home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Неопознанные «нарушители»

Следующий шаг в изучении феномена должна была сделать армия. Но и здесь не наблюдалось единства взглядов, и возникала ситуация, при которой «правая рука не знала, что делает левая».

Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить показания двух старших офицеров: генерал-полковника Решетникова и генерал-майора Алексеева.

Бывший командующий войсками ПВО Дальнего Востока генерал-полковник Геннадий Михайлович Решетников в своем интервью отмечает, что столкнулся с проблемой НЛО еще в 1976 году:

«Да, особо загадочные явления в процессе военной практики были. Порой появлялись такие цели, на которые поднимались истребители или наводились радарные установки зенитных ракет, но так и не определили, что же это было на самом деле. Бывали случаи, когда цель отвечала на сигнал: “Я свой самолет”. У нас есть такая практика запроса. Или, наоборот, не отвечала. Мало того, мне известны случаи, когда поднимающиеся в воздух самолеты вначале, включая свои бортовые прицелы, обнаруживали цель, а при приближении на определенную дальность, когда должна была срабатывать непосредственно система управления оружием на пуск ракет, все исчезало. Или самолет просто проскальзывал это пространство. Проводили повторную атаку. Опять обнаруживали цель, а она снова – раз! – и исчезала с экрана радара».

Нет необходимости объяснять, что обладание устройством, делающим летящий объект практически неуязвимым для ракет и радаров противника, дало бы решающий перевес советским военно-воздушным силам над американскими и уже в силу одного этого разведчики и военные Советского Союза были обязаны хотя бы попытаться разгадать загадку многократно наблюдаемых ими небесных явлений. Однако генерал-полковник Решетников решительно отрицает наличие приказов, предписывающей военным докладывать наверх о случаях наблюдения ими НЛО и соблюдать особую секретность в этом плане:

«Я совершенно точно могу сказать, что секретности, особой требовательности к соблюдению секретности вокруг НЛО у нас нет. Нет ни директивных указаний, ни какой-то сверхработы вокруг НЛО. Информация довольно общая. Она всегда идет по открытым средствам связи. Ничего мы специально не докладываем, за исключением того порядка, который требуется, как во всяком военном ведомстве. И даже сейчас, на этом уровне моего служебного положения, мне ничего подобного не известно».

В другом месте своего интервью генерал-полковник тем не менее обмолвился: «Специальный отбор или посылка таких [о НЛО] материалов куда-либо не производились. Только по специальному запросу. Что с ними делалось, как они исследовались, я, например, не знаю».

На вопрос корреспондента: «Слышали ли вы что-нибудь о том, что кто-то, где-то, какое-нибудь ведомство в Вооруженных Силах проводило подобные исследования?» Решетников категорично заявил: «Ничего подобного за мою службу не было».

Совершенно противоположного мнения придерживается генерал-майор авиации и сотрудник Центра космической связи Василий Алексеевич Алексеев. В 1997 году он сделал сенсационное заявление:

«По роду своей деятельности мне приходилось получать информацию из разных воинских частей на территории России, а тогда бывшего Союза. Я знал, что существуют группы, которые занимаются исследованиями, но на то время уровень закрытости этого вопроса ограничивался тем, что происходило получение информации с последующим отправлением ее наверх. Мы люди военные, объяснений каких-либо не было. Вопрос ставился так: нас интересует то-то. Затем показывалась таблица с изображением всех когда-либо зафиксированных форм НЛО. Порядка полусотни, начиная от эллипсов, шаров и кончая чем-то, напоминающим космические корабли и так далее. Очевидцам задавался вопрос о том, на что “то” было похоже, затем делали привязку к местности и т.д., затем все эти материалы уходили...»

