home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4





"А в Подмосковье ловятся лещи, водятся грибы, ягоды, цветы"




Я закрыла дверь за бабой Сашей и Петькой и вернулась в свою комнату. Боже мой, ну и гора! Даже если предположить, что мне каким-то чудом удастся запрессовать всё это в рюкзак, так я же потом его просто не подниму. А если и приподниму, то это будет примерно так: "Бедный бес, под кобылу подлез, поднатужился, поднапружился, два шага шагнул, на третий упал и ножки протянул". Хотя нет, не подниму я.

Хорошо ещё, ушла она, баба Саша. Спасибо Петьке, утянул её с собой. Это деда Миша что-то хочет сказать такое моему брату, что почему-то никак нельзя сказать по телефону, обязательно лично нужно. Вот он и попросил Петьку сегодня приехать к нему домой, пообщаться. Причём без меня приехать, одному. Секреты у них там какие-то от меня, хотя настоящая-то внучка - это я, а Петька деду Мише вообще не родственник. В общем, уехал Петька и бабу Сашу взял с собой, к счастью.

А это что такое? О, господи, она даже зонтик мне положила, зонтик! Ну скажите, на что мне зонтик-то в походе? Я что, по лесу с рюкзаком на горбу и зонтиком в руке бродить стану? Интересно, а баба Саша сама-то хоть раз в жизни в поход ходила в молодости? Про то, как она в пионерские лагеря ездила (в том числе один раз в спортивный), она мне рассказывала, а вот про походы что-то я рассказов не припоминаю. По-моему, не ходила.

Ну, сама не ходила, а распоряжается. То я не разберусь, что мне с собой брать! Так, резиновые сапоги брать не стану, они тяжёлые. Сейчас сухо, а два десятка километров как-нибудь прошлёпаю и в ботинках, они прочные. Петька мне свои ботинки прошлогодние подарил, ему они всё равно малы уже, а мне в самый раз, в них и поеду. Туфли жёлтые ещё возьму, вдруг куда в город придётся выйти, не в ботинках же идти. Тогда и платье надо хоть одно к туфлям. А платье помнётся. Да ну в баню эти туфли, не буду брать, обойдусь и ботинками. Значит, и платье туда же, то есть обратно в шкаф. Замечательно, собранная бабой Сашей гора на диване уменьшилась уже процентов на десять. Что бы ещё сократить?

Нет, надо идти по порядку. Значит, с обувью разобрались, пошли дальше. Бельё. Трёх пар трусов и одного лифчика хватит, постираю, не переломлюсь. Купальники. Зачем мне три купальника нужно? Вполне двух хватит - основной и сменный, третий лишний. А лишним, пожалуй, назначим вот это немецкое недоразумение на верёвочках. Он, конечно, самый лёгкий из всех и меньше всего места занимает, но какой-то он уж слишком откровенный. Да, пока Петьки нет, можно померить спокойно. Значит, сначала жёлтый. Ну-ка... Вот гадство, он мне маленький стал, неудобно в нём. А фиолетовый? Хм, фиолетовый нормально, не жмёт нигде. А что он закрытый, так это даже и лучше. Мне в купальнике, наверное, и грести и работать придётся, а так хоть не нужно будет следить за тем, чтобы в самый неподходящий момент трусы не сползли. Но сменный купальник всё равно нужен. Завтра по дороге куплю где-нибудь, а пока на всякий случай возьмём сменным недоразумение на верёвочках, оно лёгкое.

Дальше. Принципиальный вопрос: нужны ли мне в лесу и на воде юбки? Пожалуй, не так чтобы очень. Или взять одну? Или... Звонок в дверь. А это ещё кто? Петька так быстро не мог вернуться, да он и позвонил бы мне в домофон снизу. Небось, Мороз припёрлись. Так и есть, посмотрев в глазок, я убедилась, что перед нашей дверью стоят трое сестёр Мороз.

- Привет, Наташ, - сказала мне одна из сестёр, едва войдя в квартиру (остальные просто кивнули). - Классный купальник.

