home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. Доклад

— Ну же, мэтр Карвинтий, — повторил свой вопрос мэтр Григо. — Так что вы скажете — права ли мэтресса Далия…

— И мэтр Лотринаэн, — подсказала алхимичка, — ведущий специалист Министерства Чудес королевства Кавладор по межпространственным перемещениям, маг со специализацией в школе Природных Начал, с дополнительной специализацией в Зеленой школе и школе Четвертого Шага. Маг, чья квалификация признана…

— Мы поняли, мэтресса, — примирительно подняв руки, проговорил господин ректор. — Так вот, коллега Карвинтий, что насчет слишком большого количества атмосферных явлений, которые и привели наши университетские часы в полную негодность?

Мэтр Карвинтий несколько раз взмахнул кулачками, боксируя с невидимым противником, мысленно представил, как сейчас изобличит козни Далии, как сейчас выскажет все подозрения, которые зародились в его голове в тот час, когда алхимик узнал о давнем и крепком приятельстве оппонентки с представительницей гномьей ллойярдской диаспоры… Не будем скрывать, фантазии ученого-погодника шли еще дальше: он уже представлял, как сейчас легко и просто унизит коварную мэтрессу, испортившую ему половину прошлогодних заметок и предпоследнюю приличную мантию, как Далия поникнет головой и начнет картинно плакаться, как еще больше похорошеет при этом — если, конечно, ее не подведет распухший покрасневший носик, как мигом отыщется какой-нибудь защитник Прав Женщин в Алхимии, — ну, как прошлой осенью нашелся некто Фриолар…

Хмм… на этой стадии воображение мэтра Карвинтия поспешно сдало позиции. Представило поверженного в пыль метеоролога, избитого и облитого чернилами, почему-то из подсознания вышел образ крупного черно-белого кота, который по весне устроил в лаборатории мэтра пожар, и начал выкусывать блох на плече. Впрочем — ничего удивительного в шалостях подсознания на этот раз не было. Где мельтешат женщины — обязательно появляются кошки, а следом за кошками, поднявшими хвосты, появляются женщины, приводят с собой еще немного кошек, и все вместе, дружно поедают выращенную собственными руками, с чернилами оторванными от метеорологических заметок, и с таким трудом собранную мяту… А куда ученому, изучающему таинства погоды, без мяты? Никуда… Свинки ненастья предсказывают, что и говорить, но амбре создают будь здоров, надо ж как-то упреждать и противодействовать…

— Мэтр, — осторожно, чтобы сразу не будить, а то не допустите боги, заикой останется, окликнул задумавшегося коллегу мэтр Григо. — Коллега, так что вы скажете?

— А? — очнулся Карвинтий. — Что? Что я скажу? Ну, трудно, трудно в наше неспокойное время погоду предсказывать. Я давно уже прошу дополнительного финансирования, но мне каждый год отказывают… А ведь я еще в году… короче, давно уже предсказывал, что если мы не заведем достаточное количество свиней и воронов, Кавладор захлестнет волна летнего зноя! В своей последней статье, опубликованной в «Вестнике Буренавского Круга Толкователей и Объяснителей» я обосновал, что…

Мэтресса Долли и госпожа Гиранди истово закивали. Как же, как же, вон, как сегодня жарко… Прав мэтр Карвинтий, прав…

Далия тайком проглотила хитрую усмешку и вышла из-за кафедры.

Слово взял мэтр Григо. Он поднялся с председательского кресла, расправил мантию и солидно проговорил:

— Думаю, уважаемые коллеги, выражу общее мнение, если признаю доклад мэтрессы Далии и все перечисленные труды на благо Университета королевства Кавладор — удовлетворительными и заслуживающими всяческого поощрения. Спасибо вам, мэтресса, вы проделали отличную работу, собрав все эти экспертные заключения. Теперь…

Далия, уже добравшаяся до кресла, в котором планировала тихо и мирно продремать до конца заседания, застыла, забыв опустить ногу.

— … Теперь мы поручаем вам, дорогая наша Далия, отнести в Министерство Золота прошение о выдаче средств, необходимых для ремонта университетского оборудования. Уверен, что вы с вашей энергией и предприимчивостью обязательно добьетесь успеха!

