home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сектор надежды

Советский Союз обладал лучшей системой образования и воспитания в мире. Она была одной из несущих конструкций Красной цивилизации. Поэтому развал целостной системы образования и воспитания стал одним из магистральных направлений деятельности предавшей свою страну элиты Беловежской Россиянии наравне с разгромом ВПК и обескровливанием фундаментальной и прикладной науки. Правящие круги Россиянии знали, что делали: в обмен на благословение грабежа собственной страны они лишали ее будущего. Разрушались в первую очередь корневые структуры патриотического и трудового воспитания: уничтожались учебные комбинаты, школьные мастерские, летние военно-спортивные лагеря, перепрофилировались в казино и ночные клубы дворцы и дома пионеров, закрывались сотни тысяч кружков детского творчества в школах и по месту жительства. Безжалостно демонтировалась система профессионально-технического образования. Стране, где высокотехнологической индустрии не было места, не нужны были высококвалифицированные рабочие и техники – в ходу были «челноки», бандиты, брокеры и банкиры.

Уже агонизируя, советская система образования еще раз доказала свою высочайшую эффективность, но в горьком, самоубийственном для России варианте. С момента развала Советского Союза эмигрировало почти два миллиона человек, из них около 80 % с высшим образованием. Согласно результатам исследований, проведенных в Европе, Америке, Израиле, четыре из пяти лиц с высшим образованием смогли получить работу по специальности. Это ли не доказательство высочайшего уровня созданной в СССР образовательной системы. И еще несколько цифр. Согласно оценкам с начала девяностых годов по всему миру разъехалось около семидесяти тысяч сотрудников оборонных институтов и работников предприятий ВПК. Подавляющая часть из них – специалисты высочайшего класса, носители государственных секретов и уникальных ноу-хау. Уже сегодня общие потери страны от «утечки мозгов», потерь технологий и ноу-хау составили примерно триллион долларов.

За истекший с начала «катастройки» период система образования скукожилась, лишилась системной полноты и структурной стройности, но все же выжила и сложилась из продолживших существование фрагментов в некую целостность. И надо прямо признать, что по сравнению со многими другими секторами экономики дела в образовании обстоят не самым худшим образом. Приведем оценку положения дел в этой сфере одного из наиболее последовательных критиков нынешней власти Сергея Глазьева. Он отмечает: «Появилась возможность выбора, зародились и встали на ноги авторские школы, окрепло движение учителей-новаторов, оформились новые образовательные технологии». Впрочем, тут же он добавляет: «Однако эти ободряющие явления касаются 10 % школ, в большинстве же отечественных учреждений среднего образования ситуация за последнее время существенно ухудшилась». Об ухудшении мы поговорим позже, а пока продолжим о позитивных сдвигах. О них свидетельствуют, в частности, ежегодные победы российских школьников на всемирных Олимпиадах по физике, химии, математике, биологии, программированию. Сюда же можно отнести наметившийся в последние годы устойчивый рост конкурсов в технические и химические вузы, на физические, математические, биологические факультеты университетов, то есть в сферу реального дела, а не на обеспечивающий сектор – юриспруденцию, маркетинг, финансы и т. п. Эту же тенденцию подтверждает, к сожалению, и возрастающая активность так называемых хэд-хантеров, стремящихся заполучить наиболее талантливых выпускников российских вузов для многочисленных транснациональных корпораций. Это явление получило такой размах, что позволило одному из наиболее зорких отечественных обществоведов Михаилу Делягину определить Россию как «гипофиз человечества», а ее роль в международном разделении труда увидеть в подготовке творческих кадров различного профиля и специальности для мировой экономики. Кстати, интересный подход к практическим шагам в этом направлении сформулировал С. Переслегин.

На закрепление положительной динамики направлен национальный проект «Образование», достаточно эффективно реализуемый Минобрнаукой во главе с А. Фурсенко. В результате проекта в настоящее время уже треть школ получила бесплатный широкополосный скоростной Интернет, а к 2008 году он будет установлен во всех без исключения школах страны. Шесть тысяч школ по стране ежегодно получают в виде грантов по одному миллиону рублей, а двадцати тысячам лучших учителей дополнительно выплачивается по тридцать тысяч рублей. Фактом является и то, что совокупные расходы бюджетов всех уровней от местного до федерального на образование превысили в текущем году один триллион рублей, что значительно выше расходов на оборону и правоохранительные структуры.

Однако несомненные достижения скрывают нарастающие опасные тенденции. И эти тенденции, без преувеличения, могут иметь гибельные для страны последствия. Более того, их дальнейшая эскалация может деформировать и имеющиеся положительные сдвиги, поставить их на службу целям и процессам, угрожающим национальной безопасности страны, самому существованию русской цивилизации и русского народа.