- Привет, спасибо. А у вас какие?

- У нас белые...

- И чёрные.

- Только нам чёрные больше нравятся.

- Почему? - удивляюсь я. - Чёрный купальник - не слишком ли мрачно?

- Нет, ты их просто не видела...

- Как увидишь - сама поймёшь.

- А вы собрались уже, всё упаковали?

- Нет.

- Нет.

- Не успели.

- Наташ...

- Мы чего пришли-то...

- Там...

- Объявили...

- По телевизору...

- А ты не включаешь его...

- Никогда...

- Мы знаем...

- Не смотришь...

- Мы сказать...

- "Ураган" стартовал...

- Час назад...

- Сообщение ТАСС было.

- Правда?! - радостно удивляюсь я.

- Правда.

- Честно.

- Правда.

- Так это же замечательно, девки!

- Да.

- Точно!

- Мы так и думали, что ты обрадуешься.

- А там новые колонисты летят или базу закроют?

- Нет, не закроют.

- Летят.

- Маленькая смена.

- Всего четверо, будут чинить.

- У них малый купол с собой новый.

- А старых всех на Землю отзывают.

- Лечить.

- И в отпуск.

- Девки, я так думаю, те кто на Луне был, все Героя заслужили. И кто выжил, и кто не выжил, все. А уж Сергеев и наша Танечка, так они и вовсе, по два Героя заработали.

- Точно.

- Факт.

- А то!

- Они же вообще...

- Первые...

- Самые...

- Как Гагарин.

- А Валерик ваш где?

- Дома.

- Наверху.

- В углу.

- Мы его наказали.

- Задолбал.

- Что он на этот раз учудил? Опять на пластилин сел?

- Хуже.

- Если бы.

- Нытик он.

- Ноет и ноет.

- Достал уже нытьём своим.

- Ноет? Валерка?

- Ага.

- Ноет и канючит.

- Просится...

- С нами.

- Не хочет в садик.

- Не вернусь, говорит, туда.

- А куда его ещё?

- Родители же работают.

- А одного его не оставишь...

- Дома.

- Всё-таки он пока ещё...

- Слишком маленький.

- Наташка, а зачем так много...

- Ты вещей набрала?

- Унесёшь столько?

- Тяжело ведь будет.

- Тебе.

- Да это не я, это баба Саша приезжала и насобирала мне по шкафам. А я как раз разгребаю, тут больше половины кучи лишнего. Вот как думаете, юбку стоит с собой захватить хоть одну или нет? Вы себе берёте?..


Манера разговаривать у сестёр Мороз, конечно, своеобразная, к ней привыкнуть нужно. Они настолько хорошо знают друг друга, что в разговоре иногда даже случается так, что одна из них начинает фразу, а потом на середине её резко останавливается и окончание той фразы произносит уже другая. Хотя говорить нормально в принципе они умеют, в школе-то как-то отвечают на уроках. Думаю, если остаться с кем-то из них наедине, то та заговорит по-человечески. Только мне пока такой подвиг ни разу не удавался, наедине остаться с одной из сестёр Мороз. Они просто как какой-то Змей-Горыныч трёхголовый, везде вместе.

Естественно, что и в поход они тоже могут идти только вместе, никакой иной вариант даже и не рассматривался. Началась же вся эта история с того, что наш известный школьный животновод Артур Хузиахметов решил сходить в поход. Артур в параллельном классе учится и он на животных повёрнут, зоолог юный. Во всяком случае, школьный живой уголок тянут в основном на себе он, Катька Кузнецова из 8-Г (то есть, теперь уже из 9-Г), да Вера Борисовна, учительница зоологии и биологии. Остальные так, любители на подхвате, а у этих троих всё по науке - режим, корм, клетки, вольеры, витамины.

