home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«БУНТ НА КОРАБЛЕ»

Бунтовали в тюрьмах всегда, но информировать об этом общественность начали только в последние годы. Психологи и социологи обратили внимание, что в отдельные годы уровень преступлений против личности в ИТУ существенно возрастал и резко увеличивалась агрессивность заключенных. Все десятилетие с 1970 до 1980 года характеризуется пиком преступлений против личности в исправительнотрудовых колониях. Их было в полтора раза больше, чем в последующее десятилетие. Психологи связывают это с тем, что в 1972, 1975 и 1977 годах в отношении заключенных были предприняты гуманные акции, связанные либо с амнистией, либо с переводом на стройки народного хозяйства — так называемую «химию». Часть заключенных была освобождена, те же, которых постигло разочарование, еще больше озлобились. Произошел взрыв эмоций, который зачастую выливался в тюремные бунты.

Именно в этот период, в 1978 году, произошло самое страшное из всех предыдущих и последующих и самое кровавое побоище в Смоленском ИТУ, где уголовники устроили погромы и пожары на всей территории зоны и захватили в заложники весь персонал ИТУ. Бунт прекратился только после вмешательства специальных воинских подразделений. В результате резни погибло свыше ста человек.

Но тюремным бунтам способствует не только психоз ожидания. Порой массовые беспорядки возникают в связи с давлением авторитетов на остальных осужденных, с их жесткой политикой по отношению к остальным категориям зеков.

В 1991 году по местам лишения свободы прокатилась целая волна массовых беспорядков. География их была самой обширной — «от Москвы до самых до окраин». Заключенные и подследственные бастовали, объявляли голодовки. Были случаи захвата заложников из числа администрации и обслуживающего персонала.

6 октября в Красноярской ИТК строгого режима взбунтовался против засилья авторитетов весь двухтысячный контингент. В зоне царила анархия, разборки следовали одна за другой. Около 400 осужденных практически голодали, так как боялись заходить в столовую, где хозяйничали авторитеты со своей обслугой.

Сорок дней, почти полтора месяца, продолжалась забастовка. В этот период ситуацию в зоне никто не контролировал — навести порядок не могла ни администрация, ни воры в законе, которые прежде правили колонией.

Однако кровопролития не последовало. После вмешательства ОМОНа война закончилась миром.

«Ветер перемен» на воле послужил внешним толчком к массовым беспорядкам в местах лишения свободы. Заключенные требовали изменения условий содержания в пенитенциарной системе и послаблений в действующих правилах. В 1991 году в Хабаровске прошла сходка воров в законе, которая постановила 19 октября начать всеобщую забастовку в тюрьмах и лагерях с целью изменения исправительной системы.

В том же октябре того же 1991 года в грозненском СИЗО около 600 человек, содержавшихся в изоляторе, взломали двери камер и вышли на территорию. Они сожгли библиотеку, медсанчасть, склад, пытались вырваться на свободу. Охрана применила оружие. Двое заключенных были убиты, около тридцати все-таки удалось бежать.

И снова октябрь 1991 года. Свыше 600 заключенных колонии строгого режима в Тамбовской области потребовали встречи с членом Верховного Совета РСФСР. Администрация вынуждена была пойти на уступки. Из семнадцати требований, выдвинутых заключенными, пятнадцать были удовлетворены (кроме требований пересмотреть действующее законодательство и провести широкую амнистию).

Уже в конце октября 1991 года были утверждены новые правила внутреннего распорядка в ИТК на территории России. Были сняты ограничения на передачи и встречи с родственниками, начали предоставлять отпуска, существенно расширили перечень предметов первой необходимости, которые разрешалось иметь контингенту. Заключенные получили право не стричься наголо, носить наручные часы, читать религиозную литературу и обращаться к представителям администрации не «гражданин начальник», а по имени-отчеству. Расконвоированным теперь можно жить за пределами зоны.

