home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТАЯ

ХИЩНИКИ НА КОРАБЛЕ

Попытка удалась. Первый акт драмы был разыгран во всем ее ужасе благодаря необычайной дерзости пиратов.

Потеряв «Галифакс», Гарри Маркел был теперь полным хозяином на «Резвом». Никто не подозревал о только что происшедшей драме. Некому было доносить о преступлении, совершенном в одном из оживленнейших портов Ирландии, при входе в Коркский залив, месте стоянки многочисленных судов, совершающих рейсы между Европой и Америкой.

Теперь злодеям нечего было опасаться английской полиции. Она не станет их преследовать на «Резвом». Они спокойно могут продолжать разбои в далеких водах Тихого океана. Им остается только сняться с якоря, выйти в открытое море, и через несколько часов они минуют канал Святого Георга.

Воспитанники Антильской школы приедут утром, чтобы сесть на корабль, но «Резвого» уже не будет и следа ни в Коркском заливе, ни в гавани Кингстона.

Как объяснить это исчезновение? Какие предположения могут прийти в голову? Что принудило капитана Пакстона и его экипаж поднять паруса, не дождавшись пассажиров? Во всяком случае, не буря заставила «Резвого» выйти из Фармарской бухты. Ветер, волновавший море, был почти нечувствителен в заливе. Парусные суда в гавани точно заснули. За последние двое суток только несколько пароходов входили в гавань и выходили из нее. Еще накануне все видели «Резвого»; казалось бы неправдоподобным предположить, что он бесследно погиб ночью жертвой какого-нибудь столкновения.

Никто никогда не узнает истины, если только какой-нибудь выброшенный волной на прибрежный песок труп не откроет тайны этой ужасной резни.

Однако Гарри Маркел должен был спешить, чтобы «Резвый» не остался в Фармарской бухте до утра. Если обстоятельства будут благоприятны, «Резвый», пройдя через канал Святого Георга, вместо Антильских островов направится на юг. Гарри Маркел старательно поведет судно вдали от берега, избегая фарватера, которого обыкновенно держатся все суда, идущие к экватору. Таким образом, его не догонит рассыльное судно, если таковое будет послано вслед за ним на разведку. Да никому и в голову не придет, что на корабле, зафрахтованном мисс Китлен Сеймур, нет уже ни капитана Пакстона, ни экипажа. Никто не догадается, почему они отплыли в море, и сочтут за лучшее обождать несколько дней.

Таким образом, все шансы были на стороне Гарри Маркела. Для обслуживания корабля было совершенно достаточно девяти человек, которые сбежали с ним. Все они отважные моряки и все питают полное доверие к своему капитану.

Обстоятельства складывались так, что предприятие обещало полный успех. Через несколько дней, заметив, что корабль не вернулся в Коркский залив, правительство сочтет его погибшим в Атлантическом океане вместе с экипажем и грузом. Никому не придет в голову, что судном завладели беглецы из Кингстонской тюрьмы. Полиция между тем будет продолжать свои поиски в окрестностях города. По всему графству будут приняты меры к розыску преступников. Поднимут шум и в деревнях. Однако нескоро нападут на след шайки злодеев.

Впрочем, были и некоторые обстоятельства, мешавшие сняться с якоря.

Штиль продолжался, и нельзя было ожидать никакой перемены и далее. Все еще лежал густой туман. Неподвижные тучи нависли, казалось, над самым морем. Порой за туманом не видно было даже яркого огня маяка у входа в бухту. Ни один пароход не рискнул бы выйти из гавани в такую непроглядную тьму. Это значило бы пуститься в открытое море, не видя путеводных огней береговой линии и канала Святого Георга. О парусных судах и говорить нечего; они спустили паруса среди царившего в море штиля.

Море ничего не предвещало. Прилив чуть заметно волновал воды залива. Чуть слышен был плеск у носа «Резвого», а привязанная к корме лодка чуть колебалась.

— Полное безветрие! — с досадой сказал Джон Карпентер, подкрепив свое замечание отборными проклятиями.