Так вот, решил, значит, Артур в поход сходить, на всяких там птичек-зайчиков в естественных условиях понаблюдать. Правда, раньше Артур в походы не ходил никогда, да и выглядел типичным таким ботаником-очкариком (впрочем, не только выглядел, но и был на самом деле), однако это его не остановило. То, что такого ботаника одного в лес просто не отпустят родители, он не подумал. Зато подумал, что неплохо было бы взять с собой в поход какую-нибудь зверушку из живого уголка, просто для компании. Перебрав в уме всех обитателей клеток и вольеров, Артур решил, что подмосковный лес в достаточной степени безопасен для двух из них - ворона по кличке Орёл, и соболя Черныша. Песец Васька к жизни в лесу не приспособлен, да и жарко ему, бедному, в Москве. Артур выбрал Черныша, так как боялся, что ворон просто улетит у него. Потом вспомнил, что Черныш в лесу не был ни разу в жизни, он уже родился в неволе. А вдруг в незнакомом месте он чего-нибудь испугается и убежит? Жалко соболя, погибнет ведь. И Артур решил оставить Черныша в покое в его родной клетке. Но взять с собой зверушку Артуру всё же хотелось, и тогда пытливый ум юного зоолога вспомнил о существовании такого зверька, как Хрюша. Она и не убежит и не испугается. А даже если испугается и убежит, потом всё равно сама вернётся обратно.

Но у Хрюши ведь есть хозяева - я и Петька. Взять собаку без хозяина нереально, это понятно. Опять же, идти в поход совсем одному ещё и немного боязно, даже с овчаркой. Ко мне Артур с таким предложением, похоже, обращаться стеснялся, но Петьку с собой пригласил. Петька подумал, что дома сейчас всё равно делать особо нечего и он, в принципе, не возражает. Но при одном условии - взять с собой ещё и меня, так как одну в пустой квартире он меня оставить не имеет права. На меня у Артура аллергии не было, и он сразу же согласился.

И вот, собрались мы все у нас дома и стали выбирать маршрут будущей экспедиции. Первоначальный план Артура был таким. Выезд на электричке с Ярославского вокзала до станции Балакирево (это конечная). Дальше пешком по лесу на север до южных окраин города Переславль-Залесский (немного больше двадцати километров). Обходим город с запада и выходим к южному берегу Плещеева озера. Потом идём на север, не удаляясь сильно от берега, постепенно огибая озеро по кругу. Входим в Переславль-Залесский с севера и радостные и ну очень сильно поправившие своё здоровье возвращаемся в Москву на электричке. Бинго! По дороге, конечно, устраиваем многочисленные остановки с целью провести фотосессии среди всяких там зайчиков-белочек-ёжиков, собираем гербарии, ночуем на берегу озера, готовим еду на костре, поём песни под гитару.

Ладно, приготовить на костре что-то, что смогут съесть сильно проголодавшиеся люди и собаки (Хрюша), я, наверное, смогу. В крайнем случае, сделаем бутерброды. Песню спеть я тоже в состоянии. Но кто будет играть на гитаре? Ни я, ни Петька, никогда этого не делали. Да у нас её просто и нет, этой гитары. У деда Миши есть и он как раз играть на ней умеет, но меня он игре на гитаре не обучал. Неужели Артур имеет в виду себя? Он умеет играть? Раньше я за ним таких талантов не замечала.

По мере того, как Артур рассказывал нам о грядущем Великом Походе, брат Петька всё более и более мрачнел. Он понял, что связался с законченным романтиком-мечтателем и никакого похода, скорее всего, не будет. А если и будет, то закончится он, по-видимому, ещё в Москве, так как Артур самостоятельно не сможет найти даже Ярославский вокзал. Петька и сам романтик, но всё же не до такой степени.

А Артур всё говорил и говорил. Солнечные лучи, пронзающие густые кроны дерев (он так и сказал, "дерев", не "деревьев"). Уютные лесные полянки, покрытые сплошным ковром усыпанных крупными спелыми ягодами земляничных кустов. Раздающееся со всех сторон радостное щебетанье диких птах. Ровная водная гладь Плещеева озера, короткий всплеск и блеснувшая на солнце серебристая рыбья чешуя. Что-то это всё мне напоминает, что-то знакомое. А, точно! Это же из книги "Трое в лодке, не считая собаки". И нас как раз трое, и собака при нас. Один в один. Так что восторженные фантазии Артура я прерываю одной короткой фразой из той книги: "А если пойдёт дождь?".

