home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ПЯТАЯ

ОСТРОВ СЕНТ-ЛЮСИЯ

От Мартиники до Сент-Люсии плавание было во всех отношениях благополучное. Дул свежий норд-ост, и «Резвый» в течение дня прошел восемьдесят миль между Сен-Пьером и Кастри, главным портом английского острова.

Так как к острову Сент-Люсия корабль должен был подойти поздно вечером, Гарри Маркел рассчитывал лечь в дрейф, чтобы войти в канал при восходе солнца.

Утром еще виднелись вдали вершины мартиникских гор. Тони Рено, первым увидевший при приближении Монтань-Пеле, послал ему и последний прощальный привет.

Порт Кастри, лежащий между большими береговыми утесами, представляет живописную картину. Это как бы огромный цирк, затопленный морем. Даже многотонные суда находят приют в гавани. Город расположен амфитеатром. Дома красиво раскинулись до самых вершин гор. Как большинство антильских городов, Кастри выстроен на западе, так что горы защищают его от морских ветров и атмосферных изменений.

У семейства Гинсдалов было на острове большое имение, плантации, сахарные заводы, и все это процветало. Всем этим заведовал управляющий мистер Эдуард Фальке, который, узнав о прибытии сына и наследника Гинсдалов, предоставил себя в его полное распоряжение на все время стоянки корабля в гавани.

Как уже было сказано выше, Гарри Маркел не хотел входить в порт ночью. И вот, пока еще не чувствовалось прилива, он направил корабль в небольшую бухточку, чтобы его не отнесло в море.

Утром Гарри Маркел увидел, что придется выждать несколько часов, прежде чем сняться с якоря. Ночью ветер стих и, вероятно, подует с запада, когда солнце покажется на горизонте.

Роджер Гинсдал появился на юте раньше всех, мало-помалу собрались и остальные товарищи. Мистер Паттерсон пришел последним подышать свежим воздухом. Вечером контуры берега было трудно разглядеть, теперь они с живейшим интересом разглядывали побережье.

После девяти часов вечера подул ветер с моря, как и ожидал Гарри Маркел. Впрочем, ветер был западный. Сент-Люсия лежит совершенно отдельно от других островов, между Антильским морем и океаном, он ниоткуда не защищен от ветров и зыби.

«Резвый» приготовился сняться с якоря. Лишь только подняли якорь, «Резвый» под марселями пошел вперед, огибая один из мысов, которые замыкают порт Кастри.

Роджеру Гинсдалу очень захотелось, чтобы остановка на Сент-Люсии продолжалась подольше, чем на остальных Антильских островах. Ему хотелось подробно осмотреть с товарищами остров. Но по маршруту в Сент-Люсии полагалось оставаться три дня, и предписание надо было исполнить.

На острове не оставалось более никого из родственников Роджера Гинсдала, все они переселились в Лондон. Таким образом, Роджер приезжал в свои довольно значительные владения как молодой наследный лорд.

«Резвый» стал на якорь в Каренаже, и около десяти часов Роджер Гинсдал и его товарищи вместе с мистером Паттерсоном высадились на берег.

Город был чистенький, с большими площадями, широкими улицами, с массой зелени и казался скорее французским, чем английским городком.

— Право, мы здесь точно во Франции! — не удержался Тони Рено.

Роджер Гинсдал ответил на это замечание презрительной гримасой.

На пристани мальчиков встретил управляющий, который изъявил готовность сопровождать их во всех прогулках по городу и его окрестностям. Эдуард Фальке должен был показать им великолепные плантации Гинсдалов, особенно плантации сахарного тростника, которыми славится Сент-Люсия и соперничает с островом Святого Христофора, где выделывается самый лучший сахар.

На острове была всего тысяча белых жителей. Черное и цветное население увеличилось особенно с тех пор, как прекращены были работы по Панамскому каналу, вследствие чего много рабочих осталось без дела.

Дом, в котором прежде жило семейство Роджера Гинсдала, а теперь жил их управляющий, стоял на окраине города и был достаточно велик, чтобы в нем могли поместиться все пассажиры «Резвого». Роджер предложил своим товарищам поселиться в нем на три дня пребывания в Сент-Люсии. Каждому будет отведена отдельная комната, мистеру Паттерсону — самая лучшая, обедать будут в большой столовой, и все экипажи имения будут предоставлены в их распоряжение.

