home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Многому учат в современной школе. Арифметике, каллиграфии, истории, географии, риторике, изящной словесности, наблюдательности, доказательности… Говорят, в пансионах для благородных девиц в Ллойярде и Иберре появилась новая мода: юных дворяночек учат самостоятельно готовить обед и штопать чулки — дамы из благородных семейств, разоренных ушлыми банкирами Пелаверино, сами хлебнувшие чудес внезапного лишения надежд, такие занятия очень рекомендуют.

С тяжким вздохом Шарль был вынужден признать, что сейчас ему больше всего подошли бы уроки смирения, пропагандируемые христианскими орденами. Как-то трудно слушать за своей спиной хихиканье, как-то тяжело принимать поучения о том, что нельзя бросаться в подбирающихся волков пирожками — дескать, от этого у них только аппетит разыгрался… И неприятно молчать: знать, что обязан помирающему от нездорового юмора Стопику своим спасением, и молчать, не произнося ни слова в оправдание. Оправдываться младшему капралу Шарлю было нечем.

Пожаловавшись на горькую свою судьбу господину Смиту, который решил задержаться после ярмарки по каким-то своим купеческим делам и который с большим состраданием и участием выслушал повесть о пятидесяти злых чудовищах, едва не сожравших Шарля в Лесу, — младший капрал твёрдо решил, что совершенная глупость была последняя в его жизни. И теперь-то он уж точно всем покажет.

Ровно в девять вечера Шарль занял стратегическую позицию в тени каменной скульптуры на городской площади. Отсюда хорошо просматривалась запертая палатка ювелира, гномьи фургончики, приготовившиеся в понедельник с утречка отправиться восвояси, двери гостиницы и все четыре улицы Флосвилля. Если луна окажется яркой — что вряд ли, слишком много туч скопилось на небе, — при желании можно было увидеть даже птичью ферму на окраине.

Одиночество Шарля немного разнообразила маленькая кошечка (серая), подлезшая под руку; потом на край фонтана села серая птица и накаркала за что-то на младшего капрала; потом мимо, сторожась и оглядываясь, пробрела группа выпивох… От нечего делать младший капрал принялся гадать, на что похожа скульптурная композиция у городского фонтана: фантазия настроенного на ловлю воров полицейского выдавала один кошмарных образ за другим. И низкорослый тролль чудился Шарлю в каменной глыбе, и ташун, излеченный от излишней водянистости, и дракон, внезапно потерявший крылья и сильно уменьшивший длину шеи. И только ближе к полуночи, когда маленький провинциальный городок добропорядочно и скучно погрузился в сон, терпение жаждущего подвигов полицейского было вознаграждено. На тёмно-сером фоне стены какого-то дома мелькнула светло-серая тень человекообразной фигуры.

Шарль отбросил в сторону кошечку, пригнувшись, попытался подобраться поближе к таинственной тени. Тень вполне уверенно перемещалась в сторону палатки ювелира. Тишину нарушил скрип, какое-то невнятное шарканье, подозрительное пыхтение…

— А ну, стой! — заорал во весь голос Шарль, выпрыгивая из своего укрытия.

Фигура, не говоря ни слова, рванула прочь.

Погоня! Как много в этом слове для настоящего сыщика, преследующего настоящего вора! Как много эмоций и содержания сливаются в быстрый топот сапог по мостовой, в резкие прыжки вправо-влево-вверх; какой душевный подъем испытывают те, кому довелось скакать с крыши на крышу, с дерева — на соседнее, из одной лужи в другую, падать в заботливо подставленную копну сена и уворачиваться от чьих-то настигающих лап!

А какие чувства переживаешь, когда искомое оказывается от тебя в двух шагах! О! Этот пыл настоящей мужской (Шарль очень надеялся, что мужской; рассказы о том, что его угораздило подраться с девчонкой, младший капрал бы не пережил) драки! Эти трескающиеся после первого же удара оглобли… Эти кусты, которые царапают служителя Закона, когда он прорывается сквозь них к шее преступного элемента… Эти удары… вот демон, больно же!

Да, такое не передать словами. Надо пережить этот раж, азарт, упоение погоней самому.