Артур заткнулся.

Тогда Петька вздохнул и сказал, что ничего, пожалуй, не выйдет. Он передумал и ни в какой поход не пойдёт, да и меня с Хрюшей не пустит. На несчастного Артурчика жалко было смотреть. А он так хотел! Петька, похоже, тоже пожалел его, да и сам уже идеей похода загорелся, его только компания мечтателей и девчонок не устраивала, в своих же силах взять на себя руководство экспедицией брат ну очень сильно сомневался, так как он сам ни разу в жизни в настоящий поход не ходил. Петька сказал, а давайте, мол, ещё Пашку Величко спросим. Может, у него опыт есть и он сможет с нами сходить? Артурчик же был готов уже на всё, лишь бы его взяли с собой. Он бы и компанию Ктулху нашёл вполне приемлемой, если бы тот сводил его вокруг Плещеева озера и показал достаточное количество диких белочек и зайчиков.

Петька быстро позвонил Пашке и пригласил его в гости, говорить о походе по телефону брат не хотел. Но Пашка был чем-то очень сильно занят и прямо сейчас прийти никак не мог. Однако, если мы хотим, то можно прийти к нему в гости, он будет только рад. Поскольку в поход хотелось идти уже всем (включая меня) и нам нужен был лишь руководитель, то мы быстренько собрались и почапали к Пашке, тут недалеко было, Пашка свой адрес назвал.

Ой, вспомнила, там по дороге опять история случилась лифтовая. В Пашкином подъезде лифт оказался даже ещё более странным, чем в нашем. В чём странность? Так, пришли мы к Пашкиному дому, зашли в подъезд, вызвали лифт, лифт приехал. Пока всё нормально, да? Угу, как же! Дом - двенадцатиэтажный. Пашка живёт на последнем, двенадцатом, этаже. И вот, мы все трое зашли в лифт и в недоумении уставились на десять кнопок с числами. Да, кнопок с номерами этажей было десять, ровно десять. От единицы до десятки. Простите, а на двенадцатый этаж как? Петька предположил, что это какая-то продвинутая система и нужно нажать сначала один, а потом два. Попробовал, нажал. После нажатия на кнопку "один" лифт закрыл двери и сразу же их открыл. Стоим на первом этаже.

Мы вышли из лифта, Петька ещё раз позвонил Пашке со своей Соньки и объяснил наши затруднения. Пашка ему сказал, что никаких затруднений нет, всё очень просто. Нужно доехать на лифте до десятого этажа, выйти, и пройти два этажа вверх пешком, он всё время так делает. Что за бред? Это кто такую новацию смелую придумал?

А придумали её ремонтники, Пашка нам объяснил это, после того как мы всё же добрались до его квартиры. Когда Пашка был маленький, лифт умел ездить на двенадцатый этаж и Пашка даже немножко помнит это. Но в тот год, когда ему исполнилось семь лет и он пошёл в школу, лифт сломался. Чинили его долго и мучительно, чуть ли не до зимы. В конце концов, починили, если это можно так назвать. У ремонтников на складе отчего-то не было запасных управляющих панелей для двенадцатиэтажных домов. Ну, или те, которые были, конкретно этой модели лифта не подходили. И чтобы хоть как-то закрыть проблему, применили временное решение - поставили панель от десятиэтажного дома. Вот она с тех пор так и стоит "временно". Уж и писали, и ругались с ЖЭКом, но... Увы и ах. Вызвать лифт с двенадцатого этажа можно, вниз оттуда он поедет, а вот вверх только до десятого, увы. Да, на фоне такого рационализаторства советских ремонтников лифтов, наши лифты-путешественники смотрятся довольно-таки пристойно.

