home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

– Зал презентаций «Гурмания»! – провозгласил менеджер.

Вспыхнули лампы. И какие! Множество самых разнообразных светильников, начиная от громадных бронзовых «паникадил», утыканных толстыми горящими свечами, великолепных люстр, переливающихся водопадами богемского хрусталя, фантастических неоновых и галогенных хай-теков до таинственных глиняных коптилок с колеблющимися на концах фитилей огоньками, стеклянных с дверцами свечных и газовых фонарей, уютных абажуров и интимно-романтических бра.

Все эти бесчисленные источники света освещали бесконечное множество площадей и площадочек, залов, зальчиков и уголков, создавая в каждом из них свою особую атмосферу и настроение. А что наполняло эти освещенные участки!

У Димки просто «челюсть выпала» от удивления и глаза разбежались, пытаясь охватить всё великолепие кулинарного изобилия, которое было представлено здесь.

Шикарные рестораны щеголяли разнообразием стилей и направлений, изящество сервировки конкурировало с дизайном приборов и мебели. О богатстве меню не стоит и упоминать, ибо таких яств Димон не мог увидеть даже во сне. Вышколенная прислуга была одета подобно Тофику: черный низ, белый верх, галстуки-бабочки и тёмные очки. Сходство с Тофиком подкрепляли также и заострённые концы ушей.

Рядом с элитными ресторанами дразнили запахами жарящихся на грилях морепродуктов приморские таверны, уютные французские кафе манили нежностью круассанов и пикантностью сыров, пиццерии соревновались тонкостью теста и разнообразием начинки своих круглых шедевров, кавказские шашлычные курились мангалами, на которых зарумянивались всех размеров и разновидностей ароматные шашлыки.

«Шведские» столы просто ломились изобилием закусок и горячих блюд: мясо, птица, рыба, диковинные морские существа, растительность от подводной до горной, овощи и фрукты, гарниры и приправы, салаты и заливное – всё это своей свежестью, сочностью и ароматами просто взывало: «съешь меня»!

А рядом на зелёных лужайках, среди дёгких дачных столиков с раскладными стульями, стояли барбекьюшницы с капающими соком на горячие угли нежными стейками из телятины и лосося, распластавшими клешни румяными лобстерами, окорочками и грудками самых разнообразных птиц.

В глиняных печках запекались целиком молоденькие ягнята, козлята и поросята с луком, чесноком и пахучими травами. В котлах и казанах кипели и булькали все разновидности пельменей, мантов и равиолей. Бесчисленные противни с расстегаями, пирогами и кулебяками, лазаньями, учпочмаками и бурритами сменялись подносами гамбургеров, чизбургеров и фишбургеров.

И это ещё не всё! Трапезы всех времён и народов были представлены на необозримом пространстве «Гурмании». Княжеские палаты щеголяли запечёнными целиком лебедями, корчагами с хмельными медами, разварными белорыбицами и тончайшими блинами с разнообразной начинкой, на охотничьих кострах жарились целые туши кабанов, косулей и зубров. В алеутских чумах искрилась кристалликами льда свеже-наструганная мороженая рыба, полыхали огненными пряностями столы индийских раджей, золочёные блюда с маринованными угрями, муренами и осьминогами украшали столовые римских патрициев, ковбойские яичницы с беконом и бобами шкворчали на походных сковородках.

А по соседству со всем этим разгулом «общепита» тянулись бесконечные прилавки, ломящиеся от всевозможных продуктов: мяса, птицы, колбас, сыров, рыбы, моллюсков, овощей, фруктов, хлебо-булочных изделий и пр. и пр. Какие кондитерские изыски грудами наполняли столики и столы! Громадные свадебные и юбилейные торты, пироженое и мороженое, конфетные россыпи, шоколадные сталактиты, леденцово-карамельные гирлянды, изысканные трюфеля и вульгарные «Сникерсы», пахлава и лукум, монпасье и засахаренные фрукты – словно мировая кондитерская промышленность разом выплеснула всю свою продукцию на какую-то всемирную супердегустацию.

И это ещё не всё! Алкоголики всего мира впали бы в исступление от одного только вида представленной здесь «империи хмеля». Полутёмные винные погреба с громадными бочками сидра, сухих, креплёных и шампанских вин, мириады бутылок, бутылищ и бутылочек с коньяками и водками, виски и текилами, ромами и кальвадосами, узами и араками, чачами и сакэ, огромные кокосы с пальмовым вином и высокие «четверти» с мутным самогоном, липовые жбаны с медовухами и алюминиевые «молочные» бидоны с брагой – всё жидкое опьяняющее было собрано здесь в самых разнообразных сосудах, способное удовлетворить любые пожелания. Повсюду за прилавками приветливо улыбались и угодливо кланялись многочисленные «тофики».

Вернитесь на первые страницы этой книги, вспомните завтрак Димона и попробуйте представить себе какой «визуальный шок» вызвало у него окружающее фантастическое зрелище. Если бы Димкины слюнные железы не остались со всей остальной его плотью в сторожке старика Афанасия, то ему бы грозила опасность утонуть в их выделениях.

