home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Впереди — граница!

3 сентября 1944 года начальник штаба 279-го стрелкового полка майор Акимов выдал командирам батальонов карты, на которых пунктирной линией был обозначен участок Государственной границы СССР от Пяозера до Куолаярви. И хотя там еще находился враг, в войсках поняли: раз выдали такие карты, значит, скоро начнется наступление. Все давно ждали этого.

Ждал наступления и офицер разведки А. Панасянц. Когда его разыскал связной и передал, что его срочно вызывают в штаб 34-й дивизии, он понял: начинается, не сегодня-завтра вперед — к границе!

Через час Панасянц был в штабе. В кабинете начальника штаба майора Грибова кроме него самого никого не было.

— Присаживайтесь, капитан, — пригласил к столу Грибов. — Вы, наверно, знаете, зачем я вас вызвал?

Панасянц, сделав вид, что не догадывается, спросил:

— Опять язык нужен?

Грибов, улыбаясь, посмотрел на него:

— Хитрите, капитан. Будто о готовящемся наступлении ничего не слышали. Да уж ладно, давайте-ка сюда, поближе к карте.

Панасянц пододвинул табурет к краю стола, где лежала штабная карта-десятикилометровка.

— Комдив приказал 279-му полку двигаться в авангарде наступающих войск. Вот этим маршрутом… — майор показал на карте. — Правее будут наступать подразделения 104-й стрелковой дивизии. Разведчики должны обеспечить безопасный маршрут. Главное — сделать коридоры в минных полях. Затем, выйдя в тыл противника, препятствовать его отходу на запад. Батальоны 279-го полка атакуют врага у реки Тунтсайоки, захватывают господствующие здесь высоты и совместно с частями 104-й дивизии завершают разгром противника к исходу дня 12 сентября..

Грибов подробно расспросил капитана о правом фланге обороны противника, его тылах и только после этого отпустил Панасянца.

Капитану был знаком маршрут готовящегося наступления. В эти места его разведчики не раз делали вылазки. Но, несмотря на это, он еще долго изучал карту.

10 сентября разведчики и минеры 279-го полка выдвинулись вперед, проделали проходы в проволочных заграждениях, разминировали минные поля и повели батальоны в направлении реки Тунтсайоки.

Разведчики первыми форсировали реку и двинулись ускоренным маршем для проведения более глубокой разведки. Вслед за ними форсировали Тунтсайоки подразделения 279-го стрелкового полка. К вечеру 11 сентября батальон капитана Б. Игнатьева достиг шоссейной дороги восточнее озера Куолаярви. Через некоторое время к нему присоединился батальон капитана Мельникова.

Утром 12 сентября батальоны без артподготовки атаковали передовые позиции противника у моста через протоку Куолаярви и почти без потерь овладели господствующими высотами.

Но противнику очень нужны были эти высоты и он попытался сбить с них укрепившиеся батальоны русских. Враг превосходящими силами, отходившими из Алакуртти, наседал, бомбил, атаковал, стараясь во что бы то ни стало возвратить себе утерянные позиции. Но батальоны прочно удерживали высоты.

Вечером 12 сентября командир 279-го полка неожиданно приказал разведчикам капитана Панасянца взорвать мост, разрушить на высотах укрепления, вывести из боя и отвести батальоны на север километров на пять-шесть. Разведчики, не понимая, зачем это делается, выполнили приказ: взорвали мост и прикрыли выход батальонов из боя. И все-таки потери при отходе с высот были значительные.

Разведчики тоже вернулись на исходные позиции. Панасянц сразу же поспешил в штаб дивизии за разъяснениями. Войдя к майору Грибову без доклада, он не сдержался и, опережая начальника штаба, зло бросил:

— Зачем вы несколько дней назад давали мне здесь умные наставления? Зачем?!

— Капитан! — попытался прервать его Грибов.

— Нет, зачем?! Если бы мы держали высоты, то потерь было бы меньше, чем при отходе!

— Капитан Панасянц! — наконец остановил его майор Грибов. — Оставьте ваши рассуждения при себе, идите — остыньте на улице!

Капитан Панасянц не мог знать, что отход с высот у озера Куолаярви был запланирован еще до; того, как началось наступление. Это был приказ командующего фронтом генерала армии К. А. Мерецкова. Буквально через несколько минут, когда затяжным залпом ударила по высотам наша артиллерия, он пожалел о том, что наговорил начальнику штаба дивизии. Он все понял. Наступление, настоящее наступление началось только сейчас! Дивизионная артиллерия мощным огнем уничтожала пропущенного к Куолаярви противника…

18 сентября был получен новый приказ: овладеть населенным пунктом Кайрала и преследовать отходящего противника. Подразделения 279-го полка вновь пошли в атаку и взяли Кайрала. Затем батальон капитана Б. Игнатьева при поддержке артполка первым начал преследовать отходящего противника вдоль шоссе, сбивая его заслоны. Впереди батальона, как всегда, действовала разведка. Движение разведчиков было затруднено тем, что часто приходилось разминировать дорогу.

После пятидневных ожесточенных боев капитана Панасянца вызвал по рации начштаба дивизии майор Грибов: «Ваша разведка задерживает продвижение войск, командование дивизии приказывает вам возглавить передовую разведгруппу с целью ускорения продвижения».

Панасянц отобрал из разведчиков ударную группу в составе А. Сяглова, Л. Заднепровского, С. Девиева, Н. Крамаренко, И. Криско, Г. Рухадзе, Р. Яккола и еще нескольких бывших моряков.

Разведгруппа, преодолевая минные участки, к 30 сентября достигла Государ-ственной границы СССР, о чем капитан с радостью сообщил по рации в штаб дивизии.

Нашел поваленный пограничный столб заместитель комвзвода А. Сяглов.

— Товарищ капитан! Идите скорее сюда! — позвал он Панасянца. — Мы на границе!

Вместе они осторожно подняли пограничный столб, обложили его камнями, чтобы он стоял, и разведчики, не сговариваясь, произвели салют в честь этого события.

В первых числах октября 279-й стрелковый полк пересек границу и продвинулся на 20–25 километров в глубь территории Финляндии, заняв районы Келласелькя и Сиккаселькя. А еще через несколько дней капитан Панасянц вместе с переводчиком Р. Яккола встретили представителей финского командования, которых сопроводили в штаб 341-й дивизии.

Так закончились бои по освобождению северной Карелии.

За отличное выполнение боевого задания А. Панасянц был награжден орденом Красной Звезды.


Разгром наемников | Они воевали в разведке | Бой за высоту 373,1