home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6





"Пассажир каюты номер шесть"




- Валерий!

- Без разговоров!

- Это не обсуждается!

- Или ты...

- Дашь честное слово...

- Или мы завтра звоним маме...

- И ты едешь домой!

- И идёшь в детский сад!

- Маш, Лен, Свет, да я ведь плаваю хорошо, вы же сами со мной занимались в бассейне, и я с вышки прыгал двухметровой! Вы вот забоялись прыгать, а я прыгал!

- Так!

- Всё!

- Ты нам надоел.

- Своим упрямством.

- Своими капризами.

- Глупыми.

- Не хочешь по-хорошему...

- И не надо.

- Мы лучше день потеряем...

- Но ты завтра...

- Едешь домой!

- Достал уже.

- Ещё дома достал.

- Не хватало ещё и тут...

- Постоянно с тобой...

- Ругаться.

- Валерка! - вступает в спор наш командир Пашка. - Валер, твои сёстры правы. Я и без них заставил бы тебя сделать это. В общем, как командир экспедиции я тебе приказываю подчиниться. Или на самом деле домой отправим тебя, я не шучу.

Валерик упрямо покряхтел, подёргал пару раз вверх-вниз молнию Петькиной олимпийки, но потом всё же выдал:

- Ладно. Надену я этот жилет ваш несчастный. И снимать не буду всё время, пока мы на воде. И ломать его не буду специально. Честное слово.

Ох и упрямый же человек, этот Валерик. Это он маленький ещё пока, но что с ним будет, когда вырастет? И спорит, спорит по каждому пустяку! Сначала он не хотел, чтобы сёстры его купали, говорил, что сам справится или пусть Петька ему помогает или Пашка. Как будто они умеют делать это, Петька и Пашка. Они пока ещё самостоятельно никого не купали. А вот сёстры Мороз как раз купали много раз того же Валерика дома. Правда, они уже года полтора не делали этого, так как тот и сам научился довольно качественно мыться, но это он дома научился, в тёплой воде и с нормальной мочалкой, а тут у нас ни того нет, ни другого. Так что, не слушая никаких возражений, сёстры раздели Валерика и загнали в ручей. А потом две из них принялись его отмывать, используя вместо мочалок собственные чистые носки, а третья в это время ниже по течению стирала Валеркину одежду, которую тот ухитрился весьма прилично извазюкать. Валерик пищал в холодной воде, вырывался и успокоился лишь после того, как сёстры пригрозили позвать на помощь ещё и меня.

После купания остро встал вопрос с одеждой. То, в чём Валерик пришёл, худо-бедно отстирали, но ведь оно всё мокрое и раньше утра не высохнет. Разумеется, запасной одежды на мальчишку семи лет у нас с собой не было. А зная о нежной привязанности Валерика к женской одежде, я совершенно не удивилась тому, как завёрнутый в полотенце и стоящий на свёрнутом одеяле голый мальчишка, стуча зубами от холода, твёрдо заявил, что одежду своих сестёр одевать не собирается ни при каких условиях. Все посмотрели на Артура, ведь если не считать сестёр Мороз, то он у нас был самым мелким. Конечно, его одежда тоже будет сильно велика Валерику, но Петька заметно крупнее, получится ещё хуже. Пашка же вообще не рассматривался, в его вещах Валерка просто потеряется и нам придётся посылать за ним спасательную экспедицию.

Артур же как-то смутился и заявил вдруг, что он бы рад помочь, только вот... он как-то не подумал об этом... и вообще... Пашка сам виноват, он сказал, что брать нужно только самое необходимое, без чего нельзя обойтись. Вот он, Артур, и взял только самое необходимое, без чего уж совсем-совсем никак. Настоящий туристский рюкзак (правда, в детском варианте) Артуру дал Пашка, который взял его напрокат вместе с палаткой, но вот собирал рюкзак сам Артур, лично. Тут меня посетило нехорошее предчувствие. А что он там собрал-то, ботаник наш? Ладно Валерик, а он хоть себе-то самому одежду взял? Видно, не одна я подумала об этом, так как Пашка прошёл к мужской палатке, вытащил из тамбура рюкзак Артура, а затем аккуратно вывалил его содержимое на одеяло, где Валерик стоял. Вот это да! Пожалуй, даже Валерик самостоятельно подготовился к походу лучше Артура. Из рюкзака вывалилось:


Полупрозрачный дождевик зелёного цвета - 1 шт.