Не преувеличивается ли степень угрозы? Попробую доказать, что нет. Итак, перейдем к угрозам.

Первое. Это нарастающая монетизация образования, начиная от детского сада до университета, от занятий детворы спортом до развития у детей творческих способностей. Государство, тратя триллионные средства, по сути, стремительно бежит из сферы образования и воспитания. Пути ухода различны: от увеличивающегося из года в год сокращения бюджетных мест в вузах до поощрения фактической платности бесплатного среднего образования. От сплошной коммерциализации детского досуга до стремительно нарастающей дифференциации качества образования по критерию платности. Триллионные средства, будучи «размазаны» по многим статьям неотложных расходов, не спасают ситуацию, не ведут к качественному изменению бедственного состояния российского среднего и высшего образования, и тем самым неспособны противостоять натиску коммерциализации. К чему это ведет? Ко многому. Но самое страшное состоит в «демонтаже» и без того не слишком развитой в современной России системы «социальных лифтов», позволяющей молодежи перемещаться из одного социального слоя и имущественной группы в другие, более высокие. Такая ситуация намертво блокирует мобильность общества, ее внутренний метаболизм – основу нормальной жизни социума. История неумолимо свидетельствует: социум, где отключаются «социальные лифты», ждут сначала деградация, потом разгул насилия и, наконец, распад. А начинается все с безобидных элитных школ и обучения особо избранных отпрысков за границей.

Угроза вторая – дегуманизация современной школы. Отсутствие реальной, а главное, результативной воспитательной работы вкупе с пренебрежением особенностями детской и юношеской психологии ведут к поистине трагическому влиянию современной школы на здоровье ребенка.

Исследования, проведенные среди детей Москвы, Петербурга, Урала, Сибири, показали: доля психических отклонений и расстройств в школьном возрасте зашкаливает уже за две трети. Почти 70 % московских школьников являются нездоровыми, у ребят при диспансеризации находят заболевания нервной, опорно-двигательной, иммунной системы, сердца, печени, почек и других важных органов. С 1985 года число больных детей увеличилось в шестнадцать раз. Одной этой цифры достаточно, чтобы судить всех «реформаторов» за государственную измену.

Но и это еще не все. Более 20 % учтенных наркоманов составляют школьники. Сегодня школы стали одними из основных мест сбыта наркотиков. Причем, только по официальным данным, ежегодный рост наркомании составляет 10 %, фактически же, как говорят независимые эксперты, он намного больше. Но наркомания – это полдела. Неменьшую угрозу несет привычный в нашем отечестве алкоголизм. Почти половина московских школьников регулярно употребляет пиво, а около 20 % – крепкие спиртные напитки. Вы можете себе представить что-то подобное в советской школе?

Угроза третья. Российская школа не в силах противостоять, а подчас даже усиливает нарастающие процессы деструкции психики подрастающего поколения. Эта деструкция сегодня имеет ряд аспектов.

Во-первых, она выражается в ослаблении способности к размышлению, анализу и синтезу. Во-вторых, происходит притупление интуиции, резко падает способность к оперированию длинными ассоциативными цепочками, к синтезу различных образов. В-третьих, происходит разрушение целостной картины мира, построенной на ценностной координатной системе. Вместо этого нарастают «клиповость» сознания, разорванность восприятия окружающей действительности, ощущение жизни как компьютерной игры, в которой все можно многократно начать заново. В-четвертых, «накачивается» потенциал гипнабельности, внушаемости детей и молодежи путем целенаправленного воздействия СМИ, музыкальных технологий, видеопродукции. В-пятых, происходит специально организованное массовое «размягчение воли», утрата стойкости в сочетании со встраиванием в структуру формирующейся личности доминант немотивированной агрессии и установок на безусловное подчинение, в соответствии с определенными внешними по отношению к личности стимулами и раздражителями.

Угроза четвертая. Через молодежную субкультуру, формируемую СМИ, типа MTV и гламурной печатной продукции, видео– и аудиопродукцией, осуществляется программа целенаправленного разрушения идентичности молодежи, вытравливания «русскости», замена ее космополитизмом, ощущением себя новыми кочевниками, гражданами мира. Сюда же можно отнести сознательную десоциализацию молодежи, блокировку формирования у нее устойчивых «командных связей», а также традиционных семейных отношений, охватывающих несколько поколений. Вместо свойственного русской цивилизации формирования дружеских команд по месту учебы, проживания или на базе общих увлечений молодежи навязывается так называемый многоролевой стиль поведения, предусматривающий частичные включения в многочисленные группы, относящиеся к различным срезам молодежной жизни, включенные в глобальную поп-культуру.