Мальчики охотно приняли приглашение Роджера Гинсдала, который, несмотря на присущие ему чванство и спесь, был, в сущности, добрый и услужливый юноша.

Сильную зависть питал он к Луи Клодиону. В Антильской школе они соперничали из-за места. Из конкурса вышли оба с равной честью, dead heat,[20] как говорят на скачках, или ex aego, как говорится по-латыни, что Тони Рено переводил, к великому негодованию воспитателя, «на одной лошади», играя словами.

В первый день пребывания на Сент-Люсии путешественники отправились осматривать плантации. Остров отличается здоровым климатом. Четыре пятых пространства его покрыты лесом. Поднялись на гору Фортюне, в двести тридцать четыре метра вышиной, на которой выстроены казармы, и на возвышенности Азабо и Шазо, где устроен санаторий. Как видно, все названия на острове французские. Затем туристы посетили Сент-Алузи — потухшие кратеры, которые, может быть, когда-нибудь снова начнут действовать, так как в соседних прудах вода постоянно кипит.

Вечером, когда они вернулись домой, Роджер Гинсдал сказал мистеру Паттерсону:

— На Сент-Люсии есть тоже змеи, не менее опасные, чем трехугольноголовые змеи Мартиники. Надо остерегаться!

— Я их больше не боюсь, — отвечал мистер Паттерсон, принимая величественную позу. — Кстати, пока мы стоим здесь на якоре, я отдам сделать чучело из убитой мной змеи!

— Непременно сделайте это! — ответил, едва удерживаясь от смеха, Тони Рено.

На следующий день мистер Фальке послал ужасное пресмыкающееся к одному чучельнику в Кастри, которому Тони Рено объяснил, в чем дело. Чучельник обещал прислать змею накануне отплытия «Резвого».

Вечером, прежде чем лечь спать, мистер Паттерсон написал миссис Паттерсон второе письмо. Сколько цитат из Горация, Вергилия, Овидия было приведено им в этом письме! Впрочем, миссис Паттерсон давно привыкла к этому.

На следующий день, к восьми часам, путешественники должны были возвратиться на корабль. Последний вечер они провели в доме Роджера Гинсдала.

Среди приглашенных было несколько друзей Эдуарда Фалькса, и, как всегда, после тостов за здоровье каждого выпили и за здоровье мисс Китлен Сеймур. Через несколько дней молодые люди должны были увидеть ее. Они были уже недалеко от Барбадоса, где «Резвый» в последний раз бросит якорь. Лауреаты никогда не забудут дней, проведенных на этом острове!

Между тем в последний день пребывания в Сент-Люсии случилось нечто, что чуть не погубило экипаж.

Гарри Маркел, как известно, отпускал своих матросов на берег только в случаях крайней необходимости. Этого требовала осторожность.

Но в три часа надо было принять запас свежего мяса и овощей, купленных Рени Кофом на рынке в Кастри.

Гарри Маркел приказал спустить шлюпку, и повар отправился на берег с одним из матросов, по имени Морден.

Прошло сорок минут, а шлюпка не возвращалась.

Гарри Маркел, Корти и Джон Карпентер начали беспокоиться. Не случилось ли беды? Отчего они не возвращаются? Уж не пришло ли из Европы каких известий, навлекших подозрение на капитана и экипаж «Резвого»?

Наконец, около пяти часов вечера, шлюпка возвратилась.

Не успела она, однако, причалить, как Корти воскликнул:

— Рени — один! Морден не вернулся с ним!

— Где же он? — спросил Джон Карпентер.

— Напился и остался где-нибудь в кабаке! — сказал Корти.

— Все-таки Рени должен был привезти его во что бы то ни стало! — сказал Гарри Маркел. — Этот проклятый Морден с пьяных глаз начнет болтать лишнее!

Действительно, так и случилось, как позже узнали из рассказа Рени Кофа. Пока Рени закупал что нужно на рынке, Морден, ничего не сказав ему, скрылся. На корабле ему не удавалось напиться, и теперь он, вырвавшись на свободу, отдавал дань своей страсти к вину где-нибудь в кабаке. Повар искал своего товарища. Он обошел все таверны приморской части города, но нигде не нашел этого негодяя Мордена, которого охотно ошвартовал бы на дне лодки.

