home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть 3

Преступность «от кутюр»

Глава 1

Мафия бессмертна?

ЧТО МОГУТ «БЕЛЫЕ ВОРОТНИЧКИ»

Теневая экономика заняла столь прочное место в нашей стране, что преступления, связанные с нею, обычные граждане в общем-то не воспринимают как криминал — вроде бы так и должно быть. Миллионы россиян получают теневые заработки, даже не догадываясь об этом. Между тем и с 1993 по 1996 год расходы жителей России были гораздо выше их официальных доходов. В 1995 году, например, перерасход составлял 53,7 триллиона рублей.

Сплошь и рядом на пока еще работающих государственных предприятиях встречаются расхождения в отчетности. Скажем, завод по производству холодильников отражает в документации только часть выпущенной продукции. Пластмассу, комплектующие детали списывают на брак. А те холодильники, которые потом из этих деталей собирают, продают прямо с машины в каком-нибудь людном месте по цене ниже магазинной. Затем работники завода получают деньги по теневой ведомости, которая впоследствии уничтожается.

Почти во всех коммерческих банках используется элементарная схема. Банковский работник получает ссуду и кладет ее на свой счет под огромные проценты. Ежемесячно он получает, скажем, десять миллионов рублей, которые не считаются зарплатой и не облагаются налогом. Выборочное обследование 35 московских банков, проведенное в 1996 году Мосгорстатом, дало поразительные результаты. Судя по документам, средняя зарплата в июле составила в этих учреждениях всего 635 тысяч, в то время как средняя по Москве была 1,5 миллиона рублей. На самом же деле, как стало известно из конфиденциальных источников, банковские работники получают ежемесячно от 10 до 30 миллионов рублей.

По данным Мосгорстата, через теневой сектор экономики россияне получили 250 триллионов рублей, которые не значились в официальных ведомостях. По подсчетам ФСБ, подпольный сектор составляет сегодня 42 процента легального.

И, заметьте, речь не идет ни о бандформированиях, ни о рэкете, ни о наркобизнесе — только о зарплатах в государственном и частном секторах и о «белых воротничках» руководителей.

Доходная часть российского бюджета складывается на 70 процентов из налоговых поступлений. Но запутанность и сложность системы налогообложения будто специально придумана для того, чтобы предприниматели находили лазейки и способы неуплаты. Налоговые полицейские подсчитали, что есть более 150 различных способов уклонения от уплаты налогов. Поэтому и растут, как грибы после дождя, фиктивные фирмы по обналичиванию денег, которые процветают благодаря несовершенной системе налогообложения. А о взяточничестве и говорить не приходится. Если за несколько лет американцы не выявили ни одного случая взятки, полученной служащими налоговой полиции, то только в прошлом году были схвачены за руку 14 их российских коллег. Это — по официальным данным. На самом же деле взяточников среди российских налоговых полицейских как минимум в десятки раз больше.

Между прочим, за самое тяжкое преступление в налоговой сфере преступникам грозит до пяти лет лишения свободы. Однако его пока не получил никто, даже Мавроди с его наделавшим шуму «МММ».

Налоговые неплатежи и теневые зарплаты — это лишь ничтожная часть огромного количества экономических преступлений, которые совершаются в стране каждый день. В любой газете по меньшей мере две-три информации рассказывают об очередных расхитителях. На одной только странице одного только номера «Правды» несколько таких историй:

«В Челябинской области сотрудниками подразделения по борьбе с экономической преступностью (БЭП) завершено расследование уголовного дела по фактам мошенничества руководителя одной финансовой компании. Сумма хищения составила 60 миллиардов рублей (средства вкладчиков), из которых 26 миллиардов рублей получили преступные авторитеты, а 15 миллиардов присвоили руководители и учредители компании».

«В Иркутской области задержаны трое граждан, у которых изъято 300 каратов необработанных алмазов на сумму более 20 тысяч долларов США. Теперь оперативными работниками службы по борьбе с экономическими преступлениями уточняются пути утечки драгоценных камней с приисков и исследуются каналы их нелегального сбыта».

«В УВД Ставропольского края возбуждено уголовное дело в отношении директора ИЧП по факту хищения трех с половиной миллиардов рублей, выделенных из федерального бюджета на закупку пшеницы. Сотрудники местного ОБЭП выясняют, каким образом эти деньги оказались в руках частного лица».

«На станции Астрахань в поезде задержана проводница почтово-багажного вагона, которая незаконно пыталась вывезти в столицу 558 кг икры и 50 кг балыка осетровых пород. Бизнес не удался. Сыщики отрабатывают версии по установлению каналов незаконного приобретения ценных рыбопродуктов».

Кстати, рыбная мафия, как утверждают специалисты, держит в России «почетное» третье место после нефтяного и спортивно-водочного кланов. По одной из версий пограничников, взрыв в конце 1996 года многоэтажного дома в Каспийске, в котором жили семьи русских пограничников, мог быть напрямую связан с попыткой перекрыть контрабандные каналы черной икры.

Размах незаконного рыбного промысла приобрел такие масштабы, что еще в 1994 году в Астраханской области, Дагестане и Калмыкии началась первая в истории России войсковая операция по отлову браконьеров «Путина-94». О ней, кстати, НТВ показало получасовой фильм в цикле «Криминальная Россия». В 1995 году во время подобной операции в астраханских краях поймали около тысячи браконьеров, 12 из которых привлекли к уголовной ответственности, а 545 обязаны были выплатить штрафы. Стражи порядка взяли на абордаж 15 браконьерских кораблей — не лодок, не катеров, а пароходов! Вот где размах! В ходе «Путины-96» было изъято 944 единицы огнестрельного оружия, 27 тысяч штук боеприпасов, 111 килограммов взрывчатых веществ и 89 килограммов наркотиков.

Еще цифры: в 1994 году было конфисковано 5 тонн красной икры и разгромлено 5 подпольных цехов по ее производству; в 1995-м — 11 тонн и 19 цехов разгромлено; в 1996-м «всего» 8,3 тонны, зато цеховики пострадали больше — уничтожено 34 незаконных предприятия.

Экономический эффект «Путины-96» составил 100 миллиардов рублей около 20 миллионов долларов. А за «законную» икру, вывезенную за рубеж, в 1995 году Россия получила 15 миллионов долларов. Расхождение только с конфискованной браконьерской — 5 миллионов. Но ведь сколько еще не найдено… И к кому в карман уплывают эти денежки…

Но все это — только цветочки по сравнению с целой корзиной ягод, где речь идет о триллионах похищенных рублей и полностью разворовываются целые отрасли производства.


«БУНТ НА КОРАБЛЕ» | Россия - преступный мир | ОТКУДА ЧТО ВЗЯЛОСЬ