, врезается и протаскивает мага до здания казармы. Раздается хруст костей, после чего оба валятся на землю и больше не издают не звука. Удар о стену был невероятен.

Спокойно, не волноваться. Я делаю глубокий вдох и одновременно выбираю себе путь. Сейчас мне нужно скрыться от всех. Глаза выхватывают Кларета, который отбегает от общего строя и пытается спрятаться между двумя постройками. В два прыжка оказываюсь возле него.

— Эв-варс? — он ошеломленно смотрит на чудовище перед собой.

— Заткнись! Не ори, и ничего не бойся, — мой голос похож на рычание и в нем больше нет ничего человеческого. Подхватываю его на плечо, и огромными скачками, скрываясь в тенях казарм, двигаюсь в сторону дальней смотровой вышки, возле которой нет никого, за исключением дежурной смены.

— Внизу! Там химера! Прямо под нами! — сверху доносится отчаянный крик дозорного.

Я химера? Это он обо мне?

Несколько арбалетных болтов взрывает мою грудь, но я больше не чувствую боли. Забавно… когда-то я безумно мечтал о такой способности… Я поднимаю голову вверх и вижу четверку испуганных военных, которые трясущимися руками перезаряжают оружие. Вам не успеть!

Поправляю Кларета на плече и запрыгиваю на опору, по которой начинаю карабкаться с нечеловеческой скоростью. Мне кажется, или я стал тяжелее? Вышка раскачивается под моим весом и всего несколько секунд мне требуется, чтобы оказать на мостике. Сбрасываю Кларета на пол, и мои когти приходят в движение, разрывая и кромсая солдат на части. Они пытаются сопротивляться, кто-то даже успел воткнуть мне меч в бок. Первый, второй, третий оседают на пол. Пинком ноги сбрасываю последнего храбреца с вышки и осматриваю повреждения. Крови почти нет, вместо нее из меня все также выливается серая густая масса, которая обволакивает застрявшие в груди стрелы и застывает упругой субстанцией. То же самое происходит и с мечом, но он сильно мне мешает двигаться. Выдергиваю его из тела и он со звяканьем падает на пол.

— Эварс… Что… что… с тобой? — Кларет испуганно отползает к ограде мостика.

— Сиди здесь и наблюдай, — мой голос похож на звериное клокотание, но все еще способен складывать звуки в понятную речь.

Осматриваю территорию перед собой, и замечаю яркий фонарь, который освещает вышку. Громадные пальцы вырывают доску из перил и с силой запускают ее в сторону источника света, разбивая его вдребезги.

— Так-то лучше. — снова поворачиваюсь к испуганному заключенному.

Теперь ему почти не видно моего лица, если конечно его еще можно назвать лицом. Зато мои, налитые кровью глаза, прекрасно все видят, словно днем.

— Жди, когда все окажутся на стенах, потом аккуратно начинай собирать людей в убежище. Мы уходим отсюда. Ясно?

— А я думал, что ты нас бросишь, — он постепенно приходил в себя, и пытался рассмотреть меня получше.

— Не брошу, — прорычал я, — Собирай всех, кого можешь. Предложи офицерам спасение.

Я повернулся к воротам и начал внимательно изучать обстановку. Весь личный состав уже находился на стенах, но даже малого взгляда хватило бы, чтобы понять — битва проиграна и падение Готрелла лишь вопрос времени. Пора.

— Пошел! — рявкнул я.

Заключенный поднялся на ноги и торопливо начал спускаться вниз по лестнице, а я продолжал наблюдать за происходящим.

За периметром форта одной сплошной массой наступали почти неуязвимые твари. Заклинания эстолов вспышками озаряли их строй, а на некоторых участках химеры образовывали живые лестницы и ползли вверх прямо по головам своих сородичей, пытаясь взобраться на преграду. Солдаты специальными длинными копьями сталкивали их обратно вниз. В этом бесконечном потоке монстров я искал глазами Сиалу и Юфина, но пока не находил. Скорее всего мои друзья где-то в конце этого строя и находятся в безопасности. Снова перевел глаза на ворота, где столпилось больше всего эстолов. Они отчаянно поливали чудовищ магией, пытаясь отогнать их от входа в крепость. Внизу не осталось никого, даже часовые и дежурные переместились на стены, пытаясь спасти Готрелл.