Нечего было и думать сняться с якоря. Паруса беспомощно повисли бы на мачтах, а увлекаемый волнами корабль, перейдя залив, очутился бы в Кингстонской гавани.

Обыкновенно вместе с приливом с моря начинает дуть ветерок. Хотя это был бы ветер и не попутный, Гарри Маркел сумел бы воспользоваться им и, лавируя, выйти в море. Боцман, хороню знакомый с местностью, верно направит корабль, а раз «Резвый» выйдет в открытое море, можно будет воспользоваться первыми порывами ветра. Несколько раз Джон Карпентер взбирался на рангоут. Быть может, высокие береговые скалы, окружающие бухту, задерживают ветер? Но нет, флюгер на гротмачте не двигается.

Впрочем, не надо было отчаиваться. Было всего десять часов. До утра мог еще подняться ветер. В полночь начнется отлив. Пользуясь им, Гарри Маркел попытается выйти в море! Члены его экипажа спустят шлюпки и, таща «Резвого» на буксире, постараются вывести и его в море. Эта мысль мелькнула и у капитана, и у боцмана. Но что будет, если штиль не позволит кораблю уйти дальше? Не отыскав своего корабля, пассажиры вернутся в гавань… Разнесется весть, что корабль снялся с якоря… Его станут искать в заливе. Морское агентство пошлет даже, может быть, вдогонку паровой катер. О, тогда положение Гарри Маркела и его друзей будет критическим!.. Корабль узнают, к нему причалят, его осмотрят… Им всем угрожает тогда неминуемый арест… Полиция узнает о кровавой драме, стоившей жизни капитану Пакстону и его экипажу.

Опасно было сниматься с якоря, так как «Резвый» мог заштилевать и в море; еще опаснее — оставаться в Фармарской бухте. А между тем в это время года штили продолжались иногда по несколько дней.

На что-нибудь надо было решиться.

Уж не бросить ли корабль в случае, если ночью не поднимется ветер, не попытаться ли доплыть на лодке до берега и, в надежде провести как-нибудь полицию, не попробовать ли счастья на суше? Если и эта попытка не удастся, надо придумать что-нибудь другое. Притаившись в какой-нибудь извилине побережья, можно ждать, когда снова подует ветер, и ночью вернуться на корабль. Но вот беда: приедут утром пассажиры, увидят, что на корабле ни единой живой души, и вернутся в Кингстон. Тотчас же «Резвый» доставят в гавань.

Вот эти-то вопросы и обсуждали Гарри Маркел, боцман и Корти в то время, как остальная компания находилась на баке.

— Собачий ветер! — ворчал Джон Карпентер. — Когда не нужно, он дует как бешеный, а когда нужно, то его и нет!

— А ведь лодка должна идти завтра утром за пассажирами! — сказал боцман. — Уж не подождать ли нам их?

— А если бы, Джон?

— В конце концов, — сообразил Джон Карпентер, — их всего десять человек, это, по словам газет, молодые люди и их учитель. Справились же мы с экипажем «Резвого», сумеем справиться и…

Корти покачал головой. Нельзя сказать, чтобы он не одобрял мысли Джона Карпентера, но все же он нашел нужным заметить:

— То, что легко было сделать ночью, окажется труднее днем. Кроме того, с пассажирами, пожалуй, приедут из порта люди, знающие лично капитана Пакстона. Что мы им скажем, если они спросят, почему нет на корабле капитана?

— Скажем, что он поехал на берег, — возразил боцман. — Они высадятся на корабль. Лодка возвратится в Кингстон. А тогда…

Более чем вероятно, что в глуши пустынной Фармарской бухты, выбрав время, когда не будет вблизи других судов, негодяи легко справились бы и с пассажирами. Они не остановятся ни перед каким преступлением. Они зарежут мистера Паттерсона и его юных спутников, у которых нет даже того ресурса, который был у погибшего экипажа корабля, — они не могут защищаться.