Пашка жаловался нам, что просто измучился с этим лифтом дурацким. Он хоть и здоровый кабан, но даже и ему одному очень неудобно. Коляска тяжёлая, широкая, а лестница узкая, развернуться очень тяжело на ней, а поднимать нужно аккуратно, чтобы не сломать саму коляску или чтобы, не дай бог, пассажиры из неё не вывалились.

И вот тут мы узнали, отчего Пашка не смог к нам прийти и чем таким неотложным он был занят. Пашка сегодня нянькой работал, сидел со своими сёстрами. У него, оказывается, две сестры есть - Настя и Наташа. Тоже близняшки, как Мороз, им по четыре месяца недавно исполнилось.

Пошли сестёр Пашкиных смотреть, он похвастаться захотел. Только заставил всех сначала руки с мылом помыть. Ой, какие миленькие, уже ползают. А кто из них Наташа? Но кто из них Наташа, Пашка и сам не знал, он пока различать их не научился, это только мама умела делать, для Пашки они просто "сёстры" или "девчонки".

Ну, а потом Петька рассказал, зачем мы пришли и чего хотим от Пашки. А тот улыбнулся, открыл дверь в какую-то кладовку, повозился там внутри, а потом выволок оттуда огромный чем-то набитый рюкзак. Вот, говорит, это мой. Я, говорит, с пяти лет с родителями в походы хожу. У него, оказывается, и мама и папа туристы давние, и даже познакомились друг с другом его родители во время сплава по Енисею. И сына они с самого детства к тому же приучают, каждый год в походы ходили всей семьёй. Пашка и на Урале был, и по Енисею сплавлялся, и Байкал видел, и по Кавказским горам лазил. Он только на море не был ни разу, на море его не вывозили. А вот в этом году поход впервые не планировался. Настя и Наташа - мама не могла их бросить, а папа не мог бросить её одну с детьми. И тут мы приходим. Ха, конечно, Пашка согласен!

И вот после этого наш поход уже постепенно начал перемещаться из разряда невероятного в разряд возможного. Прежде всего, Пашка спросил, куда мы хотим идти. Маршрут Балакирево-Переславль-вокругозера-Переславль заставил его задуматься. А мы дойдём? Он-то сам дойдёт без проблем, а мы? И выразительно так посмотрел на меня. Потом подумал, и ещё более выразительно посмотрел на Артурчика. Петьку же он спросил, помнит ли тот формулу расчёта длины окружности, получил в ответ возмущённое фырканье, а затем заявил, что Плещеево озеро - это почти круг диаметром километров десять. Сколько идти по берегу вокруг него? Петька сразу сказал, что тридцать один километр с половиною. Пашка же поправил его, предположив, что реально будет километров сорок. И от Балакирево до озера, раз мы линейкой намеряли двадцать три километра, по-настоящему будет тридцать, а то и тридцать пять. Полный путь от старта до финиша, по словам Пашки, составит от восьмидесяти до ста километров. По лесу. И самое главное - самому Пашке такой поход малоинтересен, для него это давно пройденный этап. Нам же, с непривычки, может быть тяжело. И опять на Артурчика смотрит.

А чего ты тогда предлагаешь, Пашка? Таких маршрутов, которые были бы интересны тебе и не слишком сложны для нас, таких просто не существует в природе. А Пашка говорит: "Нифига! Есть такой маршрут!". И рассказал нам, куда он нас хочет вести. Хм... а мне нравится. И Петьке нравится. Артур же... ой, как бы не описался от восторга!

Потом я подумала что мне, наверное, не слишком удобно будет длительное время находиться на таком маленьком пространстве в чисто мужской компании. Да и мальчишек я буду стеснять одним фактом своего присутствия. Как-то оно не очень хорошо получается. Тут в соседней комнате заревел кто-то из Пашкиных сестёр-близнецов, Пашка метнулся к ним, а у меня в голове щёлкнуло. Сёстры-близнецы! Конечно же, сёстры-близнецы!

