home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ПЯТАЯ

СМЕЛЫЙ ШАГ

Чтобы избежать преследований полиции, разбойники решились на смелую до дерзости попытку. В ту же ночь в Коркском заливе, в нескольких милях от Кингстона, они сделали попытку завладеть кораблем, на котором были капитан и экипаж в полном составе. Если даже предположить, что два-три матроса еще были на суше, они тоже не замедлят возвратиться, так как уже наступает вечер. Экипаж корабля мог быть многочисленнее шайки разбойников.

Правда, судя по некоторым обстоятельствам, план обещал удаться. Если даже на корабле было десять человек, не считая капитана, в шайке бандитов всего десять человек вместе с предводителем Гарри Маркелом, все же на стороне последних был тот шанс, что экипаж «Резвого» не ожидает нападения. Трудно было предположить, что на судно, спокойно стоящее на якоре в Фармарской бухте, нападут пираты. Никто не услышит криков. Захватив моряков врасплох, разбойники задушат их и побросают трупы в море. Потом «Резвый» снимется с якоря, поднимет паруса, оставит залив, пройдет канал Святого Георга и выйдет в Атлантический океан.

В Корке будут ломать себе голову, почему капитан Пакстон отбыл раньше, чем успели приехать антильские школьники, для которых, собственно, и был зафрахтован корабль. И каково будет удивление мистера Горация Паттерсона и его юных друзей, которые, как сообщил Корти, уже прибыли в Корк, когда они не найдут в Фармарской бухте ожидающего их на якоре судна? Как только «Резвый» выйдет в открытое море, вернуть его полиции будет нелегко.

Впрочем, Гарри Маркел не без основания предполагал, что пассажиры не отплывут раньше утра и что тем временем «Резвый» будет уже пенить морские волны.

Выйдя из таверны, разбойники прошли в узкий переулок. Гарри Маркел и Корти пошли в одну сторону, Джон Карпентер и Рени Коф — в другую, чтобы сбить с толку полицейских и не дать им проследить за ними по дороге в гавань. Они должны были встретиться с остальными на месте, где была привязана лодка.

Гарри Маркел и Корти повернули назад, и хорошо сделали, потому что полицейские преградили улицу в нижней ее части, выходившей к гавани. Быстро увеличивающаяся толпа окружила группу полицейских. Мужчины и женщины, населявшие эту часть города, собрались посмотреть, как арестуют пиратов с «Галифакса», которые бежали из морской тюрьмы.

Гарри Маркел и Корти быстро дошли до противоположного конца плохо освещенной улицы, которая, однако, не была оцеплена полицейскими. Из нее они пробрались по узкому переулку на параллельную улицу, которая также вела к гавани.

Дорогой они прислушивались к тому, что говорилось в толпе. Хотя среди населения приморского города было немало бродячего люда, последний, судя по пойманным на лету замечаниям, не благоволил к этим достойным виселицы преступникам. Впрочем, они нимало не заботились об общественном мнении. Они заботились об одном: как бы не повстречаться с агентами полиции, старались идти не слишком быстро, чтобы поспешностью не обратить на себя внимания, и направились в гавань к условленному месту встречи.

Выйдя из таверны, Гарри Маркел и Корти пошли каждый отдельно, зная, что придут прямо в гавань, если пойдут по этой улице. Дойдя до конца улицы, они подождали друг друга и затем направились к сходням.

В этот час вечера набережная была пустынна и утопала в полумраке, нарушаемом лишь светом редких газовых фонарей. Даже рыбачьи лодки не показываются в гавани раньше двух-трех часов утра. Таким образом, не было опасности встретить в Коркском заливе другую лодку.

— Сюда! — сказал Корти, указывая налево, где горел портовый фонарь, а подальше, — на высоте, маяк указывал вход в Кингстон.

— Далеко? — спросил Гарри Маркел.

— От пятисот до шестисот шагов!

— Не видать ни Джона Карпентера, ни Рени Кофа!

— Может быть, им не удалось выбраться из улицы в гавань?