Однако по свойственной ему привычке Гарри Маркел позволял другим рассуждать, а сам тем временем обдумывал, как выйти из неприятного положения, в которое ставила их невозможность отплытия. Быть может, придется ждать до следующей ночи, еще около суток. Положение осложнялось еще тем обстоятельством, что кто-нибудь из пассажиров мог лично знать капитана Пакстона. Как тогда объяснить его отсутствие в день, даже в час, назначенный для отплытия?

Лучше всего было бы поднять паруса и отплыть, пока темно, миль на двадцать на юг от Ирландии. Ужасно досадно, что нельзя сняться с якоря и сейчас же уйти от преследования.

В конце концов, может быть, достаточно вооружиться терпением и ждать. Еще только одиннадцатый час. До зари может произойти перемена в атмосферных условиях. Впрочем, Гарри Маркел и его люди — привычные моряки, а между тем они не видели никаких предвестников возможных перемен. Заволакивавший все туман начинал беспокоить их. Такая «гнилая погода», как выражаются моряки, подает мало надежды и может продолжаться несколько дней.

Оставалось ждать, больше нечего было делать. Таково было мнение Гарри Маркела. А там, стоит ли бросить корабль и скрыться где-нибудь в Фармарской бухте, чтобы искать спасения на суше, — покажет время. На всякий случай беглецы, похитив деньги из каюты капитана и мешков матросов, стали запасаться провиантом. Они могут переодеться в платье матросов, менее возбуждающее подозрение, чем одежда кингстонских беглецов. Обеспеченные деньгами и припасами, они могут еще обмануть полицию и сесть на корабль в каком-нибудь другом порту Ирландии или спастись на суше.

Впереди оставалось еще пять-шесть часов ожидания. Бежавшие от преследований полиции Гарри Маркел и его шайка устали до полусмерти, когда прибыли на «Резвый». Кроме того, они были страшно голодны. Завладев кораблем, они тотчас же стали искать каких-нибудь съестных припасов.

Естественно, по самому роду его занятий заботы о пище были возложены на Рени Кофа. Он зажег фонарь и отправился в камбуз, помещавшийся у фок-мачты, и баталер-камеру, под палубой. Ввиду продолжительного путешествия в трюме корабля был заготовлен большой запас провизии; ее хватило бы, даже если бы «Резвый» пустился в плавание по Тихому океану.

Рени Коф нашел здесь все, что было нужно, чтобы утолить голод и жажду друзей. Не было недостатка также в водке, джине и виски.

Закусив со всеми, Гарри Маркел приказал Джону Карпентеру и всем остальным переодеться в платье убитых матросов. Потом они легли отдохнуть, пока оставленный на часах товарищ не подаст сигнал, что можно поднять паруса.

Один Гарри Маркел не думал об отдыхе. Ему хотелось просмотреть судовые книги и бумаги, из которых он мог почерпнуть полезные сведения. Он вошел в капитанскую каюту, зажег лампу, открыл ящики вынутыми из кармана несчастного Пакстона ключами, взял бумаги и сел за стол. Все это он проделывал с тем хладнокровием, которое выработал в себе за всю свою богатую приключениями жизнь.

Все бумаги были в порядке, потому что корабль был накануне отплытия. Просматривая список команды корабля, Гарри Маркел убедился, что экипаж состоял из одиннадцати человек и что все они были на судне в момент нападения. Нечего было опасаться, что какой-нибудь матрос, отпущенный на берег, вернется из Кингстона. Нет, все люди экипажа убиты. Перелистывая книгу, в которой записан был груз корабля, Гарри убедился, что «Резвый» снабжен запасом мяса, сушеных овощей, сухарей, солонины, муки и прочего по крайней мере на три месяца. А за это время можно добраться до Тихого океана. Кроме того, в кассе капитана были деньги — шестьсот фунтов.

Гарри Маркел счел нелишним ознакомиться с прежними плаваниями капитана Пакстона на «Резвом». Очень важно было на будущее не заходить в те гавани, где корабль уже останавливался и где могли знать капитана Пакстона. Осторожный до крайности, Гарри хотел все предусмотреть.