Гербарная папка - 3 шт.

Умывальные принадлежности (мыло, зубная паста и щётка, расчёска) - 1 шт.

Бумажная книга "Животный мир СССР. Том 4. Лесная зона" - 1 шт.

Плавки синего цвета - 1 шт.

Сачок для ловли бабочек со сложенной ручкой - 1 шт.

Электрокипятильник - 1 шт.

Энтомологическая морилка - 2 шт.

Цифровой фотоаппарат "Зенит" с контейнером для подводной съёмки - 1 шт.

Пакетик ирисок "Кис-кис" примерно на полкило - 1 шт.

Государственный флаг СССР размером 30х60 сантиметров - 1 шт.

Энтомологический матрасик - 5 шт.

Стеклянный пузырёк от таблеток "Валидол" с залитым сургучом горлышком. Внутри пузырька перекатываются три спички - 1 шт.

Солнечные очки - 1 шт.

Очки для подводного плавания - 1 шт.

Вафельное полотенце - 1 шт.

Пляжные тапочки - 1 пара.

Небольшой моток капронового шнура - 1 шт.

Театральный бинокль - 1 шт.

Маленькая деревянная шкатулка "под Хохлому" - 1 шт.

Металлический детский совочек - 2 шт.

Детский надувной круг белого цвета в сдутом виде - 1 шт.

Маленькая надувная подушечка с насосиком для надувания - 1 шт.

Что-то, завёрнутое в плотную светло-серую материю. Размером этот свёрток был примерно с половину батона копчёной колбасы - 1 шт.


Больше всего из этого списка меня электрокипятильник поразил. Интересно, а куда он его втыкать собирается, в берёзу, что ли? Да и по другим позициям вопросы возникали частенько. Пашка спросил Артура, зачем ему два совочка. Ответ был неубиваемо-логичен: "А вдруг один потеряется?". Перефразировали вопрос, спросили, нафига вообще нужен совочек в походе. Оказывается, для сбора гербария. Выдирать растение с корнем нельзя ни в коем случае, можно повредить корневую систему, растение следует аккуратно выкапывать. Получается, совочек действительно необходим. А капроновый шнур зачем нужен? Артур заявил, что шнур нужен для поднятия на флагштоке флага СССР. Что ж, тоже логично. А что в этой коробочке? Будущее светило мировой науки молча открыло и показало нам содержимое красивой лакированной шкатулки. Внутри оказался полиэтиленовый пакет, в котором лежал пионерский галстук. Но зачем коробочка? Просто пакет нельзя было в рюкзак положить? Оказывается - нельзя. Если просто так в рюкзак положить, то помнётся, шкатулка нужна, чтобы не помялся. Опять логично. Я вот до такого не додумалась и мой галстук наверняка давно помялся в рюкзаке.

Назначение остальных позиций было примерно понятно и от Артура отстали. Правда, оставался ещё самый последний предмет - что-то, обёрнутое тряпками, но тут уж Артур встал насмерть и наотрез отказался разворачивать свёрток или даже говорить, что это у него там такое. Сказал только, что никакой одежды внутри нет.

Да, а одежда то! С разбором рюкзака Артура мы как-то отвлеклись и забыли про Валерика. А у того ведь по-прежнему из одежды есть только банное полотенце и вездесущие комары уже успели несколько раз укусить его за тощие голые ноги. Ну, Петька, выручай, больше некому.