— Тогда они должны сделать крюк и заставят нас ждать!

— А может быть, они уже у сходней? — заметил Корти.

— Пойдем! — отвечал Гарри Маркел.

Они снова пустились в путь, старательно избегая прохожих, которые изредка попадались навстречу и шли по направлению к части города, где слышались крики и шум толпы, собравшейся перед таверной «Голубая лисица».

Скоро Гарри Маркел и его спутник остановились в гавани.

Шесть товарищей ждали их, притаившись в лодке, которую они по мере отлива передвигали так, чтобы она не оказалась на суше. Можно было не медля сесть в лодку.

— Не видали вы Джона Карпентера и Рени Кофа? — спросил Корти.

— Нет! — отвечал один из матросов, притягивая лодку к берегу.

— Они, должно быть, близко! — сказал Гарри Маркел. — Подождем их.

Кругом царила тьма, и они не боялись, что их заметят.

Прошло пять минут. Ни боцмана, ни повара. Ожидавшими начинало овладевать беспокойство. Уж не схватили ли их полицейские? Нельзя же их покинуть здесь одних… Да и людей оставалось бы слишком мало без них. Ведь, пожалуй, придется брать «Резвый» с боя, если не удастся подкрасться к кораблю незаметно.

Уже девять часов. Тяжелые облака все больше и больше заволакивали небо, вечер был темный. Дождя не было, но на поверхность залива опускался туман. Погода благоприятствовала беглецам. Трудно будет только разыскать место стоянки «Резвого».

— Где корабль? — спросил Гарри Маркел.

— Там! — Махнул рукой Корти в юго-восточном направлении.

Впрочем, когда лодка подплывет близко, наверно, видно будет фонарь на штоке фок-мачты.

Взволнованный ожиданием Корти сделал сто шагов по направлению к выходящим на набережную домам с освещенными окнами. Таким образом он дошел до угла одной из улиц, по которой могли прийти Джон Карпентер с поваром. «Не один ли это из них»? — думал Корти всякий раз, как какой-нибудь прохожий показывался на углу; ведь они могли прийти и порознь. Боцман решил подождать, чтобы указать дорогу к сходням.

Корти шел очень осторожно. Он двигался вдоль стены, прислушиваясь к малейшему шороху. Полицейские могли напасть каждую минуту. После безуспешного обхода таверн полиция, конечно, станет продолжать поиски в гавани и обыщет все привязанные в гавани лодки.

Вдруг поднялась тревога: Гарри Маркелу и его товарищам показалось, что счастье оставило их.

В конце улицы, на которой находилась таверна «Голубая лисица», послышался шум. С криками и возгласами толпа отхлынула. Газовый фонарь освещал угловые дома улицы, и можно было кое-что различить.

С берега Гарри Маркел мог видеть происходившее. Впрочем, и Корти скоро вернулся, не имея ни малейшего желания попасть в эту сумятицу и быть узнанным.

Полицейские арестовали двух человек, и, не выпуская, вели их в противоположную сторону набережной.

Арестованные отбивались и оказывали агентам сильное сопротивление. С их криками смешивались голоса десятка-другого людей, из которых одни держали их сторону, другие враждебно относились к ним. Было основание думать, что арестованы боцман и повар. Так решили и товарищи Гарри Маркела.

— Попались… попались… — повторял один из них.

— Как теперь освободить их? — спрашивал другой.

— Ложитесь! — скомандовал Гарри Маркел. Предосторожность была нелишняя. Схватив Джона Карпентера и повара, полиция могла предположить, что и остальные недалеко. Можно было с уверенностью рассчитывать, что никто из них не успел бежать из города. Конечно, обыщут все уголки гавани, чтобы найти их. Обыск произведут и на кораблях, стоящих в рейде на якоре, предварительно запретив им выйти в море. Запрета не избежит ни одно судно, ни один рыбачий челн, и беглецов живо разыщут.

Гарри Маркел не потерял присутствия духа.