Крупный мятеж был с тех пор только однажды: в 1993 году взбунтовалась зона во Владимирской области. Зачинщиком был матерый рецидивист, сбежавший из изолятора, куда был помещен за нарушение режима. Вернувшись в барак, он поднял корешей на бунт против администрации, и вскоре неуправляемая толпа принялась крушить все, что попадалось под руку.

Сотрудники колонии покидали свои посты, так как возникла угроза их личной безопасности. Для подавления бунта прибыл сводный отряд спецназовцев МВД и внутренних войск.

Практика показывает, что в последнее время для давления на администрацию все чаще используется захват заложников. Это самый легкий путь и самая легкая добыча для преступников. Недавно в одной из колоний преступник-одиночка совершил нападение на медсестру. Он грозился убить женщину, если администрация не даст ему спиртное, наркотики и автомобиль. «Наркомана-автолюбителя» удалось нейтрализовать.

В другом ИТК заложником стал врач-психотерапевт. Преступники требовали, чтобы он установил их психическую невменяемость, что помогло бы им уйти от уголовной ответственности. Однако захват заложника, наоборот, добавил им срока.

В 1995 году в ИТК N 8 города Улан-Удэ 23-летний заключенный скрытно пробрался через КПП и прошел в помещение оперативной связи, где в это время находилась одна из сотрудниц. Напав на женщину, преступник отобрал у нее автомат, однако она все-таки успела нажать на кнопку тревоги. Охранников, бросившихся на помощь, преступник встретил огнем. В результате автоматной очередью был убит начальник караула, 22-летний сержант внутренней службы. Во время боя пленнице удалось выбежать из комнаты. Преступник же заперся в помещении пункта и на все предложения сдаться отвечал автоматными очередями. Тогда в дело вступил спецназ Бурятии. Один из снайперов засел на крыше соседнего дома и, как только преступник показался в окне, сразил его прицельным выстрелом в голову.

Среди способов давления на администрацию в прежние времена весьма популярна была «итальяночка», или «итальянская забастовка», суть которой состояла в отказе от пищи. Но теперь, когда работы и так нет, этот способ борьбы теряет свое значение, и это единственный случай, когда на подмогу не вызывают спецназовцев.

Кстати, в 1990 году первые отряды спецназовцев появились именно при ГУИН МВД. Когда стихла волна бунтов, им достались функции надзора и охраны. Спецназовцы ГУИН не имеют права применять силу без надобности. На зону они входят без оружия (за исключением, естественно, ЧП). Помповые ружья и резиновые пули также запрещены. По каждому применению силы специальный рапорт.

В 1996 году спецназовцы провели в российских местах лишения свободы 10 операций только по освобождению заложников. Благодаря оперативному вмешательству и умелым действиям бойцов отрядов особого назначения, никто из пленников не пострадал. Удалось пресечь 74 разборки и вернуть в зоны 99 беглых рецидивистов.

Об отношениях заключенных с надзирателями и о круговой поруке, существующей между ними, замечательно рассказано у Довлатова в «Зоне». К сожалению, говорить о кристальной честности лагерного и тюремного персонала пока не приходится, тем более теперь, когда нестабильность и низкие зарплаты заставляют людей либо увольняться, либо плясать под дудку заключенных. Впрочем, в российских тюрьмах и в более спокойные и обеспеченные времена хватало корыстолюбцев.

В начале 1997 года Головинской прокуратурой Москвы начато расследование ЧП, которое произошло в следственном изоляторе N 5. Январским утром на проходной задержали младшего инспектора режима охраны. Он спешил на смену, и при личном досмотре у него обнаружили 900 долларов США и пакетик с опиумом. Как показал взятый с поличным инспектор, валюта предназначалась одному из подследственных, а наркотики он хотел продать содержащимся под стражей наркоманам.


ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА | Россия - преступный мир | Глава 1 Мафия бессмертна?