home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА X. ГРОЗА В УРАЛЬСКИХ ГОРАХ

Уральский хребет тянется от Ледовитого океана до Каспийского моря и составляет естественную границу между Азиатской и Европейской Россией. Нашим путешественникам предстояло переехать горы по дороге из Перми в Екатеринбург, лучшей из ведущих через хребет, так что можно было рассчитывать совершить этот проезд в продолжение ночи. На дурную дорогу они мало обращали внимания, но удушливая жара и отдаленные раскаты грома заставляли опасаться грозы.

— В котором часу мы доедем до перевала? — спросил Строгов у ямщика.

— Часу в первом ночи, — отвечал тот, — да еще кто знает, доедем ли.

— Полно, братец, трусить, ведь ты, верно, не в первый раз встречаешь грозу в горах.

— Правда, что не в первый, — возразил ямщик, — а все-таки напрасно вы, барин, поехали.

— Было бы еще хуже, если бы я остался, — коротко ответил фельдъегерь.

Ямщик понял, что возражения не помогут, и стегнул лошадей. Вдруг яркая молния прорезала тучи, и над самой головой путников раздался такой оглушительный удар грома, что лошади разом остановились. Строгов схватил за руку свою спутницу.

— Будь готова ко всему, Надя, — проговорил он, — гроза начинается.

— Я не боюсь, брат, — твердо отвечала девушка.

Соскочивший с козел ямщик схватил под уздцы лошадей, которые пятились и вставали на дыбы, так что тарантас рисковал опрокинуться в пропасть, зиявшую влево от дороги. Как ни старался несчастный ямщик, он не мог справиться с обезумевшими животными, пока Строгов сам не поспешил ему на помощь и не сдержал лошадей, благодаря своей необыкновенной силе. Вдруг они услыхали вверху какой-то шум и, подняв голову, заметили несколько громадных камней и вырванных с корнем стволов, которые медленно сползали по откосу и угрожали раздавить путешественников.

— Здесь нам нельзя оставаться, — заметил Строгов.

— Где уж тут оставаться, — воскликнул перепуганный ямщик, — того и гляди, что угодим на самое дно пропасти!

— Держи под уздцы правую пристяжку, — приказал ему фельдъегерь, — а я возьму левую!

Новый порыв урагана чуть не сшиб с ног обоих, а тарантас, несмотря на все их усилия, сдвинулся с места и непременно скатился бы в пропасть, если бы его не задержал ствол дерева, лежавший на краю дороги. Надя выглянула из тарантаса: она была бледна, но совершенно спокойна.

— Не вернуться ли нам, барин? — спросил ямщик.

— Ни под каким видом! Когда мы перевалим через вершину, мы будем защищены скалами.

— Да что тут поделаешь с лошадьми, они не идут вперед! — пробовал возразить ямщик.

— Не рассуждай и едем дальше, я должен продолжать путь, потому что этого сам царь требует! — воскликнул Строгов, в первый раз упомянув имя государя.

— Эй, голубчики, вперед! — крикнул ямщик, и лошади двинулись.

Строгов и ямщик шли по сторонам, ведя под уздцы пристяжных. Порывы ветра несколько раз сшибали их с ног и, наверное, сорвали бы с тарантаса верх, если бы он не был так крепко привязан. Подъем продолжался с лишком два часа и приближался уже к концу, как вдруг целый град камней посыпался сверху, и испуганные путешественники разглядели несколько стволов, скользящих по откосу прямо над их головами. Строгов хлестнул лошадей, но они не двинулись с места. Опасность придала ему нечеловеческую силу: он уперся руками в оглобли и сдвинул тарантас на несколько шагов назад. Огромная каменная глыба прокатилась шагах в двух вперед и едва не задела молодого человека.

— Брат! — закричала перепуганная Надя.

— Не бойся, — отвечал он, — с Божьей помощью мы проедем благополучно.

— Я не за себя боюсь, — с чувством сказала девушка, — и, видно, Бог мне помогает, что послал тебя на моем пути.

С трудом протащившись еще сажень двадцать, путешественники достигли места, где скалы образовали углубление, защищенное от порывов ветра. Тут экипаж был в сравнительной безопасности, хотя налетавший ураган по временам ударял его о скалу так сильно, что он угрожал сломаться. Строгов посоветовал Наде выйти и укрыться от непогоды в углублении скалы, представлявшем род пещеры. В это время полил сильнейший дождь и продолжать дорогу стало немыслимо.

— Буря так сильна, — сказал он своей молодой спутнице, — что, верно, не будет продолжительна. Часа в три станет светать, и нам легче будет спускаться.

Надя не успела ответить; раздался оглушительный удар, в воздухе распространился удушливый запах серы, и молния ударила прямо в сосну, стоявшую шагах в двадцати от тарантаса. Огромное дерево вспыхнуло, как лучина. Ямщик, оглушенный ударом, упал на землю, но, к счастью, остался невредим. Раскаты грома начали постепенно стихать, как вдруг Надя схватила своего спутника за руку и с испугом прошептала:

— Брат, я слышу крики! Кто-то зовет на помощь!


ГЛАВА IX. В ТАРАНТАСЕ ДНЕМ И НОЧЬЮ | Михаил Строгов | ГЛАВА XI. ПУТЕШЕСТВЕННИКИ В НЕСЧАСТЬЕ