Петька не был таким продвинутым ботаником-зоологом, как Артур, так что у него нашёлся полный комплект запасной одежды, начиная от синих трусов (пришлось подвязать шнуром от Артура; на Валерике Петькины трусы смотрелись в точности как юбка) и заканчивая чёрным тренировочным костюмом. Носки только зелёные сёстры Мороз пожертвовали, им самим их всё равно носить было больше нельзя, так как они из двух носков мочалки сделали для отмывания брата. Допустить же, чтобы одна из них надела носки не того цвета, как две другие, сёстры, понятно, не могли. В качестве обуви Валерику временно (сандалии ему тоже "постирали") приспособили пляжные тапочки Артура, кое-как ковылять в них мальчишка мог, хоть и были они ему сильно велики.

Потом мы приготовили ужин, Валерик согрелся у костра и в окружении сестёр сидел на сооружённом Пашкой примитивном устройстве для сидения. Он сидел, лопал обжигающую гречневую кашу с тушёнкой так, что за ушами трещало (проголодался сильно), и рассказывал нам историю своих приключений.

В принципе, в первом приближении мы эту историю уже знали, но сейчас Валерик подробно рассказывал. А так, когда он только вышел к нам из леса, сёстры едва не прибили его. Убежал?! А родители?! Ты о родителях подумал, придурок?!! Ты представляешь, что творится с родителями?! И Валерик сразу торопливо объяснил, что о родителях он подумал, всё нормально. Он им записку дома оставил, чтобы не волновались и знали, что он с нами. Но сёстры всё не успокаивались, переживали, а вдруг родители записки не нашли. Валерик же убеждал их, что такого просто быть не может. Записку он дома положил так, что мама её найдёт непременно, не может не найти.

Если бы у нас были с собой наши считалки (хоть одна), то мы сейчас немедленно позвонили бы родителям Мороз поинтересоваться, как там у них и рассказать, что у нас всё хорошо. Но считалок у нас не было, мы нарочно их не взяли, опасаясь, что они могут пострадать от воды, ведь всё мокрое вокруг будет. Кроме того, не факт что они из леса вообще сеть поймали бы, фиг его знает, добивает досюда сигнал или нет. Так что, возможно, мы и со считалками бы связь с Москвой установить не смогли.

До Переславля, по словам Пашки, примерно десять километров. Если бы была острая необходимость, то Пашка, в одиночку и налегке, мог бы рвануть к городу даже и в ночное время. Но необходимости никакой не было, ведь Валерик оставил записку, сильно о нём беспокоиться не должны. Завтра встанем с утра, позавтракаем и спокойно дойдём до Переславля, а уж оттуда и окончательно успокоим старших Мороз. Пока же мы слушали волнительную Валеркину Повесть о Побеге.

К побегу Валерик, оказывается, подготовился весьма основательно для своего возраста. Записку родителям он написал ещё накануне побега. Утром того дня, когда мы должны были выдвигаться, Валерик незаметно оставил дома эту записку и спокойно позволил маме увести себя в детский сад. Возражение сестёр, что они-то как раз оставались в тот день дома почти до четырёх вечера и никакой записки не находили, Валерик во внимание не принял. Говорит, что это была записка для мамы, а не для них. Мама найдёт, а вы - нет. Так всё и задумывалось, а то если бы записку нашли раньше времени, то побег бы сорвался.

В садик Валерка пошёл в шортах и лёгкой рубашке, но мама в тот день захватила с собой и сумку с более тёплыми вещами - плотные брюки, рубашка и даже кофточка. Эти вещи раньше постоянно в садике находились на случай внезапного похолодания, но когда Валерик из садика "уволился", то их забрали домой. А сейчас вдруг понадобилось "восстановиться", вот и пришлось обратно тащить резервные тёплые вещи.

Весь день Валерик в садике был пай-мальчиком. Не шалил, хорошо кушал, поспал днём и вообще строил из себя чудо-ребёнка. После полдника воспитательница вывела группу на прогулку, но минут через десять Валерик заявил ей, что ему срочно нужно в туалет. Какого-нибудь малыша воспитательница сама бы в туалет повела или вызвала нянечку, но Валерик-то не малыш! Он вообще ветеран детского сада и почти школьник. Где находится туалет знает прекрасно, пользоваться им умеет, значит - сам чудесно справится. И она его отпустила.