«Вот демон, — подумала Далия. — Я так и знала, что „великолепная“ идея спровадить меня клянчить золото у скряги Джиобарди, обязательно попробует заползти в их мудрёные головы! Блин, Григо, и.о. благодетеля! А я зачем-то тебя из-под рухнувшей крыши лаборатории извлекала!» Но вместо того, чтобы активно возмутиться, мэтресса сапиенсологиня воспользовалась коварной домашней заготовкой.

Во-первых, Далия начала трепетать ресницами. Присутствуй на Большом Совете мэтр Рупь, он бы дал коллегам совет знатока — не противоречить даме, когда она хлопает глазками так часто, что создает условия для созревания шторма в Пентийском море.

Во-вторых, мэтресса вроде как случайно добралась до плетеной корзинки, которую в самом начале своего доклада спрятала под креслом, и осторожно выдвинула ношу в проход между креслами. Ловкость рук, небольшая удача — и вот льняное полотенце с корзинки сдвинулось, еще немного доверия к Воздушной Стихии — и по залу заседаний поплыл легкий, но отнюдь не мятный аромат.

— Господин ректор, как же так… вы отправляете меня в Министерство Золота? Но ведь… ведь они все прошения о выделении лишних денег рассматривают так долго!

Мэтр Григо, госпожа Гиранди и мэтресса Далия удовлетворенно кивнули. Ага. ОЧЕНЬ долго. Поэтому и надо отправить к господам казначеям того, кто помоложе — тогда есть надежда, что посланец доживет до положительного ответа на заявку… Мэтр Люмус вяло покачивался на сквозняке, мэтр Карвинтий рьяно спорил сам с собой относительно перспектив использования диких уток для ловли градин, а мэтр Диаз — как большинство слабовидящих, нюхом он обладал отменным — шумно втянул испускаемый корзинкой аромат. Еще раз. И еще…

— А я планировала, — грустным, тоненьким голоском сказала Далия, — что займусь подготовкой фуршета для участников конференции по исследованиям Империи Гиджа-Пент…

— Гм, мэтресса… Я, конечно, уважаю ваш энтузиазм — но, к сожалению, не верю — просто, как ученый, алхимик и человек с большим стажем, не верю, что вы найдете общий язык с мэтром Никантом.

— Мэтр Никант? — внезапно пробудился мэтр Люмус. — Это его порция так вкусно пахнет? Не тратьте, девушки, продукты на убежденного вегетарианца! Давайте еду сюда, пока не остыла — я что-то проголодался.

— Еду? — втянул носом мэтр Григо. — А действительно, неплохо пахнет.

Мэтр Диаз, на ощупь, выдвинулся к корзинке.

— Понимаете, уважаемые коллеги, — продолжала Далия, — Я рассчитывала, что немного, в меру своих сил, поучаствую в некоторых организационных мероприятиях конференции, и на этом мои сто часов общественных работ исчерпаются, да и поеду я в отпуск… э-э… я хотела сказать…

Мэтресса вдруг поняла, что может говорить, что ее душеньке угодно — мэтресса Долли, госпожа Гиранди, ректор, завкафедрой эльфийской литературы и пробудившийся историк дружно набросились на подготовленную Напой корзинку и планомерно, самозабвенно и в высшей степени академично поглощали ее содержимое.

«Отлично. Где там моя вторая фаза воздействия?» — Далия осторожно, чтоб не спугнуть чавкающих коллег, прошла к двери, приоткрыла, чтобы пропустить в зал Большого Совета худенькую Джою и солидную Напу, толкающих перед собой сервировочную вагонетку с угощением.

— Мэтр Карвинтий! — спохватилась алхимичка, вдруг заметив, что один из коллег спешит покинуть место сапиенсологического эксперимента. — Мэтр, куда вы! Не сердитесь, — Далия, удовлетворенная моральной победой, сочла возможным догнать бывшего обидчика в коридоре. — Давайте забудем о наших разногласиях? Похороним наши обиды и начнем общение с чистого, не замаранного никакими чернилами и воспоминаниями, листа? — мэтресса протянула руку, предлагая перемирие и обоюдный нейтралитет.

Но получила совершенно другое:

— Что, сударыня, — ядовито зашипел на даму господин алхимик, — Довольны собой? Думаете, что вот так и будете всеми вертеть, как вам хочется? Не выйдет! — он грозно помахал руками перед лицом опешившей от такого напора Далии. — Не получится! Можете крутить шашни с этим престарелым самородком-самодурком, сколько не лень — не думайте, что я подпаду под ваши чары! Не думайте, что я, как цинский болванчик, буду вам кланяться и восхищаться очертаниями вашей груди, вашей талией, вашими розовыми ушками, вашим личиком, вашими глазками, носиком, нежными губками… — ууу, как вы меня достали!!!