Угроза пятая – заглушение творческих начал и трудовой основы жизни, замена их потребительством как идеалом существования и карьерой как способом максимизации потребления. Именно на это ориентирована современная школа. В концепции ее модернизации главной частью современной российской школы провозглашено формирование «конкурентной личности». А что такое «конкурентная личность» в современном мире, думаю, читателю ясно и без пояснений.

Как же отвратить угрозы, как исправить ситуацию без утопических надежд и зряшных ожиданий на глобальные перемены, на материализацию новой чудесной стадии национального проекта «Образование»?

Прежде всего надо объединиться всем, кто понимает угрозы и не готов смириться с исчезновением русских как носителей особой цивилизационной идентичности. Объединиться на самых различных уровнях – от школы до региона, от родительского актива до бизнес-сообщества, озабоченного своим завтра.

А объединившись, перво-наперво решить главную задачу – вновь соединить образование и воспитание в неразрывный процесс подготовки к жизни новых поколений, кому предстоит обеспечить преемственность веры, ценностей, укладов поведения, идеалов и устремлений, всего того, что, собственно, и составляет суть любой цивилизации.

Чтобы задача оказалась по плечу, необходимо воспользоваться всем богатством отечественных образовательных и воспитательных технологий, накопленных с начала ХХ века. Для примера расскажем о некоторых из них.

Для начала необходимо вернуть в жизнь педагогические системы Э. Костяшкина – для городских школ и Д. Щетинина – для сельских. Они покоятся на трех китах: передовых образовательных технологиях – созидательном воспитании, когда ученик с первых классов вовлекается в реальный трудовой хозяйственный процесс, в творческие занятия и спортивные состязания, – и активной социализации, предусматривающей самое широкое участие учеников в самоуправлении, решении всех без исключения вопросов жизни школы.

Найдут свое место и педагогические прозрения Г. Альтшулера и его последователей по школе ТРИЗ Б. Шаталова, В. Давыдова, готовящие ребенка, а затем и молодого человека к жизни в непростом и не всегда комфортном мире, где умение быстро и эффективно решать все новые и новые неожиданные проблемы становится важнейшим условием реализации жизненных устремлений.

Многое может дать домашнее образование и воспитание по технологиям В. Тюленева. Они позволяют в самом раннем возрасте, от полутора до трех лет, активизировать дремлющий в каждом из нас творческий потенциал и, что самое главное, далее последовательно развивать и гармонизировать пробудившиеся способности, одновременно вписывая личность в имеющийся конкретный социум со всеми его недостатками и несовершенствами. Результаты, достигнутые Тюленевым, поражают. И что особенно важно, они носят не единичный, а достаточно массовый характер, ориентированный не на уникальные тепличные условия, а на обычные российские семьи.

Несомненно, нуждаются в дальнейшем развитии, укреплении материально-технической базы и кадрового состава суворовские и нахимовские училища, кадетские корпуса. В них на деле реализуется единство обучения и воспитания, получение знаний органически увязывается с укреплением воли, закаливанием характера. Именно в училищах и корпусах закладываются основы воинского братства, формируется высший патриотизм – профессия жить и умирать за Родину. Поэтому именно на расширение и укрепление сети суворовских, нахимовских училищ, кадетских корпусов должны быть направлены средства национального проекта «Образование». Необходимо тратить средства российских школьников не размазанно, а точечно, целевым образом, выбирая решающие для судеб нашей страны направления.

В сфере высшего образования нуждаются в осмыслении и тиражировании достижения С. Чернышева. Ему в Центре корпоративного предпринимательства удалось органически соединить получение знаний, т. е. обучение, с практической деятельностью, превратить в преподавателей, а точнее – в мастеров, будущих работодателей студентов. Хотя его Центр и перестал активно существовать, отработанные в нем технологии, формы организации учебного процесса, стиль взаимодействия студентов и их наставников нуждаются в самом широком распространении и экспансии на другие предметные области обучения.

Если государство поможет этим и многим другим новациям, направит на их развитие и тиражирование ресурсы, то хорошо. Если нет, то справимся сами, сообща. В стране нашей еще хватает умных, сильных, самодостаточных людей, располагающих кое-какими ресурсами и волей к переменам, а главное – любовью к своей Родине. Соборно мы превратим образование из сектора надежды в отрасль преображения реальности. А когда воспрянет система образования и воспитания, то состоится Пятая Империя и настанет Русское Завтра. В мир придет новая реальность – реальность, которую так долго ждали русские.


От здравоохранения к здраворазвитию | Технологии «Пятой Империи» | Общее дело – Русский дом