home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Седьмой день месяца Паруса

Верная своему слову — не появляться на кафедре зоологии, пока они не пересмотрят классификацию разумных существ и не исключат из нее зеленых гоблинов, — Далия с самого утра заняла стратегически важную позицию между центральным входом в Университет и тропинкой, уводящей к флигелям, лабораториям и сараюшкам, в которых размещалась подопытная база мэтров-исследователей.

Побеседовала с Бронном — сотрудником популярного издания «Талерин сегодня» и, по стечению обстоятельств, супругом крестницы троюродной сестры мужа побочной племянницы первого свекра четвертой супруги пятого из покойных мужей госпожи Нионы, тетушки Фриолара — бывшего постояльца «Алой розы». В свой прошлый приезд в столицу Фриолар сумел ввинтить в голову Бронна, что Алхимия стоит на пороге революционного открытия в области взрывчатых веществ. И вот теперь журналист жаждал стать соучастником Рождения Истины, а потому не пропускал ни одного чрезвычайного происшествия, будь то взрыв, пожар или наводнение (хотя последний раз наводнение в Талерине отмечалось 123 года назад), и пользовался любой возможностью, чтобы выведать причину взрыва лаборатории мэтра Григо. Далия попыталась эту причину всячески скрыть — не из каких-то меркантильных соображений, а исключительно из корпоративной солидарности.

Потом мэтресса совершенно случайно встретила двух собственных студентов, которые прогуливали занятия еще с Лишнего дня, и поговорила с ними, с ласковой материнской заботой объяснив, что ставит прогульщикам неудовлетворительные оценки исключительно в воспитательных целях, чтобы им было над чем страдать всё оставшееся лето. И вообще, ничто так не способствует самосовершенствованию, как отчисление из Университета…

— Мэтресса Аббе! Доброе утро! Какая неожиданная встреча!

Госпожа энтомологиня встретила Далию ласково и радушно. Она вообще, что достаточно парадоксально для алхимика, была женщиной доброй и в полном смысле этого слова интеллигентной — из того очень редкого подвида образованных леди, которые искренне краснеют, услышав нецензурное слово. Правда-правда. На памяти Далии был случай, когда мэтресса Аббе резко запунцовела, смутилась и чуть не заплакала от возмущения, услышав, как тролль Гыртрчак, лаборант мэтра Питбуля, честит студента, выпавшего на него из окна пятого этажа. Да, образованная леди узнает нецензурщину на любом языке…

(Потом Далия даже проводила серию испытаний на кузинах и тетках Фриолара, чтоб подтвердить обнаруженную закономерность. Результаты: все моложе четырнадцати лет, услышав ругательства, сбегают и жалуются маме; все моложе двадцати пяти — отвечают тем же; госпожа Ниона и Диона — прекрасно узнают бранные выражения любого языка, а госпоже Пионе абсолютно плевать, кто о чем говорит — сама она высказывается гораздо чаще…)

А еще мэтресса Аббе была старожилом Университетского квартала и одним из самых почетных сотрудников Университета, начав научную карьеру, в ту пору, когда мир вокруг был молодым и невинным. Ходили слухи, что дедом мэтрессы был гном, поэтому студенты-гномы принимали невысокую плотненькую алхимичку за свою, относились с уважением и лично монтировали всякие увеличительные приспособления для энтомологических исследований в ее лаборатории. Далия подвергала сомнению гипотезу о гномьей наследственности мэтрессы Аббе — та, хоть и была невысокого роста, бороды не имела, так, четыре волосинки на подбородке и двадцать три — над верхней губой; а то, что почтенная энтомологиня покровительствует бородатому тривернскому землячеству — что ж… у каждого свои недостатки!

— О, дорогая Далия! как я рада вас видеть!

— Мэтресса, мы можем поговорить? есть одно дело, относительно которого мне нужна ваша консультация…

— Далия, простите! Я спешу! Понимаете, сегодня я обещала сводить студентов на полевую экскурсию, уже опаздываю… может быть, увидимся послезавтра?

— А… гм… Мэтресса Аббе, а что за экскурсия?

— Я должна показать ребятам клопа-фавна, жука-оленя, жука-рыцаря, бабочку-красавку и помочь студентам изучить цикл размножения обыкновенного комара. Мы идем на экскурсию за город.

— Гм… — прикинула мэтресса «за» и «против». — А можно, я составлю вам компанию? Надеюсь, — спохватилась Далия в последний момент, — ваша экскурсия не предполагает путешествий телепортом?

— Нет, мэтр Григо сумел организовать только попутную телегу. Так даже лучше — мы по дороге больше экземпляров наловим. Ах, Далия, какая же вы молодец! Конечно, я буду рада вашему участию в нашей экскурсии! Мне, в мои-то годы, — дипломатично поведала Аббе, — уже бывает трудно уследить за всей этой молодежью, а с вашей помощью мы еще и оводов поизучать успеем!

Проявив недюжинное проворство, мэтресса Далия сумела подготовиться к выездной экскурсии за каких-то сорок минут — сбегала в «Алую розу» за необходимыми для путешествия в чистое поле вещичками, предупредила Напу, что не вернется к обеду — а до возвращения Далии чтобы гномка и думать забыла начинать готовиться к археологическим раскопкам! — и успела вспрыгнуть в организованную для зоологов телегу до того, как Ницш закончит проверять документы у возничего и скомандует разрешение на выезд. Помахав рукой полицейскому, оставленному сторожить покой Университетского квартала, компания студентов, возглавляемая мэтрессами, благополучно двинулась вперед, к намеченной комариной цели.

Было бы ошибкой сказать, что мэтресса Далия, проявляя инициативу и трудолюбие, употребила час неспешного путешествия, чтобы выяснить у мэтрессы Аббе периодичность и сезонность (или что там еще бывает?) миграций насекомых, которые якобы участвовали в саморазрушении часового механизма. Нет. На самом деле, стоило Далии отвоевать себе кусочек телеги и в дополнение к нему клок соломы, сработал один из вечных инстинктов любого путешественника: нос мэтрессы свесился, глазки закрылись, и сон пришел.

Во сне Далия читала лекцию мэтру Питбулю о разуме гоблинов — и он (Питбуль, разум, гоблин — нужное подчеркнуть) с ней не спорил


3.  Большая ловля | Алхимические хроники (части 1-3) | * * *