home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Язык с Гангашвары

Командование 26-й армии приказало командиру 61-й отдельной морской бригады разведать высоту Гангашвара. Задача была не из легких, попытки других разведчиков проникнуть на эту высоту в трех километрах северо-восточнее Кестеньги, оканчивались неудачей и большими потерями.

Разведгруппу сформировали из добровольцев. В нее вошли разведчики В. Клейменов, Е. Ситников, Б. Бакланов, саперы И. Воинов, И. Белобородов, Г. Половников, Е. Айропетян, М. Кирсанов. Командиром назначили младшего лейтенанта И. Смирнова.

Два дня группа готовилась. Младший лейтенант И. Смирнов внимательно изучил местность: подходы к высоте, систему огня обороны, инженерные заграждения, режим смены постов противника.

В ночь на 28 сентября группа скрытно вышла на исходную позицию. Шел мелкий дождь, было темно, передовая противника молчала, словно там все вымерло. Младший лейтенант, убедившись, что враг их не ждет, поднял вверх руку — вперед!

Сержант И. Воинов с саперами поползли к проволочному заграждению и минному полю. Саперы, тщательно прощупав местность, сняли более десятка мин, ножницами разрезали проволоку. Разведчики один за другим тихо проползли в сделанный проход и через несколько минут растворились в ночной темноте.

Перед самыми вражескими позициями Б. Бакланов, Е. Айропетян, М. Кирсанов и В. Клейменов молниеносным броском преодолели участок в пятьдесят метров, отделявший их от фашистов, и ворвались в траншею. Сразу же бросились к блиндажу и у самого входа столкнулись с часовым. Тот, увидев разведчиков в последний момент, схватился было за автомат, но сержант Клейменов сильным ударом выбил его из рук фашиста, прижал немца к стене траншеи. Затем вместе с Айропетяном в мгновение свалили его на дно, затолкали в рот перевязочный пакет и, связав руки, вытащили на бруствер. Все это делалось молча, с каким-то злым азартом. Никто из разведчиков в этот момент не думал, что выйди сейчас кто-нибудь из блиндажа — и все может обернуться трагично. Все были заняты одним делом — быстрее и обязательно живым взять языка. Тогда не нужно будет лазить по высоте, чтобы досконально изучить ее оборону. В землянке не услышали шум борьбы. Кирсанов подтолкнул пленного: «Ганс, шнель, шнель!» — это все, что он знал по-немецки.

Разведчики уже уползли от вражеской траншеи на достаточное расстояние, и младший лейтенант Смирнов, пропустив бойцов, оглянулся назад. «Кажется, все обошлось», — с облегчением подумал он.

Но не обошлось. Часового хватились быстро. В небо полетели осветительные ракеты, и тут же затрещали пулеметные очереди. Разведчики продолжали ползти. Скорее, скорее в нейтральную зону! И лишь Ситников и Бакланов, бойцы огневого прикрытия, остановились. Выждав момент, чтобы их товарищи отползли подальше, они открыли из ручного пулемета по вражеским позициям ответный огонь.

Младший лейтенант И. Смирнов, когда группа уже находилась в нейтральной зоне, выстрелил из ракетницы. Вверх взвилась красная ракета — сигнал для артиллерийской батареи бригады. Командир батареи старший лейтенант А. Родионов давно ждал его, и артиллеристы пришли на помощь разведчикам.

По огневым точкам врага, расположенным недалеко от разведгруппы, был открыт огонь. Десятки снарядов пронеслись над головами разведчиков и взорвались на немецких позициях.

Разведгруппа вскоре достигла переднего края нашей обороны. Через некоторое время язык был доставлен в землянку штаба морской бригады.

Вытаращив глаза и сопя, пленный в испуге озирался, с нетерпением ждал, когда наконец из его рта вынут кляп. Младший лейтенант И. Смирнов подошел к нему и вынул из его рта перевязочный пакет. Затем рассмеялся:

— Кто это додумался?!

Ответил Клейменов:

— Впопыхах перепутали. Да темно было, товарищ младший лейтенант!

Остальные разведчики тоже засмеялись.

Пленный, тяжело дыша, вдруг заговорил.

— Он просит показать, кто выбил у него автомат и скрутил руки, — сказал переводчик.

Младший лейтенант указал на Клейменова:

— Вот этот, если тебе так хочется знать…

Клейменов расстегнул фуфайку, затем отвернул ворот гимнастерки и сказал:

— Видишь тельняшку, перед тобой — моряк!

Пленный подобострастно закивал головой:

— Гут, гут!

Все опять дружно рассмеялись.

А пленный уже повернувшись к переводчику, снова залепетал на непонятном для разведчиков языке.

Так был доставлен язык с высоты Гангашвара, за которым не раз ходили другие разведчики, но сделать этого не смогли. И младший лейтенант Смирнов, когда вышел из штаба бригады, удовлетворенно подумал: «Повезло. Видимо, бог войны на этот раз был на нашей стороне».


1943 год был переломным в боевых действиях на Севере. «Окопная война» продолжалась, но уже наметился явный перевес советских войск.

Для активных наступательных операций на Карельском фронте у немцев и финнов не хватало сил. А Карельский фронт в 1943 году пополнился новыми дивизиями, соединениями и по численности войск превзошел противостоящего врага. Одновременно наши части были перевооружены автоматическим оружием, получили дополнительно более мощные артиллерийские орудия, танки, минометы. В состав Карельского фронта была введена 7-я воздушная армия, летчики которой стали полными хозяевами неба.

Командование фронта поставило задачу всем армиям продолжать изматывать врага, не давать ему укреплять оборону, уничтожать захватчиков любыми средствами. И готовиться к наступлению. Для этих целей во многих подразделениях были созданы специальные разведывательно-диверсионные отряды, которые проводили вылазки и рейды по тылам врага, громили гарнизоны противника, вели сбор данных о системе его оборонительных сооружений, передвижении войск.

Время расплаты приближалось…


Рейд на Топозеро | Они воевали в разведке | Пал смертью героя