Товарищи его легли на дно лодки, так что в темноте их не было видно. Прошло несколько минут, казавшихся вечностью. Шум в гавани все увеличивался. Захваченные полицией люди все сопротивлялись. Толпа неистово кричала на них: так можно кричать на злодеев, похожих на преступников из шайки Маркела. Временами Гарри казалось, что он слышит голоса Джона Карпентера и Рени Кофа. Неужели их ведут к сходням? Уж не знают ли, чего доброго, полицейские, где спрятались остальные участники шайки? Как бы их всех не арестовали и не отвели в тюрьму, откуда во второй раз едва ли удастся бежать!

Но вот крики утихли. Отряд полицейских вместе с арестованными удалился вглубь улицы.

До поры до времени опасность миновала.

Но что же делать? Арестованы боцман и повар или нет — неизвестно, во всяком случае, их нет. Налицо только восемь человек, можно ли с такими силами завладеть стоящим на якоре «Резвым»? Такое предприятие было и для десятерых безусловно смелым. Во всяком случае, надо воспользоваться лодкой, уехать в другую часть залива и бежать.

Не приняв еще никакого решения, Гарри Маркел поднялся по сходням. Не видя никого на набережной, он уже хотел снова спуститься в лодку, как вдруг на повороте одной из улиц показались два силуэта.

Это были Джон Карпентер и Рени Коф. Быстрыми шагами приблизились они к сходням. За ними не было погони. Арестованы были два матроса, ударивших третьего в таверне «Голубая лисица».

В нескольких словах прибывшие передали все случившееся Гарри Маркелу. Когда боцман и повар дошли до конца улицы, полицейские заграждали путь и не было возможности пробраться в гавань. Им пришлось вернуться и попытаться пройти другой улицей, где они снова наткнулись на полицейских и вынуждены были спасаться бегством. Вот почему они запоздали и чуть было не испортили все дело.

— В лодку! — скомандовал Гарри Маркел.

Джон Карпентер, Рени и Гарри мигом разместились в лодке. Четверо сели на носу, держа весла наготове. Лодку отвязали. Боцман правил руль. Около него сидел Гарри Маркел.

Пользуясь отливом, который должен был продолжаться еще полчаса, можно было достигнуть Фармарской бухты, находящейся не далее двух миль. Таким образом, беглецы увидят «Резвого» и постараются напасть на него раньше, чем их заметят с корабля.

Джон Карпентер хорошо знал залив. Он был уверен, что сумеет направить лодку в бухту, даже несмотря на ночную темноту. Конечно, они увидят фонарь, который каждый корабль, стоящий на якоре в заливе или в гавани, должен зажигать на носу.

По мере того как лодка удалялась, последние огоньки береговой линии утопали в тумане. Воздух не шелохнулся. В заливе не было ни малейшей зыби. В море тоже, должно быть, стоял мертвый штиль.

После двадцатиминутного хода лодка остановилась.

Джон Карпентер привстал.

— Фонарь… — сказал он.

В ста саженях расстояния, футах в пятнадцати над поверхностью воды, светился белый огонек.

Лодка прошла сажень пятьдесят и снова остановилась.

Не оставалось сомнения, что это был «Резвый», так как, по собранным сведениям, в Фармарской бухте не стояло на якоре больше ни одного судна. Надо было неслышно подойти к нему вплотную. Можно было предположить, что по случаю туманной погоды весь экипаж собрался в кают-компании. Но на палубе, конечно, дежурит часовой. Только бы он не заметил приближающейся лодки. Подняли весла. Течение несло лодку прямо к «Резвому».

Не прошло и минуты, как Гарри Маркел и его товарищи поравнялись с кормовой частью корабля. Никто их не видел, никто ничего не слышал. Теперь уже легко было забраться на корабль по бортовым сетям и расправиться со стоящим на часах матросом, чтобы он не успел поднять тревогу.

Начинался прилив, но ветра еще не было. «Резвый» был обращен носом к заливу, а кормой к Фармарской бухте, закрывавшейся на юго-востоке стрелкой мыса. Чтобы выйти в открытое море и пройти в юго-западном направлении через канал Святого Георга, надо было обогнуть этот мыс.