Поднявшись по лестнице в свою группу, Валерик спокойно переоделся в более тёплые вещи, вытащил из кладовки одно шерстяное одеяло (по причине тёплой погоды дети только простынями накрывались, но где хранятся одеяла Валерик знал), захватил слегка надкусанную кем-то из малышей ватрушку (малыш не стал есть её на полдник) и вышел на улицу. Только он не через ту дверь вышел, через которую входил, а через другую, которую не видно с их площадки. Для этого мальчишка через весь второй этаж прошёл и спустился по другой лестнице, благо планировку собственного детского сада за годы работы в нём ребёнком изучил он достаточно хорошо.

На улице Валерик сразу шмыгнул в кусты возле входа на кухню, пробрался к знакомой дырке в заборе и... Вот она, свобода!!

Больше всего Валерик боялся опоздать на электричку, времени у него в обрез оставалось, так что он практически бегом бежал до метро. Как добраться до Ярославского вокзала парень тоже неплохо представлял себе, ибо сёстры в его присутствии не раз обсуждали это. И от них же, от сестёр, Валерик знал, что электричка до Балакирево ходит один раз в сутки, ошибиться и сесть не в ту электричку попросту невозможно.

Валерик успел. Правда, для этого ему пришлось купить себе в билетном автомате билет за полную стоимость, так как льготных билетов автомат выдавать не умел, а стоять в очереди в кассу за детским билетом было уже некогда. В принципе, Валерику, как дошкольнику, вообще был положен бесплатный проезд, но дошкольникам не положено ездить без взрослых. Потому пришлось мальчишке наврать контролёру в поезде, что он уже окончил первый класс, а на вопрос о том, отчего билет у него не детский, а взрослый, сказать уже чистую правду - опаздывал, а потому не успевал отстоять очередь.

Нашу группу Валерик нашёл очень просто. Вскочив в последний вагон за пару минут до закрытия дверей, он тупо шёл вперёд, пока не наткнулся на вагон, где мы все ехали. Вообще, был риск, что мы поедем в последнем вагоне, тогда Валерик попался бы сразу, но ему повезло. Никто из нас не знал, где в Балакирево выход с платформы, а поэтому мы сели примерно в середину поезда - не то в пятый, не то в шестой вагон.

Правда, Валерик всё равно попался ещё в поезде. Его Хрюша нашла. Вот зачем она, оказывается, ходила несколько раз в соседний вагон. Это она проверяла, как там Валерик, а вовсе не со скуки, как я думала.

В поезде Валерик доел свою ватрушку, а потом ещё купил у проходившей по вагону лоточницы бутылку минералки и три шоколадки с орехами. После чего деньги у него закончились. Тут сёстры поинтересовались, а где вообще Валерик взял деньги? И узнали ужасную вещь, в дополнении к побегу, их непутёвый брат, оказывается, совершил ещё одно преступление - кражу! Этой ночью, когда все спали, он потихоньку достал из маминой сумочки кошелёк и украл оттуда трёхрублёвую бумажку. Ужасный поступок, но ехать без денег было нельзя, это Валерик понимал. А раз его всё равно выдерут за побег, то добавив к нему ещё и кражу, сильно хуже себе Валерик не сделает, дважды драть его не станут. Вот, поганец!

Приехав в Балакирево, Валерик подождал, пока мы все выгрузимся, а потом незаметно побрёл следом на порядочном расстоянии. А поскольку у нас и в мыслях не было опасаться слежки, никто его и не заметил. Кроме Хрюши, конечно. Та периодически убегала от нас и навещала Валерика.

Шли мы недолго, нам ведь нужно было обустроить ночлег прежде, чем совсем стемнеет. Так что уже часов в девять стали разбивать лагерь на понравившейся Пашке лесной полянке. У нас были палатки, у нас был костёр, горячий ужин, чай, спальные мешки. А бедный, несчастный Валерик сидел в это время на голой земле в двух десятках метров от нас, нюхал вкусные запахи, но выйти не решался, мы ещё недостаточно далеко ушли, это он понимал.