Он нашел в книгах все нужные ему сведения.

«Резвый» было еще новое судно, выстроенное три года назад в Беркенхеде, на верфи «Симеон и K°». В плавании он был всего два раза, оба раза в Индии, Бомбее, на Цейлоне и в Калькутте, откуда недавно возвратился в Ливерпуль. Он никогда не плавал по Тихому океану, и Гарри Маркел мог быть спокоен в этом отношении: в случае необходимости он мог даже выдать себя за капитана Пакстона.

Из списка прежних плавании капитана было видно, что он никогда не был на Антильских островах, принадлежащих французам, англичанам, голландцам, датчанам, испанцам. Мисс Китлен Сеймур назначила его и его корабль для путешествия школьников на Антильские острова по рекомендации одного лица, жившего в Ливерпуле, с которым она находилась в переписке и которое ручалось ей и за корабль, и за капитана.

В половине первого лампа погасла и Гарри Маркел вышел из каюты на ют, где его встретил Джон Карпентер.

— Ветра все нет? — спросил он.

— Нет и не предвидится! — отвечал боцман.

Из обложивших весь горизонт неподвижных туч по-прежнему моросил мелкий дождь, все та же тьма окутывала залив, всюду господствовала все та же мертвая тишина, не нарушаемая даже плеском течения. Это было время слабых приливов, и вода прибывала через узкий канал в Корк медленно, так что уровень реки Ли повышался только на расстоянии двух миль от устья.

До трех часов утра море останется на одинаковой высоте, затем начнется отлив.

Джон Карпентер имел основание ругать дурную погоду. Во время отлива малейшего ветерка, с какой бы стороны он ни подул, было бы достаточно, чтобы поднять паруса, обогнуть мыс, замыкающий Фермерскую бухту, пройти узким каналом и, даже сделав несколько галсов, выйти до восхода солнца из Коркской гавани. Но нет, «Резвый» стоит себе неподвижно на якоре, и надежды поднять паруса при таких обстоятельствах мало.

Итак, приходится ждать, не надеясь даже, что погода изменится к тому времени, когда из-за Фармарских высот поднимется солнце!

Прошло два часа. Ни Гарри Маркел, ни Джон Карпептер, ни Корти ни на минуту не сомкнули глаз, в то время как товарищи их крепко спали, растянувшись в сетках по бортам судна. Небо не изменяло своего вида. Облака не двигались. Если по временам с моря доносилось слабое веяние, оно тотчас же замирало, и ничто не предвещало, что с моря или с суши подует ветер.

В три часа двадцать семь минут, когда на востоке чуть забрезжила заря, лодку, привязанную к стокору, отнесло течением отлива, и она ударилась о корпус «Резвого», который тотчас же повернулся кормой к морю.

Можно было еще надеяться, что с отливом подует с северо-востока легкий ветер, который поможет кораблю сняться с якоря и пройти в канал Святого Георга; но скоро и эта надежда угасла, ночь проходила, а корабль все стоял на якоре.

Пора, однако, было избавиться от трупов. Джон Карпентер захотел еще удостовериться, не удержит ли их водоворот в Фармарской бухте. Вместе с Корти они спустились в лодку и убедились, что течение направляется к месту, где мыс отделен от узкого пролива. Отлив увлекал волны в этом направлении.

Лодка вернулась и легла в дрейф, в нее положили все трупы.

Потом лодка доставила их за мыс, на прибрежный песок которого их могло бы выбросить течением.

Тогда Джон Карпентер и Корти побросали трупы один за другим в тихие, чуть всплескивавшие волны. Сначала мертвые тела погружались, потом всплывали на поверхность и, подхваченные течением, уплывали далеко в море…


ГЛАВА ПЯТАЯ СМЕЛЫЙ ШАГ | Юные путешественники | ГЛАВА СЕДЬМАЯ ТРЕХМАЧТОВОЕ СУДНО «РЕЗВЫЙ»