Итак, во мраке ночи лодка причаливала к правой стороне кормы «Резвого». Только на баке мерцал фонарь, прикрепленный к штагу фок-мачты. Порой туман сгущался и огонек как бы замирал.

Всюду тишина. Часовой не слышал, как приблизились разбойники.

Но вот легкий всплеск воды долетел до слуха матроса. Он зашагал вдоль борта. Его силуэт мелькнул на юте, потом он перегнулся через платформу в носовой части корабля, как бы прислушиваясь или желая разглядеть что-то в темноте.

Разбойники легли на дно лодки. Матрос не мог видеть их, но мог заметить лодку и позвать на палубу других членов экипажа, чтобы задержать унесенную течением лодку. Матросы станут ловить челн, и тогда не удастся напасть на корабль врасплох.

Но даже и в таком случае Гарри Маркел не отказался бы от своего плана. Захватить в свои руки «Резвый» — вопрос жизни или смерти для него и его спутников. Поэтому они ни в каком случае не откажутся от своего замысла. Они бросятся на палубу, пустят в ход кортики, и удача наверное будет на их стороне, потому что они нападут первыми.

Впрочем, обстоятельства благоприятствовали им на этот раз. Постояв несколько минут на юте, матрос вернулся на свой пост. Он не позвал на помощь. Должно быть, он даже не заметил скользившей в темноте лодки.

Лодка поравнялась с бортом корабля и легла в дрейф; теперь легко было по русленям взобраться на корабль.

Впрочем, «Резвый» возвышался всего на шесть футов от грузовой ватерлинии, приходившейся немного выше медной обшивки корабельного корпуса. Гарри Маркел с товарищами в два прыжка могут очутиться на палубе.

Привязав лодку, чтобы ее не унесло волной в залив, разбойники прикрепили к поясу кортики, приобретенные уже после побега путем воровства. Корти первым перешагнул борт. Товарищи так ловко и осторожно последовали за ним, что часовой не услышал и не заметил их. Узким проходом они тихонько пробрались на бак. Часовой сидел, прислонившись к кабестану, и уже дремал. Джон Карпентер первым подошел к нему и вонзил ему нож в грудь.

Несчастный не успел даже вскрикнуть; пораженный в сердце, он упал на палубу и после нескольких конвульсий испустил последний вздох.

Между тем Гарри Маркел, а за ним Корти и Рени Коф прошли на ют.

— Теперь очередь за капитаном! — прошептал Корти.

Каюта капитана Пакстона помещалась под ютом на бакборте. Окно каюты выходило на палубу. Оно было задернуто занавеской, сквозь которую просвечивал свет висячей лампы.

Капитан Пакстон еще не спал. Рассчитывая сняться с якоря рано утром, лишь только прибудут пассажиры, он приводил в порядок бумаги.

Внезапно дверь каюты распахнулась, и не успел он опомниться, как на него посыпались удары Гарри Маркела.

— Караул! — закричал капитан.

На его крик прибежали пять или шесть матросов.

Корти и другие разбойники поджидали их и убивали одного за другим по мере того, как они появлялись.

Спустя немного времени шесть матросов уже лежали на палубе. Некоторые из них, смертельно раненные, кричали от боли и ужаса. Никто не мог, однако, услышать их вопли и прийти на помощь в этой бухте, где «Резвый» в одиночестве стоял на якоре.

Но на корабле кроме шестерых матросов да капитана были еще люди. Еще трое или четверо, должно быть, спрятались на палубе и не смели выйти из засады.

Их вытащили оттуда силой, и скоро палуба обагрилась кровью одиннадцати убитых.

— За борт трупы! — кричал Корти.

И он собирался уже побросать тела убитых в море.

— Стой! — сказал Гарри Маркел. — Приливом их снесет в гавань. Подождем отлива, тогда их отнесет волнами в море.

Разбойники завладели «Резвым».


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ТАВЕРНА «ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА» | Юные путешественники | ГЛАВА ШЕСТАЯ ХИЩНИКИ НА КОРАБЛЕ