К тому времени у Валерика оставалось: шерстяное одеяло, украденное в детском саду, половина шоколадки и бутылка с водой (он её заново наполнил из водопроводной колонки в Балакирево). Плюс относительно тёплая одежда. Днём ему жарко в ней было, он явно не по погоде одет был, но ночью совсем другое дело. Он надел обратно свою кофточку, доел шоколадку, завернулся в одеяло и как мог попытался поспать.

Страшно? Нет, страшно не было. Мы ведь рядом, он нас видел прекрасно. Валерику достаточно было закричать, чтобы мы тут же ему помогли. Только после этого высок шанс утром поехать обратно в Москву, а он этого не хотел.

Когда Валерик уже почти заснул, к нему пришла Хрюша, которая принесла ему половину круга краковской колбасы и мальчишка смог более основательно поужинать. Ну вот, а мы ругали её утром за воровство, думали, она ту колбасу сама съела. В этом месте рассказа Хрюша была полностью реабилитирована, обласкана сёстрами Мороз и премирована двумя полными банками говяжьей тушёнки, которые открыли специально для неё. А когда Валерик рассказал, что Хрюша на ночь от него не ушла и спал он с ней под одним одеялом... От ещё одной премиальной банки тушёнки Хрюшу спасло лишь то, что она и предыдущие две едва осилила, пыхтя и отдуваясь и исключительно из жадности. Она явно обожралась, ведь до того съела порядочно так гречневой каши с такой же тушёнкой.

А вот утром с завтраком Валерику не повезло. Хрюша ему ничего на завтрак не принесла, потому что у неё самой ничего не было, её лишили завтрака за ночное воровство колбасы (прости, Хрюша). На завтрак у Валерика была одна ириска, которую случайно уронил в траву Артур, а Валерик потом нашёл. Обеда тоже не было, своровать у нас бутерброд Хрюша не смогла. Но всё равно она постоянно бегала к Валерику и проверяла его. Честно говоря, если бы не Хрюша, то Валерик бы заблудился. Он шёл на расстоянии метров пятидесяти от нашей группы и пару раз терял нас из виду. Но Хрюша каждый раз выручала его, она прибегала и показывала верное направление.

Уже совсем стемнело, мы все сидим около догорающего костра. Пашка подкинул в него хвороста и пламя немедленно повеселело. Осоловевший и обожравшийся Валерик сидит, привалившись к одной из своих сестёр и пытается домучить третью чашку чая. Но нет, не судьба, он слишком устал. Одна сестра осторожно вытаскивает чашку из пальцев Валерика, тот же явно засыпает, бессильно уронив голову на другую свою сестру. Спать этой ночью Валерик будет в спальном мешке Петьки, тот ему не только одежду уступил, но и спальный мешок свой. Сам же Петька спать под куртками и ветровками станет, мы ему все свои отдали - я, Пашка и сёстры Мороз. Плюс у него ещё своя собственная куртка есть. А Артур отдал надувную подушечку. Одеяло же, в котором Валерик ночевал на земле, Петька сам брать не захотел - оно грязное всё и псиной воняет. Мы это одеяло вовсе выбросим, стирать лениво его в холодной воде, а даже если и постирать, сушиться-то оно сколько будет? У нас времени столько нет.

А это ещё что такое? В темноте среди кустов мигнул свет. Ещё раз мигнул, ещё. А вот он уже не мигает, а ровно горит. Причём источник света явно движется. Похоже, кто-то идёт, идёт вдоль ручья, освещая себе дорогу электрическим фонариком. Свет фонарика заметили мы все, кроме Валерика, который совсем разоспался.

Минут пять спустя после того, как я впервые заметила свет, к нашему костру вышел одинокий мужчина с довольно большим переносным фонарём в руке. Он поочерёдно осветил нас всех, а затем остановил луч света на лице Валерика. Под ярким, бьющим в глаза сквозь веки светом Валерик проснулся, завертел головой и что-то недовольно и неразборчиво забормотал. Неизвестный же мне мужчина вдруг сказал густым сочным голосом:

- Так-так. Гражданин Мороз Валерий Константинович?..






Глава 5 | Самые последние каникулы | Глава 7