Мэтр Карвинтий, сурово чеканя шаг, счел за лучшее удалиться — шипя и плюясь на всех красоток, которые просто сговорились отвлекать его от научных изысканий. нет, ладно бы просто отвлекали — но ведь приводят с собой кошек! Подпирают лопатами двери, и приходится вылезать через свинарник, мешая Хрюндии сосредоточится на управлении погодой!

Далия проводила мэтра Карвинтия недоуменным взглядом, потом достала из кармана блокнот, из прически — карандаш, и написала на чистой странице:

Очень важно — НИКОГДА не ходить в лабораторию к мэтру К. без моральной поддержки мэтрессы Долли, госпожи Гиранди и библиотечных кумушек — для надежности свидетельских показаний.

Потом подумала, зачеркнула и написала еще раз:

НИКОГДА НЕ ИНТЕРЕСОВАТЬСЯ ПОГОДОЙ!!!

Потом захлопнула блокнот — и только тогда обнаружила, что у безобразной сцены, устроенной обиженным мэтром, был зритель.

Напа Леоне с мрачным недоумением показала вслед Карвинтию пальцем и спросила:

— «Престарелый самородок» — это он о ком?

— Ах, Напа, да брось! Мало ли, какие глупости люди говорят…

— Люди всегда говорят глупости, — серьезно ответила гномка. — В их черепах умные мысли просто не помещаются! Но все-таки — этот погодник-свиномать тебя обвинил в том, что ты крутишь шашни на рабочем месте! С коллегой!

— Напа, успокойся. Он несет чушь, зачем повторять всякий бред?

— У нас дома, под Ллойярдом, за такое оскорбление бороду выдергивают! И морды бьют! Да как он посмел!.. — грозно нахмурилась гномка, подбоченилась и выставила вперед нос, в качестве первичной угрозы. — Да я ему!..

— Напа, — прорычала Далия. — Вспомни: мы хотим прорваться на конференцию по Империи Гиджа-Пент! Тебе надо закрепиться в обществе Королевских Археологов! — чтоб они потом твоим успехам не удивлялись и не задавали лишних вопросов, мысленно прибавила Далия. И еще раз воззвала к Высшему Разуму гномки: — Не отвлекайся на посторонние раздражители!

— Да пошла эта Гиджа к такому-то Пенту! — в сердцах крикнула Напа. — Нет, всё-таки, на кого этот тип намекал? «Престарелый самородок» — наверняка я его знаю… Это ведь… — тут большие голубые глаза гномки зажглись прямо-таки ненормальным блеском, будто сапфиры взращенной в подземельях Орберийских гор души Великий Кузнец заново отполировал и помахал фонариком, чтоб легче искалась Истина: — Подразумевается мэтр Рупь, верно? Он что, потребовал у тебя, чтобы ты раскрыла ему секреты древних гномов-металлургов?

Тээкс, — подумала Далия. — Через час на кафедре горных изысканий откроется вакансия на замещение должности профессора. А вслух сказала:

— Напа, окстись! Чем лучше мы справимся с фуршетом для конференции, тем быстрее ты выкопаешь царя Тиглатпалассара!

Звуки, вылетевшие из уст мэтрессы, потихоньку проникли в мозг гномки:

— Да я расправлюсь фуршетом с любым Рупем! И Карвинтием в придачу!.. Я зафондю им фундуком по финикам! Пусть только попробуют не проглотить! А когда я выкопаю… выкопаю… — Напа, произнеся свое любимое слово несколько раз, вдруг начала возвращаться в привычное спокойное состояние. Выпрямилась, будто бы даже подросла (на четверть осьмушки дюйма) и гордо поклялась: — Да, я выкопаю. И прославлю лопаты клана Кордсдейл на весь Алхимический мир. Но ты, Далия, у меня смотри! — погрозила гномка научной предводительнице. — Чтоб никаких шашней в шахте!

— Ни за что, — клятвенно пообещала мэтресса.


* * * | Алхимические хроники (части 1-3) | 1.  Часы, зубы и принцы