И, не откладывая дело в долгий ящик, я немедленно достала свою "Белку" и набрала номер сестёр Мороз. Вообще, чисто номинально это был номер Ленкиной считалки, но я знала, что сёстры свои считалки не делят, они у них одинаковые, как и все другие вещи. И даже пароли на все три считалки у них тоже одинаковые. Какие - не знаю, но точно одинаковые. Ленка (а может и не Ленка) взяла трубку, я рассказала ей о готовящемся мероприятии и пригласила с собой. Характерно, что говорившая со мной девчонка (Ленка?) даже и не подумала спросить мнение своих сестёр, а сразу же дала согласие от имени всех троих. Точно Змей-Горыныч. У всех трёх голов по любому важному вопросу мнение всегда совпадает.

Да уж, это был воистину чёрный день для Валерика, меня же он сразу записал в свои смертельные враги, едва узнав, какую свинью я ему подложила. Он-то, бедолага, думал, что всё, с детским садиком покончено навсегда. Доживёт до осени, а там и школа. А вот и фигушки! Сёстры уезжают на неделю или даже больше и Валерика не с кем оставить. И поскольку формально он в детском саду всё ещё числился, хоть и не ходил в него уже недели две и даже все свои вещи оттуда забрал, проблем с возвращением туда никаких не было. Но как же он не хотел возвращаться! Его группа была уже расформирована, на лето делали сборные группы из самых мелких и таких вот недошкольников вроде Валерика. Причём Валерик будет самым старым воспитанником не только в группе, но и вообще во всём садике. Позорище такое.

Прямой бунт Валерика был подавлен с особой жестокостью сёстрами и папой, который в конце концов просто рявкнул сыну: "Пойдёшь!!". В смысле, в садик пойдёшь. Валерик пытался интриговать, дабы сорвать поход вовсе. Причём коварно делал это через маму Артура, которой он позвонил и попросил, чтобы та поговорила с сыном и велела ему как следует защищать девочек, а то Валерик, мол, опасается за своих сестёр. Только этот интриган в силу своей неопытности немного переборщил, описывая поджидающие их в походе опасности. О том, что в подмосковных лесах не водятся ни львы, ни крокодилы, ни анаконды знала даже мама Артура.

И всё равно Пашке пришлось лично прийти к Артуру в гости, чтобы познакомиться с его родителями, а то они Артура отпускать не хотели. Но пришёл Пашка (он был выше, тяжелее и шире в плечах даже папы Артура), на груди его висел золотой значок ГТО, а рядом - значок "Турист СССР", который до 18 лет выдаваться вовсе не должен, но Пашке выдали. Родители Артура посмотрели на Пашку, посмотрели на фотографии, сделанные Пашкой в предыдущих походах, после чего решили, что если в пути нам действительно встретится лев, то ещё неизвестно, кто от кого должен будет спасаться. Идти в лес вместе с Пашкой Артуру разрешили.

Нам с Петькой проще было в этом вопросе. Мой папа и деда Миша не видели в недельном походе ничего не только опасного, но даже и хоть сколько-нибудь необычного. Хотите идти - да ради бога! По большому счёту, идея не нравилась лишь бабе Саше, но она оказалась в явном меньшинстве и смирилась. Только приехала и собрала для меня огромную гору вещей, которые, по её мнению, могли бы мне пригодиться в походе. Я эту кучу потом целый час перебирала, причём при помощи сестёр Мороз и Хрюши. Хотя последняя, вообще-то, больше мешалась.

Ой, звонок в домофон! Кто там? А, Петька, открываю.

Минут через пять Петька был уже дома. Стоит на коврике в прихожей и переобувается. Вот неряха, как ботинки неаккуратно поставил! А что это у него в руке? Какая-то кожаная сумка. Значит, деда Миша не поговорить вызывал Петьку, а что-то дать ему, вот почему нельзя было сделать это по телефону. А отчего тогда баба Саша сама эту сумку не привезла? Ведь она была тут сегодня! Очень странно. Петька, а что в сумке?

Фу, грубиян. Ну и ладно, не так уж и интересно. И всё-таки, что же он привёз?..






Глава 3 | Самые последние каникулы | Глава 5