Как имел возможность убедиться Шарль, крайне полезно также перед тем, как погрузиться в экстаз погони, неплохо бы выяснить обстановку, где будет проводиться поисково-сыщицкий забег. Потому как крайне неприятно в разгар схватки с преступностью обнаружить тёмно-серые фигуры, передвигающиеся на четырёх лапах, которые с глухим рычанием набрасываются на служители закона, не производя обязательного предупредительного оклика… И добычу неприятно отпускать, и самому на дереве спасаться — второй раз за два дня, — тоже не хочется…

Тоскливый волчий вой наполнил окрестности Флосвилля. О боги, опять…

«Ничего», — размышлял Шарль, покрепче обнимая шершавый ствол своего липового спасителя, — «Ушёл от меня этот вор недалеко и не надолго. Завтра утром, едва только слезу…» — младший капрал посмотрел вниз. Высокий тощий зверь с более тёмной, чем у остальных, шерстью, поднял на него золотистый взгляд и нагло клацнул клыками. — «Если только спасусь,» — смиренно исправился Шарль. — «Опознаю злоумышленника по внешнему виду. Царапин на нём, должно быть, больше, чем на мне»…

Как подсказывал Шарлю свежеприобретенный опыт, с восходом солнца волки перестанут сторожить добычу, и повернут в чащу леса. Осталось только дождаться этого самого восхода…

Утром базовое доверие Шарля к миру в целом и к Флосвиллю в частности пережило сокрушительный удар. Точнее говоря, оно вообще этого удара не пережило. Прямо так и скончалось на месте.

Причиной этого было количество расцарапанных мужчин в возрасте от восьми до девяносто восьми лет (более младший контингент не подходил таинственному ночному лазутчику по росту, и был отвергнут из размышлений младшего капрала), встреченных по пути от околицы к полицейскому участку. Чем, спрашивается, занимаются по ночам горожане?! Волков развели тут у себя, понимаешь, по ночам прямо по улицам ходят… Хорошо, не загрызли никого… А если да?! Шарль ссутулился, нахохлился и лично обошел все более-менее темные уголки, чтобы убедиться в отсутствии жертв. Нашёл труп курицы. Арестовал тут же сидящую и колупающую перья предполагаемую убийцу. Госпожа Амели, поджидавшая служителей закона у порога полицейского участка, опознала в подозреваемой свою ненаглядную доченьку Анхен, обещала примерно наказать ее, и много чего порассказала Шарлю. Тот выслушал, на всякий случай придерживая кончик языка зубами.

Вошёл, наконец, в служебное помещение. Увидел. Покачнулся и был вынужден схватиться за что-то надёжное: под глазом господина Иво тоже красовался синяк. Роскошный, отливающий сливовым бочком, сочный фингал. Господин Иво, заметив удивление подчиненного, смутился, и несколько бессвязно поведал, как вчера они с шурином обмывали его, шурина, прибавление в семействе, и немного увлеклись.

«Ладно бы побит-поцарапал был Стопик, или Жиль. Тут бы я поверил безоговорочно. От Жиля — может быть, а от Стопика наверняка следует ожидать любой подлости. Например, что он специально организовал всем жителям города какие-нибудь натянутые на ступенях веревочки, разбитые кувшины со сливками или что-то еще, ведущее к мелким травмам, но господин Иво… Нет, вчерашний мой противник явно был на полголовы ниже и гораздо хлипче в плечах… Нет, не верю… Уже ничему не верю…»

Тут дверь раскрылась, и вошёл Стопик.

Капрал флосвилльской службы охраны правопорядка был расцарапан, пожалуй, еще сильнее, чем Шарль в вечер приснопамятной битвы с лисом. Стопик ощутимо прихрамывал и придерживал локтем правый бок.

«Верно… — заметались в голове Шарля бредовые мысли. — Я того, ночного, когда толкнул, он на дом налетел правой стороной. Мог и рёбрами треснуть…»

— Что с тобой? — нахмурился Иво. Стопик пошевелил своим выдающимся носом:

— С яблони свалился. Прямо в крапиву…

Господин Иво нахмурился:

— А к мэтру Андре зайти, что, фантазии не хватило? Я руковожу службой охраны спокойствия и порядка или младшей группой приходской школы? Ты хоть свою яблоню обирал, или опять — помогал уставшим соседкам? Бери пример с нашего молодого сослуживца. Солнце едва встало — уже на ногах. Орёл! Хвалю! Да еще, наверное, и преступление какое-нибудь унюхать успел. А, Шарль?

