home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РУССКАЯ МАФИЯ ВЧЕРА…

Пока в кинотеатрах шестидесятых крутили фильмы про жестоких сицилийских мафиози, а весь советский народ строил светлое будущее, на необъятных просторах нашей бывшей Родины рождался тот самый спрут, который протянул теперь щупальца практически во все сферы нашей жизни.

Подготовило почву для появления советской мафии хрущевское десятилетие. Разрушение правоохранительной системы (когда выяснилось, что бороться с профессионалами следует не специалистам, а в первую очередь народным дружинам и комсомольцам) повлекло за собой рост преступности. Если в 1958 году было зафиксировано 800 тысяч преступлений, то в начале шестидесятых их число перевалило далеко за миллион. И этот показатель, естественно, не отражает реального положения дел: если Хрущев заявил, что в 1980 году он пожмет руку последнему узнику Бутырки, значит, преступность должна снижаться, а если этого не происходит в жизни, значит, должно происходить на бумаге.

Приписки в те времена стали нормой жизни не только в органах правопорядка, но во всех сферах социальной и хозяйственной жизни, равно как грандиозные, но плохо организованные проекты. Несмотря на то что показатели на бумаге достигали грандиозных цифр, в 1961 году в самых урожайных областях Центрального Черноземья хлеба не хватало настолько, что была установлена суточная норма потребления — 400 граммов на человека. С прилавков исчезли крупы и молочные продукты. Начались перебои с мясом.

Дефицит приводит к появлению черного рынка. Организуют его те, кто имеет доступ к исчезнувшим с прилавка товарам. Именно тогда начинают появляться группы единомышленников, которые с помощью различных махинаций с товарами первой необходимости нажили себе первичный капитал. Появилось в обиходе словечко «блат», взятки стали обычным явлением, и в городах появились первые подпольные цеха по производству товаров. И эти цеха, между прочим, были оснащены нередко новейшей техникой, и труд квалифицированных работников ценился выше, чем на государственных предприятиях. Сегодня, когда страна перешла на капиталистические рельсы, это называется предприимчивостью, но в шестидесятых подобные предприятия шли вразрез с законом, и соответственно их организаторы считались преступниками, и по «хозяйственным» делам нередко выносились смертные приговоры. Но не всегда.

В 1962 году в Москве была разоблачена группа расхитителей, действовавшая под крышей универмага «Москва». Директор универмага Мария Коршилова с согласия Министерства торговли открыла при магазине трикотажный цех, начальником которого был назначен давний знакомый Коршиловой Александр Хейфец. Цех выпускал дефицитное тогда трикотажное белье, которое мгновенно раскупалось. При этом ни одной копейки не попадало в казну. За пять лет работы цеха его организаторами было присвоено 2,5 миллиона рублей. Мария Коршилова, возглавлявшая до «Москвы» ЦУМ и успевшая обзавестись связями с влиятельными людьми (она дружила с секретарем ЦК КПСС Екатериной Фурцевой), выступала на суде лишь в качестве… свидетеля. А ее подельники Александр Хейфец и его преемник на посту начальника цеха Юрий Евгеньев получили высшую меру наказания.

Кто может сказать, сколько подобных, но более мелких дел не были раскрыты в те годы? В обществе появились новые сословия спекулянтов, снабженцев, торговых работников (помните, как у Райкина — «с заднего кирильца?»).

В 1961–1962 годах в стране сложились достаточно устойчивые преступные организации в сфере легальной экономики и хозяйства. Система торговли и закупок все больше базировалась на коррупции.

«Новая метла по-новому метет». Назвав волюнтаристскими все хрущевские преобразования, новый лидер Коммунистической партии Леонид Ильич Брежнев вернул на привычные места портреты вождей и доказал вредность кукурузы. В области права и охраны правопорядка произошла некоторая либерализация наказания: преступления лучше предупреждать, чем наказывать за них. Правда, это касалось лишь рядовых граждан. Специальные приказы запрещали органам МВД и КГБ вести оперативную проверку в отношении ответственных работников. Если все же кто-то случайно получал компрометирующую информацию, ее сразу уничтожали. Показатель раскрываемости преступлений был самым высоким в мире — 98,5 процента. Но это потому, что не все «волюнтаристское наследие» Хрущева было ликвидировано — приписки остались. Остались и росли подпольные цеха, заводы и фабрики. Торговля превратилась в мафиозную структуру. Продолжала шириться кампанейщина.

Обогащались торговые работники примерно таким образом. Норма естественной убыли предусматривает потерю определенного процента веса товара во время его транспортировки и хранения (это еще называется «усушка», «утряска» и «естественка»). Но в связи с дефицитом товар шел в продажу практически «с колес» и поэтому процент потери веса был минимальным. Этим и пользовались похитители, уменьшая на бумаге вес и кладя выручку в свой карман. А выручка была приличной, если учесть, что в крупных магазинах товарооборот составлял десятки, а то и сотни тысяч рублей.

Дефицитный товар директор магазина мог получить только за взятку эта система была хорошо отлажена. Он давал взятку директору торга, а оттуда деньги шли к начальникам управлений торговли и наконец в Главторг.

Несколько раз работники ГУВД Москвы пытались развалить пирамиду, венчал которую начальник столичного Главторга Трегубов. Весь компромат на него, направленный в ЦК КПСС, появлялся на его рабочем столе. Иначе и быть не могло: торговая мафия питала партийную, а Трегубов был, ко всему прочему, депутатом Моссовета. Взяточник был осужден на 15 лет лишения свободы лишь в 1984 году.