– Это вам не пятью хлебами жалких несколько тысяч накормить! – гордо провозгласил Тофик, косо взглянув на Вестника. – Только Терминал способен обеспечить вечным наслаждением пищей любое количество самых притязательных гурманов! Посмотрите, сколько здесь ищущих полноты радости и удовлетворения любых изысканных кулинарных запросов! Они обретают здесь вечное счастье!

Действительно, количество посетителей «Гурмании» не поддавалось никакому исчислению. Сонмы людей, одетых в разнообразнейшие одежды, от бомжовых отрепьев до царских горностаевых мантий, циркулировали между всем этим изобилием, изучая, присматриваясь, любуясь и выбирая.

– И это ещё не всё! – воскликнул упивающийся произведённым на Димона эффектом менеджер. – Для изысканных клиентов, ценящих изысканные высокие наслаждения и понимающих смысл арабского слова «кейф», превращенного человеческим, извиняюсь, быдлом в «кайф», наш Терминал предоставляет исключительные возможности обретения возвышенных состояний с помощью всех известных, в основном запрещённых убогими человеческими законами, веществ. Здесь нет запретов! Каждый реализует свободу наслаждаться исключительно по собственному выбору! Поэтому именно здесь многие и свершают свой Акт Решения. Посмотрите!

Димка обернулся и ахнул – ни фигушеньки себе! Колумбия со своими жалкими наркобаронами может спать спокойно!

Развернувшаяся перед ним панорама потрясала. Все наркотические вещества, известные человечеству за всю его историю, начиная с табачных листьев и кончая электронными стимуляторами, были представлены здесь в таком изобилии, что дух замирал.

Белоснежные горы героина, стога конопли и бетеля, бескрайние просторы маковых плантаций, штабеля упаковок амфетаминов, барбитуратов и экстази, опиум, ЛСД, контейнеры галлюциногенных грибов, бесконечные ряды кальянов, стеллажи шприцов – не перечесть всех средств и приспособлений, изобретённых для «расширения сознания» и «астральных путешествий», призывно выставленных напоказ вокруг.

Здесь, так же как и в «продуктовых рядах», толкалось множество посетителей. Всех их объединяло общее приподнятое настроение, эдакая радостная экзальтация, выражающаяся в восторженных криках, восклицаниях, лихорадочном блеске глаз, энергичных жестах. Словно они все были участниками какого-нибудь латиноамериканского карнавала, которого ждут целый год и который проходит всего за несколько дней.

– Не желаете приобщиться к удовольствиям избранных? – подобострастно изогнувшись, прошептал Димону Тофик. – Вечный «кейф»...

– Ага! Прям щас, метнулся! – оскорбился предложением Димка. – У нас в школе только в этом году уже двое «торчков» «кеды на гвоздь повесили», то есть, типа, померли на фиг! Мне эта дурь по барабану! Кстати, а как у вас с «вечным кейфом» на основном уровне? Глянуть бы, а?

– Глядите!

Сперва Димка даже не понял произошедших изменений, вся окружающая обстановка осталась на своём месте. Хотя что-то изменилось...

Изменились люди! И как! Вместо весело переговаривающихся, восхищённо ахающих и повизгивающих, восторженно разглядывающих «товар» посетителей, теперь между рядами с наркотой бродили дёргающиеся, дрожащие, стонущие и ругающиеся полутени-полулюди с лицами, исполненными непрекращающегося страдания, измождённые и озлобленные.

Воздух будто наполнился звенящим от напряжения излучением их боли, словно на всём окружающем пространстве совершалась жестокая массовая пытка.

Димка шагнул к ближайшему из страдальцев.

– Слышь, братан! Типа, правда, тут вечный кайф?

– Ломка тут вечная, а не кайф!!! Ломка!!! Ты знаешь, что такое ломка?!!

– Видел только, самого не ломало...

– Так беги отсюда, если ещё можешь, дурила! Раньше, в той жизни, ломало тело, но это всё была чухня – вмазался и отпустило! А здесь не во что вмазаться – нету тела! Здесь ломает душу! А вся эта гадская декорация – чистая «виртуалка»: видишь, хочешь, а не можешь! Вот же он, «беленький», да чистый какой! – несчастный погрузил руки в россыпь героина, но руки его прошли сквозь порошок, словно сквозь воздух. – Ах, что бы я дал, чтоб хоть разок... Будь проклята эта мука!!!

Димка вопросительно посмотрел на менеджера, тот неопределённо пожал плечами – комментариев нет!

– Подожди-ка, – осенило Димона, – а со жратвой-то здесь что, такой же облом?

– Смотри сам! – сказал Вестник.

Зрелище, явившееся перед глазами Димона, вряд ли оставило без содрогания какую-либо душу, ибо невозможно описать невыносимые страдания миллионов и миллиардов чревоугодников, мечущихся среди обилия вожделенных яств, алчущих и жаждущих угасить пожигающий их пламень желания и не могущих насытиться видимыми, но неосязаемыми предметами своего вожделения. Плач и скрежет зубов...

– Во, блин, подстава! А я только что подумал, может, здесь немного задержаться, перекусить...

И Димка почему-то сам вдруг произнёс неожиданно вспомнившиеся ему «пять слов».

Красные стрелки снова засветились под ногами.


ГЛАВА 8 | Димон: сказка для детей от 14 до 104 лет | ГЛАВА 10