— Конечно… — уныло поведал Шарль. — Госпожа Амели жаловалась, что вчера, когда она переодевалась, чтобы отойти ко сну, кто-то за ней в окно подсматривал.

Секунду в участке была тишина. Тише, чем на кладбище до прихода некроманта. Потом грянул сочный хохот.

Утирая слезы, начальство похлопало Шарля по плечу.

— Неймется ведьминой дочке… Знаешь, малыш, ты заслуживаешь, чтобы расследование этого казуса поручили тебе. Следи, вынюхивай…

— Амели всего семьдесят один, она еще вполне может полежать… — лицемерно намекнул Стопик.

— Цыц, охальник! — рявкнул Иво. Подвёл Шарля к выходу, и, конспиративно понизив голос, добавил: — А на деревья ты б лазить поостерёгся… Они, конечно, для того и посажены были… Но одно дело волки — попрыгают, повоют, да разойдутся. А рыси, барсы иногда захаживают в гости… Или медведь, если молодой, еще не заматеревший — они ведь и наверх полезут, коли учуют. Ты смотри, глупостей больше не делай…

— Что… Что вы хотите сказать? — не понял Шарль.

— Это не я, это привет от Жиля… Можешь с ним сам поговорить, через четыре дня он набегается, вернётся… Ну, вперед. Ищи вуайериста. — Иво заржал басом.

Шарль автоматически кивнул. Ничего не понял, но то, что надо искать, был готов выполнить.

Он найдет, он обязательно найдёт!

По пути в гостиницу, которая за недолгие несколько дней стала для младшего капрала едва ли не родным домом, в голову Шарля залетела умная мысль. Даже удивительно, как Шарль не подумал об этом раньше. Ведь Флосвилль просто кишит преступлениями! И в сельскохозяйственные приключения Стопика Шарль ни на секунду не поверил, и вчерашние приключения, и Нюх — всё просто приказывало спешно идти и кого-нибудь арестовать. Запереть в кутузку. Бросить в темницу. нет и не будет покоя Шарлю, если он спешно кого-нибудь не схватит!

Значит, надо пойти и схватить. А так как в одиночку это не получится (вчера, по крайней мере, не получилось), надо брать помощника.

Жиль куда-то пропал. Приветики какие-то странные передаёт. Должно быть, мозговое расстройство с ним приключилось. Шарль искренне желал этому коллеге скорейшего выздоровления. Стопик — подозрителен до ужаса. И не один выдающий нос тому причиной. ну, чувствует Шарль, что коротышка-капрал ему в чем-то врёт. Может быть, его первого арестовывать придётся. Господин Иво…

Здесь воображение, рисовавшее жгуче-черные ужасы, спасовало.

На помощь пришла память. О субботних пирожках.

Шарля прошиб холодный пот. Вспомнился изобильный обед госпожи начальницы, и как потом пытались ухватить младшего капрала за пятки серые волки. Она нарочно всех откармливает, чтоб лесным жителям было, чем полакомиться! Она… Она змея-обольстительница! А господина Иво наверняка околдовала-опоила какими-нибудь зельями, чтоб верил ей беззаветно!..

Версия была паршивая. Шарль не успел ее додумать, когда увидел еще одного возможного кандидата в соратники-помощники. Доброжелательного и сочувствующего пелаверинского мистера Смита:

— Слушай, я, конечно, ничего не понимаю в преступлениях. Знаешь, кто тебе действительно может помочь? Гадалка или предсказатель. Если, конечно, ты сможешь доверять какому-либо местному специалисту… Хочешь позвать кого-то из Ла Фризе? Прекрасный выбор. Дней через пять, если не случится дождя, он как раз сможет доехать… Я бы тоже на твоем месте поспешил. Преступника надо ловить, не отходя от кассы. Ах, как бы тебе помог один старинный магический артефакт, о котором я краем уха слышал! Кто знает, кто знает, где он хранится… Может, имеет смысл поспрашивать у магистра Вига? Ах да, его ж убили… Не из-за этого ли сокровища, хотел бы я знать… Жаль, что дело об убийстве еще не раскрыли. Ну, если никого не арестовали — то дело точно еще не закончено…


* * * | Алхимические хроники (части 1-3) | Чудурский лес. Башня. Полнолуние