В одном из множества собранных Алексеевым по долгу службы сообщений есть, например, такое. Два прапорщика, служившие в Подмосковье, почувствовали вдруг внутренний «зов», будто надо куда-то выйти. Руководствуясь этим непонятным внушением, один из прапорщиков вышел непосредственно к месту приземления летательного аппарата. Он телепатически разговаривал с пилотами НЛО, и те пригласили посетить космический корабль, но то ли страх, то ли сугубо личные причины не позволили ему принять приглашение. Позже оба прапорщика написали объяснительные и сделали рисунки НЛО, которые подтверждались рапортами и рисунками дежурных офицеров, их помощников и целого ряда военнослужащих срочной службы, которые несли службу в карауле. Все рассказы были сопоставимы с одним местом и временем, и много было общего в рисунках инопланетного корабля...

История о «близком контакте» ушедшего в «самоволку» прапорщика остается на совести генерал-майора, поскольку опять же никаких документов, подтверждающих правдивость этого рассказа, представлено не было. В то же время существует достаточное количество свидетельств, что к феномену НЛО армия все же проявляла вполне определенный интерес.

О довольно необычном случае рассказал Николай Семирек, служивший в 1979 году на полигоне НИИ ВВС имени Чкалова. Служил он старшим техником на маловысотном посте с радиолокационной станцией кругового обзора и радиовысотомером. Получив от начальника отделения приказ проверить работоспособность радиолокатора, Семирек включил оборудование и на северо-западном направлении заметил цель на дальности в 350 километров. Отметка была четкой, значит, отраженный сигнал – сильный.

Однако на следующем обороте развертки цель внезапно пропала. Причем она не исчезла совсем, а понеслась по направлению к полигону на бешеной скорости, оказавшись вдруг совсем рядом. Оператор доложил, что цель действительно находится в их районе. Военные ждали, что она пронесется дальше на восток, однако загадочный объект завис над секретным военным полигоном. Зато вместо него на том же курсе и дальности появилась другая цель. С той же скоростью она одолела 350 километров за 50 секунд и также «спряталась» где-то над головами у военных. За ней появилась следующая, и так далее. С завидной регулярностью цели одна за другой летели к центру экрана. Потрясенные военные насчитали несколько сотен пикировавших на них загадочных летающих объектов. Вдоволь налюбовавшись неизвестными объектами на экране и на небе, Семирек скорее ради шутки, чем всерьез нажал кнопку системы опознавания. Каково же было его удивление, когда рядом со штришком цели появилась тонкая отметка «свой»! Ни один из наблюдавших за этим военных не рискнул доложить невероятную информацию вышестоящему начальству.

«Через год, – рассказывает Семирек дальше, – поступил приказ начальника главного штаба ВВС, требующий регистрировать любые аномальные явления. Вслед за этим мои однополчане на оптических станциях совершенно официально занялись астрономическими наблюдениями. На вопрос “Кого глядим?” они отвечали: “Снимаем тарелочки”...»

Действительно, 1980 год ознаменовался тем, что Министерство обороны СССР выпустило методические указания, основанные все на той же «Инструкции по наблюдению за НЛО», которую составил Ажажа для флота.

В методических указаниях говорилось, что НЛО имеют форму сфер, цилиндров, дисков с одним или двумя куполами и такими деталями как окна и люки. Подчеркивалось, что эти объекты двигаются по необычным траекториям с очень большими скоростями, совершают резкие маневры и способны разделяться на части. Они обладают также электромагнитными и, возможно, другими видами излучений, воздействующими на окружающую среду, живые организмы, электротехнические, радиотехнические и другие устройства.

В газете «Красная звезда» от 12 мая 1990 года генерал-полковник Александр Александрович Максимов сообщал, что «у нас был организован достаточно широкий сбор информации об НЛО с компетентным анализом специалистов». Во все воинские части была направлена специальная директива: обо всех случаях наблюдений НЛО сообщать телеграммой в головные институты, которые были определены во всех видах Вооруженных сил. А там якобы были созданы рабочие группы для изучения этих свидетельств.

Утверждалось также, что в Министерстве обороны программа изучения аномальных явлений получила наименование «Сетка-МО» под грифом «Секретно».

Куда же шли все материалы, полученные по «Сетке», на самом деле? Ответ на этот вопрос был получен уфологами только после крушения СССР.


Неопознанные «надводные» объекты | Спецслужбы против НЛО | «Синий пакет» КГБ