А где же Кларет?

Мои взгляд наконец-то нашел его. Он торопливо бегал по стене от одного солдата к другому. Кто-то, поговорив с ним бросал свое занятие и бежал сторону убежища, некоторые продолжали отчаянно сражаться, размахивая копьями. На одном из постов, после его появления, завязалась драка между солдатами и офицерами. Первых было больше и им удалось скинуть эстолов со стены прямо в шевелящуюся внизу массу.

Дальше Кларет бежал уже не один, а с помощниками, которые разделились на несколько групп и разошлись к разным участками форта. Хорошая идея, так они быстрее соберут всех заговорщиков.

— Позорные мрази! Сражаться до конца! — донесся голос Дорста, — Мои глаза переметнулись в сторону источника звука.

Полковник стоял на высокой плоской крыше командного корпуса, наблюдая за битвой и раздавая приказы. Рядом с ним находились два эстола-телохранителя, которые не участвовали в битве. Больше там никого не было.

Он мне мешает.

Я спустился на землю по опоре вышке и помчался в его сторону. И как оказалось не зря. Едва я преодолел необходимое расстояние и выглянул из-за находящегося поблизости здания, как увидел, скрытый от моего взгляда до этого момента, телепорт. Тот самый, через который Готрелл держал связь с Империей. Возле него спиной ко мне стояли три мага в синей форме, из рук которых исходил синий свет и тут же поглощался крупным блестящим шаром, а оттуда пот трубке переходил в уже знакомый аквариум.

Они пытаются зарядить его вручную и бежать в Офейр? Или они хотят переместить сюда дополнительные силы?

Не важно. Главное то, что они еще не успели этого сделать. В два прыжка оказался возле них и за считанные секунды разорвал их тела на куски, пользуясь их сосредоточенностью на устройстве.

— Эварс… Мы готовы…, — раздался голос сзади, — Люди ожидают внутри.

Я резко обернулся. Кларет в окружении небольшой группы заключенных стоял в тени здания и выглядел неуверенно.

— Сколько там человек?

— Около двухсот, — виновато ответил он. — Мы… мы не смогли больше, они остались сражаться. Там… офицеры не дают…

— Будь здесь. Сейчас все побегут со стен. Встречайте их и уводите под землю.

— Хорошо… Я готов.

Я взмыл вверх, уцепился за окно второго этажа, а затем начал карабкаться по стене. Возле самой крыши немного притормозил, чтобы не шуметь и аккуратно высунул голову. Дорст продолжал громко раздавать приказы, а его телохранители стояли спиной ко мне, и меня не замечали.

Не издавая ни малейшего шороха, выбрался на край и аккуратно подкрался к одному из них. Он что-то почуял и резко обернулся, а, спустя миг, его оторванная голова полетела во второго офицера-мага и сбила его с ног. Дорст вскрикнул и выхватил короткий меч с пояса, но я его проигнорировал и одним прыжком переместился на тело еще живого эстола. Когти с размаху вошли в его глотку, и одновременно с этим я почувствовал, что в мою спину воткнулся клинок, кончик которого показался спереди.

Резкий разворот, меч вырывается из рук полковника, и я вижу на лице Дорста победное выражение.

— Ну ты и мразь, Эварс! Я должен был тебя убить сразу же, как только ты появился в этом форте, а не сейчас.

— А кто сказал, что ты меня убил? — прорычал я.

В глазах начальника Готрелла мелькнул страх и недоумение. Через секунду его голова оказалась зажата между моих ладоней. Небольшое усилие, и она превратилась в крошево из крови, осколков костей и слизи. Я стряхнул с рук эту мерзость и одним прыжком переместился вниз, оказавшись перед главными воротами, которые уже были основательно покорежены. Только толстый металлический брус, связанный с системой рычагов и тросов, еще держал их в закрытом состоянии.

Ну что же, попробуем сделать это. Я схватился руками за толстую цепь, глубоко вздохнул и рванул так, что внутри моих рук что-то хрустнуло. Засов остался на месте, а вот катушка лебедки, с другой стороны цепи не выдержала, и сорвалась с опоры. Ворота медленно начали открываться под давлением огромной массы чудовищ снаружи.

Я рванул в сторону здания, на крыше которого лежали останки Дорста и снова вскарабкался наверх. Створки все больше и больше продавливались внутрь. Кто-то из офицеров на стене наконец-то смог это заметить.