— Надо во что бы то ни стало разыскать его! — сказал Джон Карпентер.

— Нельзя оставить его в Сент-Люсии. Он все разболтает. Когда он пьян, он не помнит что говорит. За нами как раз пошлют рассыльное судно!

Гарри Маркел имел основание опасаться. Опасность была очевидна.

Итак, надо было найти Мордена. Капитан имел полное право разыскивать своего матроса. Достаточно удостоверить личность матроса — его тотчас же разыщут и пришлют к командиру. Только бы он не наболтал лишнего!

Гарри Маркел собирался уже ехать на берег, в морское бюро, чтобы подать объявление о загулявшем матросе, как вдруг к «Резвому» стала приближаться шлюпка.

В Каренаже была брандвахта, на которой лежала обязанность полицейского надзора в порте. Это была одна из ее шлюпок. В ней сидели шесть полицейских и офицер.

— Морден в шлюпке! — вскричал Корти.

В самом деле, Морден сидел в шлюпке. Расставшись с поваром, он отправился в трактир самого последнего разряда. Там он напился. Его подобрали, и шлюпка брандвахты доставила его на корабль. Его с трудом втащили по трапу.

Офицер вышел на палубу и спросил:

— Вы капитан Пакстон?

— Я! — отвечал Гарри Маркел.

— Этот пьяница действительно ваш матрос?

— Мой. Я уже собирался подать о нем объявление, так как мы должны сняться с якоря!

— Ну так я привез его вам, и сами видите, в каком виде!

— Он будет наказан! — ответил Гарри Маркел.

— Позвольте только один вопрос, капитан Пакстон, — продолжал офицер. — Этот пьяный матрос говорил что-то бессвязное о каких-то схватках в Тихом океане, о «Галифаксе», о котором недавно так много писали, о капитане этого корабля Гарри Маркеле, которому, как мы узнали, удалось бежать из Кингстонской тюрьмы.

Гарри Маркелу стоило невероятных усилий сохранить спокойствие во время речи офицера. Джон Карпентер и Корти, менее владевшие собой, отвернулись и незаметно отошли в сторону. По счастью, офицер не заметил их смущения и только спросил:

— Что бы это значило, капитан Пакстон?

— Право, не могу вам объяснить, — отвечал Гарри Маркел. — Этот Морден пьяница, а когда он пьян, ему Бог знает что лезет в голову…

— Так он никогда не служил на «Галифаксе»?

— Никогда. Скоро десять лет, как он служит под моей командой!

— Но отчего же он говорил о Гарри Маркеле? — настаивал офицер.

— История с «Галифаксом» наделала много шуму. Когда мы уезжали из Кингстона, там много говорили о бегстве преступников. Говорили о нем и на нашем корабле. Это, верно, и засело у него в голове. Не знаю, как объяснить иначе эту болтовню пьяного матроса!

Офицеру не могло прийти в голову, что он разговаривает с самим Гарри Маркелом и что весь экипаж «Резвого» вовсе не экипаж капитана Пакстона.

— Что же вы будете делать с этим матросом? — спросил он наконец.

— Посажу на недельку в трюм, — отвечал Гарри Маркел. — Пусть протрезвеет. Если бы он не был мне нужен, я бы даже оставил его в Сент-Люсии, но мы потеряли уже одного матроса в Коркском заливе, а теперь я не могу обойтись без Мордена!

— А когда приедут ваши пассажиры, капитан Пакстон?

— Завтра утром, потому что мы рассчитываем завтра же сняться с якоря!

— Счастливого пути!

— Благодарю вас!

Офицер сел в шлюпку, и она отплыла на брандвахту.

Бесчувственного Мордена пинками спустили в трюм. По его милости чуть не открылась вся тайна Гарри Маркела.

На следующий день в восемь часов утра прибыли пассажиры. Рассказывать о вчерашнем случае им не стали. Велика важность, что один из матросов напился.

«Резвый» снялся с якоря, поднял паруса, вышел из порта Кастри и направился на юг, к острову Барбадос.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ОСТРОВ МАРТИНИКА | Юные путешественники | ГЛАВА ШЕСТАЯ ОСТРОВ БАРБАДОС