Почти такое же положение было и в других отраслях народного хозяйства. И в других регионах страны.

Время от времени правоохранительным органам «позволялось» проводить показательные операции, чтобы у обычных граждан, которые конечно же все видели и все понимали, не возникало сомнений в том, что партия не допустит в своих рядах взяточников и расхитителей. Так была раскрыта грандиозная афера «Океан», связанная с фактами взяток в Министерстве рыбного хозяйства СССР. По этому делу был арестован заместитель министра Рытов и начальник Рыбпромсбыта Рогов, а министр рыбного хозяйства СССР Ишков отправлен на пенсию. Расследуя это дело, следователи Прокуратуры вышли на взяточников и расхитителей Грузии и Красноярского края. В 1978 году арестовали директора сочинского магазина «Океан» и его заместителя, директора базы Мясорыбторга, директора Мясомолторга, директора сочинского холодильника, заместителя начальника управления торговли и общественного питания, директора одного из ресторанов и многих других торговых работников рангом пониже. Через эту публику вышли на секретаря крайкома КПСС А. Тараду, который старательно «не замечал» существования многочисленных подпольных цехов по выпуску левой продукции. Когда в Краснодар должен был приехать лично Леонид Ильич Брежнев, первый секретарь крайкома Медунов потребовал, чтобы Тарада собрал с цеховиков-миллионеров деньги на подарок генсеку.

Одновременно с внедрением мафиозных структур в легальную экономику шел процесс углубления политической коррупции. Во всех без исключения органах власти и управления кадры подбирались по принципу: рука руку моет. В южных республиках должность секретаря обкома стоила полмиллиона рублей, начальника УВД — 300 тысяч, работника ГАИ — от 3 до 5 тысяч.

Словом, произошло слияние мафиозных структур с правящей номенклатурой. Около 80 процентов главарей преступных сообществ были одновременно членами партии, ее райкомов, райисполкомов и хозяйственными руководителями. Они постоянно общались с представителями официальных властей и регулярно получали информацию о борьбе с преступностью.

Мафия начинала внедрять своих людей и во властные структуры, и в правоохранительные органы. А. Гуров в «Красной мафии» пишет: «Доходило до того, что расхитители имели возможность изучать оперативные дела, заведенные на их соучастников. Документы похищались из неприступных сейфов при возникающих пожарах, а иногда и просто терялись при невыясненных обстоятельствах. Истинные мотивы пропажи дел казались в то время просто невероятными. Невероятным для простого сыщика было и то, что некоторые руководители уже к 1976 году находились на полном содержании экономической мафии».

Знал ли об этом КГБ, в те годы наводивший страх на простых граждан и отправлявший в психушки критиковавших режим диссидентов? Знал. Но ничего не предпринимал: партия не позволяла. И лишь после смерти Брежнева бывший шеф КГБ Ю. Андропов начал основательную чистку.

Был раскрыт целый ряд крупных дел, уволены с должности и преданы суду сотни руководителей разных рангов. С формулировкой «За допущенные ошибки в работе» были сняты с должностей первый секретарь Краснодарского крайкома партии Медунов и министр внутренних дел Щелоков. Едва приступил к работе новый министр Федорчук, началась крупномасштабная финансовая проверка деятельности МВД СССР. Щелокова и его семью обвинили в растратах, и бывший министр вынужден был внести в кассу министерства 124 тысячи рублей, а также вернуть два «мерседеса», оставленные в личное пользование. За другие два автомобиля — «мерседес» и «БМВ» — он заплатил 30 тысяч рублей.

Результаты финансовой проверки были отправлены в Генеральную прокуратуру. Но до разбирательства дело не дошло. Сначала, не выдержав, покончила с собой жена Щелокова. Потом 74-летнего старика лишили звания генерала армии. Через несколько дней последовало новое потрясение: в течение трех дней квартиру бывшего министра обыскивали следователи Генпрокуратуры. Через месяц коммуниста с 53-летним стажем исключают из рядов КПСС. Еще через несколько дней лишают звания Героя Социалистического Труда и отбирают все награды, кроме фронтовых. А еще через несколько дней, 13 декабря 1984 года. Щелоков, надев парадный мундир генерала армии с 11 советскими орденами, 10 медалями, 16 иностранными наградами и знаком депутата Верховного Совета СССР, выстрелил себе в голову из двустволки 12-го калибра «гастин-раннет».

Загадка смерти Щелокова не разгадана до сих пор. Как, впрочем, и многие другие загадки того недавнего периода. Да и вряд ли мы когда-либо узнаем всю правду: люди, замешанные в неприглядных историях прошлых лет, теперь руководят крупными фирмами, вышедшими на международный рынок, или заседают в Думе и, как честные и уважаемые граждане, постараются сделать все, чтобы не нарушить закона молчания. Это только камикадзе могут бить во все колокола и кричать во всю глотку о том, что мафия, как ржавчина, разъедает экономику, развращает людей, губит природу, уничтожает культуру. Это только камикадзе требуют антимафиозных законов, проекты которых были разработаны еще несколько лет назад. От таких людей мафия старается избавляться и делает это всеми доступными ей средствами. Это хорошо доказывают события нынешнего дня. Наступил беспредел.


«КОЗА НОСТРА» | Россия - преступный мир | …И СЕГОДНЯ