— Ворота! Они сломали ворота! Уходим!

На стенах началась паника. Солдаты кричали, пытались быстрее спуститься вниз и давили друг друга. Вопли и стоны доносились со всех сторон. Я перебежал на другую сторону крыши и увидел Кларета.

— За мной! Все за мной! Убежище! Там можно укрыться! — он взобрался на небольшой помост и размахивал своей курткой, пытаясь привлечь внимание напуганных солдат.

Поток людей хлынул за ним, и я наконец-то смог спокойно выдохнуть. Со стороны передней части здания раздался треск. Я мгновенно переместился на дальний край и увидел что ворота пали.

Твари устремились внутрь рекой. Я не понимал, где заканчивается одна химера и начинается другая. Море тел, щупалец, клешней, скорпионьих хвостов, человеческих голов — все это перемешалось в одну массу, уничтожающую все, что вставало на ее пути. Я рванул к убежищу по крышам казарм, огромными прыжками преодолевая немыслимые расстояния, а подо мной творился настоящий ад. Не все солдаты успевали вовремя уйти с пути монстров и тонули в реках собственной крови и внутренностей.

— Кай! Где ты!?

Такой родной голос Сиалы посреди этого безумия, сейчас был подобен нанесенному на раны бальзаму.

— Здесь! — проревел я.

— Они тебя не тронут, не бойся!

Я помчался обратно и наконец-то увидел ее возле ворот. Красивая, как и всегда, она восседала на химере, что была когда-то самым близким мне человеком, после смерти родителей. В два прыжка очутился возле нее.

— Пусть они замедляться, нужно дать время людям спрятаться!

— Хорошо, Кай, — на лице девушки смешались радость и жалость, — Что с тобой происходит? Я не хочу, чтобы ты ушел так, не хочу чтобы все закончилось сейчас…

По ее лицу покатилась слезинка. Я никогда раньше не видел, чтобы эта женщина плакала.

— Нужно поторопиться, — я постарался говорить тише, чтобы не рычать, — Если мы успеем, то есть вероятность, что гитайя смогут помочь продержаться мне еще немного. Следуй за мной.

Я развернулся и побежал к вышке, где меня ждала телепортационная руна. Единственная из всех. Те рисунки в подвале были лишь предназначены для одного — выпить до последней капли всех, кто окажется внутри.

Что-то легонько стукнулось о мое плечо. Повернул голову и увидел своего верного пушистого друга. Он легко узнал меня, и ему было неважно, монстр я или человек.

— Рики, малыш. Скоро мы отправимся домой.

Он потерся о мою щеку и устремил взгляд вперед. Сиала верхом на Юфине последовала за мной и через пару минут мы оказались на месте. Я склонился над руной Фео и приложил к ней руку. Необходима высшая концентрация. Мне хочется верить, что она будет успешной и Хаос и не убьет меня. Глубокий вдох…

Активация!

Сквозь отверстия в земле послышался дикий вой сотен людей, умирающих страшной смертью: солдат, заключенных, эстолов… Подземелье подо мной превратилось в Преисподнюю. Фео быстро наполнялась силой, а я отслеживал вливающуюся в руну энергию крови, ожидая полного ее заполнения. Пора.

Я повернулся к Сиале.

— Приберись здесь, чтобы патриархи не заподозрили, что я тут был.

— Конечно, Кай, конечно…

Она спустилась на землю и указала рукой Юфину на круг. Монстр, не понимая, что происходит, уверенно зашел внутрь и уставился на меня пустыми глазами, не выражая никакого узнавания.

— Скоро ты будешь свободен, Юф. Скоро…

Я повернулся, обнял Сиалу и слился с ней в долгом поцелуе. Настоящем и искреннем. И ей было безразлично, кто я: смертный, Хранитель, чудовище… За прошедшее с начала путешествия время она стала для меня самым родным, верным и близким… человеком? Не важно. Мне плевать кто она внешне, важно кто она внутри.

— Встретимся там, где ты меня нашла в последний раз. И приведи Михаила.

— Хорошо, Кай. Ты, главное, выживи…

— Выживу, — я зашел внутрь руны и прижал палец ко второму активатору, — Я всегда выживаю…

Вспышка.


Глава 17 | Кай 6 | Глава 19